Электронная библиотека » Марина Серова » » онлайн чтение - страница 2


  • Текст добавлен: 12 мая 2014, 16:33


Автор книги: Марина Серова


Жанр: Современные детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 3 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Несмотря на то что наступил март, весной и не пахло. Природа, словно желая отыграться за мягкую зиму, дразнила людей неожиданным и неуместным для этих дней морозцем.

Я решила не пользоваться общественным транспортом, подъехать к месту встречи на машине, оставить ее неподалеку на стоянке, а уже потом явить свой развратный лик господину Мухину.

Долго мерзнуть мне не пришлось. Дихлофос оказался на редкость пунктуальным малым и притормозил ровно в три часа. Я тут же отметила, что его машина была под стать владельцу. Антисептиком впору было обрабатывать и его автомобиль, общипанные «Жигули», ноль-первая, черт знает какого года выпуска.

Открылась дверца, и передо мной оказался замшелый усатый тип с лицом, измученным работой и пьянством. Однако физиономия его явно просветлела, когда он скользнул профессиональным оценивающим взглядом по моей фигуре.

«Небось, козел, уже подсчитываешь барыши, которые предполагаешь настрогать на мне?» – мысленно предположила я. Фигу тебе…

– Н-ну что, на ра-аботу выйдешь прямо сегодня? – спросил он.

– Да, мне нужны деньги. Где у вас офис-то?

– На Волге. Поехали, отвезу.

Я брезгливо посмотрела на его авто и остро почувствовала, что мне неохота куда-то ехать в его обществе и на этой колымаге. Однако выбора не было, и я открыла дверцу ноль-первой.

В салоне, едва Мухин сел за руль, сразу же установился весьма специфический запах. Принюхавшись, я отдала должное острякам из полиции нравов, которые дали Мухину кликуху Дихлофос.

– А кто т-тебе порекомендовал о-обратиться ко мне? – спросил Дихлофос, постоянно переводя взгляд с лобового стекла на мои колени.

– Юлька Никольская, – простодушно ответила я, закуривая сигарету. – Она, кстати, сегодня придет?

– С к-какой это стати? – удивился Дихлофос. – Она у меня уже больше недели не работает. Как с ее Кириллом трагедия случилась, так я ее и не видел ни разу. А ты что, не знаешь?

– Насчет Кирилла-то? Знаю, – вздохнула я. – Ничего себе был пацан.

– Да отличный парень был, – поддержал меня Мухин, притормаживая машину возле обшарпанной двухэтажки. – Один из первых моих к-клиентов был, до т-того как с Юлькой связался. Я его даже хотел взять к себе на работу.

– Это как? – искренне удивилась я.

Дихлофос осклабился и выключил мотор.

– Приехали, вылезай, – сказал он.

Я открыла дверцу и вышла на улицу. Мухин, оглядевшись по сторонам, вошел в подъезд двухэтажного здания и сделал мне жест рукой, приглашая войти вслед за ним. Уже в подъезде он обернулся и доверительно сообщил мне:

– У н-него это… Член двадцать сантиметров… Это тебе не плюшки на х-халяву трескать.

«Ой!» – чуть было не вырвалось у меня. Учитывая мой богатый сексуальный опыт, я представила себе ЭТО. Нет, конечно, когда это самое у мужика словно у кота, тоже ничего хорошего в смысле ощущений. Но если мужик обладает большим орудием и не отличается большим тактом по отношению к женщине, то ей приходится тяжко.

– Я поэтому и хотел его на работу взять, – улыбаясь, добавил Мухин.

Я удивленно уставилась на него.

– А чо? – осклабился Дихлофос. – Нам иногда приходят заказы и на мужиков. Всякие там не пользующиеся спросом толстухи с отвислыми жопами.

– Старухи, что ли?

– Ну, н-не девочки, конечно. От сорока и выше. Но, – Мухин погрустнел, – не случилось. Не вовремя он скопытился, не вовремя… Ну, вот мы наконец и пришли. – Мухин остановился перед деревянной дверью на втором этаже.

Он открыл дверь ключом, и вскоре мы оказались внутри небогато обставленной однокомнатной квартиры. Дом был старым, квартира, видимо, снята у каких-то хозяев, не отличавшихся особым почтением к гигиене и чистоте. Скорее всего Дихлофос сэкономил и на этом (я вспомнила характеристику, данную ему Клубневым).

На диване сидели три девицы и смотрели телевизор. На экране бесновались уродливые мымры, которые спорили с противными лысыми мужиками о какой-то ерунде, поминутно воздевая руки к потолку и разыгрывая жуткие страсти. Очередная латиноамериканская бодяга.

Увидев новенькую, девицы оглядели меня с головы до ног и сквозь зубы выдавили: «Привет».

– Это Марина, – Мухин показал на эффектную брюнетку с большим бюстом, – это Света, – кивнул он в сторону крашеной блондинки с длинными тонкими ногами, – а это Катя. – На меня посмотрела маленькая страшненькая девочка.

Я прошла к креслу, которое стояло около дивана, и села. Мухин тем временем удалился на кухню, чтобы поставить чайник.

– Как у вас с заказами-то? – развязно спросила я у девиц.

– Если честно, то хреново, – ответила Марина, понизив голос. – Впору на Большую Е…чую выходить. И то больше выйдет на карман.

Я знала, что такое оригинальное название носила в нашем городе улица, которая официально называлась Большой Казачьей. Она пользовалась славой самой развратной улицы города. Все четыре ее квартала облюбовали уличные проститутки, предлагавшие свои услуги проезжающим автолюбителям.

– А чего так? Мне Юлька говорила, что у вас все зашибись, – сказала я, удивленно подняв брови.

– Юлька? – Марина презрительно скривила губы. – Она сама-то, чай, здесь уже не работает.

– Мужики обеднели и пожмотели, – вздохнула Света. – Раньше сверху по сто баксов кидали, а сейчас, после кризиса, из-за червонца готовы удавиться. И вообще все норовят больше на халяву потрахаться. Вон Катька уже целую неделю без работы сидит.

Страшненькая Катька посмотрела на Свету печальными глазами и вдруг выпалила:

– Ненавижу мужиков, все концы бы поотрубала, будь моя воля. Когда не хочешь – так он тебя во всех позах отымеет, а тут хочу е…ться, как медведь бороться, – так хоть бы один взял.

Катька едва удержалась от того, чтобы сплюнуть на пол. Инстинктивно отстранившись от нее, я поняла, что у девочки началась весенняя течка и что с ней лучше не связываться.

Тут Мухин вышел из кухни и уселся на стул перед всем честным народом.

– В общем, так, – поднял он руки вверх. – Я разбросал визитки всем, кому можно. Сегодня должно быть много работы. Так что готовьтесь. – И он заговорщицки мне подмигнул.

– Да мы всегда готовы, – откликнулась Света. – Лишь бы башляли.

– Все будет нормально. Вон Т-танька у нас теперь прибавилась. – И Мухин вожделенным взглядом посмотрел на меня.

Девчонки отвернулись и сделали вид, будто их это не касается. Я же поняла, что наличие такой конкурирующей единицы, как я, ими не приветствуется.

На кухне зашипел чайник, и Дихлофос снова вышел из комнаты.

– А где Юлька-то сейчас? – спросила я у Марины.

Она несколько секунд молчала, потом сделала напряженное лицо и пристально посмотрела на меня. Я поняла: чтобы получить ответ, надо подойти к ней ближе. Я так и сделала, и она вполголоса сказала:

– В «Глории», у Татьяны…

– А чего такой секрет? – также шепотом спросила я.

– Чтобы Жора не знал, – кивнула она в сторону кухни. – Вообще-то Юлька просила никому не говорить. Ей на дорогу домой сейчас деньги нужны, она подработает да смоется. А то сама, наверное, знаешь, в квартире, где она жила, происшествие нехорошее было…

Внезапно Марина замолчала, так как с кухни явился Мухин с чайником в руках.

– В преддверии женского праздника я решил поухаживать за вами, – заявил он, разливая чай по чашкам.

– Пивка бы лучше купил, – зевнула Светлана. – А то от твоего чая ни в голове, ни в заднице.

– В голове должны быть мозги, – назидательно ответил Дихлофос, – а в заднице периодически сами знаете что…

И захохотал каким-то гортанным смехом, игриво ткнув Свету в бок.

– У меня, кстати, есть клиент на анальный секс. Платит в два раза больше. И хочет именно тебя… Хотя, – перевел он взгляд на меня, – Татьяна, наверное, ему подойдет больше.

– Нет, я на такое не подписываюсь, – тут же возразила я.

– Ничего, поработаешь, освоишься, и все будет нормально, – успокоил меня Дихлофос. – Давайте чаевничать.

В течение всего чаепития я ловила взгляды Марины, которая буквально гипнотизировала меня. Я окончательно утвердилась в мысли, что при практическом отсутствии заказов мое появление здесь никаких восторгов у девиц Мухина не вызывает и что информацию о местонахождении Юли Никольской мне дали специально, чтобы я как можно быстрее свалила к своей подруге и оставила их контору в покое. Еще раз осмотрев своих потенциальных сослуживиц, я поняла, что они рассуждают вполне здраво. С точки зрения внешности конкуренцию мне могла бы составить только Марина. Если я начну здесь работать, то и Света и Катя останутся на бобах.

Ну что ж, не буду я их разочаровывать. То, что мне было нужно, я уже получила. После того как был выпит чай и выкурены сигареты, отчего комната сразу начала напоминать китайский опиумный притон из фильма про Шерлока Холмса, я сокрушенно вздохнула, рассматривая свою пустую пачку из-под сигарет.

– Жор, я схожу за сигаретами на угол, – сказала я и поднялась с места.

– Только н-недолго, – предупредил Мухин, как-то подозрительно на меня поглядев. – А то сейчас уже начнутся звонки. Обычно господа бизнесмены начинают куролесить именно в это время.

– Я всегда все делаю быстро, – сказала я.

– Это х-хорошо, – одобрительно произнес Дихлофос. – Только не на заказах. Мужиков нужно раскручивать и динамить.

– Не волнуйся, у меня это тоже хорошо получается, – усмехнулась я и вышла из квартиры.

Оказавшись на улице, я тут же остановила машину и попросила подбросить меня к «Пеликану», где я оставила свое собственное авто. Через полчаса я уже была перед дверью квартиры одного из моих приятелей, с которым судьба свела меня год назад.

Мне повезло, и Леша оказался дома. Он сначала нахмурился, увидев меня, – мы расстались с ним по моей инициативе, и при посыле его на все четыре стороны света я не отличилась особым тактом, – но, разглядев мой сексуальный прикид, парень растаял.

– Можно войти? – спросила я.

– Почему нет? – улыбнулся он мне в ответ. – Гостям всегда рады.

Леша был холост, работал в какой-то конторе по продаже книг, и как он сам, так и его квартира были чрезвычайно удобны для осуществления моих планов.

– Алексей, ты знаешь телефон фирмы «Глория»? – в лоб спросила я его.

– А чем занимается эта фирма?

– Доставляет проституток всем желающим.

– С какой стати ты решила, что мне знакомы подобные телефоны?

– Я думала, что в твоем холостом положении иногда просто необходимо сбрасывать накопившееся в организме напряжение…

– Я обычно делаю это по-другому, – обиделся Алексей. – Набираю другие номера телефонов и использую более дешевые варианты.

– Ух ты, какой экономный! – пошутила я. – Ладно, газета «Что? Где? Почем?» хотя бы у тебя есть?

Алексей молча протянул руку к тумбочке и, пошарив там, вручил мне последний номер этого издания, которое специализировалось на публикации различного рода объявлений. Я открыла газету на последней странице и обнаружила там телефон фирмы «Глория», обведенный рамочкой и снабженный комментарием «Все лучшее у нас и только для вас».

– Что ты собираешься делать?

– Сейчас мы вызовем сюда девочек, – спокойно сказала я.

– Зачем? – искренне удивился Алексей.

– Успокойся, ничего страшного не произойдет. Просто мне нужно побеседовать с одним человеком. А тебя я отблагодарю потом, чуть позже, – и нежно провела пальцем по его жилистой худощавой руке.

Алексей пожал плечами и подвинул ко мне телефон. Я набрала номер и дала ему трубку.

– Только говорить будешь ты.

– Я?

– Да, скажи, что ты хочешь вызвать Юлю, которая работает у них недавно. Давай, не бойся…

– Да с какой стати мне бояться-то? – обиделся Алексей и тут же заговорил с диспетчером развратной конторы.

По манере его разговора я поняла, что мальчик слегка лукавил насчет того, что обычно не пользуется услугами подобных контор.

– Теперь нам остается только ждать, – констатировала я, как только Алексей положил трубку. – Тебе обещали привезти Юлю?

– Да, правда, сказали, что это возможно только в том случае, если она будет свободна.

«Очень, очень нужно, чтобы она сейчас была свободна», – подумала я. Впрочем, судя по настроению в конторе Жоры, обстановка в городе на этом фронте не слишком оживленная, заказов мало, так что вероятность того, что мы увидим именно Юлю, вполне высока.

Перед тем как представители интим-сервиса должны были появиться в квартире, я успела проинструктировать Алексея насчет того, как он должен себя вести и кого из предложенных дам должен выбрать, описав ему внешность Юли Никольской. О ней я, в свою очередь, узнала из рассказов Борисюка. Сама же я скрылась в спальне и, закурив сигарету, стала ждать появления одного из главных действующих лиц дела, которым со вчерашнего дня занималась.

ГЛАВА 3

Звонок в дверь прозвучал как-то вкрадчиво и неуверенно. Алексей открыл дверь, и в прихожей тут же раздались голоса. Я была в спальне и могла слышать только настойчивое требование моего друга, чтобы ему подали на блюдечке с голубой каемочкой именно Юлю.

Сутенерша Татьяна, которая привезла девочек, убедившись, что в квартире все нормально, пошла за ними вниз к машине, и вскоре в квартире появились проститутки. Процесс выбора и расплаты за предстоящее удовольствие Алексей произвел быстро.

– Раздевайся и проходи, – послышалась его стандартная в таких случаях фраза.

Минута ожидания, и я с интересом воззрилась на вошедшую в спальню парочку. Я сама лежала, раскинув ноги на кровати Алексея и игриво просматривала лежавший рядом на тумбочке «Плейбой».

На меня хмуро посмотрела симпатичная здоровая девица, чуть выше среднего роста. Она была длинноволосой шатенкой с правильными чертами лица, одета в черную кофточку и черные лосины. «Все правильно, – подумала я. – Где-то недавно вычитала, что черный цвет является самым сексуальным».

– Я не поняла, – тут же сказала девица, посмотрев на меня.

Я обратила внимание на то, что слово «поняла» она произнесла с акцентированным «о». Так и есть, это Юля Никольская из старинного северного Ярославля, обитатели которого имеют обыкновение разговаривать именно так.

– А что, мое присутствие тебя так напрягает? – спросила я, решив покуражиться.

Никольская скептически поджала губы, посмотрела на Алексея, потом снова на меня, спокойно положила сумочку на стол и сказала:

– Вообще-то не люблю, чтобы кто-нибудь смотрел на меня, когда я трахаюсь.

– Ха! – вырвалось у меня. – Я не проститутка, но меня почему-то не волнуют такие тонкости. Главное, чтобы я получала удовольствие.

– Все люди разные, – философски заметила Никольская.

– Да, это верно.

– Может быть, приступим к делу? – встрял в разговор Алексей, уже успевший окинуть взором фигуру Юли и, видимо, нашедший ее весьма привлекательной.

– Пожалуйста, – пожала плечами Юля и скинула с плеча сумочку. – Только все-таки без нее, – кивнула она в мою сторону.

– Ты ошибаешься, – парировала я. – Именно со мной, и ни с кем другим.

Юля сначала подняла брови вверх, подумала секунду-другую, потом вдруг быстро сказала:

– Тогда звоните в фирму и заменяйте меня на кого-нибудь еще. Я хоть и где-то влегкую лесбиянка, но ты меня совершенно не возбуждаешь. – Она снова презрительно покосилась на меня. – Предупреждать заранее надо.

– Ты не поняла, – раздраженно отмахнулась я.

Неожиданно для себя я почувствовала что-то вроде обиды. Меня задело то, что эта самая Юля почему-то нашла мою внешность непривлекательной.

– Мне с тобой поговорить надо, покалякать.

– Только и всего? – вновь удивилась Юля.

– Да, – почти весело ответила я.

– И ты за это выложила деньги? – хохотнула она.

– Мало ли кто за что платит. Все люди разные, – передразнила я ее.

Алексей взял сигарету из пачки, лежавшей на журнальном столике, и закурил.

– Смотри не перепутай, с какой стороны прикуривать, – язвительно заметила я, глядя на блуждание его глаз, которые буквально раздевали северную красавицу.

Мой друг, услышав эти слова, нахмурился, поскольку понял, что я имела в виду, и сказал:

– Да я ничего. Идите и разговаривайте, маленькая комната к вашим услугам.

И он показал рукой в направлении двери. Мы с Юлей зашли в комнату, я закрыла дверь и жестом показала проститутке на диван.

– Так все же мы будем разговаривать или что еще?

– Пока что я планировала только разговор. Ты, главное, не бойся, ничего плохого с тобой тут не сделают.

– А я и не боюсь, – скривилась в усмешке Юля.

– Вот и отлично. Я хочу у тебя кое-что узнать о твоем сожителе, недавно безвременно нас покинувшем, Кирилле Дементьеве.

Юля моментально нахмурилась и уставилась на меня пронзительным взглядом своих зеленых глаз.

– А вы, извиняюсь, кто? – неожиданно перешла она на «вы» и достала из сумочки пачку сигарет.

– Я вообще-то частный детектив, зовут меня Татьяна.

– И кто же поручил вам расследование?

– Это секрет. Прошу прощения, профессиональная этика.

Юля выпустила сигаретный дым в потолок, заложила ногу на ногу и откинулась на спинку дивана.

– Ладно, спрашивайте, что вас интересует? В милиции я все рассказала. Это ведь я обнаружила его мертвым. Надо сказать, зрелище отнюдь не укрепило мою нервную систему. А она и так совершенно в разладе, особенно…

– Ты давно с ним жила? – оборвала я ее речь, которая лилась очень быстро и эмоционально.

– С месяцок, наверное…

– Значит, можешь рассказать о его друзьях, кто к нему приходил, какие были с кем отношения, ну и все такое…

– Да куча всякого разного народу приходила! – воскликнула Никольская. – И каждый норовил меня то за сиськи ущипнуть, то помассировать задницу.

– Мужики! Что с них взять! – вздохнула я понимающе. – А если поконкретнее?

– Итак, по порядку, – вздохнула Юля. – Веня Борисюк, самый приятный из них, прикольный такой тип. Потом Ленка, его любовница, Кира все по ней западал. Она, по-моему, даже пару разочков ему по пьяни дала, а он хотел чаще и все страдал из-за этого.

Я чуть улыбнулась, следя за тем, как излагает события Никольская. Она начинала мне нравиться. Речь ее была построена четко, без всяких недомолвок и намеков. Словом, передо мной была очень конкретная девушка.

– Это самые приятные люди из тех, кого я видела в квартире Кирилла.

– А неприятные?

– Ну, на первом месте стоит владелец какой-то оптовой конторы типа «Рога и копыта» Дмитрий Дюбелев, или просто Диман Продуман.

– Почему Продуман? – сквозь смех спросила я.

– Потому что жмот и скользкий очень. Без выгоды для себя и хреном не пошевелит. Ко всему прочему назойлив, как комар в летнюю ночь.

– Какие у него были отношения с Кириллом?

– Отношения в основном у них были с бутылкой. У Киры – отдельно, и у Димана – отдельно. Это они просто собирались вместе, чтобы каждый смог вволю пообщаться с алкоголем. Ненавижу алкоголиков, у меня отец был таким. – Юля сморщилась.

– Ну а все же? Может быть, этот самый Диман был с Кириллом в ту злополучную ночь…

– Не знаю я, не знаю! – неожиданно взорвалась Никольская. – Ну, скажу я сейчас, что мог Диман по пьянке Дементьева замочить, что это изменит? Это ведь всего лишь мои предположения.

– А почему думаешь, что мог?

Никольская сделала паузу на несколько секунд, потом, отвернув голову в сторону, сказала:

– Кира ему деньги был должен. По-моему, две штуки баксов.

– И не отдавал?

– А где он их возьмет? Брал-то он их до кризиса, а сейчас – сама понимаешь, их можно только у Чубайса взять, или задницу подставляй…

– Понятно, – протянула я. – А кто еще бывал у Кирилла?

Юля задумалась, затушила сигарету в пепельнице, поиграла бровями и словно нехотя сказала:

– Ну, бывшая жена, но он общался с ней в основном по телефону. Еще звонила бывшая любовница.

– Вы с ней встречались?

– Перекидывались парочкой фраз.

– Ну а друзья по работе? Журналисты обычно ведут весьма активный образ жизни, множество знакомств…

– Вот ты туда и обратись, – неожиданно снова перешла на «ты» Никольская. – Я никого в его редакции не знаю. Мне это было совершенно незачем.

Юля посмотрела на часы и вздохнула. Я тоже машинально взглянула на свои. До конца оплаченного времени оставалось полчаса. Я уже грешным делом подумала, а может быть, дать возможность Леше воспользоваться услугами Юли. Сама я не была склонна сегодня ублажать старого друга. Но, глядя на безразличное лицо собеседницы, я подумала, что она не сможет обеспечить Леше достойное времяпрепровождение в постели. Как я уже поняла, Юля была прожженной «профи», которая даже во время страстных телодвижений, которые совершает находящийся над ней мужчина, думает лишь о том, сколько времени осталось до конца «сеанса».

– Ты отсутствовала тогда всю ночь?

– Естественно, работа у меня такая, – усмехнулась Никольская.

– Дверь открыла своим ключом?

– Да. Немного покрутилась в квартире. Дверь в комнату Кирилла была закрыта, я подумала, что он спит после бурной ночи. Потом вспомнила, что в той комнате оставила накануне свою расческу. Зашла, а там… – Никольская сглотнула слюну. – В общем, он лежал около кровати на полу, рядом валялся шприц. Остальное, наверное, вы знаете от своих клиентов. Они скорее всего уже знакомы с милицейским протоколом.

Я со вздохом кивнула.

– В квартире было прибрано?

– Какое, к черту, прибрано? – воскликнула Юля. – Кирилл был ужасным лентяем и грязнулей. На кухне было полно грязной посуды, рюмок и всякого прочего дерьма. Менты потом все это разгребали, говорили, что нашли какие-то отпечатки пальцев, но чьи – черт его знает. Пойди теперь найди…

– То есть кто был в квартире потом, ты не знаешь?

– Естественно, нет…

«Да, дела», – подумала я. Выходило, что только сам покойный Кирилл Дементьев мог бы ответить мне на вопрос, кто же находился рядом с ним в ту злополучную ночь. А может быть, и никто не находился, и заблуждаются мои заказчики насчет того, что Дементьев не был наркоманом. Может быть, как раз наоборот – был, и под воздействием чего-либо, а может, и просто в силу алкогольного затмения мозга решил еще и ширнуться. И – все, здравствуй, боже, я пришел к тебе с приветом.

Хотя нет, я вспомнила слова Никольской о том, что на кухне был бардак. Значит, все-таки кто-то там был.

Я снова посмотрела на часы. Время неумолимо бежало, и до прихода сутенерши, которая должна была забрать Юлю, оставалось пятнадцать минут.

– В какой фирме работает этот, как его? – Я наморщила лоб.

– Дюбелев, что ли? Понятия не имею. Я вообще в этом городе случайно, можно сказать, занесло по семейным обстоятельствам, сбежала от мужа, – продолжила Юля. – И в дела своего сожителя не влезала.

– А вообще интересно, с какой стати он тебя приютил? – вдруг прищурилась я. – Насколько мне известно, любовниками вы не были.

– Правильно, не были. Но Кирилл был странным человеком и очень одиноким, даже при большом количестве сексуальных приключений. Возможно, со мной ему было как-то спокойнее.

– А он к тебе приставал? – спросила я, красноречиво пробежав глазами фигуру Никольской.

– Только первое время. Потом понял, что это дохлый номер и ничего, кроме бревна, он в постели не получит, и отстал.

– А как вы познакомились?

– Случайно, на улице. Слово за слово…

Тут уже Никольская глянула на часы и зевнула.

– Мне скоро пора. Отпустишь меня или поговорим еще?

– За мой счет? – усмехнулась я. – Ну уж нетушки.

Еще чего, платить за разговоры, к тому же весьма малосодержательные! Я поняла, что из Никольской никакой существенной информации вытянуть мне больше не удастся. Либо она действительно ничего не знает, либо что-то скрывает.

– Ты в городе-то еще долго будешь? – спросила я у Юли, когда время нашей встречи подошло к концу.

– Заработаю на дорогу и на месяц житья у себя в поселке и уеду. И так уж живу прямо в конторе, ничего хорошего, уверяю тебя…

– Ну ладно, спасибо за информацию. – Я поднялась с кресла и открыла дверь в гостиную. – Если что, я тебя найду по этому телефону. – Я кивнула в сторону рекламной газетенки.

Юля пожала плечами и, весьма удовлетворенная проведенным часом, направилась к двери. Алексей угрюмо смотрел телевизор, возлежа на софе, и даже не поднялся, чтобы проводить гостью. Сутенерша прибыла с точностью лондонского экспресса, и Никольская, сделав мне ручкой на прощание, удалилась.

– Ну что, узнала что-нибудь стоящее? – спросил меня Алексей.

– Нет, одна лабуда. Работать надо лучше и больше, – с горечью резюмировала я.

– Ну а со мной сегодня как? – посмотрел он на меня, оторвавшись от вечерних новостей.

– Все будет, только не сегодня, – сказала я и быстро начала собираться.

– Ты куда? – разочарованно спросил он.

– Наша служба и опасна и трудна. И на первый взгляд как будто не видна, – пошутила я и, прежде чем он успел опомниться, вышла из квартиры.

Я послала ему на прощание воздушный поцелуй с подъездной лестницы, чтобы он не сильно расстраивался, и заспешила к выходу. Действовать мне пришлось быстро и немного наугад. Так называемая «блядовозка», то есть машина фирмы «Глория», уже скрылась за поворотом, и мне волей-неволей пришлось поспешать за ней на своей «девятке».

Слава богу, что навыки автомобильного преследования у меня имелись, и вскоре я прочно села на хвост машины, которая увозила Никольскую.

Моей целью было выяснение места, где находится так называемый офис фирмы «Глория». Там, по всей вероятности, Юля и коротала свои деньки, свободные от работы.

Покружив по городу примерно минут пятнадцать, преследуемая машина наконец остановилась возле стандартной хрущевской пятиэтажки. Заехав во двор, тихо тормознула около ближайшего подъезда.

Я остановила свой автомобиль на улице, прилегающей к хрущевке, и стала наблюдать. Неожиданно я увидела, что со скамейки в глубине двора поднялась высокая женщина в длинной шубе. Покачиваясь, она пошла в сторону только что прибывшей во двор машины. В одной руке она держала початую бутылку пива.

Тем временем из «блядовозки» вышли шофер, уже знакомая мне сутенерша Таня и Юля Никольская. Странная женщина со скамейки ускорила шаг, явно намереваясь помешать им войти в подъезд. Повинуясь интуиции, я быстро открыла дверь своей машины.

– Эй, Юля, не торопись заходить в подъезд! – послышался требовательный голос женщины в шубе. Судя по интонации, с которой была произнесена эта фраза, намерения у дамочки были самые что ни на есть недружелюбные.

Преодолевая сопротивление мокрого талого снега, я торопливо приближалась к подъезду.

Шофер и две женщины остановились и повернули голову в направлении голоса. Как только Никольская разглядела женщину в шубе, она рефлекторно дернулась к двери подъезда.

– Подожди, подожди! – с придыханием произнес все тот же требовательный и грубый женский голос. – Ты что, Юлька, на измену, что ли, присела, б…?

Я была уже совсем близко и смогла разглядеть лицо незнакомки. Большое и круглое, оно было обильно размалевано косметикой. Даже при неверном свете уличных фонарей под глазами у женщины я заметила большие круги, какие бывают после долгого запоя.

На вид незнакомке было лет тридцать – тридцать пять, она отличалась ростом баскетбольного масштаба, рыжая копна волос на голове подчеркивала ее общую экзальтированность и даже вульгарность.

– Я тебя долго искала, и ты сейчас никуда от меня не денешься! – все так же безапелляционно заявила рыжая. – Мне с тобой поговорить надо. Пусть они поднимаются, а мы с тобой здесь покалякаем минут пять…

К концу предложения ее речь неожиданно окрасилась мягкой и даже просящей интонацией. Потом «баскетболистка» перевела взгляд на меня, презрительно оглядела с головы до ног и указала бутылкой пива:

– А это кто такая? С вами, что ли?

Внимание всех присутствующих переключилось на мою скромную персону. Первым из собравшихся на мое вторжение в события отреагировал шофер, который спросил:

– Девушка, вы откуда?

– От верблюда, – неожиданно схамила я.

– Ну вот и отправляйся туда, откуда пришла, – махнула на меня рукой женщина в шубе. – А у нас тут свои разговоры. Меня, вообще-то, зовут Алиса, если что, – оттопырив нижнюю губу, произнесла она, уже обращаясь к сутенерше, которая удивленно на нее пялилась. – Но, по-моему, вас это не очень касается, поскольку изначально касается только меня. Ясно? А к Юле у меня разговор.

– Таня, Леша, поднимайтесь без меня, я скоро подойду, – вступила в разговор Никольская, которая вдруг заметно нахмурилась.

Я продолжала стоять на своем месте, и женщина, назвавшаяся Алисой, снова обратила на меня внимание.

– Девушка, я вам что, неясно сказала? – воскликнула она вызывающим тоном.

– А в чем проблемы? – ответила я равнодушно. Алиса смерила меня уничтожающим взглядом и выругалась:

– Б… поговорить спокойно не дадут. Юля, давай отойдем.

Никольская, еще больше нахмурившись, двинулась к скамейке в глубине двора.

Я осталась стоять там, где была, и несколько секунд раздумывала, что мне делать дальше. Затем совершенно машинально достала из кармана заветные кубики и, подбросив их в воздухе, опустила на руки. Комбинация цифр оказалась более чем настораживающей:

9+14+35

Это означало следующее: «Мужество не подведет вас в минуту опасности». Ну, мужества мне, несмотря на принадлежность к женскому полу, не занимать, а вот опасность – где она и от кого ее ожидать, вот в чем вопрос!

Тем временем на скамейке начался разговор, содержание которого оставалось для меня тайной. Было видно, что Алиса, наклонившись к Юле, что-то вкрадчиво ей объясняет. Юля же, сохраняя невозмутимый и хмурый вид, внимательно слушала. Я достала сигарету и закурила, не сводя глаз с парочки на скамейке. Через некоторое время Алиса заметила, что я продолжаю за ними наблюдать, и, бросив на меня несколько раз взгляд, сорвалась с места и направилась ко мне.

– Тебе чего надо? – не дойдя до меня метра три, спросила она.

– Ничего, стою, курю, – ответила я.

– А ты не можешь курить где-нибудь в другом месте? А то ты меня слишком раздражаешь…

Придыхание в голосе Алисы стало еще более явственным и даже угрожающим.

– Мне нравится делать это здесь, – четко произнесла я.

Алиса помедлила мгновение, потом бросила:

– Ну, смотри у меня!

И пошла обратно к скамейке. По дороге она сунула руку в карман своей шубы, и я заметила, что там что-то блеснуло. Вспомнив подсказку моих магических костей, я тут же бросилась вслед за нею. Мало ли что может взбрести в голову этой странной пьяной женщине!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации