Электронная библиотека » Николай Клюев » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 16 сентября 2016, 18:28


Автор книги: Николай Клюев


Жанр: Ужасы и Мистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Николай Клюев
Подарок на конец света

Число дня

– В следующей серии… – наконец прозвучал голос из TV-ящика. Последняя сцена любимого сериала сменилась кадрами из завтрашнего эпизода, а нижнюю часть экрана заволокло чёрным фоном с белыми, плывущими титрами. В комнате раздался парный причмок разочарования.

Время ближе к часу. К сожалению, а может и к счастью, любимый сериал Дианы – его жены, да и его самого, шёл именно в это время. В комнате царил мрак и тишь. Однако, ни то, ни другое не было абсолютным, так как темноту частично разгонял свет от TV, а тишину нарушала сопящее у него под боком чудо. Диночка, как он любил её называть, совсем недавно переболела ОРЗ, а после буквально утопала в собственных соплях. Миленькое, будто всё ещё детское личико безобразили сильные покраснения рядом с носом и мешки под глазами. В общем – вид у его красавицы был не важный. И так каждую осень.

Сам он практически никогда не болел. Да и разве можно отказать себе в удовольствии просмотра любимого сериала с женой на ночь? Из-за какой-то там боязни ненароком подцепить болячку? Конечно же нет. Сергей по жизни шёл с оптимизмом и всегда искал даже в самой гнетущей ситуации что-то положительное. В данном случае это был больничный и возможность видеть любимую каждый раз приходя домой с работы.

– Дорогой, переключи это.

Мужчина очнулся от мыслей и его глаза наконец увидели то, что показывал экран. А показывал он следующее – за широким столиком из дерева цвета мёда сидел полноватый мужчина в майке, что явно была ему мала, и красной бейсболке с крупной надписью «ЦСКА». Забавный толстячёк весело улыбался и что-то упорно объяснял зрителю, при этом почти не разжимая челюсть. Волосатые руки толстячка лежали на столе. Кисти сложены замком, как это не редко делают ведущие новостей.

До слуха донесся обрывок слов ведущего:

– …Самым главным условием реалитишоу является полная изоляция подопечных от внешнего мира. Как и в прошлом сезоне, ими являются пятеро счастливчиков, отбывающих наказание в колоне строгого режима на неопределённый срок. То есть – пожизненное заключение. Все они подписали договор о полном…

– Почему? Ты же любишь такого рода передачи. Или уже спать собралась? – Сергей, лежащий на кровати, как сытый крокодил на тёплом писке под лучи южно-африканского солнца, продолжал пялиться на экран не моргая. Начавшееся шоу сразу же заинтересовало его, и он достал припасённые на чёрный день семечки, начав жадно их лускать.

Женщина недовольно промычала и заелозила под одеялом. На телевизор она уже давно не смотрела, довольствуясь звуком.

– Какая ещё передача? Опять новости врубили… м…! Выключи. Давай спать.

– Новости? – на секунду перестав грызть семечки, мужчина взглянул на возлюбленную, а после снова на экран TV. Нет – это никак не могут быть новости. Их он за сегодня раза три посмотрел. Это какое-то шоу. Точно шоу. Ведущий сам сказал…

Тем временем на экране стали всплывать незнакомые Сергею лица пятерых человек. Опустошённые, практически безжизненные взгляды.

– Для не посвящённых зрителей, пожалуй, я ещё раз объясню правила. – сидящего за столом мужчину сменило пять отделений из одиночных камер, в каждой из которых стояло по одной кровати на пружинах и простенький умывальник. Так же, в каждой из них, в одном из четырёх углов, была установлена камера, через которую Сергей и наблюдал за ходящими взад-вперёд заключёнными. Лишь один из пяти сидел на кровати и смотрел в объектив камеры. Это был совсем ещё парень лет двадцати. Взгляд у него был решителен и слегка испуган. – Каждый из добровольцев становится игроком. Всё, что необходимо для победы в этой игре – угадать число от одного до девяти. Как только игрок угадывает, его тут же отпускают. – Экран на секунду дёрнулся и вот перед Сергеем снова сидит толстяк. Его улыбка уже не забавляет, а скорее раздражает.

Нащупав пульт, мужчина выключил телевизор и с ели слышным «Бредятина какая-то», лёг спать.

Проснулся Сергей незадолго до того, как проверещал будильник его старой «Nokia». Спать не хотелось вообще. Всю ночь снилась какая-то жуть. Словно давным-давно забытое воспоминание о том, как в детстве чуть ли не утонул в озере или как за ногу цапнула взбесившаяся овчарка. В общем – ощущение не из приятных.

Аккуратно выбравшись из-под одеяла, чтобы ненароком не разбудить Диану, он оделся и позавтракал. Впереди очередной рабочий день глав бухгалтером в одной из очень престижных компаний столицы.

Перед самым уходом Сергей услышал ласковое «Удачи на работе, дорогой». Диана всё-таки проснулась и стояла в коридоре, ведущем в спальню. Мужчина подошёл к ней и поцеловал в засохшие губы. Женщина горестно хлюпнула и облизнула их. По утрам нос был забит под завяз, поэтому она закапывала в него капли от насморка. Артур – их девятилетний, единственный сын, всё ещё спал в своей комнате. От новогодних каникул оставалась всего неделя.

Сергей ушёл.

В этот же день традиционный просмотр ночного сериала был дополнен тем самым шоу. Как и вчера, оно началось сразу после субтитров, даже не сделав перерыв на надоедливую рекламу. В сон снова не клонило, поэтому мужчина пощёлкал по каналам, и, не найдя ничего толкового, остановился на том шоу с чудаковатым названием «Цифра дня». Хотя оно подходило как нельзя лучше тому абсурду, что там творился.

Весь смысл дибильной передачи сводился к наблюдению за отрезанными от мира людьми, которым раз в день предоставлялась возможность отгадать число, что заранее загадывал ведущий. Естественно, каждый новый день оно менялось. Ведущий, а кроме него и заточённых игроков никто в шоу не фигурировал, был всё время в одной и той же одежде и с одним и тем же настроением, которое Сергей про себя назвал «Жутко хорошим». Толстяк улыбался, от чего были видны почти все его идеально ровные, белые зубы, а иногда казалось, что вовсе скалился, особенно в моменты очередного психоза одного из подопечных.

Спустя три дня Сергей с супругой посмотрели слёзоточивую, последнюю серию так горячо любимого сериала. Диночка действительно плакала, когда главная героиня наконец-таки встретила своего суженного спустя четыре года вынужденной разлуки. Ему же давно было плевать на героев сериала. Сергей ждал, когда пройдут субтитры и он сможет продолжить наблюдение за другими, более реальными героями. Подопытными. Белыми крысами, заточёнными в ящике его телевизора.

Сначала жена упорно требовала, чтобы супруг выключал телевизор, но быстро сдавалась и засыпала, а Сергей, сам того не заметив, всё больше и больше упивался «Новостями» из ящика подопытных.

На четвёртый день разгорелся глобальный скандал. Казалось, что сериал служил неким барьером от чего-то подобного. Будто он хранил благополучие или же утолял некую потребность. Потребность в каком-то высоком «Смысле» среди серых будней. После его окончания Диана стала часто задумываться и раздражаться по пустякам. Вот из-за такого пустяка ею и был закатан скандал прямо перед сном.

Началось всё с упрёка с её стороны насчёт того, что «Хороший папа» слишком мало уделяет время единственному сыну и его развитию. Мол, матери приходится в одиночку заниматься его уроками и воспитанием, да ещё при этом неважно себя чувствуя. Сергей парировал упрёк, доходчиво донося до супруги то, что сильно устаёт на работе, тоже неважно себя чувствует, да и вообще не обязан подтирать сопли мальчишке, если его обижают одноклассники или сидеть часами над его домашней работой. Хоть по натуре он и был слегка мягкосердечным, спуску сыну никогда не давал, и на «Вынь, положи, разжуй, проглоти» его не возьмёшь. Скандал кончился тем, что Диночка легла с сыном, «Не в силах разделять ложе с таким безответственным человеком». Вообще, первым прекратить бессмысленный спор вызвался сам Сергей, так как вот-вот должно было начаться реалитишоу, которое не столько нравилось, сколько завораживало и интриговало. А интриговало оно многим.

Во-первых, игроков, чьи имена он запомнил после третьего просмотра шоу, совершенно не кормили. Пили они из раковин и мочились в угол.

Во-вторых – никакого общения между собой, ведущим и кем-либо ещё, по словам толстяка в бейсболке, они не вели.

В-третьих – каждый божий день загадывалась одна цифра из девяти, и любой игрок мог покинуть заточение и выйти на долгожданную свободу, при этом разбогатев на сто тысяч рублей. В конце каждого пятнадцатиминутного сеанса толстячёк называл заветную цифру, но пока ни одному из игроков не везло. Они всё также оставались в заточении, иногда разговаривая с самими собой или выполняя физические упражнения. Были и приступы ярости. Особенно в те моменты, когда электронный голос в очередной раз сообщал, что названо не то число.

Улёгшись на двухместную кровать, Сергей включил телевизор, устроившись как можно ближе к экрану. Заранее купленную, большую пачку семечек, он уплетал с такой скоростью, будто смотрел чемпионат мира по футболу. И пускай в шоу «Цифра дня» не было голов и красных карточек, чем-то ему удавалось сильно цеплять зрителя. Завораживать. Например тем, как молчаливый парень по имени Захар, тот, что с холодным взглядом, полном решительности, дубасил кирпичную стену, пока кожа окончательно не сползала с мослов, а ни в чём не повинная стена не истекала его кровью. Или же тем, как старый немец, с самого сначала шоу часами молившийся, а после усердно рвавший пододеяльник и матрац, пытался соорудить нечто вроде виселицы, использовав лампу в камере как держатель. Вся затея рухнула на том, что кровать была прибита к полу, а без опоры до лампы не дотянуться. Завораживало многое, на что было действительно интересно посмотреть. Иногда, особенно в те времена, когда игроки, изнуряющие от голода, не вытворяли ничего интересного, то бишь – молчали и не пытались себя убить, ведущий рассказывал разного рода истории из жизни заключённых.

Игорь Шарапин – русский спецназовец, дошедший до катушки на почве войны, убивший трёх рядовых за неповиновение, сломав двум шею и избив до мучительной смерти третьего, обычно вёл себя смирно и почти всегда отжимался или приседал. Спустя неделю голода и отсутствие какого-либо общения попытался утопится, застопорив раковину обрывком простыни.

Илья Волдырёв – типичный лысый зек в наколках и с взглядом серийного убийцы был насильником и на его счету действительно имелся десяток-другой жестоких убийств. Посадили его не в первый раз. В этот – за изнасилование дочери мера. Как ему вообще удалось после этого выжить – так и осталось для Сергея загадкой.

Захар Глущенко – среднестатистический юноша. Родом из Украины. Никаких особых примет не имел. Всё время молчал, но иногда срывался и орал в камеру что-то на украинском. Посадили его за попытку убийства, а фактически – порчу частного имущества. По словам ведущего – паренёк, по одной только ему известной причине, кинул в окно дома самодельную гранату. Дом принадлежал блюстителю закона, и это было единственным, что добавил толстячёк в бейсболке, которого, кстати, звали Геннадием. Жильцы дома в момент взрыва находились в другой части дома, поэтому никто не пострадал. Зато сгорел диван и почернели полы.

Четвёртым был немец по имени Гельмут Мейер. Весьма вспыльчивый, заросший чёрной щетиной пессимист напоминал Робинзона Крузо после полугода на памятном острове. Всё свободное время, коего у него было в достатке, он ходил кругами по тесной камере и что-то шептал под нос. Вид у него, честно признаться, был жуткий. Посадили его, если верить ведущему, за мошенничество в особо крупных размерах. Какое именно – Сергей так и не узнал. Гена ещё что-то рассказывал про жену заключённого, якобы умирающую от рака, но Сергей пропускал не интересные подробности мимо ушей.

Пятый – чернокожий американец по имени Джордж Хаппер, был седым стариком и проявлял неимоверную выдержку и хладнокровие. За всю неделю он ни разу не вышел из себя, не говоря уже о попытке добровольно уйти из жизни. Голод, одиночество, скука и отчаяние при каждом «Ваша цифра не верна» вовсе не обошли его стороной. Просто он умел терпеть. Хотя, вполне возможно, что в меру своего возраста, ему попросту не хватало сил на показуху и суицид. В тюрьме, по словам Геннадия, он провёл большую часть своей гнусной и безрадостной жизни. Этим толстяк оправдывал то, что точно не может утверждать, за что именно посадили Джорджа. Старик молчал, сидел на койке и смотрел в одну точку, поэтому никакого интереса у Сергея не вызывал. Хотя, иногда мужчина улавливал его взгляд, обращённый в камеру. Смотрел он лютой ненавистью. С такой ненавистью, что Сергею тут же становилось жутко, и он на время переключал на другой канал. Создавалось впечатление, что чернокожий американец ненавидит не кого-то там, а именно его – лежащего перед телевизором и щелкающего семечки.

С того самого скандала Диночка спала отдельно – вместе с Артуром. Сергей сразу же нашёл в этом положительную изюминку. Наконец ему никто не будет мешать смотреть любимую передачу…


– Четыре. Число четыре. – захлёбываясь в собственных словах, пролепетал Игорь, стоя на коленях и смотря в угол – на камеру, будто на икону святого. В глазах слепая надежда, тут же сменившаяся отчаянием и даже бешенством. Последнее было вызвано гулким «Ваша цифра не верна».

Спецназовец заорал так, будто совсем рядом взорвалась лимонка или он наступил на мину, и ему оторвало ногу. Истерическое избиение стенки и импульсивное пинание кровати не дало никакого результата. Как не крути – ещё одни сутки в провонявшей мочой камере ему обеспечены. И это как минимум.

Шёл уже девятый день. Девятый раз он посмотрел это шоу. Жена дулась четыре дня, а после снова стала спать с ним. Видимо, она сильно соскучилась по тёплому, приятному на ощупь телу мужа и по его нежным, дурманящим ласкам, рас уж в эту ночь у них состоялся не столь частый интимный контакт. Сергей старался быстрее закончить, чтобы хорошо расслышать ответы всех игроков. В мыслях он и сам держал цифру. Так он делал ещё со второго просмотра столь полюбившегося шоу. Чисто ради азарта.

Диана недовольно замычала и отвернулась от экрана, притворившись, что уже спит. Сергей же наблюдал, как немец снова и снова протыкает себе запястье заточкой, умело изготовленной из нескольких скрученных пружин. Сергей не боялся, что жена обвинит его в просмотре столь ужасных вещей, как это часто делала, когда её мужу взбредало в голову посмотреть что-нибудь леденящее кровь. Диана продолжала утверждать, что идёт очередной повтор новостей.

Полы одиночной камеры щедро залило кровью. Минус один.


Вторым ушёл из жизни Илья Волдырёв. Ему, в отличие от спецназовца, хватило смелости и силы духа, чтобы утопиться в раковине. Сергей после этого не смог уснуть и пролежал до утра, не шевелясь и смотря в потолок, будто все его мышцы были парализованы. Он и сам слабо понимал, почему переживал по этому поводу, но в душе нещадно скреблись кошки, визжа и царапаясь как бешенные. Было это на пятнадцатый день. Не он, не оставшиеся в живых игроки так ни разу и не отгадали заветной цифры.


Из кухни приятно пахло практически готовой стряпней Дианы. Кажется – ленивые голубцы и салат из крабовых палочек. Его любимый салат.

Странные вещи стали происходить последние дни. Происходили они для окружающих Сергея, но никак не для него самого. Сидя за телевизором с самого утра и тупо таращась в угол экрана, где меж двух точек то и дело менялись цифры, отсчитывая часы текущих суток, ему было скучно и противно. Скучно, поскольку по TV шла одна бессмысленная муть, а до девятнадцатого выпуска шоу ещё целых десять часов. Противно же было от неприятного, даже смрадного для него запаха еды. Стоило ему лишь представить, как он зачёрпывает вилкой любимый салат и медленно погружает в рот, как к горлу поступал комок рвоты. Не говоря уже о голубцах. Тех он вообще представлял как распотрошённых двух голубей, чьи внутренности вылезли на грязный асфальт и гниют под лучами омерзительно яркого солнца, будто бы цвета гноя.

Раздражающий звук стучащего о дерево металла прекратился. В зал из кухни вошла супруга Сергея. В переднем фартуке и убранными в хвост, чёрными волосами. Настроение у неё было паршивое, хотя на улице, в коем-то веке, выглянуло Солнце.

– Ну и сколько это будет продолжаться? – женщина подошла с боку к телевизору и уперла руки в бока.

– Я же уже объяснял – мне дали отпуск до конца месяца.

– И ты собираешься весь февраль вот так вот…? Провалятся за телевизором? Отпуск – хорошо. Появилась возможность наконец-таки заняться воспитанием сына. Ну ладно – этого ты не хочешь. Но разве можно…

– Помолчи, пожалуйста, – Сергей прикрыл глаза от жены, но сделал это так, будто у него заболело в висках от её тупых назиданий. Хотя это тоже было правдой. Но прятал глаза он ещё потому, что они были не в лучшем виде. Покраснения по краям, посинения и отслоение под глазным яблоком и красные ниточки артерий, всё ближе подбирающиеся к зрачку – самое безобидное описание того, к чему привел просмотр без перерыва в течение трёх дней. И это если не брать в счёт постоянное выпадение ресниц, слезотечение и чёрные мешки под глазами.

– Помолчи?! А ты меня не затыкай, – вспылила Диана, но тут же взяла себя в руки. – Или ты сегодня – в выходной нашего с тобой сына – идешь с ним на прогулку. И мне плевать куда – в парк, в кино, на аттракционы или ещё куда, или живи в этом доме один и смотри свой долбанный зомбоящик в полном одиночестве.

– Дорогая, прошу тебя, не доводи до крайностей. Чего ты начинаешь на ровном месте? Я просто очень устал на работе и мне дали законный отдых. Мне кажется, что я имею право проводить его так, как мне заблагорассудится. – голос мужчины лишь на секунду дрогнул. С работы его уволили ещё неделю назад. Всё из-за того, что не являлся на работу, в то время как жене говорил, что у него уже начался отпуск. Первое время пропадал у друзей и в кабаках, а после начал испытывать сильный дискомфорт, находясь вне дома, и последние дни попросту просидел перед телевизором.

– Серёж… – женщина, слегка испуганно, но по большей части недоверчиво, начала рассматривать мужа, будто видела его впервые. – Когда ты стал таким? Сергей, ты таким не был! Что случилось?

Сергей притворно улыбнулся. Лично он не замечал или же попросту не мог заметить никаких изменений.

– Дорогая, я ещё раз повторяю тебе – я просто устал. Всё хорошо. Я отдохну и всё у нас будет хорошо.

– Когда ты был последний раз на улице? Когда ты последний раз мусор выносил? Сына ты нашего хоть видишь иногда?! – женщина подошла ближе. Весь её лоб испещрило множество мелких морщинок. Из хвоста вылезли волосы, создав вокруг головы некое подобие пушка. Глаза бешено округлились. Сейчас она ну никак не походила на молодую маму.

– Ладно, – Сергей с трудом поднялся с дивана, успокаивая себя тем, что до шоу ещё далеко, а размять кости не помешает. Последние жалобно захрустели, едва мужчина выпрямил ноги. – Вынесу мусор, а вечером помогу Артуру с уроками.

Хоть он и сказал это – едва оказавшись на кухне, его пробил озноб. Руки задрожали, к горлу снова подступил ком, а зубы едва не захрустели от перенапряжения. И дело было совсем не в отвратительном для него запахе голубцов. Он покидал свою зону комфорта. Он покидал своё уютное, укромное прибежище. Он… он нарушал правила.

Только в этот момент его сердце наконец кольнул страх. Но боль от укола прошла быстро. Он взял чёрный мусорный мешок из урны и попытался открыть входную дверь и перешагнуть порог. Ничего не вышло.

Вдруг его будто сжало. Точно все внутренние органы были надувными шарами, а кто-то, его недолюбливающий, выпустил из них воздух, заставив Сергея свалиться на пол и скукожиться. Боли не было. Ни капельки. Это чувство нельзя было назвать болью. Скорее духовный дискомфорт, помноженный на самого себя несколько раз. Почему-то в этот момент Сергей почувствовал себя жабой, которую растянули, покрутили в воздухе и кинули посреди Сахары.

Бросив пакет с мусором на пороге, мужчина поспешил отползти подальше от места, вызвавшего такой сильный дискомфорт.

– Что случилось?! – женщина не на шутку перепугалась, увидев, как её муж ползёт на четвереньках от входной двери в зал.

– Мне нужно срочно…

– Так и знала! Ты болен. Мог раньше сказать? – подбежав к супругу, женщина помогла ему встать. – Я сейчас же вызову скорою. Что у тебя болит? Голова, ноги, спина, что?

– Нет, прошу, не надо. – щурясь, будто от очень яркого света, мужчина, покачиваясь, дошёл до кровати и снова сел, взяв в руки пульт.

– Стоп. А когда ты последний раз ел? Вчера, по-моему, ты куда-то вечером пойти хотел, пока я к маме ездила. Ты ел? Может, это у тебя от недоедания?

– Я хорошо питаюсь. – сухо ответил Сергей, щёлкая каналы. Это был всего третий его день без еды. Есть не то, что не хотелось – от одной этой мысли о еде выворачивало наизнанку.

– Стой. Новости оставь, – вдруг попросила женщина. – Сейчас я…

– Нет, я сказал! – внезапно крикнул мужчина. На секунду после крика повисла такая тишина, что не нарушить её было бы верхом безнравственности. Всё, что пришло ему тогда за эту секунду, было «Помолчи, пожалуйста. Я сам во всём разберусь».

Женщина едва не заплакала. Сорвала фартук и вышла прочь из зала. Она направилась к сыну, что сидел перед компьютером и играл в одному ему понятные игры. Мужчина снова перевёл свои красные глаза на время в углу экрана. На цифры.

Один, шесть, три, один. Возможно, что одна из этих цифр будет сегодня. Возможно, один из трёх наконец обретёт долгожданную свободу. Возможно…

– «Подсчёты ВВП в этом году составили…», «…Расчёт бюджетников…» – бесстрастно балаболил телевизионщик, расположенный по ту сторону экрана и устало смотрящий на Сергея, при этом не видя его. И слава богу.

От пришедшей в голову бредовой мысли, мужчина резко вскочил с кровати, всё также смотря на телевизионщика.

– Ну конечно же! Расчёт…! Возможно, у этих цифр есть какой-то алгоритм. Закономерность… – практически прокричал он, даже не осознав, что произнёс эти слова вслух. Ему было совершенно не до этого.

Подойдя к маленькой тумбочке, что стояла рядом с кроватью в спальне, мужчина начал копаться в ней. Он искал ручку и листок. На этой тумбочке обычно стояла семейная фотография в стеклянной рамке, здоровые, электронные часы с будильником и прочие мелочи, и она явно не была предназначена для того, чтобы на ней делали какие-то записи. Сергею этот факт был не сильно важен. Он смахнул всё с тумбы одним движением руки, едва накопав себе карандаш и маленький, на половину исписанный блокнотик, что когда-то купил своему сыну. Рамка, в которой была фотография, жалобно лязгнула и разбившись на куски.

Сергей стал записывать цифры. Сильно дрожали руки, поэтому они получались сильно корявыми, но и до этого мужчине не было дело. Главное, это отгадать цифру. Найти хоть какой-то смысл во всём этом.

Чётыре, шесть, два, один, восемь, четыре, три, девять, один, семь, девять, два…

Сергей умножал, делил, возводил в корень, суммировал и отнимал различные цифры, но никакой закономерности найти не мог. Не смотря на это, он не сдавался. Все цифры из шоу, что он помнил, как «Оче наши», были выбраны наобум, но признавать этого он не хотел.

За подсчётами мужчина и не заметил, как день сменила ночь.


Перед тем, как шоу началось, Сергей решил зайти к сыну, как и обещал. Диана вернулась, но постоянно молчала. Почти сразу отправилась на балкон и там курила очень большой промежуток времени. Насколько большой, мужчина не знал.

Комната Артура была завалена компьютерным хламом, горячо им любимыми книгами зарубежной фантастики и прочим, что ни капли не интересовало самого Сергея. Его сын, как и следовало ожидать, сидел за компьютером. Родители гордились своим юным гением, что, не смотря на свой юный возраст, учился уже в шестом классе и был круглым отличником. Он никогда, как бы мало лет ему не было, не вёл себя как ребёнок. Артур всегда был тихим, молчаливым и, в какой-то степени, раздражительным мальчиком. Сверстники не любили его и во многом завидовали уму мальчика.

Едва дверь в комнату открылась и в проёме показался отец, мальчик бросил – «Заходи, пап».

Сергей зашёл молча. Артур сидел на компьютерном, чёрном стуле с мягкой спинкой и на колёсиках. Вид у него был уставший. Ещё бы – почти час ночи.

– Чего ты хотел, пап? Я скоро спать. Компьютер уже выключаю. – Мальчик показушно потёр маленьким кулачком закрытый глаз и сдержанно зевнул.

Мужчину как током обдало, когда он увидел лежащую на одной из книжных полок, оранжевую бейсболку с вышитой надписью «ЦСКА». Уставившись на мальчика, он прошипел:

– Цифру.

– Что? – не понял мальчик, стыдливо вжав большую голову в угловатые плечи. Тон родителя ему совсем не понравился.

– Говори цифру, урод, иначе я тебя…! – Сергей подошёл ближе. Руки снова задрожали, но уже от другого. От возбуждения. Хотелось что-то порвать или поколотить. Зрачки будто зажили собственной жизнью, начав слегка подёргиваться из стороны в сторону.

– Семь. Цифра семь! – в отчаянии выкрикнул мальчишка, не сильно понимая, что отцу от него нужно.

Мужчина остановился. Несколько секунд просто постоял в полутьме, царящей в комнате. При этом он слегка пошатывался, будто был сильно пьян. Глаза почти закрыты, а руки по-прежнему дрожали, как у очень старого человека. Потом он вышел из комнаты. Шоу должно было начаться с минуты на минуту.


В эту ночь умер от голода Джордж Хаппер. Старика показали лежащим на полу с открытым ртом и глазами, смотрящими вникуда. Изо рта текла слюна, образуя под головой трупа небольшую лужицу. Сергей тосковал по нём, будто он был его родным дедом, всю свою жизнь следящим за тем, как любимый внук растет и развивается.

В ту же самую ночь Сергей твердил оставшимся двум – спецназовцу и парню – что заветная цифра, это семь. Оба игрока, будто совершенно отчётливо услышав его, назвали именно эту цифру.

Под конец программы, Сергей, затаив дыхание, смотрел в глаза толстяка. Отчего-то он был уверен, что ведущий сидит за стенкой в комнате Артура, и совсем недавно он сказал ему ту самую цифру, что сегодня принесет оставшимся в живых долгожданную свободу. Он был уверен в этом и ждал этого с нетерпением.

Женщина давно спала, или же претворялась спящей, тихо посапывая на краю кровати.

– Итак, дамы и господа, пришло время назвать цифру дня. Сегодняшней цифрой является четыре, – толстяк хищно улыбнулся растерянному и одновременно шокированному Сергею. – И, у нас для вас есть отличная новость. К оставшимся двум участникам недавно присоединился ещё один. Он не преступник, однако, свобода ему нужна не меньше, чем Захару Глущенко и Игорю Шарапину. Встречаем.

Мужчина невольно открыл рот. Где-то на подсознательном уровне он всегда мечтал, чтобы его показали по телевизору. Но раньше это представлялось ему совсем иначе.

В ту же самую ночь, он ворвался в комнату сына и попытался избить мальчика. От криков последнего проснулась мать. Наорала на мужа, пару раз ударила его и после сильно пожалела об этом.

Спасаясь от разъяренного мужчины, Диана заперла его в комнате сына. Самого Артура в комнате не было. Едва отец начал вести себя агрессивно, мальчик выбежал из комнаты и заперся в уборной, плача и воя, будто от сильной боли.

Наспех собрав вещи, женщина взяла с собой сына и уехала к маме, живущей в соседнем городе.


Понадобился целый час на то, чтобы слегка успокоиться, перестать крушить всё в комнате и выбить проклятую дверь. Сергей рычал, словно был вовсе не человеком, а диким, взбешенным зверем, или даже чудовищем. В голове вихрем носились яростные мысли:

«Она ударила меня! Она, стерва, посмела меня ударить!! Не прощу!»

Выбить дверь удалось с восьмого удара ногой. Мужчина не служил в спецназе, да и в армии не довелось побывать, но и дверь не отличалась особой прочностью.

В квартире кроме него и телевизора никого уже не было. Телевизор жалобно шипел, и экран отображал лишь помехи, но едва Сергей приблизился, как он тут же показал картинку. То было довольное лицо Геннадия. Он хищно щурился, улыбаясь Сергею. Не зрителю, а именно Сергею. Шестому игроку.

– Ты солгал, тварь! – совсем пьяный, мужчина начал обвинять жирдяя. – Ты сказал, что семь, а потом, что четыре.

– Успокойся, – улыбка с жирного лица тут же сползла. Губы ведущего презрительно искривились, ноздри раздулись, а глаза норовили выскочить из орбит. – Успокойся и заткнись. Я не лгал тебе. И вообще, если бы все разом угадали цифру, разве так было бы интересно?

Мужчина сел на кровать, уже слабо осознавая, где находится и с кем разговаривает. Он засмеялся, совсем как смеются наркоманы, только-только приняв сильную дозу. Тем временем толстяк за экраном продолжил:

– Разве тебе не известно о последнем, самом главном правиле шоу? – мужчина за столом снова «потеплел» и заулыбался. – В живых должен остаться только один.

На следующий день умер Игорь Шарапин. Сойдя с ума от голода и одиночества, спецназовец взбесился. Во время очередного приступа, он сильно ударился виском о раковину и скончался. Как не странно, Сергей был сильно рад этой смерти.


Спустя неделю после того, как её муж пытался избить Артура и её, Диана, наконец-то решилась вернуться обратно. Агрессивное поведение супруга она списала на две бутылки пива, что он выглушил, в очередной раз смотря треклятые новости в час ночи. В полицию обращаться она не стала, так как не хотела лишних проблем. Всякое бывает. Возможно, он действительно очень устал от работы, и весь накопившийся стресс нашёл выход той ночью…

На звонки Сергей не отвечал, и это сильно раздражало.

Подойдя к подъезду родной многоэтажки, женщина набрала номер их с мужем квартиры на домофоне, надеясь разрешить все проблемы по нему. Никто не ответил.

– Пойдём, сынок, навестим папу. – ласково сказала она мальчику, не находящему себе место. Он стоял рядом с ней, переступая с ноги на ногу и пытаясь не выказывать сильного волнения и страха.

– Давай уйдём от сюда, мам. Мы больше не нужны папе… – мальчик в очках взял Диану за руку и потащил в обратную от подъезда сторону, но женщина соскучилась по мужу и не хотела отступать. Каким бы он не был – она любила его. Именно поэтому она терпела не простой характер мужа и скандалы. Хотя раньше их было куда меньше…

Женщина потянула мальчика к подъезду, приговаривая, что всё будет хорошо.


Сначала был мальчик. Одноклассник Артура. Его попросили проведать прогульщика и выяснить, по какой причине он не является в школу уже который день. Мальчику никто не открыл. После него пришла полиция, которую вызвали соседи, утверждая, что хозяева пропали, а из квартиры страшно несёт мертвечиной.


Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации