Электронная библиотека » Мелани Джексон » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Красавица"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:16


Автор книги: Мелани Джексон


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Мелани Джексон
Красавица

ПРОЛОГ

Отрывок из письма, вероятно, сожженного и найденного за решеткой камина в комнате для гостей в Ормстед-Парке.

…Я скорее решусь броситься в объятия папистской церкви, чем стану терпеть позор и муку, согласившись на союз с человеком, до такой степени не соответствующим той спокойной и созерцательной жизни, которую я намерена вести.

Сэр, высказанное вами мнение о тех, кого я привыкла считать ярчайшими представителями Общества распространения идей нашей церкви и христианского вероучения, – циничное, безжалостное по содержанию и вдобавок ко всему чудовищно сформулированное. Я уж не говорю о ваших вульгарных связях с Вест-Индской торговой компанией и Обществом поддержки искусства, производства и торговли! Хотя общение с представителями низшего сословия факт настолько возмутительный сам по себе, что вы должны были бы денно и нощно упрекать себя за это. Все это, я повторяю, привело меня к мысли, что мы с вами никак не подходим друг другу. Ваш характер, и без того ужасный, стал еще хуже благодаря времени, проведенному вами за границей среди всякого отребья, – именно это сделало вас совершенно неприемлемым в качестве спутника жизни для любой достойной уважения женщины. Не говоря уже об обстоятельствах вашего появления на свет, которые иначе как прискорбными и назвать-то нельзя. Вряд ли я ошибусь, если скажу, что ваше изуродованное шрамом лицо является лишь отражением уродства вашей души.

Поэтому, думаю, вы не удивитесь, если я скажу, что не имею ни малейшего желания стать женой столь безбожного негодяя, как вы, сэр! В связи с этим я требую, чтобы вы немедленно переговорили с моим отцом и дали ему понять, что считаете нашу помолвку, на которой он настаивал, разорванной. А вам я могу сказать лишь одно – что с радостью предпочла бы самую мучительную смерть возможности оказаться в вашей постели…

Глава 1

Еще два часа назад, стоя перед зеркалом с задранным чуть ли не к самому потолку чисто выбритым подбородком и повязывая галстук, Стивен Кертон чувствовал себя несчастнейшим из смертных. Сказать по правде, у него на мгновение даже мелькнула мысль о том, что, может, лучше сразу сунуть голову в петлю вместо галстука да и затянуть покрепче, чтобы разом покончить с этим кошмаром. Однако прошло совсем немного времени, и терзавшие его мучительные мысли развеялись как дым. Не успел он занять свое место за роскошно сервированным столом в доме лорда Дункана, как меланхолия его исчезла без следа. Да и неудивительно – ведь за обедом присутствовала леди. Ну конечно, не совсем леди, спохватился он. Рассчитывать встретить в Ормстед-Парке настоящую леди было бы просто глупо.

Украдкой разглядывая в прорези черной маски ту, которую уже понемногу начинал считать своей добычей, он неожиданно ухмыльнулся. Конечно, за этим столом сидели и титулованные дамы, и женщины, кичившиеся своим благородным происхождением, только вот истинных леди среди них не было – все они как на подбор были шлюхами, хотя в жилах каждой текла голубая кровь.

А эта молодая девушка… о, она искусно играла роль юной, неопытной дебютантки – во всяком случае, пока длился обед и вокруг них было полным-полно любопытных глаз! Однако Стивену удалось перехватить направленный в его сторону весьма откровенный и недвусмысленный взгляд, и случилось это, едва он успел переступить порог гостиной. Таким взглядом женщина смотрит на мужчину, с которым она либо близка, либо… либо желает познакомиться поближе. А Стивен мог бы поклясться, что до этого дня они никогда не встречались.

Из-за своей холодности и сдержанных манер она скорее напоминала ему мраморную статую, но Стивен втайне надеялся, что в более интимной обстановке дама отбросит показную скромность и пылкость ее чувств окажется под стать ее красоте. К тому же ему самому было бы куда проще, если бы незнакомка перестала наконец играть утомительную и осточертевшую ему роль добродетельной женщины, которую только ценой невероятных усилий можно соблазнить решиться на то, о чем она давно втайне мечтает. Возможно, на чей-то взгляд, подобная стыдливость могла бы показаться весьма забавной и даже очаровательной, но сегодня вечером, когда на него с ближайшего канделябра, окончательно испортив не только его суп, но и костюм, капал воск оплывающих свечей, Стивен решил, что, пожалуй, на этот раз отдал бы предпочтение грубой прямоте.

С той самой минуты, как усевшихся за стол гостей обнесли первой переменой блюд, Стивен ни на мгновение не оставлял попыток привлечь к себе рассеянно блуждавший по залу взгляд девушки. Как бы там ни было, она по-прежнему высокомерно не замечала его усилий, делая вид, что внимательно прислушивается к лекции о дурно объезженных лошадях, которой ее потчевал сидевший по правую руку пожилой джентльмен. «Крепкий орешек!» – решил Стивен. До тех пор пока они со всех сторон окружены остальными гостями, ему вряд ли удастся добиться успеха, тем более леди ясно давала понять, что намерена и дальше не замечать его. Дама играла явно не по правилам. Ну что ж, он не прочь подождать немного. В конце концов, предвкушение победы приятно уже само по себе. По крайней мере так он думал раньше – в те годы, когда у него еще было время и желание для подобных игр.

Конечно, он все равно получит ее, так или иначе – еще до того, как наступит рассвет. Он не тот человек, который позволит чьей-то прихоти разрушить его планы. Ему не нравится, когда его водят за нос. Сказать по правде, все эти дамские штучки были ему глубоко безразличны: Стивен никогда не находил особого удовольствия в том, чтобы совратить одну из так называемых порядочных женщин. Впрочем, не испытывал он интереса и к шлюхам. Однако эта девушка показалась ему особенной. Внезапно он понял, что хочет ее… хочет с такой неистовой силой, что ему самому стало страшно, тем более что никакого разумного объяснения этому состоянию не было. «Какая жалость все-таки, что с ее происхождением, видимо, не все ладно! Из нее могла бы получиться превосходная спутница жизни». Впрочем, что это он? Будь она настоящей леди, вряд ли ей пришло бы в голову даже взглянуть в его сторону!

Потягивая маленькими глотками бренди, Стивен откинулся на спинку стула и принялся взвешивать свои шансы. Для него куда привычнее было иметь дело с разбитными вдовушками, предпочитавшими свободу второму замужеству. Не исключено, что это могло относиться и к сидевшей напротив него девушке. «Что-то непохоже, чтобы мысль о замужестве часто приходила ей в голову», – хмыкнул про себя Стивен. Л если так, вся проблема только в том, чтобы правильно назначить цену – какую-нибудь драгоценную безделушку, возможно, новое платье – и не переплатить. Сказать по правде, Стивен не представлял, во сколько ему обойдется удовольствие провести пару дней в обществе этой красавицы. У него язык не повернется предложить ей стать его содержанкой. Да и вряд ли ему это по карману. Девушка явно не походила на тех портовых шлюх, которых можно взять на пару часов, а потом вышвырнуть за дверь и которые были бы рады-радехоньки получить за свои труды горсть мелких монет.

Вот эта-то неопределенность и раздражала его больше всего. Женщина, обладавшая манерами, право на которые дает лишь благородное происхождение, должна стоить очень дорого. И уж конечно, она давно привыкла к тому, что мужчины готовы последнюю рубашку снять, чтобы взять ее на содержание. Наверняка она расценит как оскорбление, предложи он ей всего-навсего провести вместе конец недели! Видимо, без разговора с лордом Дунканом не обойтись, чтобы предварительно прощупать почву и узнать хоть что-то об этой таинственной незнакомке.

– Ну, и что это будет, дорогая? – еле слышно промурлыкал он. – Сказать по правде, не такой уж у меня большой опыт по этой части. Так что уж будь добра – назначь цену сама.

Она чуть-чуть вздрогнула, словно почувствовав на своем обнаженном плече тяжесть его взгляда, но не ответила. Он догадывался, что выдал себя… жертва его заметила, и тем не менее девушка по-прежнему выглядела неприступной. Казалось, она не замечает его пристального внимания, а лицо ее под черной бархатной маской оставалось бледным, холодным и непроницаемым – с таким же ледяным равнодушием раздосадованная богиня луны могла слушать надоедливые просьбы презренных смертных. Будь на ее месте настоящая леди, подобная манера поведения могла бы вогнать в дрожь самого дерзкого поклонника. Но что-то подсказывало Стивену, что на этот раз высокомерное божество может отнестись к его мольбе с большей благосклонностью. Слабый румянец, окрасивший ее щеки под полоской черной бархатной маски, в прорезях которой блестели глаза, странные взгляды, которые она украдкой бросала по сторонам, подсказывали ему, что его присутствие не осталось незамеченным. Равнодушие богини было напускным.

«А она выглядит лакомым кусочком», – подумал он. Особенно в этом платье из белого бархата, цвет которого своей чистотой и холодностью мог бы поспорить с первыми весенними подснежниками. Низкий вырез платья открывал грудь, а узкие рукава подчеркивали красоту изящных рук и хрупкость запястий. Митенки позволяли видеть тонкие пальчики, красоту которых не портило ни одно кольцо. Шарф из прозрачной, почти воздушной кисеи, служивший ей вуалью, теперь небрежно сброшенный, дымкой окутывал ее плечи. Словно забыв о нем, девушка позволила ему сползти еще ниже, и Стивен увидел в мерцающем свете свечей ее кожу, гладкую, как атлас цвета слоновой кости. Зрелище было на редкость соблазнительное. Но несмотря на все эти уловки прожженной кокетки, от нее тем не менее веяло чистотой и невинностью. Стивен не уставал поражаться, как ей это удается. С таким отточенным до совершенства искусством обольщения ему еще не приходилось сталкиваться.

Стивен отдавал себе отчет, что он уже наполовину потерял голову или, выражаясь более вульгарным языком, что он уже пьян как сапожник. Он никогда не пил помногу, тем более часто, и никак не мог предполагать, что несколько бокалов необыкновенного бренди, которым угощал своих гостей лорд Дункан, настолько сильно ударят ему в голову. Однако несмотря на пары бренди, какое-то смутное убеждение, оставшееся у него в памяти еще со времен юности, упорно подсказывало ему, что ни одна женщина не вздумает одеться словно ведомая на заклание девственница, если она всерьез намерена дать резкий отпор любым посягательствам надоедливых поклонников.

Взгляд его переметнулся выше, остановившись на прическе прелестной незнакомки. Со свойственным ей высокомерием она не позаботилась подобрать свои роскошные волосы. Сейчас в них не было ничего, кроме цветущей ветки апельсинового дерева. «Странным выбор, – подумал Стивен, – скромный букетик скорее уж подошел бы робкой девственнице, чем искушенной женщине». Впрочем, в остальном туалет ее отличался безупречным вкусом – именно так, в соответствии со строгими требованиями этикета, должна была быть одета леди, приехавшая на костюмированный бал. И лишь длинные локоны, небрежно разметавшиеся по плечам, добавляли ее облику легкий оттенок доступности. Это была прическа-намек, прическа-призыв, прическа-обещание.

– Ваше здоровье! – шепотом произнес он и шутливым жестом поднял свой бокал, словно готовясь провозгласить тост в честь ее обнаженного плечика. Незнакомка между тем, небрежно играя вилкой, пыталась справиться с непокорной виноградиной. Коварная ягода упорно ускользала от нее, угрожая в любую минуту скатиться с тарелки. Стивену стало ясно, что очень скоро она встанет из-за стола. К. тому же вечер и званый обед были явно не из тех, где принято строго придерживаться формальностей. Однако и сегодня, прежде чем перейти к танцам и флирту, а также к другим, куда менее невинным развлечениям, дамы сначала, как водится, оставят джентльменов на свободе потягивать бренди и дымить сигарами, а сами отправятся в гостиную.

А уж в том, что их ждут бренди и сигары, можно было не сомневаться. Это был своего рода ритуал, а для джентльменов – и тех, кому нравилось считать себя таковыми, – ритуал представлял собой нечто священное. Это был первый из уроков, который следовало усвоить тем, кто мечтал вращаться в обществе.

Ага, он угадал! Незнакомка встала из-за стола и невозмутимо последовала за хозяйкой дома, леди Дункан, на прощание скользнув небрежным взглядом по лицам оставшихся за столом джентльменов. Без нее столовая сразу опустела. Пропало очарование горящих свечей, да и как могло быть иначе, если сейчас огоньки пламени не могли больше плясать в ее глазах, а отражали лишь холодный блеск хрусталя и тусклый свет серебряных приборов. И бренди больше не пьянило его – при мысли о восхитительной незнакомке кровь Стивена и без того уже кипела в жилах. В эту минуту он мечтал лишь о том, чтобы коснуться губами ее нежной белой кожи. Однако он знал, что вряд ли сможет удовлетворить сжигавшее его желание. «Бастард Кертон будет сегодня держать себя достойно, – подумал он, задумчиво проведя пальцем по тонкому шраму на левой щеке. – Или, во всяком случае, вежливо. Придется терпеть эту скуку еще по меньшей мере час или два».

А скука казалась неизбежной. Намеченные на вечер танцы наверняка начнутся с Баха. Все балы, которые давала в своем доме леди Дункан, начинались с музыки Баха – она была от него без ума. Но затем, как было ему хорошо известно, последуют более современные танцы, а что могло быть приятнее, чем, сделав быстрый круг по залу, пригласить свою партнершу в сад, ярко освещенный китайскими фонариками. Предусмотрительная леди Дункан, которая привыкла проводить большую часть времени в своей летней резиденции за городом, гуляя в саду среди тщательно ухоженных клумб и газонов, заранее позаботилась об этом. И Стивен вдруг поймал себя на том, что мечтает увлечь прелестную незнакомку в один из укромных уголков, уложить ее на траву и ласкать, ласкать без конца.

Он настолько увлекся, что не сразу заметил, что мужчины встают из-за стола. Время пролетело незаметно. Наступил момент, когда джентльмены, оставив в столовой завесу синеватого сигарного дыма и закончив непринужденный мужской разговор, спешат присоединиться к дамам. «И слава Богу!» – с облегчением подумал Стивен. Если уж ему суждено терпеть наскучившие банальности, так пусть их произносят голоса более нежные, чем те, которые он слышал сейчас. Стивен припомнил хриплый голос и отупляющую болтовню лорда Дункана, и мысль расспросить его о девушке моментально исчезла без следа. Сама идея упомянуть о ней в чьем-то присутствии вдруг показалась ему чуть ли не святотатством. Это было все равно что делить ее с каким-то чужим мужчиной.

«Но куда она исчезла?» В раздражении Стивен сорвал с лица черную бархатную маску и отшвырнул ее в сторону. Вокруг царил полумрак. К. тому же – вероятно, из-за тусклого света и этих дурацких портьер, колыхавшихся от сквозняка – ему стало казаться, что пол уходит у него из-под ног. «Какого черта!» – разозлился Стивен. О чем, интересно, думал хозяин, предоставив в распоряжение гостей весь этот нелепый дом со множеством комнат, в которых можно было без труда заблудиться… и к тому же битком набитых уродливой, с острыми углами мебелью?! Нормальному человеку здесь просто повернуться негде! Да у него полночи уйдет на то, чтобы отыскать… ах, вот и она! Сидит в гостиной за крошечным, почти игрушечным письменным столом, вызывающе повернувшись спиной к двери, словно ей позарез нужно написать кому-то письмо, а для этого необходимо хоть ненадолго остаться наедине с собственными мыслями.

Торжествующе улыбнувшись, Стивен перешагнул через порог и вошел в комнату. Хорошенький столик, одобрительно подумал он. Чудесная мозаика из меди кажется теплой в отблесках пламени камина… Но не настолько красивый, чтобы быть достойным ее. Впрочем, для такого бриллианта, как эта женщина, трудно найти достойную оправу. Любая драгоценность мгновенно потускнела бы рядом с ней. Разве сапфиры сияют ярче, чем ее глаза? А какая кожа! Ни одна жемчужина в мире не выдержала бы сравнения с ней. И самые роскошные рубины не в силах соперничать с цветом ее губ… Стивен силился подобрать соответствующую поэтическую метафору, но добился только того, что у него разболелась голова.

– Добрый вечер, мисс Уинстон, – негромко проговорил он, от души надеясь, что правильно запомнил ее имя. И осторожно прикрыл за собой дверь. Вслед ему неслись звуки кантаты Баха. Узнать мелодию было несложно, хотя, строго говоря, музыканты не всегда следовали нотам, а все благодаря доброте леди Дункан, приказавшей отнести им вина, и их собственному слабоволию, не позволившему отказаться от столь щедрого подношения.

– Мистер Кертон. – Казалось, его внезапное появление нисколько не удивило девушку. Во всяком случае, она не выказала ни недовольства, ни раздражения. Впрочем, он не был уверен, ведь лицо ее по-прежнему скрывала маска. Однако ему показалось, что ее изящные брови – а какими они могли быть на столь прекрасном лице? – слегка сдвинулись. – Стало быть, вы меня все-таки вспомнили?

– Белль Уинстон… Конечно же, я вас помню. Я бы ни за что на свете не смог забыть вашего имени, – галантно ответил он, гадая про себя, сильно ли разгневалась бы прекрасная незнакомка, узнай она, что он абсолютно не помнит, что видел ее до сегодняшнего вечера. А может, это просто игра, правил которой он не знает?

Стивен слегка нахмурился. Все-таки встречались ли они уже раньше или нет? Сказать по правде, он не помнил. А вдруг она, раздосадованная его внезапным появлением, только и ждет, чтобы он ушел? Неужто другой уже успел перебежать ему дорогу и теперь не он, а более удачливый соперник завладеет этим прелестным созданием?

Нет, это невозможно, решил он. Ведь она сидела совершенно одна в этой комнате, когда он вошел. Если бы у нее появился поклонник, подумал Стивен, вряд ли он решился бы надолго оставить ее в одиночестве.

Сразу приободрившись, Стивен приблизился к девушке.

– Мне показалось, вы хотите побыть немного в одиночестве, – проговорил он, направившись в сторону кокетливого диванчика из розового дерева, возле которого чья-то заботливая рука расставила шахматы и несколько колод карт. Чувствуя себя немного неловко под испытующим взглядом девушки и гадая, каким образом перейти к ухаживанию, не оскорбив при этом надменную богиню, он смущенно добавил:

– Держу пари, от гвалта в столовой у кого угодно разболелась бы голова. Эта бесконечная болтовня – такая скука.

На алых губах очаровательной девушки промелькнула слабая улыбка.

– Признаться, меня они слегка утомили, – проговорила она мягко, и голос ее, теплый и нежный, целительным бальзамом проник в душу Стивена. Женщины с визгливым, пронзительным голосом вгоняли его в дрожь. – Но мне казалось, что вам и раньше приходилось бывать в Ормстед-Парке на званых обедах. И даже наслаждаться ими.

Стивен пожал плечами:

– Да, я бывал здесь пару раз. Ормстед-Парк – одно из немногих мест, где я чувствую, что мне по-настоящему рады. – Он мысленно похвалил себя за то, что смог произнести эти слова без малейшего оттенка горечи. В последнее время позорные обстоятельства его появления на свет причиняли ему все больше страданий.

– Понимаю. – Она опустила глаза.

– Не все в обществе жаждут принимать в своем доме бастарда. – Стивену показалось, что он ослышался. Невероятно! Ему не верилось, что с его губ слетело это слово. Он выругался про себя – не иначе как выпитое бренди, а может, и ее красота заставили его язык развязаться.

Веки ее дрогнули, взгляд смущенно скользнул в сторону. Было заметно, что ей тоже не по себе.

– Что-то я не слышала, чтобы кто-нибудь рискнул закрыть перед вами двери своего дома, – осторожно проговорила она.

– В общем, да, вы правы… но разве вы рискнули бы приехать в дом, если бы знали, что вас могут вышвырнуть за дверь?

– Нет. Конечно, нет, – призналась Белль. Она надменно и немного задиристо вскинула головку.

Сообразив, что не в меру развязавшийся язык может завести его куда дальше границ дозволенного, Стивен сделал попытку перевести разговор в другое, более безопасное русло.

– Впрочем, иной раз я даже рад возможности отклонить кое-какие из приглашений, – шутливым тоном проговорил он, осторожно присаживаясь на один из хрупких, изящных стульчиков возле стола и делая вид, что разглядывает шахматную доску. – Только представьте себе: ну что такому увальню, как я, делать в салоне какой-нибудь светской леди?

– Боюсь, что, поскольку у меня никогда не возникало особого желания побывать в гостях у какой-нибудь богини большого света, я не могу утверждать, что подобная дискриминация доставляла мне какие-то особые неудобства или огорчения, – ответила Белль.

В том, как это было сказано, чувствовалась какая-то странная недоговоренность. Стивен заметил это, однако не понял, с чем она связана. К. тому же пары бренди уже изрядно затуманили его сознание.

– А что, теперь стала доставлять? – брякнул он не подумав. Заметив свою оплошность, Стивен спохватился и в поисках лазейки с надеждой спросил: – Наверное, рассчитывали встретить кого-то подходящего для ваших целей, поэтому закрытые перед вами двери некоторых домов, так сказать… э-э-э… сузили круг ваших поисков?

– Так оно и есть, – ничуть не смутившись, вздохнула она. – Впрочем, это не так интересно. Что это вы делаете – пытаетесь сыграть партию в шахматы?

– Если смогу, – пробормотал он, озадаченно хмуря брови, так как мраморные фигурки, казалось, затеяли какую-то непонятную возню и все время норовили закатиться куда-то – никогда нельзя мешать бренди с вином. – Хотя сегодня мои мысли заняты более серьезными вещами. Внезапная опасность нависла над всеми моими планами, угрожая разрушить мое будущее счастье, и я очень нуждаюсь в помощи.

– И что же это за ужасная опасность? – вежливо поинтересовалась Белль. Неожиданно встав, она придвинула свой стул к столу.

Стивен растерянно поднял на нее глаза. Странная девушка! И ухом не повела, когда он сказал, что вся его жизнь может быть разрушена в одну минуту! Может, просто не поверила?

– Знаете, как-то чертовски неудобно разговаривать, когда у вас на лице эта маска. Я не вижу ваши брови, – капризно пожаловался он и страшно удивился, услышав смешок. – Имейте снисхождение – снимите ее. К тому же если вы умная и здравомыслящая женщина, то не можете не понимать, что она как-то не вяжется с обликом девственницы.

– Вот вам! – воскликнула Белль, развязав шелковую черную ленточку и решительно тряхнув золотистыми кудрями. – Можете убедиться, что я веду себя как здравомыслящая женщина! Впрочем, я и сама, честно сказать, не понимаю, для чего леди Дункан так настаивала, чтобы на обеде все были в масках! От них только голова болит, а толку никакого – все равно все друг друга знают!

– Глупая идея, однако леди Дункан это обожает. Я считаю святотатством прятать под маской такое лицо, как ваше, – решительно объявил он, изо всех сил стараясь сфокусировать взгляд на предмете своего восхищения. Но вдруг произошло нечто непонятное: лицо, которым он любовался, показалось Стивену невероятно знакомым. «Может, мы и вправду раньше встречались?» – растерявшись, подумал он. Оставалось только надеяться, что он произвел не слишком дурное впечатление. После получения письма от своей невесты Стивен пребывал в отвратительном расположении духа.

– Благодарю за комплимент, но в данный момент я бы предпочла, чтобы остальные гости его не видели. – Белль немного помолчала и вдруг улыбнулась: – Мистер Кертон, вы так упорно разглядываете меня! Может быть, у меня грязь на носу? Или к вам понемногу возвращается память?

Опомнившись, Стивен с трудом заставил себя отвести взгляд от ее лица. Не зная, что сказать, он взял в руки одну из мраморных шахматных фигурок и принялся внимательно ее изучать. Наконец ему показалось, что он вспомнил, как они должны двигаться по доске, и он поставил фигурку на соответствующее ей место.

– Мистер Кертон? – снова окликнула его Белль. Теперь уже не только на лице, но и в голосе ее была насмешка. – Простите мою откровенность, вы что – выпили лишнего?

– Немножко перебрал, – виновато признался Стивен. – А что, так заметно? – всполошился он.

– Нет-нет, ваш галстук в полном порядке, – успокоила его она, заметив, что пальцы Стивена машинально потянулись к шее. – Ну разве что волосы чуть-чуть растрепались, но не расстраивайтесь, это почти не заметно. Вы по-прежнему выглядите вполне респектабельно, а легкая небрежность в туалете мне лично даже нравится.

Этот неожиданный комплимент заставил его растеряться. Стивен, не зная, что и думать, смущенно заморгал. В отличие от него Белль чувствовала себя совершенно свободно. И наступившее в комнате неловкое молчание нисколько ее не смутило. Усевшись за шахматный столик, она внимательно изучала стоявшие перед ней черные фигурки.

– А знаете, ваша прическа мне тоже нравится – изящная и в то же время скромная. – Осмелев, Стивен вернул ей комплимент.

Он вдруг, вспомнил, что всем женщинам нравится, когда мужчина начинает расхваливать их внешность. «Только вот сравнение с драгоценными камнями, наверное, покажется ей вольностью», – поколебавшись немного, решил он про себя. Ему бы не хотелось, чтобы она приняла его за слабоумного, хотя вряд ли он был и состоянии объяснить, почему ему так. важно ее мнение.

– Знаю. Я нарочно выбрала этот стиль – к тому же он всегда мне шел, – кивнула она, двинув фигурку вперед. – И задумана моя прическа была не случайно – как напоминание и вместе с тем упрек. Но Куинси сбежал, и моя затея с треском провалилась.

– Куинси?

Стивен озадаченно нахмурился, стараясь припомнить хоть одного обладателя этого имени. Единственный, кто пришел ему на память, был замеченный им в толпе гостей молодой повеса, младший сын Эндрю Марвелла. При мысли о том, что такая прелестная девушка может иметь что-то общее с подобным щелкопером, кулаки Стивена сжались сами собой.

– Вы уже видели сад? – коротко бросил он, решив, что отыскал возможность увильнуть от игры в шахматы и одновременно избежать разговора о возможном сопернике, обсуждать которого сейчас было совершенно не в его интересах. – Уверяю вас, живые изгороди ласкают глаз, а кроме того, в саду много цветущих деревьев – их там целые аллеи! Сад содержится в образцовом порядке, и в нем можно гулять даже вечером, ведь между деревьями развешано множество фонариков.

– Вот как? – Сказано это было достаточно вежливо, но вполне равнодушно.

– Сейчас среди аллей наверняка полным-полно гуляющих, – промямлил он, вполне отдавая себе отчет в том, что похож на глупца, и мысленно проклиная свою тупость. Что-то странное происходило с его языком, и, несмотря на все титанические усилия, Стивен ничего не мог с собой поделать. – К тому же, насколько я мог заметить, музыка звучит намного приятнее, когда слушаешь ее на некотором расстоянии и на открытом воздухе.

Не выдержав, девушка неудержимо расхохоталась, блеснув ослепительно белыми зубами. Окончательно сбитый с толку, Стивен растерянно вытаращил на нее глаза.

– Поразмяться для пищеварения лучше, чем поиграть в шахматы, верно? – с невинным видом спросила она.

– Да… э-э-э… конечно.

– К тому же вы рассчитываете, что на свежем воздухе в голове у вас немного прояснится?

– Возможно, хотя кто знает? – согласился он без особого энтузиазма.

Сказать по совести, Стивен и не думал о том, чтобы в голове у него просветлело. А если уж совсем откровенно, то где-то в самой глубине души он боялся, что протрезвеет окончательно, и тогда восхитительное безумие, от которого кровь закипала в жилах, развеется без следа.

Белль встала:

– Что ж, хорошо. Пойдемте в сад, раз вам так хочется. К тому же вечер, так или иначе, пропал и все мои грандиозные планы пошли прахом. Так что одной ошибкой больше, одной меньше ничего уже не меняет. Готова держать пари на что угодно, что моя репутация в любом случае уже погибла. – Последняя фраза была произнесена с полнейшим равнодушием и без малейшего признака гнева или раздражения.

– Она погибла только сейчас? – с искренним интересом полюбопытствовал Стивен. – Сказать по правде, что-то вроде этого я и подозревал, только не знал, когда именно это произошло. Стало быть, просто вам повезло и погибшая репутация еще не успела наложить свой отпечаток на ваше лицо.

– Да, представьте, вы угадали – это случилось только сегодня вечером. Моя девичья честь и я вместе с ней – мы обе погибли. В глазах света, естественно. К тому же настоящая леди никогда бы не явилась на бал-маскарад в дом лорда Дункана – по крайней мере так мне всегда говорили.

– Так оно и есть, – подтвердил Стивен. С трудом проглотив вставший в горле комок, он предложил девушке руку. – Если честно, не могу припомнить, чтобы я раньше встречал хоть одну из них в этом доме.

– Да? Жаль, что вы мне не сказали об этом хотя бы пару дней назад – тогда многое было бы проще.

Красавица в белом некоторое время молча смотрела ему в глаза с таким выражением лица, что Стивен неловко поежился, гадая, уж не брякнул ли он опять что-то неподобающее.

– Надеюсь, вы крепко держитесь на ногах и не собираетесь свалиться на пол? – поинтересовалась она, положив пальчики ему на рукав. – Сказать по правде, не думаю, что у меня хватит сил поддержать вас, если такое случится. Может, конечно, я и успею вас поймать, но вряд ли удержу.

– Я не собираюсь падать, – твердо заявил Стивен.

– С чего, интересно, вам вдруг взбрело в голову столько выпить? – удивленно спросила она, когда они не спеша направились к двойным дверям. За дверью была веранда, а позади нее тянулся сад. – Думаю, из-за этого обед превращается в непрерывную муку. Вряд ли опьянение может притупить душевные терзания, которые вы испытываете.

– Знай я, что вы будете здесь, я бы вообще не взглянул на это проклятое бренди, – извиняющимся тоном сказал он. – И потом, сколько бы я ни выпил, я не стану тыкать вилкой себе в глаз, если вы именно это подразумевали, говоря о муках во время обеда.

– Тогда для чего вообще пить, тем более столько? – возмутилась она, дожидаясь, пока он справится с задвижкой на двери. – Или это из-за той ужасной угрозы, что нависла над вашим счастьем?

– Для чего я пил? – тупо переспросил Стивен. – Видите ли, предполагалось, что я должен был вступить в брак. Как раз на этой неделе, – с мрачным видом добавил он. – Поэтому я и напился – чтобы хоть ненадолго забыть об этом.

Огромные голубые глаза девушки с удивлением уставились на него.

– Вы должны были на этой неделе жениться?

– Угу… по крайней мере так мне сказали. И вот теперь я встретил вас и собственными глазами убедился, что красота действительно существует. Оттого судьба, уготованная мне, выглядит совсем уж безрадостной. Учитывая, что моя дражайшая невеста пока еще пребывает на этом свете. И к тому же передумала выходить за меня замуж.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации