» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Стиль барса"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 15:12


Автор книги: Михаил Серегин


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Едва они переступили порог его квартиры – Лиза напросилась к нему «в гости», а он, учитывая ситуацию, не смог отказать, – как пришлось кинуться к телефону. Танин схватил трубку и приник к ней ухом.

– Вы нашли мою дочь? – услышал он нетерпеливый вопрос Крестовского, не соизволившего даже поздороваться.

– Еще нет, но делаю все возможное…

– За что я вам плачу деньги?! – злобно и одновременно сокрушенно воскликнул тот.

– Еще и суток не прошло, как вы обратились ко мне с этим заданием, – Китаец произнес эту реплику как можно сдержаннее, но так, чтобы Крестовский понял, насколько неуместна его требовательность. – Лучше скажите, вам не звонили?

– Нет! – почти выкрикнул Крестовский. – И это самое гнусное! Я просто схожу с ума.

– Мне кое-что удалось все же выяснить, – решил приободрить своего клиента Китаец. – Ваша дочь не у Тяпы.

– Это он вам сказал? – недоверчиво спросил Крестовский.

– Да, – уверенно произнес Китаец.

В трубке послышался судорожный смех. Крестовский явно был на взводе.

– Не смешите! – глухо проговорил он.

– Я отвечаю вам за это. Тяпа сам боится, что его не сегодня-завтра укокошат.

– Вы говорите о нем, как об агнце божьем, – с язвительной горечью произнес Крестовский. – Или он предложил вам больше?

– Олег Васильевич, – внушительным тоном сказал Китаец, – мне понятно ваше состояние, но оно не дает вам оснований сомневаться в моей порядочности.

– Да-да, – снова рассмеялся Крестовский, – мы тут с вами треплемся о профессиональной этике, в то время как моя дочь…

Китаец услышал стон, потом нечленораздельное бормотание, которое, по всей видимости, должно было сыграть роль громоотвода, дабы Крестовский не разрыдался.

– Олег Васильевич, держите себя в руках. Знаю, это нелегко… но поверьте, вам обязательно позвонят. Мы ведь с вами решили, что вы до поры до времени будете выполнять все требования похитителей. Они просто маринуют вас… Для того, чтобы вы были посговорчивее. Вас хотят сломать. Иначе я не могу объяснить молчание этих мерзавцев. Наберитесь терпения. Если что, звоните. – Китаец говорил рублеными фразами, ему казалось, что их ритм заключал в себе что-то воинственно-мужское, способное развеять тоскливый дым мучительного ожидания.

– Хорошо, – подавленно выдохнул Крестовский. – Но хоть какие-то наметки есть?

– Говорить что-либо рано… – уклончиво ответил Танин, – но я делаю все от меня зависящее…

– Да не рапортуйте вы, как пионер! – оборвал его Крестовский.

– Еще раз повторяю, – немного повысил голос Танин, – все от меня зависящее я делаю. Если вам позвонят, а я уверен, что так оно и будет, не забудьте потребовать, чтобы вам дали поговорить с дочерью.

– Я сделаю это.

Попрощавшись с Крестовским, Китаец отложил трубку и посмотрел на Лизу. Ее наряд был загваздан, а в одном месте порван, но она потихоньку приходила в себя и уже начала улыбаться. Сбросив пиджак, при помощи интенсивных поглаживаний себя по рукам она пробовала справиться с мурашками.

– Лиза, ты же знаешь, где ванная, – мягко улыбнулся Китаец.

– Ага… – легко вздрагивая, кивнула Лиза.

Китаец прошел в спальню, принес свой махровый халат.

– Вот, держи.

Лиза неловко приняла из его рук халат и растерянно посмотрела на него. Потом вдруг лукаво улыбнулась и в свойственной ей беззаботно-провоцирующей манере сказала:

– Спинку не потрешь?

Китаец шлепнул ее по заднице.

– Хороший знак, Лиза… Ты приходишь в себя.

– Вот только головка бо-бо. – Лиза скроила страдальческую гримасу.

Китаец принес из кухни, где на столе по-прежнему красовалась банка икры и прочие атрибуты их недавнего с Бухманом пиршества, аспирин «УПСА» и стакан с водой. Лиза растворила пару таблеток и залпом выпила. Потом принялась развязывать завязки на кофте. Китаец сделал вид, что ничего не замечает.

Пока она плескалась в ванне, Китаец переоделся в домашние джинсы и рубашку и, достав из бара коньяк и две рюмки, устроился в глубоком кресле. Выпив рюмку, он взялся за телефон. Набрал рабочий номер Бухмана.

– Что, мамуся, совесть замучила? – раздался в трубке звучный баритон Игоря после того, как Софья Петровна соединила его с Китайцем.

– Я чувствую себя страшно виноватым, – с иронией отозвался Танин.

– Где ты шляешься?

– Нас вчера сцапал Тяпа, – засмеялся Танин. – Не поверишь, но в его лице у меня появился еще один клиент.

– Вот как? Рад за тебя, – хихикнул Бухман, – а вот я, мамуся, сегодня утром на такси на работу добирался. За меня не порадуешься.

– Игорь, прости, так получилось… – еле сдерживая смех, сказал Танин.

– Одним «прости», мамуся, не отделаешься, – усмехнулся Игорь. – Старушка-то моя хоть цела?

– Даже помолодела, – пошутил Танин.

– Постой, ты сказал «нас сцапал». Так ты был не один?

– С крошкой Ли Зи, – вздохнул Китаец.

– С ней все в порядке? – встревожился Бухман.

– Опека малолетних твое новое хобби? – поддел Бухмана Китаец. – На мое самочувствие тебе наплевать!

– Эх, мамуся, вижу, Тяпа тебе нервишки потрепал…

– Лиза в ванной… Жива и здорова. Вчера она перебрала, а так все нормально.

– И что же ты намерен делать с моим бедным «Опелем»?

– Подогнать его к стенам твоего офиса часика через два. Мне еще нужно привести себя в порядок.

– Через два, так через два.

– Игорь, у меня к тебе тут вопрос имеется. – Китаец прикурил от своей видавшей виды зажигалки.

– Валяй.

– Ты мне давеча рассказывал страшные истории из будничной жизни авторитетов.

– Да-да, припоминаю, – в таком же ироническом ключе ответил Бухман.

– Меня интересуют судьбы перечисленных тобой авторитетов.

– Я ж тебе сказал, что их грохнули. – Бухман сделал паузу и продолжил: – Борода погиб первым из них. Его взорвали в собственном «Мерседесе». Следующим был Петруха. Застрелили на даче. К делу, конечно, не относится, что дача сия скорее напоминала виллу. Причем убивший его, судя по тому, что выстрелов было не один и даже не три, а целая автоматная очередь, наверняка не был киллером. Я имею в виду – профессионалом. Толмача расстреляли на выходе из его офиса. Он занимался газом. То же самое: обычная автоматная очередь. Подъехала битая-перебитая «БМВ», в ней ребята… Косяка замочили дней десять назад. Подстерегли в подъезде, когда он к своей зазнобе направлялся. Думаю, начался великий передел сфер влияния.

– Но это же не авторитеты себе подобных грохают…

– Нет, уверен в этом.

– Тяпа нанял меня, чтобы я нашел того, кто стоит за всеми этими смертями. Он сам трясется, хотя еще гарцует. – Китаец выпустил облачко дыма к потолку.

– Он поступил весьма разумно. Только вот…

– Ты сомневаешься в моих способностях?

– Больно уж силы неравны, – вздохнул Бухман, – тот, кто так цинично убивает авторитетов, не будет церемониться с детективом.

– У меня нет выхода. – Танин заложил ногу на ногу, продолжая пускать дым. – Я должен с этим разобраться. К тому же Тяпа знает о Ли Зи. Я не могу рисковать ее жизнью.

Не успел Танин нажать на «отбой», как с полотенцем на голове на пороге появилась Лиза. Полы синего махрового халата смешно волочились по ковру. Неподвернутые рукава полностью скрывали Лизины руки.

– Лиза, ты похожа на Пьеро, – заулыбался Китаец.

– А ты на Мальвину, – весело парировала она.

– Давай переместимся на кухню, – предложил он.

Лиза не возражала. Страх за собственную жизнь причудливым образом сочетался в ней с радостью пребывания тет-а-тет с шефом и с гордостью, что она не стала вчера реветь и биться в истерике, а лишь тихо всплакнула. В общем, вела себя достаточно мужественно. Для ее-то лет и пола!

Увидев остатки пиршества, Лиза присвистнула.

– Будем надеяться, что икра еще не пропала. – Китаец взял нож и стал делать ей бутерброд.

– А что ей сделается, она же соленая! – проявила чудо осведомленности и детской непосредственности Лиза. – Мне так нравится, когда ты такой заботливый, – с застенчивой улыбкой уточнила она.

– Это ненадолго, Лиза, – добродушно поддел ее Китаец, губы которого растянулись в улыбке.

– Я знаю, – тяжело вздохнула она. – Знаешь, я хочу тебя спросить.

Танин терпеливо посмотрел на нее.

– Ты не станешь настаивать, чтобы я переселилась к Игнату или еще к кому?

– Не знаю. – Китаец разлил по рюмкам коньяк.

Лиза с горестным видом взяла рюмку.

– Ты мужаешь на глазах, – оценил Китаец Лизину решимость выпить коньяк.

– У тебя ведь все равно нет шампанского, – с этими словами Лиза понюхала содержимое рюмки и поморщилась, чем заслужила насмешливо-неодобрительный взгляд Китайца.

– Шампанским голову не обманешь, – назидательно сказал он. – И потом, вспомни, куда тебя оно привело.

– Это не шампанское, – резко возразила Лиза, – а «Ти Рекс». Коктейль такой.

Опустошив рюмки, они принялись за еду. Лиза налегала на икру и виноград. Китаец ел рассеянно и без аппетита. От второй рюмки Лиза отказалась, и Китаец выпил один.

– Можешь считать меня занудой, но я еще раз хочу тебя предупредить, чтобы со вчерашним хлыщом, который охаживал тебя в «Амазонке», ты больше не встречалась. Он связан с Тяпой…

– Ты это уже говорил. Неужели ты думаешь, что я такая дура, что после этого приключения буду строить на его счет какие-то планы? – Лиза посмотрела на Китайца с укоризной. – Или ревнуешь?

– Встречайся с кем хочешь, но только не с этим придурком, – твердо сказал Китаец и потянулся за трубкой, потому что телефон дал о себе знать. – Слушаю, – внятно произнес он.

– Это снова я, – узнал он суховатый голос Крестовского, – они звонили. Только что. Требуют, чтобы я восстановил Заватова в должности и продал ему двадцать процентов акций.

– А у него есть деньги?

– Не у него, а у тех, кто за ним стоит, – поправил Танина Крестовский.

Несмотря на взволнованный тон Олега Васильевича, Китаец понял, что у того немного отлегло от души – ясность, какова бы она ни была, все же лучше неизвестности. Так уж устроен человек.

– Прекрасно. – Танин достал из пачки сигарету.

– Что прекрасно? – непонимающе переспросил Крестовский.

– Значит, Заватов знает, кто похитил вашу дочь. Остается найти Заватова. Хотя, с другой стороны, картина вырисовывается довольно мрачная… Заватов, почувствовав опасность, может ничего мне не сказать.

– Объяснитесь же, наконец! Ваши высказывания по меньшей мере противоречивы.

– У меня есть подозрение, что Тяпа навешал мне лапшу на уши. Заватов напрямую связан с ним – выходит, это он заинтересован в восстановлении должности вашего бывшего зама.

– Так я вам об этом и толкую, – не выдержал Крестовский, – Женя у него!

– Если только… – Танин задумался.

– Если только что?

– Я должен это проверить. В любом случае мне нужен Заватов. Кстати, что вы можете сказать о нем кроме того, что вы его уволили?

– Что он отменный негодяй, – с презрительным негодованием откликнулся Крестовский.

– А еще?

– Что он себе на уме.

– Понятно, – разочарованно произнес Китаец. – У вас есть его адрес?

Крестовский выдал нужную информацию.

– Спасибо, – поблагодарил Китаец, записывая адрес Заватова в «склерозник».

– А мне что делать? – с жалобной нотой вдруг спросил Крестовский.

– Вы пообещали бандитам удовлетворить их требования?

– Да, – надрывно произнес Олег Васильевич, – они дали мне поговорить с дочерью. Я записал весь разговор.

– Хорошо. Мне нужно его прослушать. Кассета с вами?

– Да.


– Вы на работе?

– Да, – повторил Крестовский.

– Значит, Заватов сам должен к вам приехать?

– Выходит, что так. Они пообещали позвонить ближе к вечеру. Наверное, для того, чтобы условиться о встрече.

– Хорошо, Олег Васильевич, я сегодня к вам приеду в течение дня, чтобы прослушать разговор. Может быть, удастся что-то определить по голосу.

– Приезжайте, – согласился Крестовский, – я весь день буду на рабочем месте.

– Тогда до встречи. – Танин положил трубку и налил в рюмки коньяк.

– Что? – Лиза подняла на него вопросительный взгляд.

– Дело сдвинулось, Бедная Лиза. – Танин сделал глоток коньяка. – Похитители дали о себе знать.

– Что они хотят?

– Чтобы Крестовский восстановил Заватова в прежней должности и перевел на его имя двадцать процентов акций.

– Значит, Заватов связан с преступниками?

– Полагаю, что да, – кивнул Китаец.

– Ты поедешь к нему и заставишь его рассказать, где прячут дочь Крестовского?

– Не все так просто, Ли Зи. – Танин сделал еще один глоток и закурил. – А если Заватов ничего не скажет?

– Нужно его как следует припугнуть. – Лиза стукнула по столу маленьким кулачком.

– Я не могу так рисковать, – вздохнул Китаец. – На карту поставлена жизнь человека. Я не исключаю такого варианта, что Заватов не знает, где преступники прячут Женю. Даже если знает, но поймет, что я к нему подбираюсь, он может успеть предупредить похитителей, и тогда Жене конец.

– Что же нам делать? – растерянно посмотрела на него Лиза.

– Нужно подумать. – Китаец допил коньяк, поставил рюмку на стол и отправился в ванную, но с полпути вернулся, словно передумав, и подошел к телефону.

– Юрий Николаевич? – спросил он, услышав в трубке голос Тяпы.

– Я, я, – недовольно пробурчал тот. – Кто это?

– Китаец.

– А-а, сыщик, ты уже что-то узнал?

– Кое-что – думаю, это тебе будет интересно.

– Ну говори, сыщик, не тяни.

– Мне кажется, что Заватов работает на два фронта, так что пока не болтай ему о нашем сотрудничестве и о том, кого я ищу.

– Чего ты несешь? – недоверчиво буркнул в трубку Тяпа. – Чтобы Мишка ссучился – никогда не поверю!

– Тем не менее это так. Похитители звонили Крестовскому и потребовали, чтобы он восстановил Заватова в прежней должности и передал ему двадцать процентов акций завода. Если это не ты, то кто?

– Ах он, паскуда! – заорал в трубку Тяпа. – Ну я ему рога-то поотшибаю!

– Ты погоди, не горячись, – осадил его Танин. – Не трогай его пока, он мне нужен живой. Лучше пригляди за ним.

– Пожалуй, ты прав, Китаец, – согласился Тяпа. – Пусть пока поживет. Но если твои слова не подтвердятся…

– Подтвердятся, можешь не сомневаться.

Танин положил трубку и отправился в ванную. Времени на то, чтобы плескаться, не было, но Китаец все же полежал немного в теплой воде, смывая с себя грязь и усталость прошедшей ночи. Он побрился, брызнул на кожу лица своим любимым парфюмом и прошел в спальню. Через несколько минут он уже был готов к выходу.

Лиза сидела на кухне и рассеянно отправляла в рот одну виноградину за другой.

– Мы куда-то едем? – Рука с виноградиной замерла на полпути.

– Я еду, – кивнул Китаец, – а ты остаешься здесь. Будешь сидеть на телефоне и отвечать на звонки. Дверь никому не открывать.

– А почему не в конторе?

– Поработаешь пока здесь, – раздельно произнес Танин.

– Слушаюсь, шеф. – Виноградина исчезла у нее во рту.

– Ты поняла насчет двери? Если я говорю никому, это значит – именно никому.

– Даже Мамусе?

– Даже Мамусе, – твердо произнес Китаец. – Он не придет, я его предупрежу.

– Слушаюсь, шеф, – весело кивнула она. – Ты не поцелуешь меня на прощание?

– Тебе вредно попадать в лапы бандитов, Бедная Лиза, – улыбнулся Китаец, – ты становишься сентиментальной.

Танин вышел на лестничную площадку и запер за собой дверь.

Солнце, которое в первой половине дня еще кое-как пробивалось сквозь разрывы в облаках, сейчас совершенно скрылось. Тем не менее было тепло.

Отогнав «Опель» к конторе Бухмана, Танин передал ему ключи и на такси вернулся к себе во двор, где пересел на «Массо». Джип, словно горячий конь, заждавшийся в стойле хозяина, так и норовил перейти с рыси на галоп. Китайцу стоило большого труда доехать до завода Крестовского, ни разу не превысив скорость.

С проходной он позвонил Олегу Васильевичу, тот приказал выписать ему временный пропуск, и вскоре, поднявшись на второй этаж административного корпуса, Танин вошел в приемную генерального директора.

Молодая рыженькая секретарша с усыпанным веснушками розовым лицом мило улыбнулась ему, как старому знакомому, и пригласила в кабинет.

Олег Васильевич сидел во главе длинного стола, возле которого расположилась дюжина стульев, и что-то писал. Он поднял голову, услышав, как Китаец вошел, и махнул рукой – мол, проходи. Кабинет был большой и светлый. Тяжелые, цвета весенней травы шторы были полностью раздвинуты, и в окна падал мягкий рассеянный свет.

– Добрый день. – Не дожидаясь приглашения, Китаец опустился в жесткое кресло, стоящее рядом со столом Олега Васильевича.

– Не могу вам сказать то же самое, – хмуро отозвался Крестовский. – Впрочем, здравствуйте.

– Звонков больше не было? – поинтересовался Танин.

Генеральный в ответ только покачал головой.

– Будете слушать? – Он показал на стереомагнитолу «Филипс», стоявшую на столе.

– Я для этого и приехал. – Китаец достал пачку сигарет.

Крестовский нажал на кнопку, и после некоторой паузы Китаец услышал:

– Алло, кто это? – узнал он встревоженный голос Олега Васильевича.

– Ты знаешь. – Голос говорившего мужчины звучал уверенно и четко. – Не задавай лишних вопросов. Слушай внимательно. С твоей девчонкой все в порядке. Хочешь получить ее назад?

– Хочу, хочу, конечно, хочу, – торопливо ответил Крестовский.

– Тогда тебе нужно будет восстановить в прежней должности одного человека и оформить на него двадцать процентов акций. Ты понял?

– Понял.

– Готовься. Сегодня вечером мы скажем, когда наш человек к тебе подойдет. Его фамилия Заватов, запомнил? Если все пройдет гладко – получишь назад свое чадо.

– Я хочу с ней поговорить, – с мольбой в голосе произнес Крестовский.

– Поговорить? – переспросил мужчина. – Это можно.

Повисла недолгая пауза, после которой раздался заплаканный голос Жени:

– Папочка, когда ты за мной приедешь?

– Скоро, Женя, скоро. Как ты себя чувствуешь?

– Не знаю, мне страшно.

– Ну хватит. – Видимо, трубку у Жени отобрали – из динамиков снова зазвучал голос того мужчины: – Жди звонка, папаша. И не делай глупостей, а то сам понимаешь: нам ничего не останется, как избавиться от твоей девчонки. А она очень даже ничего.

На этом разговор оборвался. Олег Васильевич выключил магнитолу и посмотрел на задумчиво пускающего дым Китайца.

– Ну, что вы скажете? – В его глазах затеплилась надежда.

– Самое главное – ваша дочь жива, – сказал Китаец, ища, куда бы стряхнуть пепел с сигареты.

– Это я и без вас знаю. – Крестовский пододвинул на край стола огромную хрустальную пепельницу.

– Еще мне кажется, что в стане похитителей какой-то раздор.

– С чего вы взяли? – недоверчиво посмотрел на него Олег Васильевич.

– Почему-то они откладывают назначение Заватова и передачу ему акций. На их месте я бы поторопился. Но, видимо, что-то их сдерживает.

– Это хорошо или плохо?

– С одной стороны – хорошо. – Китаец глядел в сторону окна и, казалось, рассуждал сам с собой. – Сейчас нам каждая минута дорога, и если бандиты в растерянности, этим можно будет воспользоваться. С другой стороны – не очень: если им что-то помешает, они могут избавиться от вашей дочери…

– Но надо ведь что-то делать! – возопил возмущенный Крестовский, вскакивая из-за стола. – Нельзя сидеть сложа руки. Если Женя у Тяпы, вы должны освободить ее и вернуть мне.

– Правильно, – кивнул Китаец, – за это вы мне и платите. Только теперь я уверен, что вашу дочь похитил не Тяпа.

– Мне кажется, что деньги я вам плачу зря. – Олег Васильевич рубанул рукой воздух. – Вы совершенно не можете рассуждать логически. Заватов – человек Тяпы, я вам об этом уже говорил. Я выставил этого прохвоста с завода, после этого похищают мою дочь и требуют восстановить его в должности да в придачу еще двадцать процентов акций. Ну кто, спрашивается, кроме Тяпы, может требовать такое? Это же элементарно. Я даже указал вам на Тяпу как на возможного похитителя. И после этого вы мне начинаете пудрить мозги, говоря, что Женю украл кто-то другой.

Раздался стук в дверь, и в кабинет заглянула рыженькая секретарша.

– Олег Васильевич, опять Москва на проводе. – Она остановилась у порога.

– Нет меня, Лена, нет, – раздосадованно махнул он рукой. – Скажи, что я на территории. Если будут звонить еще – уехал на переговоры.

– Хорошо, Олег Васильевич. – Рыженькая, хитро улыбнувшись Китайцу, вышла из кабинета.

– Вот видите. – Крестовский показал на дверь, за которой только что скрылась секретарша. – Что я скажу Москве? – в отчаянии вопросил он. – Все летит к чертям собачьим! Только бы Женьку вернуть, а там пусть хоть снимают меня!

– Ну зачем так, Олег Васильевич, – пожал плечами Китаец. – Если вы настаиваете, я могу вернуть вам аванс и забыть о нашем договоре. Только что вы будете делать? Обратитесь в милицию?

– Черт, не знаю. – Крестовский рухнул в кресло и закурил. – Может, вы хотя бы поясните мне свою теорию? Почему вы думаете, что похититель не Тяпа?

– Эта догадка посетила меня сегодня ночью в логове у Тяпы, – спокойно произнес Танин. – Он далеко не дурак, у него своя территория, на которой он «работает», зачем бы он стал тянуть время? Нет, он сразу же позвонил бы вам, и уже сегодня Заватов работал бы на заводе, ведь так? Вы ведь не стали бы долго сопротивляться?

– Вы правы, не стал бы, дочь для меня дороже всех богатств на свете. – Крестовский с такой силой сжал сигарету, что она переломилась. – Черт. – Он снова закурил и повернулся к Танину. – Так я вас слушаю.

– Эта мысль возникла у меня вчера, и я напрямую спросил об этом у Тяпы, хотя уже был уверен, что Жени у него нет. Если бы он мне соврал, я бы это понял.

– Но вы же рисковали жизнью моей дочери, задавая такой вопрос Тяпе! – гневно вскричал Крестовский.

– Я был уверен, что Жени у него нет, – повторил Танин. – К тому же если бы я ошибся и Женя оказалась все же у него, то живым бы оттуда не вышел. Так что я рисковал больше своей жизнью и жизнью своей секретарши. Я вас убедил?

– Возможно. – Крестовский подозрительно посмотрел на Танина. – Вы что, ходите на переговоры с бандитами с секретаршей?

– Так получилось, – вздохнул Китаец. – И Цзын предсказывал мне такую возможность.

– Цзын что? – Крестовский был несколько ошарашен.

– Это долго объяснять, – махнул рукой Китаец. – Так наш уговор остается в силе?

– Да, – кивнул Олег Васильевич после небольшой паузы, – только вы должны мне докладывать обо всех ваших действиях. Я бы на вашем месте занялся Заватовым. Он ведь связан с похитителями.

– Это правильно, – согласился Танин. – Только как вы себе это представляете? Пойти к нему, приставить к башке пистолет и потребовать, чтобы он сказал, где прячут вашу дочь? А если он этого не знает? Ведь нельзя исключить такую возможность. Даже если знает, тоже может не сказать, так как, признавшись в этом, он автоматически признается в соучастии в преступлении. Поэтому я буду подбираться к Заватову, только очень осторожно, чтобы он об этом не знал.

– Хорошо, действуйте, как вы считаете нужным.

– До свидания.

– Удачи.

В приемной Китаец подошел к столу рыженькой.

– Леночка, можно мне от вас позвонить?

– Звоните, – смутилась она под его взглядом и опустила глаза.

Он набрал номер домашнего телефона.

– Квартира Танина, – по-деловому ответила Лиза.

– Мне никто не звонил? – лаконично поинтересовался Китаец.

– Звонили, – с вызовом произнесла Лиза. – Какая-то Инна. Оставила свой телефон. Это твоя новая любовница?

– Давай номер, – оборвал ее Танин.

Лиза сухо продиктовала номер телефона и швырнула трубку на рычаг.

Танин тут же перезвонил Инне.

– Сыщик, – жалобно произнесла та в трубку, когда он представился, – ты можешь ко мне приехать?

– Зачем? – удивился Танин. – Что-нибудь случилось?

– Случилось, сыщик, приезжай.

– Хорошо, где ты живешь?

Записав адрес Инны, он подмигнул рыженькой и вышел из приемной.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации