Электронная библиотека » Николай Клюев » » онлайн чтение - страница 2


  • Текст добавлен: 16 сентября 2016, 18:28


Автор книги: Николай Клюев


Жанр: Ужасы и Мистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Женщину нашли на кухне. Она была всё ещё одета и валялась с вспоротым брюхом у самого входа. Примерно три – четыре дня. Не трудно догадаться, как выглядел её труп с копошащимися в животе червями. Труп мальчика находился в спальне. Его размякшее тело покрывали многочисленные синяки и небольшие царапины, но скорее от ногтей, чем от ножа. Скончался он от удушения, и, по словам мед экспертов – на день позже женщины. Мужчина так же, как и мальчик, обнаружился в спальне. Он сидел на пропахшей мочой кровати и смотрел на экран TV. Судя по словам всё тех же мед экспертов – погиб от голода.

Когда мужчину, женщину и ребёнка упаковывали в специальные мешки, телевизор всё ещё показывал. Шли новости, сообщая, что некого Захара Глущенко выпустили условно досрочно за хорошее поведение.

Предсмертный мираж

Яркая вспышка боли было первым, что почувствовал выплывающий из тёмной трясины, некий разум, который не мог понять даже то, что он существует. Понимание факта собственного существования пришло после боли и сопровождалось жутким холодом где-то под ногами… Ногами?

Встав в полный рост, и уже полностью прочувствовав собственное тело, существо открыло глаза.

Перед чистым разумом, который будто только начал своё осознанное существование, привстала картина, чем-то напоминающая пустыню. Под ногами тонны белого писка, чем-то напоминающего соль, который образует идеально ровную поверхность. Не единой возвышенности или углубления. Над самим же писком застыло однотонное, голубое небо, без каких-либо намёков на погодные условия. Не было даже солнца. Тусклый свет, падающий откуда-то сверху, исходил будто бы из воздуха.

«Я… что я? Что это вокруг?» – впервые начал мыслить разум.

Оглядевшись вокруг, существо заметило странное шевеление на горизонте пустыни, в которой оно каким-то образом очутилось. Переливаясь то чёрным, то белым цветом, тонкая полоска горизонта будто сияла, меняя цвета каждую долю секунды. Размер каждого цвета был так мал, что напоминал песчинку.

«Что это такое? Зачем это нужно…? Стоп! Я же…» – осознание внезапного факта ударило по разуму здоровенной булавой с шипами. Неоткуда взявшаяся паника пропитала существо насквозь, и вдруг оно почувствовало, что тонет.

«Песок. Он засасывает. Я умру» – тело рефлекторно дёрнулось и немного увязшие в белом песке, ноги, рванули вперёд. Не думая ни о чём, существо просто шло вперёд, медленно переступая с ноги на ногу. Как именно ходить, пришло в разум существа откуда-то извне. Необъяснимый источник информации продолжил снабжение существа базовыми данными и в процессе пятиминутной ходьбы, существо осознало главный, непоколебимый факт – «Я должен что-то сделать, чтобы попасть туда, куда должен. Куда попадают все. Ведь я достоин этого. Ведь я…» – дальше спонтанно строящаяся мысль внезапно прерывалась. Упиралась в какую-то толстую стену забвенья. Ярче начали прорисовываться чувства и ощущения. Сознание начало прогрессивно развиваться и более осознанно принимать реальный мир. Хрупкое тело быстро устало и вынужденно было остановиться, но стоило ему побыть без движения пару секунд, как вдруг песок снова начал засасывать и в сознании существа промчался ужас, оббивая тяжёлыми копытами девственную нервную систему.

«Я не хочу. Я же исчезну. Нет!» – Запаниковало существо и пустилось в бегство. Тело тут же отозвалось болью в ногах и позвоночнике. Хрупкие кости начали гнуться и болеть. Вдруг захотелось заорать. Издать хоть какой-то звук, но все попытки оказались тщетными.

«Как я тут оказался? Кто я вообще? Может это сон?» – продолжило мыслить существо и вдруг поймало себя на том, что снова стоит и просто смотрит на горизонт. Прямо перед неким творением, воплощённым в этот разум, появилось чёрное пятно. Оно было ещё далеко, но всё же намного ближе мелькающих точек в дали. Прежде чем белый песок снова начал затягивать в себя ноги существа, оно сделало шаг. Потом ещё один. И вот хрупкое тело снова бежит.

Чёрное пятно оказалось силуэтом «человека». Ростом под два метра и телосложением тяжелого отлета, существо внушало опасение и страх. Вся кожа существа была полностью чёрная. На огромной, по человеческим меркам, голове, красовался всего один глаз, размером в два раза больше обычного. Чуть ниже глаза находилась огромная пасть с большими и острыми как у пираньи, зубами. По виду это чудовище едва можно было бы назвать разумным. Именно поэтому, подойдя к монстру на расстояние десяти метров, разум не ожидал услышать от чего-то такие родные слова.

– Кто ты? – прозвучал рычащий голос, и глаз чёрного человека пронзительно уставился на паникующее существо.

Не в силах даже сдвинуться с места, разум смотрел на человекоподобного. Шока не было. Скорее лёгкое удивление, паника и ступор. Даже понимая сказанное чёрным человеком, разум не мог ответить ему.

– Отчего ты молчишь? Что с твоим видом? – продолжил задавать вопросы человек и вдруг направился к разуму, который уже начал погружаться в холодные писки. Когда между существами оставалось пять метров, чёрный человек вдруг остановился.

– Ааа… – протянул он и вдруг наклонился в строну разума, прищурив при этом глаз так, будто что-то рассматривая. Ещё через секунду раздался ужасающий, хряпой смех.

– Ничтожество! – отсмеявшись, выдал чёрный человек и в несколько прыжков оказался рядом с тонущим телом, которое, то ли от усталости, то ли от внезапно нахлынувшего страха, не могло пошевелиться, и поэтому просто смотрело на возникшего перед ним колосса.

– Ты не можешь даже находиться здесь. Зачем тебе здесь быть? – смотря сверху вниз, продолжил человекоподобный монстр. – Ты будешь мёртв и это твоя судьба, как ничтожества. Посмотри на себя, у тебя даже рта нет, чтобы ответить мне. Ты так жалок!

Будто следуя какому-то внезапному сигналу, разум начал сопротивляться. Вдруг понимание собственной ничтожности начало откровенно бесить его. Резко дёрнувшись и подавшись вперёд к чёрному человеку, он попытался вырвать из песочной пучины своё хрупкое тело, но попытка оказалась настолько бесполезной и жалкой, что чёрный монстр снова засмеялся.

– Не выйдет. Ты уже по рёбра в бездне. Скоро она окончательно растворить тебя в себе. – монстр присел и продолжил наблюдать за тем, как разум погружается в пески, всё больше и больше впадая в состояние паники и безумия.


Унылый свет осеннего солнца нехотя проходил сквозь занавески и падал на раскиданные по комнате вещи. Сильно болела голова, и Артём, нехотя, поднялся с кровати. Найдя на полу свои джинсы, он принялся натягивать их на абсолютно ватные ноги. Заметив шевеления под одеялом, он обернулся, и память тут же услужливо вернула череду последних событий.

– Доброе утро, котик. – улыбнулась Вика и сладко потянулась в постели.

– Доброе. – отстранённо ответил парень. Наконец надев джинсы, он направился в уборную.

– Котик, ты куда? Ну… – по-детски простонала девушка и снова укуталась в одеяло.

Последние лет пять в жизни Артёма казались ему раем. Никаких обязательств, наставлений родителей и нудных, дибильных учителей. Только веселье, клубы, друзья, пьянки, наркота и бизнес, который приносил неслыханный доход. Намного больше, чем работа в каком-нибудь захудалом банке или корпорации. Отец часто навязывал Артёму свои идеи, касательно его будущего, но самого Артёма это мало чем интересовало. Давным-давно забросив учёбу, он вёл более чем разгульный образ жизни, обеспечивая себя за счёт сбыта «веселящего порошка» и денег, которые высылал ему отец на оплату учёбы и личные нужды. Отец Артёма был очень занятый человек, поэтому времени на единственного сына у него было крайне мало. Все дискуссии между отцом и сыном проводились по телефону и были столь редкими, что Артём временами забывал про существование своего высокопоставленного предка.

Зайдя в уборную, парень, прежде всего, умылся и посмотрел на себя в зеркало. Бледная кожа, тёмно-синие мешки под глазами и отрешённый, не выразительный взгляд. Всё в нём выдавало наркомана с годовым стажем.

– Во дьявол. – простонал парень из-за очередной волны сильной боли, которая исходила откуда-то из головы и пропитывала всё тело.

Отголоски ночного кошмара дали о себе знать спустя час после пробуждения. Тогда, закрыв за Викой дверь, Артём вдруг почувствовал беспокойство, идущее откуда-то извне. Странное чувство, будто что-то очень важное разрушилось и больше никогда не обретёт прежней величины и достоинства. В голове вдруг начали прорисовываться будто очень давно забытые картинки. Что-то, очень напоминающее пустыню и… Какое-то жуткое, человекообразное существо.

Зайдя в зал квартиры, которую отец подарил Артёму, когда ему исполнилось шестнадцать лет, парень присел на диван перед телевизором. Времени до работы оставалось совсем немного, поэтому Артём решил просто подождать звонка.

Суть самой работы была предельно проста. Всё, что требовалось от него, это спрятать товар в указанное место, чтобы только заказчик и он сам знали о нём. После «упаковывания» товара, он должен был покинуть это место до тех пор, пока заказчик не найдёт товар в указанном месте и не оставит там плату. В довольно простой, но весьма безпалевной системе были и дыры, которые приходилось закрывать физической силой, но случаи с неоплатой были очень редки по одной простой причине – заказчик зависим. Именно поэтому в его же интересах «пастись» на одной точке. В случае неуплаты товара, заказчика находили и избивали до полусмерти, при этом не списывая с него таким образом долг, а лишь увеличивая его вдвойне. Эти весьма простые правила вполне устраивали Артёма, хотя его самого однажды избили из-за недоплаты очередной дозы.

Наконец зазвонил телефон и Артём взял трубку.

– Ало. Орел? – прозвучал в телефоне шероховатый и слегка нервозный голос какого-то парня.

– Да. Куда товар ныкать? – как всегда сухо спросил Артём. Все беседы по телефону были до тошноты одинаковы. Менялось только место, время и голос.

– Значит слушай, – продолжил голос в динамике мобильного телефона. – знаешь заброшенные дома? Ну… Те самые, что у выезда из города?

– Ну? – Артём прекрасно знал это место. Ещё будучи маленьким мальчиком, который не понимал суть жизни и как она устроена, он часто лазил по заброшенным домам, заросшим деревьями и изрядно потрёпанным временем.

– Дом сто седьмой. Там со стороны двора есть деревянная лесенка… Положишь товар под неё. Хорошо? – снова как-то нервозно и дёргано ответил голос. Послышались короткие гудки.

До боли знакомое место было усыпано жёлтой листвой, насквозь пропахшей сыростью. Пролезая сквозь сухие ветки старых деревьев, парень думал. Обычно Артём не особо задумывался о столь банальных вещах как «Смысл жизни» или «Что будет после смерти?». Сейчас же, к нему в голову лезли мысли именно такого характера.

Во внутреннем кармане ветровки лежало несколько маленьких пакетиков героина. Иногда Артёма посещали мысли украсть у заказчика немного сыпучего счастья, но он отлично помнил предыдущий опыт несоблюдения правил. Да и смысла красть попросту не было, так как Артёму вполне хватало того, что он имел.

Наконец выбравшись из плена цепких ветвей, Артём осмотрел заросший двор дома сто семь. Ни единой души. Легко преодолев трухлявый, развалившийся забор, парень вдруг резко остановился.

«Ничтожество…» – послышался хряпой голос откуда-то изнутри.

– Я не… ничтожество. – зачем-то тихо проговорил Артём, словно пытаясь доказать самому себе, что этот сон в итоге является просто сном.

«Нееет. Ты ничтожество. Жалкое подобие куска мяса, которое скоро сгниёт и его сожрут черви» – вновь послышался тот же голос, но в этот раз Артём совершенно отчётливо понял, что это не его мысли.

– Кто ты?! – парень резко развернулся, но лишь снова убедился в том, что здесь он абсолютно один.

Разум вдруг начала одолевать паника, однако, Артём быстро успокоился. Голос пропал так же внезапно, как и появился.

«Глюк» – окончательно успокоив самого себя, подумал Артём, и направился к террасе заброшенного дома. Три старые, трухлявые, деревянные лесенки, состоящие из забитых на ржавые гвозди, досок, и были идеальным местом для заначки. Даже чересчур идеальным.

Оторвав одну из досок и вытащив из кармана товар, Артём присел на корточки. Едва заметив приближающееся шуршание за спиной, парень не успел среагировать. Чудовищная, но до жути знакомая вспышка боли в области затылка, погрузила его в глубокий омут забвения.

Очнувшись, парень вдруг осознал себя лежащим на чём-то очень холодном и сыром. Каждое движение требовало неимоверной концентрации и воли, поэтому даже открыть глаза и лечь в более удобную позу, было практически не выполнимой задачей. Чувства вновь начали постепенно выплывать из состояния без функциональности, поэтому Артём вдруг начал паниковать. Память снова «порадовала» хозяина рваными обрывками воспоминаний, которые так внезапно и загадочно оборвались. В голове вдруг начали мелькать ужасающие события, которые могли бы последовать после такого непредсказуемого поворота, но реальность, как это часто бывает, поражает даже профессионального фантазёра.

Когда все физические чувства наконец-таки начали исправно работать, Артём ощутил сильнейшую боль в области живота. Единственный свет, который робко проскальзывал сквозь узкие щели в старой, подвальной двери, падал на алую лужу и лежащее в ней тело.

«Что случилось? Меня ранили? Убили? Может, я уже мёртв? Кто это сделал?» – посыпались извечные в таких случаях, абсолютно стандартные, риторические вопросы, которые задавал сам себе примитивный, совершенно не развитый и так и не созревший до конца разум. На самом деле, Артёму было абсолютно плевать на то, кто и за что его убил. Сам факт того, что он умирает или уже практически мёртв, был так же неоспорим, как и то, что он пока что ещё существует.

Паника вдруг сменилась страхом. Не предчувствием смерти или её приближения, а скорее страхом того, что может повлечь за собой сама смерть. Каково будет решение верховного судьи, суда которого он, обычный парень, до того живший без каких-либо высших мыслей и целей, совершенно не боялся до этого момента.

Но именно сейчас, чувствуя засохшую кровь на своих пальцах, не в силах даже подняться, открыть дверь этого чёртового подвала и посмотреть на мир, которого он раньше не замечал, отрицал, просто не хотел принимать; именно в этот момент он почувствовал сей страх. Всё это – безнадёжность, холод, и страх, уж очень напоминало тот сон. Так и не успев полностью осознать себя, сознание Артёма постепенно угасало. Снова, не в силах произнести и малейшего звука и увязнув в пучине, сковывающей его движения, будто пожирающая свою добычу змея, заглатывающая её целиком и постепенно растворяющая несчастную в своём желудочном соке, Артём попытался хоть что-то вспомнить. Не просто вытащить наружу какие-то важные события своей жизни, а по-настоящему побывать там, где когда-то остановилась его душа в перерывах между бытом и работой. Именно там, где он по-настоящему был свободен и счастлив. Буквально возжелав, можно даже сказать, потребовав у жизни тех чувств, того блаженного аромата, из которого и состояла его жизнь, он почувствовал лишь вонь сгнившей древесины из старого сарая и жуткий холод по всему телу. Удивлению Артёма не было предела, когда он вдруг понял, что этих самых моментов не существует. Всё блаженство и весь кайф, который он чувствовал от жидкости, не однократно добровольно вводя его в свою вену, всё это исчезло. Просочилось, будто сыпучий песок сквозь пальцы. И не только наркота. Всё, что увидел перед смертью Артём – подвал, в котором он лежал, кровь, растекающаяся по сырым кирпичам… Даже его собственное тело вдруг осыпалось белым, чем-то очень похожим на соль песком, оставив от него самого лишь некий разум. Тонкое, бледное, уродливое подобие существа, которое в данный момент было уже по шею в пучине. Снова переведя взгляд наверх, разум увидел праздно скалящегося чёрного человека. Он, с большим интересом и удовольствием наблюдал за постепенно тонущим в песке разумом.

– Ничтожество. – радостно повторял монстр, сидя на корточках, хотя где-то в подсознании горько рыдая. Ведь так очевидно и не ново стало то, что на горизонте бытия чёрных песчинок стало намного меньше, нежели вот таких бледных и слабых.

От автора:

Прежде чем прожить жизнь красиво, нужно её прожить правильно. Дело даже не в том, что есть «хорошо» а что есть «плохо», ведь, по большей части, человек сам решает для себя, чем является для него то или иное. Более важно прожить свою жизнь как человек. Как достойное разума существо, со своими моральными принципами и философией. Человек без точного осознания себя и мира вокруг не является истинным человеческим разумом, а имеет лишь жалким, не развитым его подобием.

Подарок на конец света

«Бесчеловечно это – не видеть в другом человека.»


«Ты не можешь так жить дальше. Они не достойны. Они все не достойны находиться рядом с тобой» – Снова проснулся знакомый голос в голове, и Анастасия как всегда на секунду замерла от неожиданности.

Будто выйдя из какого-то транса, она обнаружила, что сидит на парте. Прямо перед ней лежала практически полностью исписанная тетрадь. В правой руке гелиевая ручка. До слуха снова донёсся шум и перешептывание класса. Эти звуки, преследовавшие Анастасию уже восемь с половиной лет, она успела возненавидеть до такой степени, что мозг практически постоянно игнорировал их. Уставшая рука перестала списывать с доски, и глаза жадно впились в надпись, находящуюся в верхней области доски.

«23 декабря. Классная Работа» – Та самая дата, которую Настя ждала с необъяснимым нетерпением и предвкушением чего-то необычного и пугающего. Именно та дата, о которой твердил весь интернет и которую ждали миллионы. «24.12.2012». И этот день наступит уже завтра!

Многие люди, считающие любое изменение внешности грехом, начиная с макияжа и перекраски волос, заканчивая пирсингом и сплитом языка (разрезание языка надвое), наверняка ужаснулись бы при виде Насти. На юном и довольно симпатичном лице красовалось шесть железных комочков, впившихся в кожу будто пиявки; волосы девушки, первоначальный цвет которых было практически невозможно определить, красились хотя бы раз в месяц; уши были искусственно заострены и имели по два прокола; на левой стороне горла порхала чернилами татуировка бабочки; специально заостренные клыки вызывали у других людей некоторую неловкость и лёгкий первобытный страх. Даже зрачки необычной на вид девушки были перекрашены в вино-красный цвет.

– Рябцева! Ты всё записала? – строго спросил учитель, взяв в руки тряпку.

– Насть… – тут же шепнула соседка по парте внезапно застывшей Анастасии.

– Да. Можете стирать, Ольга Викторовна, – опомнилась девушка, смотря на учителя с плохо скрываемым стыдом.

Ещё секунду посверлив горе-ученицу укоризненным взглядом, учитель начал стирать с доски.

«Она не настоящая. Все они всего лишь лож. Этот мир твой. Только твой и не чей больше» – продолжил голос с ели ощутимым нажимом. Любой другой, услышав что-то подобное в своей голове, наверняка посчитал бы себя сумасшедшим, но только не Анастасия. С самого детства она слышала этот голос, постоянно твердивший ей о её избранности и необычности. Никто никогда не говорил ей, что это не нормально, поэтому она просто жила с этим голосом. Каждый раз воображая что-то новое о нём. Раньше это были мечты про таинственного мальчика, который поселился у неё в мыслях. После она воображала духа умершего, что по каким-то неизвестным причинам, не стал улетать на небо, а пристал к ней, найдя её голову подходящим для себя домом. Сейчас же она считала этот ясный, отчётливый голос чем-то вроде внутреннего «Я», или же подсознанием, которому просто иногда надоедает молчать. Бывали моменты, когда голос пугал и даже ужасал Анастасию. Сильнее всего это проявлялось в детстве. В тот момент, когда родители ругали её за бредовые рассказы о словах в голове.

«Они все исчезнут…! Совсем скоро! Очень скоро они сгинут из твоего взора. Все эти жалкие твари, что призирают тебя. Все они сгниют на самом дне бездны…!» – уже с явным нажимом, вдруг начали бить по нервам резкие слова. Такое явное проявление врождённого феномена было очень редко. Как правило, оно сказывалось на поведении Насти, заставляя её быть ещё более высокомерной и тщеславной, чем обычно. Но в этот раз всё было совсем по-другому.

Внезапно Анастасию захлестнула беспричинная дрожь, а голова начала сильно болеть, пульсируя, будто от мощного удара. Стало трудно дышать носом.

– Ольга Викторовна. У Насти снова кровь из носа пошла, – вновь затараторила соседка по парте, обеспокоенно смотря на подругу.

– Настя! К фел… – начала, было, учительница, но вдруг произошло то, чего никто не мог ожидать.

– О господи! – внезапно Настя начала задыхаться кашлем. Из её рта хлынула кровь, оставляя в нём неприятный привкус металла.

– Насть! Ты в порядке? – Ужаснулась подруга, зачем-то схватив Анастасию за руку. Класс взорвался комментариями и ещё большим шумом. Но не шокированных возгласов, не неприятных, шаркающих звуков передвигающихся стульев, она не слышала. Всё её существо сконцентрировалась на луже крови, растёкшейся по её парте, и голосе в голове. В этот раз он просто орал. Предупреждал о чём-то, но все равно был не до конца внятным. Он будто сливался с окружающим миром и растворялся в нём.

– Настя?! Ты меня слышишь? – начала срываться на крик учительница в тот момент, когда Настю вдруг сорвала с места резко накатившая паника. Одёрнув по-прежнему держащую её подругу, она выбежала прочь из кабинета.

Подойдя к умывальнику, Анастасия посмотрела на себя в зеркало. Всё, что находилось ниже её носа, было измазано ещё не остывшей, тёплой кровью. С заострёнными клыками и необычным цветом глаз, она походила на вампирообразного урода, который совсем недавно «высушил» человека. Голос пропал ещё в тот момент, когда она вышла из класса, и сейчас её голову наполнял лишь тоненький, противный писк, сильно действующий на нервы.

«Что за… уродина» – вырвалась откуда-то из забытых закоулков души. Удивительная и совершенно не характерная для Насти мысль. Будто впервые увидев, как на самом деле она выглядит, Анастасия была шокирована. Почему-то только сейчас она начала жалеть, что сделала это с собой.

– Насть! – прозвучал голос подруги в коридоре, вызвавший у Анастасии сильнейшее раздражение. Смыв кровь с лица, она заметила шевеление где-то сбоку и обернулась, узрев свою подругу у входа в женский туалет.

– Насть. Тебе плохо? Ольга Викторовна попросила проследить, чтобы ты сходила в медпункт. – немного робко сказала подруга Анастасии. На её лице было сильное беспокойство.

– Не надо. Всё в порядке, – грубо ответила Настя, снова переведя взгляд на зеркало. В тот же самый миг она резко отпрянула от него, при этом чудом устояв на ногах. Коридор, и, собственно, всю школу, оглушил крик ужаса.

Всё время, пока Анастасия смотрела на подругу, её отражение с хищным оскалом и кровавым лицом смотрело на неё. После того, как отражение приняло привычный вид, Настя ещё несколько секунд разглядывала своё лицо, перекореженное от ужаса. Когда подруга привела её в чувства, Настя начала трогать своё лицо дрожащими руками, пытаясь вытереть кровь, которой уже давно не было.

Когда Анастасия рассказала подруге о том, что она увидела в зеркале что-то ужасное, та сделала вид, что поверила и начала настаивать на посещение медпункта.

После утешительных слов медсестры о том, что у напуганной девушки всего лишь стресс и слегка повышенное давление, Анастасия попрощалась с подругой, забрала сумку и пошла домой. Состояние было критическим. Сильный страх прожирал до костей. Любое проявление какого-либо шума, даже шоркающие звуки собственных кроссовок по асфальту, отзывались лёгкими уколами страха.

Отца Анастасии как всегда не было дома. Уже целых две недели он находился в командировке и лишь изредка звонил дочери, чтобы узнать, как у неё дела. Этот человек был высокой натуры. В меру заботливый, в меру ласковый и порой чересчур строгий. Именно таким человеком видела Настя своего обожаемого папу, который никогда не запрещал ей делать то, что она действительно желает. Но сейчас она впервые в жизни начала понимать, что её желания абсолютно пусты и никчёмны.

Открыв дверь дома, в котором на данный момент она жила одна, Анастасия направилась прямиком в свою комнату. Времени было всего полпервого дня, и Анастасия решила посидеть в интернете.

«Ты должна понимать, что скоро всё кончится. Зачем тогда ты проводишь свой остаток времени так бессмысленно?» – прозвучал сдавленный шепот в голове.

– Замолчи, – неожиданно вырвалось у Анастасии и голос и вправду стих, будто говоря – «Делай, что хочешь».

Зайдя Вконтакте, Анастасия начала «проматывать» новости. Практически все они хоть каким-то образом затрагивали избитую тематику – «Завтра, согласно календарю майя, наступит конец света».

На самом деле, Настя слабо верила в то, что может произойти нечто настолько ужасное, вследствие чего мир рухнет. Но всё же, в душе таилась некая надежда на это. Она хотела этого. Хотела увидеть что-то невообразимое, хотела насладиться криками тех, кого она ненавидела. Она прекрасно понимала, что всё это ужасно, и если такое случится, то погибнут и хорошие люди. И сама она в том числе. И мира, как такового, не будет вообще. В тоже время, она не могла ничего поделать со своим желанием. Желанием увидеть, как всё горит в ярком, прощальном пламени.

Пролистывая ленту друзей онлайн, она наткнулась на знаменитую и всеми обожаемую актрису, фотомодель, и женщину, которая совершенно по непонятным причинам всё ещё находится у неё в друзьях – свою мать. Пять лет назад, эта женщина (а иначе Анастасия её не называла) бросила её и отца, уехав жить за границу. Это произошло, когда Анастасия училась в четвёртом классе, и они жили не так роскошно как сейчас. Для Анастасии каждый день тогда был хуже предыдущего. Любящие друг друга больше жизни супруги начали относиться к своей половине холодно. Остывшие чувства не позволяли прощать мелкие недостатки друг друга, из-за чего происходили частые ссоры, возникшие неоткуда и не из-за чего. В конце концов, «злая женщина» бросила отца Анастасии и её саму, переехав в Париж.

Воспоминания о детстве ввели, и без того натерпевшуюся за день Анастасию, в настоящую депрессию. Всё, что казалось для неё важным: оценки в школе, приближение нового года, сегодня запланированный поход в кино с подругой на вторую часть её любимого фильма. Всё это вдруг превратилось в противную, серую массу нудных и совершенно неприятных событий.

Спустя несколько томительных и бесполезных часов, которые Анастасия провела в интернете, глаза девушки начало пощипывать, веки начали закрываться. Времени было всего четыре часа дня. Для сна явно рановато, но Настя не смогла противиться собственному состоянию. На это у неё попросту не хватило сил.

Выключив компьютер, раздевшись и забравшись под одеяло своей обширной кровати, она практически моментально уснула.

Ей снилось безумие. Настолько отчётливое и явное, что другое определение увиденного она никак не могла подобрать. Полностью запомнить весь сон она естественно не могла и не желала, но того, что она запомнила, было бы вполне достаточно психиатру для вынесения диагноза.

Она увидела горы. Гигантские горы, ползущие к самым небесам из чёрных, несущих смерть облаков. Горы человеческих тел под кислотными, разъедающими плоть каплями смертельного дождя. Воздух вокруг наполнился кислотным газом, а ветер волок повсюду отвратный запах гнили. Мёртвые тела людей лежали друг на друге, словно слоистая грязь. Некоторые из них были ещё живы. Однако, они молчали, прекрасно понимая, что это конец. Их души не кричали о спасении. Они молча молились, постепенно умирая от ядовитых газов и разъедающих плоть кислотных дождей.

Размытые образы смутно знакомых лиц. Лежачие тела, по которым она ходила, и бледный, неприятный свет, исходивший будто из самого воздуха. Всё это она помнила невзрачными обрывками, словно память отчаянно сопротивлялась, когда записывала весь этот кошмар.

«Ты больше не увидишь их. Они все умрут, как ты и хотела. Я сделаю это для тебя, – послышался голос откуда-то изнутри. – Завтра. Уже завтра всё будет совсем по-другому».

После она почувствовала невесомость. Невозможное для человека величие пропитывало её и ощущалось всем телом, будто она не один из этих гниющих и умирающих людей, а величайшее божество, не имеющее пола, слабостей, животных инстинктов и бесполезных желаний. Она увидела млечный путь. Миллиарды звёзд, вращающиеся вокруг чего-то невероятного и не изученного, чего-то божественного и гигантского. Однако оно не могло сравниться с ней, ведь это «Что-то» она держала на ладонях, словно новогоднюю игрушку, разглядывая её причудливые переливы.

Девушка проснулась в состоянии, которое могло сравниться лишь с наркотическим опьянением. За окном уж давно царствовала ночная тьма, хотя времени было всего половина седьмого вечера. Комнату напомнил мрак, поэтому девушка не сразу поняла, где находится. Нащупав светильник грибовидной формы, она включила его. Девичью обитель тут же озарил мягкий, желтоватый свет…

«Конец… Совсем скоро».

Девушка посмотрела на электронные часы, показывающие цифры – «18:36». В голове тут же раздался голос:

«Смотри. Видишь? Скоро. Совсем скоро это случится».

– Это действительно произойдёт? Все они… умрут? Я больше не увижу их? – совершенно спокойно, и даже слегка вяло, спросила Анастасия, смотря на горящий светильник.

«Да. Они умрут. Даже больше. Я сделаю даже больше! – прейдя на совершенно другой, высокий тон, продолжил родной голос. Анастасия вдруг поняла, что верит. Неистово верит в то, что говорит ей голос. – Я сотру их. Я сделаю так, чтобы они не существовали никогда. Чтобы сам факт их рождения был ложным. Я всё сделаю для тебя».

– Кто же ты? – задала Анастасия вопрос, который задавала уже не одну тысячу раз. Ответ всегда был один и тот же. И в этот раз он не на слово не изменился.

«Я то, что люди не могут понять, поскольку отрицают. Я то, что за гранью и во что никогда не поверят – в который раз ответил голос и тут же приказал. – Подойди ко мне».

В полном бреду и без уразумения о собственных действиях, девушка сползла с кровати и подошла к высокому зеркалу, прибитому к стене рядом со шкафом. Зеркало было достаточной ширены и высоты, чтобы уместить в себе всё отражение Анастасии, которое в данный момент смотрело на неё всё с тем же оскалом на кровавом лице. Тусклый свет заботливо скрыл заострённые клыки, которые на данный момент были полностью покрыты кровью. Горячая жидкость струилась изо рта девушки и капала на пол. Глаза Анастасии светились каким-то мёртвым, кислым светом. Будто вязкое, гнилое болото вдруг озарилось утренними лучами солнца.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации