» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 16:55

Автор книги: Лиза Джексон


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Лиза Джексон
Стань моей единственной

ПРОЛОГ

– Я умираю, моя дорогая Рэнди, и ничего тут не поделаешь…

Рэнди Маккаферти ахнула. Она бросилась вниз по лестнице, новые сапоги скрипели и постукивали по старым деревянным ступенькам дома, в котором она выросла, старого домика на ранчо, расположенном на небольшой возвышенности, затерявшейся в глухомани штата Монтана. Мысли неслись с лихорадочной скоростью: ее отец умирает…

– О чем это ты говоришь? – спросила она. Ты же собирался жить вечно!

– Никто не может жить вечно. – Он печально посмотрел на дочь, поймав ее растерянный взгляд. – Я просто хочу, чтобы ты знала: я оставляю тебе большую часть имущества. Мальчики пусть забирают остальное. «Летящая М» должна быть твоей. И это случится… уже скоро.

– Даже не смей так говорить. – Она посмотрела через запыленное окно на раскинувшиеся перед домом земли, протянувшиеся на сотни миль под широким небом Монтаны. Возле амбаров прохаживались лошади и коровы, ветер шевелил высокую траву.

– Ты должна смотреть в лицо реальности.

Иди сюда, милая, я хочу на тебя посмотреть еще раз. – Он невесело рассмеялся и тут же закашлялся так сильно, что казалось – еще миг, и его грудь разорвется.

– Пап, я думаю, надо позвать Мэтта. Тебе непременно нужно в больницу.

– Никогда, черт возьми. – Он вскинул свою исхудавшую руку, словно отмахнувшись от надоедливой мухи. – Ни один чертов доктор не сможет ничего поделать теперь.

– Но…

– Помолчи, ладно? Хоть сейчас меня выслушай. – Удивительно ясные глаза взглянули на нее. В его руке каким-то образом оказался пожелтевший от времени конверт. – Здесь мое завещание. Торн, Мэтт и Слэйд вместе наследуют кое-что, и это будет забавно… как они поделят свое наследство. – Неожиданно он глухо рассмеялся. – Возможно, они будут драться за свои доли, как три взбесившихся кугуара, до смерти… но тебе не следует волноваться. Тебе достается львиная доля. – Он улыбнулся своей маленькой выходке, явно довольный собой. – Тебе и… твоему ребенку.

– Моему… что? Ты о чем? – На ее лице не дрогнул ни единый мускул.

– Моему внуку. Ты ведь забеременела, не так ли? – моментально став серьезным, спросил он.

Его глаза сощурились.

Жаркая волна страха прошла по спине девушки. Ни единой живой душе она не рассказывала еще о ребенке. Никто не мог это знать. Кроме, как теперь выяснилось, отца.

– Ты знаешь, конечно, я бы желал видеть тебя сначала замужем, а уже потом беременной… но что сделано, того не воротишь назад. А я не проживу так долго, чтобы увидеть малыша. Зато теперь вы с ним под надежной защитой. Ранчо позаботится о вас.

– Мне не нужно, чтобы обо мне кто-то заботился.

Улыбка исчезла с лица отца.

– Уверен, что помощь тебе понадобится, Рэнди, девочка. Кто-то непременно должен за тобой приглядывать…

– Я могу сама позаботиться о себе… и о ребенке. У меня есть хорошая работа в Сиэтле и хороший дом…

– Зато нет мужчины. По крайней мере такого, который бы стоил тебя. Ты дашь ребенку имя парня, который тебя обрюхатил?

– Господи, папа, как это старомодно…

– Каждый ребенок должен знать своего отца, назидательно проговорил старик. – Даже если парень – сукин сын, бросивший женщину.

– Отец, как ты можешь так говорить! – в сердцах воскликнула она, ее пальцы судорожно сжали конверт. Внутри явно чувствовалось нечто твердое, помимо бумаги.

Словно угадав ее мысли, тот проговорил:

– Там еще ожерелье. Медальон твоей матери.

На секунду у Рэнди сжалось сердце и к горлу подступил комок.

– Я помню. Ты подарил его ей в день вашего венчания.

– Да, – кивнул он важно, и его взгляд потеплел. – Там же лежит и кольцо. Если оно тебе нужно.

Внезапно ее глаза заблестели.

– Спасибо.

– Можешь поблагодарить меня от имени того подлеца, который бросил тебя на произвол судьбы. Ты мне не скажешь, кто это был?

Рэнди упрямо смотрела в глаза отца. Маккаферти против Маккаферти.

– Никогда.

– Черт побери, девочка, а ты упрямая штучка.

– Полагаю, это мне тоже досталось в наследство.

– Попомни мое слово, это тебя и погубит.

Рэнди вдруг почувствовала, как тучи сгустились над ней, внутри заворочался ледяной комок беспокойства, но девушка только крепче сжала губы.

Никто никогда не узнает, кто отец ребенка.

Даже сам ребенок.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Проклятье, – проворчал про себя Курт Страйкер.

Ему не нравилась работа, которую ему предлагали. Ни капельки. Однако сказать «нет» он не мог. И не потому, что за работу мало заплатят, нет… за нее заплатят даже очень хорошо. Заманчивое, весьма заманчивое финансовое предложение. Он может использовать дополнительные двадцать пять процентов уже сейчас. Да и кто бы отказался? Чек на половину положенной суммы уже лежал на кофейном столике.

Курт стоял в комнате, где потрескивал огонь камина, согревая его. Покрытые снегом, широкие, протянувшиеся на многие мили поля ранчо «Летящая М» едва виднелись сквозь замерзшие окна.

– Итак, что скажешь, Страйкер? – спросил Тори Маккаферти. Старший из трех братьев был бизнесменом по натуре и в любом деле искал только выгоду. – Мы можем заключить сделку?

Работенка не из легких. Надо было стать личным телохранителем Рэнди Маккаферти, хочет она того или нет. А она не хочет.

Эта девица – сущее наказание. С ней ни о чем нельзя договориться по-человечески. Она возвращалась в Сиэтл. Со своим ребенком. Домой.

К своей работе. К своей обычной жизни. Совершенно не думая ни о каких последствиях.

Она убегала.

От троих обеспокоенных братцев.

И от него.

Страйкеру не нравилась эта ситуация, ну ни капельки. Однако он не мог бы признать это перед лицом троих сильных мужиков. На самом-то деле ему ох как не хотелось связываться с этой дамочкой. Да с любой женщиной вообще. А особенно с сестричкой этих троих сумасшедших, готовых на все, братьев.

Рэнди была еще той штучкой. Сильная женщина, которая, можно легко предположить, как и любой из упрямых детей Джона Рэндела Маккаферти, будет делать только то, что хочет. Ей не хотелось, чтобы Страйкер бродил вокруг нее, вмешивался в ее личные дела, даже если его миссией было только охранять ее от любой опасности. Она вполне могла оскорбиться таким положением дел. Особенно сейчас.

– Рэнди, конечно, будет возражать, – повторил мысли Страйкера Слэйд, самый младший из братьев Маккаферти, словно мог догадываться, о чем тот думает.

– Конечно, она будет возражать. А кто бы не возражал? – Второй брат, Мэтт, сидел на старом, обтянутом кожей диване, пятками ковбойских сапог упираясь в кофейный столик, на котором лежал чек на двенадцать тысяч и пять сотен долларов. – Я бы, например, послал тебя подальше.

– У нее просто нет выбора, – сказал Тори. Будучи директором собственной фирмы, Тори привык отдавать приказы и распоряжения, привык, чтобы служащие ему повиновались. Недавно он переехал из Денвера в Монтану, в городок Гранд-Хоуп. – Так мы договорились, не так ли? – проговорил он, подойдя к младшим братьям. – Для собственной безопасности и безопасности ребенка ей нужна охрана.

Мэтт с важностью кивнул.

– Да, мы согласны. Правда, Рэнди это будет трудно пережить. Даже если привлечь на нашу сторону Келли.

Келли, жена Мэтта, бывший полицейский, теперь работала частным детективом. Рыжеволосая находчивая особа, она могла стать хорошей помощницей, однако Страйкер сомневался, что Келли Маккаферти чем-то поможет, если уж Рэнди твердо решила все за них. Напротив: вовлекая в ситуацию родственников, можно только затруднить дело.

Он посмотрел в сторону окна, где стоял младший Маккаферти. Его приятель, который, собственно, и втянул его в эту историю.

– Послушайте, мы должны что-то предпринять. Нельзя терять драгоценное время. Ведь кто-то покушается на Рэнди, хочет ее убить, тревожно сказал Тори.

Кулаки Страйкера машинально сжались. Это не шутки. В глубине души он уже давно знал, что возьмется за эту работу. Какой бы твердолобой и упрямой ни была Рэнди Маккаферти, в ней, было что-то неуловимое, притягивающее.

Блеск карих глаз, который проникал ему в душу, внутренний огонь, от которого замирало сердце.

Прошлой ночью он многое понял.

Торн завелся, пальцы беспокойно теребили ключи в кармане. Его взгляд не отрывался от лица Страйкера.

– Так ты принимаешься за работу или мы найдем кого-нибудь другого?

Одна мысль о том, что кто-то другой будет находиться рядом с Рэнди, перевернула все в душе Курта, было ударом в живот, но не успел он и слово сказать, как наконец-то заговорил Слэйд:

– Не нужно никого другого. Нам необходим человек, которому мы можем доверять.

– Аминь, – шутливо согласился Мэтт.

Тут Слэйд кивнул в сторону окна, где по дорожке двигался джип.

– Кажется, Николь приехала.

Напряженное лицо Торна немного смягчилось. Несколько минут спустя дверь распахнулась, и в комнату ворвался ледяной ветер Монтаны. Доктор Николь Маккаферти вошла в дверь, отряхивая с пальто снег. В тот же самый миг все услышали тяжелый грохот сверху: это спускались две четырехлетние близняшки, приемные дочери Торна. Их появление сопровождалось громким смехом и криками.

– Мамочка, мамочка! – закричала Молли, а ее тихая сестричка, Минди, засияла и бросилась в распахнутые объятия Николь.

– Эй, как тут поживают мои девочки? – спросила Николь в качестве приветствия, тиская в объятиях близняшек и целуя их в обе щеки.

– Ты холодная! – протянула Молли.

Николь рассмеялась.

– А ты как думала?

Торн, слегка хромая на одну ногу – после недавнего несчастного случая, – пересек пустой холл и звонко поцеловал жену. Девочки кружились возле них.

Страйкер отвернулся. У него невольно создалось впечатление, будто он подсматривает за чужим счастьем. Он тут же вспомнил, как его охватило подобное чувство, когда Слэйд уговаривал его помочь их семье и Курт в первый раз оказался на ранчо «Летящая М». Именно в тот памятный октябрь машину Рэнди Маккаферти столкнули с трассы на Гласьер-Парк. У нее случились преждевременные роды, и ее первый ребенок чуть не умер. Продолжительное время она находилась в коме, а когда пришла в себя, то оказалось, что она потеряла память.

Она чудом выжила, но ничего толком не могла рассказать о происшествии. Была ли это чистая случайность или намеренный наезд, то есть попытка убийства? Обвинять ей было некого. То же самое происходило в отношении отца ребенка. Она никому не говорила, от кого родился маленький Джошуа. Курт нахмурился при этой мысли. Он не желал думать о том, что кто-то когда-то был близок с Рэнди, хотя… да это же глупо, в самом деле! Его ничего не могло связывать с этой женщиной, она даже не нравилась ему.

В таком случае ты должен забыть ночной эпизод… когда ты тайком наблюдал за женщиной, которая пеленала свое дитя, а потом видел, как она укладывает его спать и…

Курт представил ее сидящей на стуле. Она тихо напевает песенку, светлый халат обтянул ее, когда она баюкала и кормила ребенка. Мужчина стоял на верху лестницы, смотрел вниз через перила. Лунный свет падал на плечи женщины, укрывая ее молочным светом словно мадонну с младенцем. Вид был поистине волнующий, и мужчина медленно ушел обратно в тень и чуть подождал, уверяя себя, что всего лишь хочет сойти вниз незамеченным. Он стал спускаться, но тут предательски скрипнула старая ступенька. Рэнди испуганно подняла голову и увидела его на верхнем пролете.

– Итак, разбойницы, давайте посмотрим, что приготовила Хуанита, – сказала Николь, возвращая Курта к реальности. – Пахнет довольно приятно.

– Ко-ри-ни-ца! – сказала тихая близняшка, а ее сестра выпучила глаза.

– Ко-ри-ца, – поправила Молли.

– Так идем или нет? – И Николь повела девочек к кухне, а Тори в это время вернулся в комнату.

Улыбка, с которой он смотрел на жену и девочек, тотчас погасла. Он снова принял дедовой вид.

– Итак, Страйкер, что ты решил, наконец? Ты в деле?

– За работу предложена немалая сумма, – напомнил ему Мэтт.

– Слушай, Страйкер, я рассчитываю на тебя, наконец отозвался Слэйд, оторвавшись от окна.

Тревожные морщинки собрались вокруг его губ. Кто-то хочет убить Рэнди. Я уже говорил Торну и Мэтту: никто не сможет найти этого подлеца, только ты. Так ты докажешь, что я прав, или нет?

Курт наклонился, взял чек со столика и положил его в кожаный кошелек. Кажется, раздумывать поздно. Другого выхода у него все равно не было. Страйкер и сам не мог допустить, чтобы кто-то охотился за Рэнди Маккаферти. Он не мог допустить, чтобы она одна с ребенком защищалась от опасности.

Он найдет этого сукина сына.

Дайте только время.

– Отлично! – Не успела Рэнди отъехать от Гранд-Хоуп на сорок миль, как ее новый джип намертво застрял. Барахлила панель управления, и, когда она поставила машину в стороне от покрытой снегом проезжей дороги, чтобы исправить поломку, оказалось, что передняя шина спустила. Странно. Когда она отъезжала, все было в порядке. Бензоколонку она уже проехала милю назад.

Так, путь к цивилизации обещал много препятствий. Правда, она и не ожидала ничего легкого на своем пути. Конечно, возвращаться в Сиэтл просто необходимо, и чем скорее, тем лучше, но вчерашняя ночь… Курт… о, черт! Она проснулась сегодня утром и решила, что не может ждать ни минуты.

Все ее братья давно женаты. Теперь только она была одинокой, да еще угораздило же ее родиться женщиной. Именно из-за этого обстоятельства теперь все они находились под нешуточной угрозой. Надо было предпринимать что-то серьезное. И немедленно.

Но ведь ты обманываешь себя, не так ли?

Настоящая причина, по которой ты решила убраться восвояси, не имеет ничего общего с желанием обезопасить родственников. Все дело только в тебе и в этом Курте Страйкере.

Взглянув в зеркало заднего вида, она увидела боль в своих глазах и отчаянно вздохнула. Ей никогда не удавалась роль мученицы.

– Пора с этим заканчивать, – прошептала она себе под нос. Придется менять проклятую шину самой. А что еще делать? Да это-то не проблема.

Она знала и умела много такого, с чем обычно управляются только мужчины.

Малыш спокойно спал на заднем сиденье.

Рэнди вынула домкрат и запасную шину и принялась за работу, руки в перчатках так и мелькали. Наконец она нашла причину прокола: где-то по дороге она наткнулась на длинный гвоздь, который и проделал проклятую дыру.

В голове промелькнула подленькая мыслишка: а вдруг это все не случайность? Возможно, это проделки того же негодяя, который стал причиной несчастного случая на Гласьер-Парк, который потом пытался разделаться с ней в больнице, а еще позже поджег конюшню. Она выпрямилась, держа в руках тяжелую шину.

Леденящий морозный ветер гулял по дороге, закручивая снежные спирали и сдувая волосы с лица. Рэнди прищурилась, всматриваясь в даль, пытаясь хоть что-то рассмотреть на горизонте.

По спине прошел нехороший холодок предчувствия.

Однако она никого не заметила.

Не услышала ничего подозрительного.

И решила, что просто бредит.

А это уже никуда не годится.

Укрываясь от дождя рукой, незнакомец вставил ключ в замок и с удивительной легкостью проскользнул в дом Рэнди Маккаферти, что на Лэйк-Вашингтон-стрит.

Домик был неплохо обставлен. Конечно, ведь принцесса и не должна жить в хижине. Это не по ней.

Внутри царил некий беспорядок. Последние несколько месяцев в доме явно никто не жил.

Пыль покрыла поверхность маленького рабочего стола, задвинутого в самый угол, паутина свисала с высокого потолка, а по углам собрались клубочки мусора. На столике валялись журналы трехмесячной давности, продукты в холодильнике испортились уже несколько недель назад.

Закованные в рамки фотографии и распечатки украшали стены, обклеенные обоями светлого тона. Вокруг камина, в котором застыла холодная зола, устроилась разного стиля мебель – от антикварной до современных образцов.

Рэнди Маккаферти давно не жила дома.

Но она вот-вот вернется.

Незнакомец бесшумно прокрался через погруженные во тьму комнаты, прошел по недлинным коридорам к огромной кухне, мимо закрытой ванной и королевских размеров кровати.

Здесь была еще одна ванная и детская, не вся обставленная мебелью, но готовая принять маленького Дж. Р. Маккаферти. Незаконнорожденного.

Где-то в противоположной от двери стороне стоял рабочий стол и на нем фотография, сделанная много лет назад, трех братьев Маккаферти. Высокие, статные, стройные молодые люди с улыбками на лицах сидели на лошадях. Рядом со всадниками, в джинсах, стояла Рэнди. Рукава рубашки засучены, волосы заплетены в две жиденькие косички. Она сильно щурилась от яркого солнца, голова отстранена назад, одна рука прикрыла глаза наподобие козырька. В другой руке она сжимала поводья всех трех лошадей, словно знала: всю жизнь ей верховодить братьями и вести их в поводу. Всю оставшуюся жизнь.

Стерва.

Незнакомец отвел взгляд от фотографии, быстренько нажал кнопку автоответчика на телефоне.

Когда-то этого предмета касалась рука принцессы.

Но чувство было слишком мимолетным. Таким же холодным, как остывшая зола в камине.

Как только единственное сообщение закончилось, прозвучав неестественно громко и бодро в пустующем доме, незнакомцу стало очевидно, что он все делает так, как надо.

Рэнди Маккаферти должна заплатить.

Своей жизнью.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Меньше чем через два часа после разговора с братьями Маккаферти Страйкер уже летел в частном самолете на запад. Он позвонил другу, который уже был в курсе дела Рэнди. Эрик Браун в прошлом служил в армии по контракту и некоторое время работал на ФБР, пока недавно не решил завести собственную фирму. Страйкер будет охранять Рэнди, а Браун в это время непременно отыщет след негодяя, устроившего ту самую автокатастрофу. Это всего лишь дело времени.

Уставившись за окно, где внизу проплывали тяжелые облака, под аккомпанемент гудящего мотора Страйкер думал о Рэнди Маккаферти.

Красивая. Привлекательная. И самая сексуальная на свете.

Кому понадобилось ее убивать?

И главное – зачем?

Из-за ребенка? Нет… не подходит. Из-за книги, которую она пишет? Или здесь что-то еще?

Какой-то секрет, тайна, которую она тщательно скрывает от братьев?

Торн, Мэтт и Слэйд вполне могли ей чертовски завидовать. Все трое наследовали только половину имущества, в то время как она, единственная дочь Джона Маккаферти, наследовала одна всю вторую половину. И хотя некоторые из поселян Гранд-Хоуп думали совсем иначе, Страйкер знал, что братья чисты, как вымытое стеклышко. Будь хоть кто-то из них виновен, они бы не наняли его, частного детектива, ей в охранники. Нет, они все были вне подозрения.

Не они желали ее смерти.

Развернув пластинку жвачки, он нахмурился, всматриваясь в летевшие внизу облака. Итак, зачем нужно было убивать Рэнди? Из-за ее наследства? Из-за сына? Или это бывший любовник, которому она когда-то отказала? Или же она кого-то обманула? Или слишком много знала? Курт задумчиво потер подбородок.

Рэнди окружали две тайны. Первая касалась ребенка и его отца. Этот секрет она упорно скрывала. Вторая – книга, которую она писала в то время, когда с ней произошел несчастный случай на дороге.

Кто мог быть отцом ребенка? Рэнди упорно молчала. Впрочем, Страйкер уже выяснил группу крови Джошуа, обратившись в больницу; ему удалось также достать пару волосков с головы Джошуа… просто на случай, если понадобится сделать ДНК-анализ. Когда-нибудь.

Он побарабанил пальцами по холодному стеклу окна самолета. Кто же, черт побери, когда-то покорил Рэнди и от кого у нее ребенок?

Первый кандидат. Курт сжал кулаки.

Сэм Донахью, бывший игрок родео. Курт не доверял крутым ковбоям, у которых было столько женщин на веку, сколько пар сапог. Сэм всегда был настоящим самцом. И его не переваривал ни один из братьев Рэнди. Он бросил уже двух жен и ни капельки о них не заботился.

Джо Патерно – внештатный фотограф, который иногда работал в «Сиэтл-Кларион». Джо был самым настоящим плейбоем, истинным донжуаном. Женщин у него полно по всему свету, особенно в сфере политики. Джо из тех, кто никогда не обзаведется ни семьей, ни ребенком.

Броди Клэнтон, адвокат-акула. Внук модного юриста, судьи Нельсона Клэнтона, и тот еще подлец. Этот тип смотрел на жизнь так, словно она ему чем-то обязана. Он работал только на богатых клиентов.

И выбрать-то не из кого.

Да о чем только Рэнди думала? Ни один из этих парней не стоит того, чтобы она посмотрела на них второй раз. И все же она была связана с каждым из них некими узами.

А как же насчет тебя? Подходишь ли ей ты?

– Проклятье!

Он не должен думать об этом сейчас. К делу.

Даже если он и выяснит, кто является отцом ребенка, это только начало. Это только докажет, что Рэнди спала с ним. Это же не значит, что тот пытается убить ее. Тогда кто и почему?

Прислушавшись к мотору, он догадался, что самолет снижается. Они уже летели над южной Такомой.

Самое интересное – впереди.

С неба капал дождь. Барабанил по крыше ее нового джипа. Мыл извилистые улочки Сиэтла.

Рэнди Маккаферти чересчур резко снизила скорость, сворачивая за угол, и услышала визг тормозов. Из Монтаны она удирала во все лопатки.

Нервы были уже на пределе. Головная боль давила на глаза, напоминая ей о том случае на дороге. Она мельком взглянула в зеркало – хотя бы волосы уж отросли побыстрее. Для операции ее волосы остригли под самый корень, теперь ее темно-рыжая шевелюра была почти на два дюйма длиннее. Как ей хотелось снова оказаться с братьями в Гранд-Хоуп!

Она включила дальний свет, свернула на узкую улочку и остановилась на следующем красном светофоре.

Сердце дрожало от недоброго предчувствия.

Изнутри нарастала паника. На ранчо она была в безопасности, могла расслабиться и жить спокойно. Братья не дали бы ее и ее сына в обиду, защитили.

Но хватит об этом.

Ах, Рэнди. Ты виновна в том, что твоя семья в опасности. А теперь дело еще осложнилось из-за этого Курта Страйкера. Прошлая ночь… помнишь прошлую ночь? Ты увидела, как он наблюдает за тобой с лестницы. Ты чувствовала все эти две недели определенную симпатию к нему, и что ты сделала? Ты надела халат и укрылась в спальне, заперев дверь на засов, как любая разумная женщина? О нет. Ты уложила дитя в колыбельку, а потом последовала за Страйкером… обняла его и…

Позади засигналила машина, и, сжав покрепче руль, Рэнди рванула с места. Пусть все соблазнительные мысли о Курте Страйкере сгинут навсегда. У нее есть более важные дела на сегодня.

Самое главное – с ее сыном все в порядке.

Она только что спрятала его в надежном местечке, оставила там на время, пока не выполнит то, что задумала. Да, спрятать Джошуа было самой гениальной идеей. На нее уже несколько раз покушались, она не могла допустить, чтобы ребенку грозила опасность.

Сердце заныло. Повернувшись назад, Рэнди внезапно ощутила на щеках горячие слезы, обжегшие глаза. Еще чего не хватало. Плакать. Да она права такого не имела.

Ты и правда становишься шизофреничкой, сказала она сама себе. Выключила обогреватель в машине. За окном холодный январский ветер гнул деревья.

Она подкатила к стоянке и нажала на тормоза, новенький джип остановился. Рэнди вышла из машины и схватила сумку с заднего сиденья.

Оглянулась в последний раз через плечо и не заметила ни одного подозрительного силуэта, не услышала позади себя крадущихся шагов. Она бросилась по дорожке, ведущей к дому, перепрыгивая через лужи.

Соберись. Рэнди перескочила через две ступеньки, крепко прижав к себе сумку, вставила ключ и резко толкнула дверь плечом.

В доме пахло пылью и пустотой. Она закрыла за собой дверь и сделала пару шагов в гостиную, потом, заметив легкое движение у кровати, замерла на месте.

Холодные мурашки пробежали по спине и рукам, поднимая каждый волосок на коже.

Ее поджидал убийца.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации