Электронная библиотека » Мелани Милберн » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Замуж за негодяем"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:20


Автор книги: Мелани Милберн


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Итак, – смягчился Джаспер. – Куда ты и Майлз собирались отправиться в медовый месяц?

– Мы планировали отправиться на Зеленый остров.

– О! Нам предстоит чудесный отдых, – оценил Джаспер.

– Ты собираешься ехать туда? – изумилась девушка.

– А как же иначе? Громкая свадьба, вроде той, что будет у нас, обязывает молодоженов отправиться в свадебное путешествие.

– Но я не хочу…

– Охотно верю, но тебе придется. Нас не поймут, если я поеду туда один, – рассмеялся жених.

– Мне будет неприятно находиться с тобой там, где я должна была оказаться с Майлзом, – попробовала объясниться Хейли.

– Неужели ты любила этого мерзавца? Я тебе больше подхожу, – с оттенком шутливости произнес Джаспер.

– С этого дня я буду иметь дело только с совестливыми мужчинами.

– Это ты про меня говоришь?

– Я не могу считать порядочным человеком того, кто так низко поступил с Мириам Мурбэнк.

На скулах Джаспера заиграли желваки.

– Я доволен, что мне, наконец, представится законная возможность научить тебя хорошему поведению. Не дождусь, когда прозвенят свадебные колокола, – зловеще прошипел Джаспер, от чего Хейли невольно поежилась.

– Вряд ли это произойдет.

– Ты продолжаешь думать, что у тебя есть выбор, милая? Заблуждаясь, ты делаешь хуже себе, а не мне. Вспомни о своем замечательном салоне красоты и хорошенько подумай.

– Ты беззастенчиво угрожаешь мне не меньшими неприятностями в браке. Я перестаю различать разницу.

– Разница в том, что наш брак продлится всего один только месяц, а если ты не согласишься на мои условия, то потеряешь салон не на месяц и не на два, а навсегда… Что ты так на меня смотришь? Что пришло в твою очаровательную головку?

– Ты сознательно дискредитировал Майлза в моих глазах, не так ли?

– Каким это образом?

– Ты нанял эту потаскушку, чтобы она соблазнила его, – догадалась Хейли.

– Он сам проглотил эту наживку, Хейли.

– Какой же ты негодяй! Я же любила его!

– Ты не должна сожалеть об этом. Да, я приложил руку, чтобы вывести его на чистую воду. И сделал я это не наугад. Круг торговцев недвижимостью весьма узок, и мне не потребовалось много времени, чтобы собрать информацию об одном из его членов. Всем известно, как падок Майлз Ледерман на женщин этого типа. Я лишь проверил это с помощью Серены Уилтшир.

– Я тебе не верю. Ты мог точно так же опорочить перед ним меня, – гневно проговорила Хейли.

– Послушай-ка меня, сладенькая, – фамильярно обратился к ней Джаспер. – Тебе бы благодарить человека, который обнаружил истинное лицо твоего избранника. Если бы он любил тебя, как ты того заслуживаешь, или хотя бы уважал, то никогда не поплелся бы за такой, как Серена, как и за любой другой.

Хейли отлично понимала, что Джаспер прав, и была бы благодарна ему, если бы им не двигала корысть.

– Радуйся, что это случилось до свадьбы. Подумай о той боли, которую тебе пришлось бы испытать, узнай ты об этом, будучи матерью его детей.

– Так ты платил или не платил Серене за эту услугу?

– Нет. Я лишь дал ей знать о его пристрастиях.

В своих доводах он был обезоруживающе прав, и Хейли решила, что с разъяснениями покончено.

– Я попросил Раймонда обвенчать нас, – сообщил ей Джаспер. – Он согласился, но без особого энтузиазма. Обстоятельства ему известны.

– Я высоко ценю дружбу с Раймондом, – отозвалась Хейли. – Мне будет неприятно сознавать, что ему известно о моей причастности к этой авантюре. Я знаю, чем он пожертвовал, решив стать священником. Вряд ли он сможет принять мои обстоятельства за оправдание моих поступков. Раймонд настолько четко разграничивает мир духовной жизни и материального прозябания, что его не убедишь пустословием. Он так много делает для обездоленных, так упорен в своем призвании…

– Да, да, да! Все любят Раймонда, – цинично оборвал ее Джаспер.

– Он посещал больного отца почти каждый день, в то время как его братец упивался вседозволенностью.

– Разумеется. Моему отцу всегда было приятнее видеть Раймонда… и, конечно, тебя. Я же служил ему вечным укором. Зачем было расстраивать старика своим присутствием? По-моему, я поступал очень гуманно.

– Ты огорчал его, Джаспер. Он всякий раз крайне болезненно реагировал на вести о твоих… причудах.

– Моему отцу всегда нравилось управлять людьми. Он не мог перенести, что кто-то вышел из-под его контроля. Он не хотел понять, что я не пешка на шахматной доске.

– А ты и есть пешка, Джаспер, если позволяешь своим порокам властвовать над собой. Мы оба не более чем пешки в игре твоего отца. Разве не его завещание заставляет нас так унижаться, чтобы достигнуть того, чем он нас дразнит?

– Мне нужна моя собственность, и никто не помешает мне ею завладеть, – жестко произнес Джаспер.

– Кроме меня, – добавила Хейли.

– Если ты намерена встать на моем пути, берегись.

– Мне претит мысль быть твоей женой, – презрительно произнесла Хейли.

– Потерпишь… Скажи, ты очень удивилась, когда узнала, что он не оставил тебе денег?

– Он и не должен был. Мы не кровные родственники. Меня удивило другое. Почему он не разделил наследство поровну между тобой и Раймондом? Он ведь собирался сделать именно это, но, видно, передумал в самый последний момент.

– И благочестивый Раймонд тут же передал бы свою долю в дар церкви, – ухмыльнулся Джаспер. – Должно быть, моему рассудительному отцу эта идея не показалась такой уж разумной.

– Но Раймонд имеет право распорядиться своим наследством так, как посчитает нужным. Полагаешь, твой отец поступил правильно, лишив его этой возможности?

– Я одинаково уважаю волю своего отца и желание брата жертвовать всем на благо обществу. И если бы отец счел нужным поддержать моего брата в таком желании, я бы не стал этому противиться. Но мой отец распорядился иначе, и я смиренно принимаю его решение, – высокопарно объяснился Джаспер.

– Что насчет брачного контракта? – деловито поинтересовалась Хейли. – Я хочу знать, какие тезисы он будет содержать.

– Не будет никакого брачного контракта, – категорически заявил Джаспер.

– Я не совсем понимаю… Ты готов отдать мне половину своего состояния, если я откажусь разводиться на твоих условиях? Почему ты считаешь, что я не злоупотреблю ситуацией и не ограничусь той суммой, которую выделил твой отец, в случае моего замужества с тобой?

Джаспер откашлялся.

– Ты мне угрожаешь, Хейли? – через силу произнес он. – Собираешься пойти по стопам своей алчной матери?

Девушка плотоядно улыбнулась, дерзко глядя на Джаспера. Ей стало понятно, что завещание его отца исключало заключение брачного контракта. Ситуация представилась ей совершенно в ином свете. Теперь она могла держать Джаспера в напряжении.

Хейли решила вести себя осторожно, чтобы ничем не обнаружить своих намерений. Она рассудила, что такая неясность способна сыграть ей на руку. Если невозможное поведение Джаспера спровоцирует ее на то, чтобы в судебном порядке ополовинить его состояние, она очистит совесть тем, что отдаст эти деньги маленькому Даниэлю Мурбэнку – сыну Джаспера, от которого он отказался.

– Решено, – уверенно произнесла Хейли. – Я выйду за тебя замуж.

– Почему у меня такое чувство, что однажды я пожалею об этом?

– Не знаю, дорогой. Это всего лишь на месяц, потерпи, – передразнила тон его высокомерных увещеваний Хейли. – Где ты предполагаешь жить после свадьбы?

– У меня, разумеется.

– Мне очень не хотелось бы переезжать, – закапризничала Хейли.

– По-твоему, я должен переехать в твою крохотную квартирку, имея огромный особняк на побережье? Абсурд! Я отказываюсь это обсуждать.

– Ну, хорошо, – нехотя произнесла Хейли. – Убедил. Но нам придется оговорить некоторые правила общежития.

Игра начинала казаться девушке забавной. Она решила не упускать ни единой возможности, чтобы поиграть на нервах своего самодовольного жениха.

– Правила, несомненно, будут – те, которые установлю я…

– Во-первых, – перебила его Хейли, – не жди от меня ничего из того, что обычно делают жены. Я имею в виду готовку, уборку, стирку, глажку, хождение по магазинам. Все это я буду делать лишь для себя.

– Не велика беда, – прореагировал Джаспер. – У меня для этого домработница. Кстати, о домработнице. Надо придумать что-то, чтобы ее не слишком смущало наше проживание в разных комнатах.

– Скажем, что ты громко храпишь, – предложила Хейли.

– Отличная идея, – поддержал Джаспер.

– Во-вторых, – вернулась к своим требованиям Хейли, – я буду вести себя как заблагорассудится, если ты станешь встречаться с другими женщинами.

– Исключено, – коротко пресек Джаспер.

– То есть?

– Моя жена не будет спать с другими мужчинами и вести себя, как ей вздумается.

– Почему это?

– Я не стану делать из себя посмешище.

– Разве твое наследство не стоит любых жертв, милый? – со вкусом поддразнила его Хейли.

– Только не ценой моей мужской гордости.

– А что прикажешь делать с моей женской гордостью? Мне тоже не польстит узнать о твоих шашнях на стороне.

– Обещаю вести себя хорошо. Если я что-то и предприму, никто об этом не узнает, – заверил ее Джаспер.

– Предлагаю компромисс: воздержание на месяц брака для обоих.

– Может, ты и способна пойти на это, я же отказываюсь, – энергично замотал головой Джаспер.

– Придется.

– Невозможно.

– Почему?

– Это противоестественно.

– Вспомни Раймонда.

– Я – не он. Я с ума сойду.

– В таком случае и мне придется пуститься во все тяжкие, – тяжело вздохнула Хейли и кокетливо заморгала сине-зелеными глазками.

– Это пустые угрозы. Ты сама сказала, что за те три месяца, которые встречалась с Майлзом, ты так и не переспала с ним.

– Это потому, что мы шли под венец. Если бы я просто пожелала получить сексуальное наслаждение, то сделала бы это.

– Пустые слова.

– Я женщина, Джаспер, и привыкла жить полной жизнью, – сказала Хейли, потупившись.

– Милая, тебе двадцать восемь, а ты с трудом выговариваешь эти слова. Я тебе не верю, – насмешливо произнес Джаспер.

– Это вообще тебя не касается, – разозлилась Хейли.

– Согласен. Еще вина?

– Достаточно.

– Зарделась, бесстыжая, – ласково сказал Джаспер. – Хочешь десерт? Я помню, ты готова была убить за плитку шоколада.

– Даже не знаю. Ну, разве что небольшой кусочек шоколадного торта.

– А как же калории? – спросил провокатор.

– Черт с ними, – махнула рукой Хейли.

– Люблю тебя за то, что ты всегда уступаешь своим соблазнам.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Ваш жених хочет с вами поговорить, – сообщила Люси.

Хейли оторвала удивленный взгляд от газеты.

– Майлз?

– Э… нет, другой, великолепный и волнующий – Джаспер Колфилд, – охарактеризовала посетителя словоохотливая Люси.

– Ах, этот…

– Вы действительно собираетесь за него замуж? О вашей помолвке объявили в газетах.

– Газетам иногда можно верить, – сдержанно ответила Хейли.

– Но вы так безразличны к нему. Я этого не понимаю.

– И не пытайся, Люси.

– Может быть, вам стоит об этом с кем-нибудь поговорить?

– Давай договоримся, Люси, что ты никогда и нигде не обмолвишься о том, что я безразлична к своему будущему мужу. К этому великолепному и волнующему негодяю. И объясню почему. Об этом не должен узнать Майлз. Я хочу сохранить свою гордость.

– Вы знаете, что мне можно доверять, – заверила ее Люси. – Но, сказать откровенно, я никогда не считала его подходящей партией для вас.

– Объясни, – настороженно попросила Хейли.

– Возможно, вы еще не готовы это признать, но с тех пор как мы знакомы, я чувствую, что вас влечет к мужчинам намного старше вас. Вы понимаете, что я имею в виду…

– Не совсем…

– В детстве вы не испытали отцовской любви и теперь стремитесь компенсировать этот недостаток. И Майлз был именно тем, кого вы могли отождествить с образом отца…

– Лучше пойду и узнаю, чего хочет Джаспер, – прервала помощницу Хейли.

– А вот он мне нравится гораздо больше, – вставила Люси.

– Чем же он тебя так прельстил? – с ухмылкой полюбопытствовала Хейли.

– Он не просто красив. По-моему, он чрезвычайно умен.

– Ему приходится быть таким, чтобы его тщеславие не пропало даром.


Джаспер лениво поднял глаза над журналом, который пролистывал до появления Хейли, затем встал и внимательно оглядел девушку. Он не мог поступить иначе, потому что Хейли выглядела потрясающе.

– Здравствуй, милашка! Чашечка кофе с обожаемым женихом?

– Увы, голубчик.

– Что такое?

– Не могу отлучаться, много клиентов.

– Как жаль.

Джаспер приподнял кисть Хейли в своей ладони и грациозно склонился над ней. Хейли удивилась, ощутив жар поцелуя на своей руке.

– Как ты пахнешь! – восхищенно произнес Джаспер.

– Это не я, а крем для рук с ароматом ванили.

– После работы проведем время вместе, – безапелляционно заявил жених.

– Мне необходимо поработать с документами.

– У работы с документами есть одно замечательное свойство. Она умеет ждать.

– Но не в моем случае, – упорствовала Хейли. – Я и так слишком долго откладывала.

– Повторяю: после работы мы проведем время вместе… и наедине.

– Что-то новенькое, – неуверенно улыбнулась Хейли. – Насколько это вписывается в наше соглашение?

– Соглашение требует согласия, которое достигается в доверительном общении. Не волнуйся ты так за свою безопасность, Хейли. Ты не в моем вкусе.

– Любишь, когда размер бюста больше, чем коэффициент интеллекта?

– Тебя задели мои слова, – подтрунил над ней Джаспер.

– Вовсе нет.

– Отлично. Мы отправляемся на Южное нагорье, у меня там деловые переговоры. Едем вместе, потому что не хочу, чтобы твой престарелый бывший жених заподозрил разрыв в наших отношениях и принялся вновь опутывать тебя своими сетями. Видишь, как честен я с тобой? Супруги, владеющие участком превосходной земли, который заинтересовал меня, живут вместе уже полвека. Полагаю, нам не вредно будет пообщаться с ними.

– Мы будем дурачить их?

– Не обязательно. Ты ведь можешь смотреть на меня такими же влюбленными глазами, как делала это, будучи подростком…

Кэтрин Колфилд погибла в автомобильной аварии через несколько недель после женитьбы Джералда на матери Хейли, Еве, с которой состоял в длительной связи. Почти сразу же после этого Джаспер оставил отцовский дом, ограничив с отцом отношения.

И вот тогда-то за ним начала распространяться репутация плохого парня. Джаспер словно искал неприятности. Хейли, знавшая о его проделках, была уверена, что этим он наказывает своего отца за его связь с матерью Хейли. Сама она в ту пору еще спала с мягкими игрушками, тогда как он перебывал в постелях всех девушек в окрестности…

Джаспер широко распахнул перед невестой дверцу автомобиля со словами:

– Добро пожаловать в скромное жилище, которое вскоре станет твоим домом на месяц.

Резиденция Джаспера Колфилда превосходила все ожидания. Огромный дом, выстроенный в три этажа, восхитительный сад и живописные окрестности поражали воображение. День выдался удивительно ясный. Солнце играло в лазоревой воде бассейна и изумрудной траве теннисного корта.

– Это… потрясающе! – воскликнула Хейли.

– Рад, что тебе здесь нравится, – сдержанно произнес Джаспер, усадив ее на кожаный диван в гостиной.

– Нравится?! Да это самый роскошный дом, какой мне когда-либо приходилось видеть!

– Только ты не привыкай, девочка. Месяц пролетит быстро.

– Благодарю за совет, – ядовито сказала Хейли.

– У меня тут для тебя кое-что есть, – сообщил Джаспер, выставляя перед Хейли на мраморную столешницу кофейного столика коробочку из бархата синего цвета. – Для пущей убедительности.

Хейли открыла эту коробочку, и ее ослепило целое созвездие бриллиантов обручального кольца.

– С размером пришлось угадывать, – объяснил Джаспер. – Примерь, если не подойдет, то поменяем.

Хейли неторопливо надела сокровище на безымянный палец и с улыбкой заметила:

– Чудесное кольцо, но… право, не стоило беспокоиться. Можно было обойтись кольцом с чем-нибудь и поскромнее. Мы же знаем, что все это не более чем профанация. Я верну его тебе, когда… все закончится.

– Нет, я хочу, чтобы ты оставила его себе. Это подарок.

– Слишком дорогой… Нет, я не могу его принять, Джаспер, – отказалась Хейли, неотрывно всматриваясь в игру света на гранях крупных бриллиантов.

– Хейли, очень прошу тебя, давай не будем спорить по каждому поводу. Я хочу, чтобы ты оставила это кольцо себе, что бы ни произошло в наших отношениях в дальнейшем.

– Джаспер, – тяжело вздохнула девушка, – даже не знаю, что сказать…

– Тогда и не говори ничего, – с милой улыбкой предложил ей жених, присаживаясь возле нее на диване.

Хейли попробовала отодвинуться, но Джаспер удержал ее.

– Что ты делаешь? – спросила она его.

– Пробую поцеловать свою невесту, – признался он, всматриваясь в изгибы ее губ.

– Зачем?

Джаспер неторопливо обнял ее за талию.

– Знаешь, у алтаря нам непременно придется поцеловаться. И при прочих обстоятельствах, которые порой возникают у молодоженов, тоже. Достоверность требует того, чтобы мы умели обласкать друг друга.

– Обласкать? Как странно звучит, особенно применительно к нам, – поежилась Хейли.

– Роль требует. Люди ждут именно этого от новобрачных.

– Значит, нам не стоит слишком часто появляться на публике вместе, – увертывалась от него Хейли.

– Не волнуйся, крошка. Чтобы я знал, как тебе больше нравиться, поцелуй меня первая.

– Я?!

– Да. Сначала ты меня, потом я тебя. Ну же, Хейли! Трусиха! Или ты целоваться не умеешь?

Она быстро коснулась губами его губ и тотчас отпрянула.

– Неплохая попытка, – рассмеялся Джаспер. – Теперь моя очередь.

Хейли ощутила, как его ладони с талии спускаются на бедра. Джаспер медленно склонился к ее рту. Дрожь в теле девушки сменилась теплом. Ее губы покорно приоткрылись, и Хейли, почувствовав его упругий язык, чуть не задохнулась от неожиданности. Жар накатывал волнами и пронизывал всю ее насквозь.

Джаспер крепко обнял Хейли, прижав к своей груди. Поцелуй становился все более страстным, дыхание – тяжелым и знойным. Словно дурманящий аромат разлился вокруг них…

И вдруг все оборвалось.

– Этот пункт мы отработали, – самодовольно произнес Джаспер. – Я убедился, что такая чувственная женщина, как ты, заслуживает часть наследства моего отца.

– Как ты смеешь! – оттолкнула его от себя Хейли.

– Я недавно перебирал документы отца и наткнулся на кое-какие чеки. Ты знаешь, даже выпучил от удивления глаза… Сдается мне, что твой Ледерман знал, как ты была близка с моим отцом, и искренне рассчитывал на большую долю в наследстве. То есть если бы ты – по его представлениям – получила это наследство, тогда он бы прибрал его к рукам. Ты же знаешь, как это получается при разводах? А если бы ему посчастливилось стать вдовцом, то… Да что я тебе объясняю?

– Полнейшая нелепость, – отозвалась на его подозрения Хейли. – Может, ты и способен на такое, но не Майлз.

– Я разговаривал с Максом, садовником моего отца. Так вот он убежден, что старик недолюбливал Ледермана, а адвокат отца заверил меня, что именно из-за этого за несколько дней до смерти отец изменил условия завещания, – слегка подтасовал факты Джаспер.

– По твоей логике, Джералд хотел, чтобы я вышла за тебя, а не за Майлза?

– А чем еще можно объяснить это идиотское требование?

– Но Джералд знал, что мы терпеть не можем друг друга…

– У старика было своеобразное чувство юмора. И ему были хорошо известны мои взгляды на брак вообще. Должно быть, таким способом он надеялся остепенить меня. Но, к счастью, в его плане слишком много слабых мест.

– Тем более странно, что ты так привязан к этому имению.

– Я привык получать то, что хочу. «Крикглейдс» – мой, – обозлился Джаспер.

– Не понимаю. Я всегда думала, что ты ненавидишь отцовский дом. Ты приезжал не более двух раз в году.

– Слишком много гадких напоминаний.

– Тогда зачем он тебе? Хочешь сделать деньги на его продаже?

– Разумеется! Зачем еще мне нужен этот сувенир из прошлого?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джаспер вел машину, искоса поглядывая на Хейли.

Он хорошо знал, что посеял большие сомнения в сердце девушки относительно беспорочности планов ее бывшего избранника. И сейчас он внимательно следил за тем, как Хейли старается скрыть от него свою озабоченность.

Но и сам Джаспер был неспокоен. Его взволновала ее невероятная нежность. Он не ожидал такого наслаждения от одного-единственного поцелуя. Его так и тянуло прикоснуться к запретным губам еще раз.

Прошли годы с тех пор, как он мужественно подавил в себе влечение к непорочному телу Хейли. Ее детское желание долго не отпускало его, и он выбрал расставание с ней и разгул взамен того, что предложила ему она в ночь своего шестнадцатилетия…

– Я бы хотел поехать с тобой к Хендерсонам на этой неделе.

Хейли непонимающим взглядом посмотрела на Джаспера.

– К тем супругам, землей которых я интересуюсь, – пояснил Джаспер.

– Вместе? Не уверена…

– Хейли, я лишь рассказал тебе то, что знал. Я не хочу, чтобы ты переживала из-за этого разрыва. Майлз с самого начала не был честен с тобой.

– Ты можешь упражняться в подозрениях сколько угодно, однако мы ничего не знаем наверняка. Мы даже не даем человеку оправдаться. Но для тебя ведь правда – не главное. Ты заинтересован в достижении своих целей и за ценой не постоишь.

– Если понимать под целью то наслаждение, которое подарил мне твой поцелуй.

– Это был не мой, а твой поцелуй, Джаспер. И надеюсь, это не войдет у тебя в привычку.

– Ты наслушалась проповедей моего благочестивого братца, – ухмыльнулся Джаспер.

– Его идеи мне намного ближе твоих.

– Но его идеи нежизнеспособны. Это скорее идеалы.

– А тебе не приходилось задумываться, что твоя поразительная жизнеспособность ущемляет интересы других людей?

– Ты сейчас говоришь о каких-то конкретных людях?

– Ну, хотя бы о Мириам Мурбэнк и ее сыне. Представляешь, как трудно ей пришлось?

– Ты еще не поняла, что от некоторых тем следовало бы воздержаться? – прикрикнул на Хейли Джаспер. – Или хочешь добираться до офиса пешком?

– Да уж лучше идти пешком, чем ехать в одном салоне с таким бессердечным индюком как ты!

Джаспер резко притормозил машину и скомандовал:

– Вылезай.

– Да отсюда не меньше часа до моего салона! – возмутилась Хейли.

– Тогда, может быть, извинишься? – предложил ей решение Джаспер.

– Моя обувь не годится для пеших прогулок.

– Вон из моей машины.

– Нет! – крикнула Хейли.

Еще несколько секунд она стойко держалась, но вдруг расплакалась.

Джаспер поморщился, избегая смотреть на нее.

– Черт тебя возьми! – прошипел он.

Ему вспомнились те многочисленные случаи из его отрочества, когда он частенько доводил свою сводную сестричку до слез своими жестокими мальчишескими шутками. Джаспер отчетливо ощутил сострадание к этой повзрослевшей девчонке, чего никогда не испытывал прежде. Он обхватил ее рукой за шею и прижал к себе.

– Ну… прости меня. Я и представить не мог, что ты так обидишься.

– Ты вечно меня обижаешь, – всхлипнула Хейли.

– Разве? – искренне удивился Джаспер.

– А то как же? Мы столько времени не виделись, и что ты сделал, появившись в моем салоне? Сразу стал угрожать тем, что отнимешь его у меня, этот шантаж с замужеством, разорванная помолвка… Из-за тебя я даже спать не могла всю эту неделю. А теперь еще этот поцелуй, – еще горше расплакалась девушка.

– А что оскорбительного было в поцелуе?

– Да ты специально сделал так, чтобы я почувствовала себя… слабой.

– Ты не слабая, Хейли. Просто ты женщина, которая постоянно забывает о том, что она женщина.

– А ведь ты мне даже не нравишься.

– Это и не обязательно.

– Не понимаю, почему Джералд так хотел этой свадьбы. Просто безумие. Какая-то жестокая, лишенная всякого смысла игра.

– Это единственный способ вернуть мне права на мое наследство, Хейли.

– Это будет самый длинный месяц в моей жизни, – вытерла слезы Хейли.

– Согласен, глупышка.


Хейли была преисполнена намерения отказаться сопровождать Джаспера в его поездке на Южное нагорье, которую он запланировал на следующее воскресенье. Но это не мешало ей с восторгом разглядывать то кольцо, которое с некоторых пор красовалось на ее изящном безымянном пальце.

Кольцо выглядело безупречно и подходило ей идеально. Каждый жест окольцованной рукой рассыпал мириады ослепительных искр и разжигал завистливые взгляды в ее окружении.

И по прекрасному виду этого кольца никто и предположить не мог, что причиной его появления на красивой руке Хейли стали самые неприглядные мотивы.

Сейчас девушка и помыслить боялась, что когда-то в далеком, но оттого не менее реальном прошлом она искренне надеялась однажды стать женой этого восхитительного юноши. И все последующие вести о его беспечности и развратности ранили ее до глубины души. Но она никогда не думала, что любит его.

Зато Хейли была уверена, что любит Майлза. Она верила в его надежность, обязательность, верность. Ей нравилось бывать с ним, их интересы во многом совпадали, их цели были общими. Она могла говорить с Майлзом о будущих детях, котятах и щенках. Он находил это забавным, но никогда не дразнил и не высмеивал ее.

Джаспер же насмехался над Хейли постоянно с их первой встречи в далеком детстве…

Хейли услышала рев мотора приближающегося автомобиля Джаспера, который через несколько мгновений остановился под окнами ее, маленькой квартирки. Она осторожно отдернула занавеску и украдкой посмотрела, как он выходит из машины. Его черные волосы отливали на солнце. Он был одет буднично, в светлую рубашку и темно-синие джинсы.

Хейли бросилась к двери и открыла ее прежде, чем он успел постучаться.

– Счастлив узнать, с каким нетерпением дожидается меня моя очаровательная невеста, – сказал Джаспер и прошел прямо в комнату. – Я разговаривал с Раймондом о нашей церемонии. Он сказал, что у него будет еще одно бракосочетание в тот же день. Но, сдается мне, он просто не желает присутствовать на нашей вечеринке.

– И, наверное, правильно делает, – произнесла Хейли. – Мы своим поступком оскверняем священное таинство брачных уз. Он не должен потакать этому. Семьи создаются на всю жизнь…

– Если бы только твоя мать разделяла твою точку зрения.

Хейли гневно отвернулась от него.

– Прости, – тихо произнес он. – Не удержался. Кстати, ты пригласила ее на наше бракосочетание?

– Она приглашена на мою свадьбу с Майлзом.

– Ты еще сожалеешь о том, что порвала с этим слизняком?

– Какое это имеет значение? Ты тоже используешь меня. Иногда ты заставляешь меня поверить, что я могу доверять тебе. Но делаешь ты это в корыстных интересах. И тот поцелуй тоже часть твоей жестокой игры. Я презираю тебя и намерена игнорировать все, что ты будешь внушать мне. И этим дорогим кольцом ты меня не купишь, Джаспер.

– Ты думаешь, что я хотел тебя подкупить, подарив это кольцо?

– Конечно.

– Это не так. Просто я видел то кольцо, которое выбрал для тебя Ледерман. Оно оскорбило меня своей дешевизной. Я решил подарить тебе такое, какого ты заслуживаешь. С настоящими бриллиантами.

– Да лучше уж носить фальшивые украшения от мужчины, который любит, чем настоящие, подаренные таким алчным человеком, как ты.

– Майлз любил те блага, которые надеялся получить в результате женитьбы на тебе. Он бессовестно вводил тебя в заблуждение. Что касается меня, то тебе сложно заблуждаться относительно моих чувств. Они все те же, какими были многие годы назад.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации