Электронная библиотека » Людмила Власова » » онлайн чтение - страница 16

Текст книги "Печать Тамирайны"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 22:25


Автор книги: Людмила Власова


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 18 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Я быстро вылезла на берег, вытерлась своим платьем, натянула боди, завернулась в плащ и свернулась калачиком на траве. Нет, у меня наверняка температура под сорок. И галлюцинации начались. Глянув в глаза Аргуса, подошедшего узнать, что со мной, я вдруг вместо птицы увидела симпатичного парня с коротко стриженными светлыми, почти белыми, волосами и сияющими серо-голубыми глазами очень редкого оттенка – смесь серебра, синевы утреннего неба и блеска бриллианта. Кого-то он мне напомнил… Архип? Макар? Фантом исчез так же неожиданно, как и появился. Аргус снова виделся мне нелепой взъерошенной птицей. Только глаза у него были почти человеческие, того самого редкого оттенка.

– Поспи, Вера, тебе станет легче, – с непонятной печалью в голосе посоветовал пернатый и примостился рядом со мной.

Только к вечеру сладкая парочка рептилий решила вернуться из мира грез. Я успела выспаться. Аргус ткнул меня клювом, предупредив о приближении наших влюбленных. Драконы обреченно шли к пещере, то и дело останавливаясь и тыкаясь друг в друга носами. Без умиления на этих многотонных Ромео и Джульетту смотреть было невозможно.

Золотце приподняла меня с травы, поставила на ноги и осторожно подтолкнула к пещере. Я, накинув высохшее платье, зашла в прохладный полумрак, драконша, чуть уменьшившись в размерах, последовала за мной. За ней уныло плелся Полкан. Над ним с ободряющим клекотом кружил Аргус.

В стене пещеры действительно была вырезанная из камня дверь. В замочной скважине торчал маленький ключик. Золотце указала мне на него и выразительно повертела лапой в воздухе.

– А почему бы тебе самой не уменьшится и не открыть дверь? – спросила я.

Драконша смутилась, покраснела и уткнулась мордой в шею Полкана.

– Она хочет сказать, что уже уменьшалась до минимального размера, но тогда у нее не хватило сил повернуть ключ, – объяснил Аргус.

У меня сил хватило. Дверь открылась сразу, и за ней я увидела кусок темно-синего неба, усыпанного непривычно большими и яркими звездами. Золотце восторженно закивала и уверенно шагнула в дверной проем. Потом остановилась, обернулась, посмотрела на Полкана, и из правого глаза ее покатилась слеза. Наш дракон деланно безразлично отвернулся, пряча предательски заблестевшие глаза. Аргус укоризненно глядел на меня. Немая сцена продолжалась несколько секунд, и меня все же прорвало:

– Да вы меня тут совсем за зверя держите? Не, хорошенький поворот: в компании двух драконов и недобитого гуся главным зверем оказалась я. Полкан, я уже взрослая девочка, мне не нужна твоя опека. Если это золотце тебе так нравится – иди вместе с ней, и живите вы долго-долго и счастливо-счастливо.

Драконша радостно запрыгала, Полкан усиленно закивал головой, а Аргус довольно каркнул. Посмотрим, как он закаркает, когда какой-нибудь местный бандюга решит сварить из него суп. А верного Полкана-то и не будет рядом!

Наш дракон шагнул к двери в мир его сородичей и застыл на пороге. Золотце ободряюще лизнула его в шею, и влюбленные вдвоем пошли по залитой звездным светом равнине. Я с тоской смотрела им вслед. Что ж, пусть Полкан будет счастлив. Он заслужил это. А я не могла предложить ему ничего, кроме скитаний по дорогам чужого и для него, и для меня мира.

– Может, уйдем вместе с ними?

В ответ на мое предложение Аргус, пристроившийся на моем плече, ехидно хмыкнул:

– Дорогуша, у тебя явно с головой не все в порядке. Ты хочешь провести остаток жизни в диком мире, где каждый его обитатель-дракон будет воспринимать тебя как экзотическую дичь?

Аргумент птицы показался мне убедительным. Я уже закрывала дверь, когда драконша вдруг взмыла в воздух, развернулась и полетела к нам. Золотце вернулась в пещеру и, смущенно глянув на меня, тихо засвистела. Аргус перевел:

– Драконша не хочет оставаться в долгу перед тобой. Ты слишком много сделала для нее, подарив ей ее возлюбленного. Она желает отплатить тебе тем же.

Золотце утвердительно закивала и вытянула хвост, продемонстрировав вживленный в него камень.

– Драконша просит тебя посмотреть в кристалл и представить себе того мужчину, с которым ты хотела бы находиться рядом.

Ну не знаю я, не знаю, почему мое больное подсознание без предупреждения воспроизвело фейс Романа Коваленко. В тот же миг кристалл взорвался миллиардом сверкающих искр. Их поток подхватил меня и куда-то понес. Аргус возмущенно выругался и еще сильнее вцепился в мое плечо, продрав когтями плащ.


После нескольких секунд сверкающей круговерти я очутилась перед кроватью, на которой лежал полуобнаженный Роман… в смысле, Гиад де Мон. Руки и ноги его были привязаны к спинке деревянной кровати, во рту торчал кляп. На груди багровели свежие рубцы. Кажется, меня занесло на какую-то садомазохистскую оргию. Подтверждал это предположение и интимный полумрак, царивший в комнате. Де Мон с яростью глянул на меня. Почему, ну почему мне вспомнилось именно лицо Романа Коваленко? Почему я не представила себе кого-нибудь другого? Скажем, Путина, Шварценеггера, моего любимого певца Андрюшу Губина или хоть Генку Филашкина? Была бы сейчас дома!

– А вот это не факт, – подал голос Аргус. – Драконша не смогла бы перенести тебя на Землю. Так что ты немного потеряла, но я посоветовал бы тебе оглянуться.

Я повернулась и увидела странную композицию, достойную украсить собой все тот же музей восковых фигур (выставку, иллюстрирующую дикие нравы средневековья). Двое жилистых бородатых мужиков в холщовых штанах и безрукавках из лохматых шкур держали связанного Макара и, раскрыв рот, пялились на меня. Третий (просто клон этих двух) тоже не сводил с меня глаз, застыв над недорослем с занесенным для удара кулаком. Первым из всех присутствовавших в комнате опомнился внук лешего. Он радостно завопил:

– Ну вот, я же говорил, что за мной придут и за меня отомстят!

Крик недоросля подействовал на бородачей как команда «Отомри!». Один из них молниеносно сунул Макару кляп в рот, после чего протестующе мычащую жертву кинули в угол, и вся троица повернулась ко мне.

– Ты кто? – проревел, очевидно, старший бородач.

– Да никто, собственно, – пожала плечами я. – Даже не знаю, как тут оказалась. Простите, что помешала вашим развлечениям. Уже ухожу.

Я начала бочком продвигаться к двери, смутно видимой при свете одного-единственного факела. Но уйти мне не дали. Бородач схватил меня за волосы, притянул к себе и заглянул в лицо, обдав ароматом, до слез напомнившим незабвенный запах «Дебеля».

– Эк, нам седня счастье привалило, – заламывая мне руки, заржал нахал. – Сначала два богатых лоха пожаловали, теперь баба, да и птица на ужин!

Аргус попытался улететь, но двое злодеев изловили его и, связав, подвесили вниз головой на какой-то гвоздь. Меня бородач бросил на пол и начал одной рукой разрывать на мне платье, другой развязывая какие-то тесемки на своих штаны. Ну до чего же примитивны в средневековье формы проведения досуга! И до чего быстро работают мои мозги в кризисных ситуациях! Или это физиономия Романа напомнила о том трюке, который я однажды уже провернула?

От платья остались жалкие лохмотья. Двое подельников бородача подошли поближе, ожидая своей очереди. Секс с ними всеми да еще в присутствии троих свидетелей (включая Аргуса) не входил в мои планы. Можно, конечно, посопротивляться, но долго ли я продержусь против троих мужиков? Де Мон с Макаром не помогут, их опять надо спасать. Справившись с платьем, бородач затормозился на боди. Порвать кожу на совесть сшитого наряда ему не удавалось, поэтому он тупо шарил рукой по моему телу, пытаясь отыскать застежку. Так он до утра возиться может!

– А вы меня насиловать собираетесь? – вежливо поинтересовалась я у злыдня.

– Знамо дело! – подтвердил он, не прекращая попыток сорвать с меня боди.

– Не получится! – уверенно заявила я.

– Это почему? – От удивления бородач даже прекратил меня тискать.

– А я сопротивляться не буду.

Старую студенческую шутку мужики истолковали по-своему.

– Сама разденешься? – обрадовался злыдень.

– Запросто! – подтвердила я. – Не впервой! Не беспокойтесь, эротичные вы мои, обслужу всех по полной программе. Тут у вас уютненько, вон, я смотрю, кнут валяется, веревки есть. Такое можно устроить – закачаетесь.

– Да ты откель такая взялась-то? – хором не поняли бородачи.

– Отбилась от одного отряда. Там та-а-акие мужчины были…

Насколько я помнила учебник истории, в средневековье постоянно шли какие-то войны, и по всем градам и весям шарили отряды если не солдат, то разбойников. Впрочем, тогда они ничем друг от друга не отличались. Будем надеяться, что тутошнее средневековье в этом смахивает на наше.

– От отряда? – переспросил один из бородачей.

– Неужто настоящая обозная девка? – предположил другой.

– Она самая. Представительница древнейшей профессии. Только вот, мальчики, у меня профзаболевание… Дурная болезнь, по-вашему. Вы б лекарственной настойки выпили, чтоб не заразиться. Она у меня с собой. Хотя, если хотите, можете рискнуть…

– Давай настойку и раздевайся! – теряя терпение, прорычал старший бородач, не расположенный почему-то вести философские беседы,

Я сняла с пояса бутылку с королевским винцом и протянула се злыдню. Он одним ударом по дну вышиб пробку и жадно отхлебнул.

– А ниче настоечка! – заявил бородач и отхлебнул еще.

Бутылку у него из рук вырвали приятели и тоже приложились. Теперь оставалось рассчитывать лишь на кровожадность королевы Тараны да на качество ее яда. Если не подействует, начну сопротивляться. Минут на пять у меня сил хватит.

Свой стриптиз я растягивала, как могла, ожидая, что опоенные ядом бородачи грянутся оземь и забьются в предсмертной агонии. Увы, этого не произошло. Дальше тянуть некуда, мой кожаный наряд уже упал на пол, а у насильников не было ни малейших признаков отравления. Если Тарана использовала какой-нибудь «долгоиграющий» яд, то мне конец.

Бородач стянул штаны и медленно пошел ко мне. Я прытко отскочила в сторону, подхватив пустую бутылку и готовясь обороняться ею до последнего. Насильник кинулся на меня, но в это время между нами возникла прозрачная фигура в белом саване с заляпанными кровью руками, страшно перекошенной мордой и высунутым языком. Бородачи охнули. Я сама с трудом признала в кошмарном типчике Федора.

Насильник не смог остановиться и по инерции прошел прямо сквозь привидение. Это так его шокировало, что он закатил глаза и попытался упасть в обморок. Я ему помогла, незаметно приголубив бутылкой по голове. Двое других, увидев, как свалился от контакта с призраком их старшой, начали потихоньку отступать к двери. Но когда привидение уставилось на них горящими алыми глазами, протянуло к ним руки и взвыло на манер Витаса, бородачи с воплями бросились вон из комнаты.

Подхватив пояс, брошенный несостоявшимся насильником, я отцепила от него кривой нож и освободила Макара.

– Ты бы хоть оделась, что ли. Тьфу, срамота одна! – высказался он, едва избавившись от кляпа.

– Вот, блин, типа я ради своего удовольствия тут в чем мать родила расхаживаю! Иди освобождай демона!

Всунув нож в руки Макара, я оделась. Макар все еще возился с веревками принца Гиада. Федор ободряюще подмигнул мне и, прошептав: «Если что – зови!», исчез. Как только демон избавился от пут, я забрала у недоросля нож и освободила Аргуса.

Де Мон озабоченно разглядывал свои царапины, а Макар искал зеркало, чтобы оценить ущерб, нанесенный его внешности кулаками бородачей. Откуда в них такая неприкрытая женственность? Неужто за такой короткий срок они так сблизились? Вот мужики пошли! Просто на неделю оставить нельзя!

– Мальчики, а я вашему садомазоразвлечению не помешала?

Де Мон только злобно зыркнул на меня, а Макар признал:

– Нет, на этот раз ты как нельзя кстати. Хорошо, что ты отвлекла этих бандитов.

– Мальчики, а почему бы вам не пойти и не поискать тех двоих? Вдруг они сейчас сюда заявятся с толпой подельников?

– Ну какая толпа подельников? – почти простонал Макар. – Мы у черта на куличках, в лесу, здесь, кроме этих трех братьев, на километры вокруг – ни души.

Как ни странно, де Мон решил проявить храбрость, достал из-под кровати меч и вышел из комнаты. Я же поинтересовалась у недоросля:

– Что это вы в такой глуши партизаните? Бросив меня на произвол судьбы, вы ж вроде собирались против богини Тамир сражаться? А сами тут мальчишник с варварами устроили.

– Мы и сражались, – надулся Макар. – Гиад тут вмиг своим стал. Он только с королем еретиков поговорил, тот ему сразу чин армейский и дал. Чуть ли не на следующий день нас в столицу враждебного королевства отправили с секретной миссией, но какой – не скажу, потому что военная тайна. Прибыли мы к городу, а за крепостные стены никого не пускают. Вот и пришлось жилье искать. А у ворот этот бородатый отирался, которого ты бутылкой приложила. Он и спросил: «Не желаете ли, благородные господа, у нас пожить, в лесу? Место тихое, стражники короля Донара туда не суются. Опять же воздух целебный, лесной. А всего народу – токмо я да два моих брата»…

– Вы как увидели этого добродушного селянина с шахидской бородой, так и прониклись к нему доверием, – ехидно предположила я, покосившись на зверскую морду «лесного брата».

– Надо же было нам где-то переночевать! Мы ему и за ночлег заплатили… – проканючил Макар.

– Наверное, еще и похвастались увесистым кошельком. Нет, я удивляюсь, как разбойники хоть вечера дождались. Почему они вам сразу горло не перерезали? Тут небось до вас не один лох голову сложил.

– Возможно, – уныло признал Макар. – Мы только-только заснули, как эти трое пробрались в комнату и связали нас. Потом стали выпытывать, кто из богатой родни сможет заплатить за нас выкуп. Мы честно признались, что богатой родни Не имеем, но бандюги об этом даже слышать не хотели. И я еще верил в хваленое средневековое гостеприимство!

Я не стала разочаровывать недоросля и рассказывать ему о не менее радушном приеме королевы Тараны. Интересно, что стряслось со сбежавшими разбойниками?

– Я нашел их во дворе! – гордо возвестил вернувшийся де Мон. – Оба мертвы. Мне даже не пришлось пачкать их кровью мой меч. Разбойники умерли от страха. Увидев меня, оба упали на землю и испустили последний вздох.

Ага, его они увидели и от страха умерли. Какое самомнение! Конечно, сейчас де Мону с недельной щетиной на щеках, запавшими глазами и серым то ли от боли, то ли от страха лицом можно сниматься в фильме ужасов без грима. Но я уверена, что умерли разбойнички все-таки от яда. Подтверждало мою версию и то, что валявшийся в комнате бородач тоже не подавал признаков жизни.

Демон присел на кровать и сообщил:

– Ты появилась вовремя и очень помогла нам…

Ха, помогла? Спасла жизни – это выражение будет точнее. Но разве ж такие два супермена признаются, что обязаны жизнью женщине?

– …Но как ты здесь очутилась? – продолжил де Мон.

– А после того, как вы меня бросили черт знает где без средств к существованию, со мной много чего произошло… – начала я свой рассказ.

– Неужто действительно обозной девкой стала? – встрял Макар, у которого из головы, видимо, не шла разыгранная мною сценка.

Вопрос этот меня взбесил:

– Сам ты девка обозная! Вша из чума! Да между прочим, я за эти несколько дней сделала такую карьеру, какая вам и не снилась! Стала настоящей принцессой, и муж у меня принц! Теперь у меня даже свой герб имеется!

Я выразительно продемонстрировала свой обручальный браслет, на котором красовался герб Микер. Де Мон, мельком глянув на мою руку, подскочил как ошпаренный. Принц вытащил из железного кольца, закрепленного на каменной стене, факел и поднес его к браслету почти вплотную. Внимательно осмотрев украшение, демон спросил:

– Это розовый жезл на синем фоне? Герб страны под названием Мегеры?

– Не Мегеры, а Микеры, – поправила я. – Но в целом ты прав, твое высочество. Тамошний принц – мой возлюбленный супруг. Когда он уехал на войну, меня принесли в жертву чудовищу. А чудовище оказалось очень добрым, хорошим, сердечным и отправило меня сюда.

– Ты даже не представляешь, как нам повезло, что тебя забросило именно сюда! – воскликнул де Мон, не вдаваясь в выяснение подробностей. – Ты поможешь нам убить Тамирайну в храме Святого Пришествия!

О нет! Только не это снова! Мы же один раз уже пытались.


Новый план охотников на богиню оказался чуть умнее предыдущего. Как выяснилось, находились мы неподалеку от города Дон, столицы страны, которой правил король Донар. Этот правитель объединил все соседние королевства для войны против владыки Марлана, вождя еретиков.

Марлан когда-то истово верил в богиню Тамир и был ярым ее поклонником. Но после того как, несмотря на все молитвы и призывы, скончалась его любимая жена, он разочаровался в лучезарной Тамирайне и решил возродить древний культ бога Ширкута. А заодно обратить в новую религию и соседей. Те, в свою очередь, объединились и, предвкушая легкую добычу, объявили войну Марлаку.

Но объединенные силы проигрывали, так как мятежный владыка имел возможность оплачивать услуги отъявленных головорезов со всего мира. Орды наемников легко справлялись с регулярными, но плохо обученными войсками. Вслед за отморозками шли проповедники Марлана, обращавшие народ в новую веру. Короче, в этом мире творился полный кошмар!

Зато де Мон чувствовал себя здесь как дома. А уж как обрадовался Марлан, заполучивший живого посланца Ширкута! Он тут же доверил ему суперважную и такую же суперневыполнимую миссию: проникнуть в Дон и убить богиню Тамир, которую собирался вызвать на помощь доведенный до отчаяния поражениями Донар. Вызов должен был состояться через три дня в храме Святого Пришествия. Задача осложнялась тем, что в преддверии такого важного события чужаков в Дон не пускали, вполне обоснованно опасаясь терактов со стороны наемников Марлана. А уж присутствовать при вызове богини могли только особы, очень приближенные к королю, да командиры войск, посланных другими странами на помощь Донару. Одним из таких командиров был мой муж, принц Нот, с маленьким отрядом и большим апломбом прибывший в Дон. На это и делал ставку де Мои.

Я попыталась объяснить ему, что супруг уже наверняка считает себя пятикратным вдовцом и мое чудесное воскрешение его не обрадует. Более того, если сынок хоть чуточку пошел характером в свою маменьку, живой я останусь недолго. Возможно, в первый же вечер отправлюсь на тот свет от дозы яда, удавки или случайно врезавшегося мне в висок подсвечника. А то и сама нечаянно упаду спиной на столовый ножик… раз двадцать. Но де Мон заявил, что бояться мне нечего, потому что они с Макаром будут меня сопровождать и охранять. Представив реакцию целомудренной пенсионерки Тараны, узнавшей, что ее невестка не только осталась жива, но и подцепила где-то аж двоих мужиков, я сочла идею принца Гиада не такой уж плохой.

Оставался только один вечный вопрос: как убить бессмертную богиню? Де Мон сообщил, что и эта проблема решилась при помощи какого-то мага Ривьеры. Как только он объяснил мне, в чем дело, я сразу поняла, что речь идет о том самом Риверре, которого искренне ненавидели и боялись члены микерского Совета благородных. Маг похитил фаллоимитатор Тараны не для себя, а по заказу Марлана. Взамен мятежный владыка пообещал отдать магу трон Микер. Удивительно, нашелся желающий править этим отсталым медвежьим углом!

Фаллоимитатор Тараны, ставший краеугольным камнем всего плана, способен был вытянуть душу из любого живого существа. По словам де Мона, оставалось только отрубить голову тому телу, в котором явится богиня, и поймать жезлом душу Тамир. Выбраться на волю оттуда она уже не сможет.

– Слушайте, а покажите мне микерский жезл, – попросила я. – Уж очень на него вблизи посмотреть хочется. Моя свекруха шибко из-за его пропажи убивалась. Жаль, что не убилась.

– Жезла у нас еще нет, – признался де Мон. – Его передаст нам Риверра. Завтра вечером мы должны встретиться с ним у южных ворот Дона.

– Ага, а узнаете вы его по газете «Спид-инфо» в руке. Если на крепостной стене будут стоять двенадцать горшков с цветами и четыре утюга, значит, явка провалена, – ехидно заметила я. – Слушайте, конспираторы, вы подумали, как вы узнаете его и как он отыщет вас? Вы же, если логика меня не подводит, ни разу в жизни не виделись.

– Это уж его проблемы. На то он и маг, чтобы решать такие задачи, – произнес Макар.

– Боюсь, что это может стать нашей проблемой. Вы так все хорошо спланировали, не имея на руках самой необходимой для воплощения вашего плана в жизнь вещи. Вдруг Риверра вообще не явится на встречу?

– Должен явиться, – уверенно произнес де Мон. – Ведь другого плана у нас все равно нет.

– Но если даже жезла у нас не будет, мы все равно не отступимся, – заявил Макар. – Да я лично готов ей горло зубами перегрызть – за деда. Да и тебе, Вера, ее смерть выгодна.

– Это чем же, если не секрет?

– Когда богиня умрет, второй половиной Вселенной завладеет Ширкут. Тогда мы сможем вернуться домой. Разве ты не мечтала об этом?

Недоросль прав: последние несколько дней я только об этом и мечтала.

– У нас есть проблема посерьезнее мага Риверры. Среди нас предатель! – ни с того, ни с сего заявил де Мои.

– Это кто же? – насмешливо спросила я. – Если моя девичья память меня не подводит, вы меня сами втянули в эту вашу идиотскую операцию. А теперь в предательстве обвиняете?

– Опа! На воре и шапка горит! – довольно заржал Макар.

– Предатель – не она, – пояснил де Мон, – а говорящая птица, которую она носит на плече. Если я не ошибаюсь, именно эту птицу похитила Тамирайна у Ширкута. Не сомневаюсь, что птица служит Тамирайне, а с нами ушла из Замка только для того, чтобы сдавать наши планы своей подружке. Предлагаю пустить ее на жаркое.

Это предложение взбесило меня до крайности. Когда мы расправимся с богиней, я отправлю на тот свет пришельца из Бездны. Там ему самое место! Не хотел по-хорошему, будет по-плохому. Надо этой сладкой парочке – де Мону с Макаром – сразу показать, кто есть кто:

– Вы, два урода, тронете Аргуса хоть пальцем, будете сами в храм пролезать. Без моей помощи. За эту птицу я вас обоих с потрохами съем. Он, кстати сказать, в отличие от вас меня ни разу не предал и не подставил. По нашим временам это бесценное качество. И давайте определимся сразу: главная здесь я. Потому что без меня вы не обойдетесь. Ведите себя прилично, иначе, если вдруг что-то в вашем поведении мне не понравится, не видать вам богини Тамир как своих ушей. А сейчас я пойду спать, а вы унесите все трупы в подвал. Завтра вы их где-нибудь закопаете.

– Че-то она это… охамела совершенно за те несколько дней, которые мы не виделись, – ошеломленно пробормотал Макар.

– Точно! – подтвердил де Мон. – Это ничтожество смеет ставить нам условия!

Мне безумно захотелось стереть выходца из Бездны в порошок. Жаль, что пистолет Романа остался в замке правителя Лотарии. Аргус потерся о мою щеку. Да, он прав, сейчас надо успокоиться, де Мон еще получит по заслугам.

– И очень скоро, – прошептал пернатый.

– Отлично, – ухмыльнулась я и, обращаясь к демону, продолжила: – Дружок, в этом мире ничтожество – ты. Просто никто, ничто и звать никак. А я – наследная принцесса целого королевства. Так что просто заткнись и повинуйся.

У де Мона отвисла челюсть. Не дожидаясь, пока он придет в себя, я вышла из комнаты, не забыв напомнить:

– И уберите из дома всю дохлятину.

Мы с Аргусом заняли комнату одного из безвременно почивших братьев-разбойников. В ней меня привлекло одно несомненное достоинство: дверь, запиравшаяся изнутри на огромный прочный засов. И никаких потайных ходов. Так что моим заклятым друзьям, с которыми и врагов не надо, в случае появления у них каких-нибудь планов в отношении меня или Аргуса, пришлось бы брать комнату штурмом.

Конечно, в первую очередь я сменила постель и устроила генеральную уборку: засыпать в грязи, оставленной бородачом, было просто неразумно. Кому охота проснуться с чесоткой и вшами? После поверхностного обыска стало ясно, что жильцы дома занимались в основном разбоем и бандитизмом. В многочисленных ящиках обнаружилась одежда (мужская, женская и детская), оружие и кучи всяких дешевых безделушек.

Для себя я подобрала подходящий по размеру мужской костюм, должно быть, доставшийся головорезам с вещами одной из жертв. Любому из троих бородачей подростковый костюмчик был бы мал. В найденную среди вещей дорожную сумку я сложила два женских платья побогаче – для предстоящих в Доне церемоний. Почему-то не верилось в то, что мой любящий супруг будет тратить деньги на наряды для жены. Опять подсунут какое-нибудь засаленное рубище. А мне не хотелось выглядеть Золушкой при абсолютно незнакомом королевском дворе. Аргус безучастно наблюдал за моими приготовлениями. Пернатый отчего-то был непривычно печален и молчалив.

– Гусик, что с тобой? – спросила я. – Ты обеспокоен судьбой Тамирайны?

– В каком смысле? – искренне изумился пернатый.

– Но ведь мы же собираемся ее убить…

– С твоими приятелями я не решился бы даже комаров бить, не то что богиню. Неужели ты всерьез думаешь, что ваш идиотский план осуществим? Хотя… может, и осуществим. Как раз потому, что он идиотский.

– Тебе жаль Тамирайну? Ты не хочешь, чтобы она умерла? – осторожно спросила я, пытаясь выяснить, на чьей все же стороне птица.

Кажется, Аргус разгадал мой замысел и, насмешливо каркнув, признался:

– Мне действительно жаль Тамирайну. Бедняжка слишком много страдала. Именно поэтому я хочу, чтобы она умерла. Смерть для нее – это шанс все забыть и начать новую жизнь, в которой она, может быть, будет счастлива.

– Разве она сама этого не знает? Почему бы ей просто не покончить жизнь самоубийством и не освободить нас всех от хлопот? Ведь у нее теперь есть меч, который убивает бессмертных.

– Во-первых, она не считает, что в ее жизни что-то не так, просто не понимает, что выжила из ума. Во-вторых, в редкие минуты просветления у нее возникает желание покончить с собой, но Тамир боится. Не зря ведь многие религии осуждают добровольный уход из жизни. Самоубийцы начинают свою следующую жизнь в ужасных условиях – в наказание за то, что они раньше срока вышли из игры. Потом, конечно, они могут достигнуть каких-то успехов… если выдержат первый этап. Так что я буду только рад, если ваш план осуществится. Тамирайна получит новую жизнь, в которой, надеюсь, у нее будет нормальная судьба без заворотов, семья и дети. По-своему я люблю ее.

– А меня? – Почему-то мне показалось очень важным получить ответ на этот вопрос.

Аргус отвернулся, секунду помолчал и глухо пробормотал:

– Ты похожа на нее. На ту, какой она была до того, как ее испортила неограниченная власть и божественные способности. Только ты по характеру сильнее, изобретательнее, лучше.

– То есть я – хорошая девочка, а Тамирайна – плохая?

Аргус обхватил голову крыльями и страдальческим голосом произнес:

– Не бывает людей хороших или плохих. Люди делятся на порядочных и непорядочных. И вот непорядочные – это зло. А вы с Тамир обе по-своему порядочны. Она свято соблюдает правила игры. Впрочем, богиня устанавливает эти правила сама и меняет их по своему усмотрению. Ты тоже соблюдаешь основные правила, хотя по натуре… чудовище.

– Не, ну спасибо за комплимент! – возмутилась я. – И это после того, что мы пережили вместе! Завтра же отдам тебя демону на суп.

– Вот-вот, – обрадовался Аргус, – ты вполне способна это сделать. Ты – чудовище. Мстительное, жестокое, бескомпромиссное. Впрочем, такой тебе и надо быть, чтобы выжить и занять свое место.

– Так кого ты больше любишь – меня или ее? – поставила вопрос ребром я.

– И почему у вас с ней даже вопросы одинаково дурацкие? Сейчас я с тобой – и этим все сказано.

С этими словами Аргус забрался под одеяло и демонстративно захрапел.


Утром де Мон со мной не разговаривал. Я тоже не горела желанием общаться с выходцем из Бездны. В случае крайней необходимости мы переговаривались через Макара. После завтрака, показавшегося мне, привыкшей к скудному рациону королевского двора Микер, роскошным, наша сладкая рыцарская парочка отправилась хоронить братьев-разбойников.

Я, ожидая возвращения самозваных могильщиков, примеряла найденные в доме платья. И, увлеченная примеркой, лишь через полчаса поняла, что Аргуса нет со мной в комнате. Сначала это не вызвало у меня особого беспокойства – мало ли по каким надобностям отлучилась птица. Но когда прошло еще полчаса, я встревожилась всерьез. Предположения возникали одно гаже другого. Съеден лесным зверем? Полетел «стучать» слугам Тамирайны? Неужели де Мон был прав?

Я уже хотела разыскивать могильщиков, каяться и просить их помощи в поисках пернатого, но Аргус вернулся сам. В лапах он держал букет невзрачных лесных цветов.

– Это тебе, – пояснил Аргус, протягивая букет.

Я чуть не расплакалась. Ну как можно было подозревать в чем-то эту замечательную, благородную птицу!

– Прости меня, если что не так, – добавил пернатый.

– Ты опять помирать собрался?

– Скоро каждый из нас встретит свою судьбу и свою смерть, – зловеще прокаркал пернатый.

– Вот что у тебя за привычка туману напускать? Яснее выражаться можешь? Кто, когда и при каких обстоятельствах копыта откинет? Ну чтоб сразу соломку подложить, гроб заказать и так далее. Если предскажешь скорую смерть де Мона – с меня полторашка пива, как только вернемся домой.

– Я ничего не могу предсказать, – печально признался Аргус. – Знаю только, что близится час решающей битвы, в которой все будет зависеть от тебя.

– Дак я и не сомневалась, что опять мне коней на скаку останавливать и в горящие избы входить. Не боись, прорвемся.

Де Мон и Макар очень долго возились с погребением, поэтому в Дон мы выехали только после обеда. Чтобы не привлекать внимания во время путешествия, я переоделась в мужской костюм. Шапочка, остро напоминавшая берет с пером, скрывала мои волосы. Вокруг глаза при хорошем освещении все еще просматривались последние следы синяка, поэтому никто из местных даже не заподозрил бы во мне девушку. Скорее я напоминала хулиганистого отпрыска небогатого рода, решившего мечом добыть себе славу и богатство.

Мои спутники ехали на своих осликах, для меня позаимствовали одного из верховых животных, принадлежавших разбойникам. Безвременно почившим братьям средство передвижения уже не понадобится. Надо признать, что амазонка из меня не получилась. Может, на нормальной лошади я бы проехала те несколько километров, которые отделяли дом бородачей от столицы. Но на осле я не просидела и двадцати минут. Во-первых, отбила себе то самое место, которое непосредственно соприкасалось с обтянутым кожей седлом. Во-вторых, чуть было не лишилась ступни: зловредная животина, почуяв во мне неопытного наездника, так и норовила тяпнуть меня за вытянутые вперед ноги. Короче, закончились мучения только тогда, когда я решительно слезла с ослика, взяла его под уздцы и пошла пешком, таща за собой упрямое животное. Правда, движение наше, и без того не очень скоростное, замедлилось еще больше. К воротам Дона мы подошли перед самым заходом солнца. Аргус за все время нашего похода не проронил ни звука, только иногда украдкой вздыхал.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации