Электронная библиотека » Ольга Баскова » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 9 ноября 2013, 23:34


Автор книги: Ольга Баскова


Жанр: Современные детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава 18

На следующий день Никита сам предложил Рафику и сестре прогуляться по лесу за подснежниками. Положив в карман кухонный нож, он не думал никого убивать. Ему казалось, стоит просто попугать Рафика, и тот откажется от Татьяны или не станет их разлучать. Сначала они молча шли по лесу, любуясь весенней природой, собирали одиноко растущие первые весенние цветы (в том году их уродилось на удивление мало), заходя в самую глубь и пытаясь не попасть в болотную топь. Первым молчание нарушил Рафик. Веселый и нетерпеливый по натуре, он не мог долго заниматься таким нудным и немужским делом – сбором цветов – и неожиданно, подкравшись к Татьяне, схватил девушку на руки.

– Я леший! – закричал парень, кружа свою невесту. – Или водяной! Но я утащу тебя, красавица, в свое царство!

– Пожалуйста, не надо! – в притворном страхе закричала Таня, и ее крик подействовал на Никиту как позывные к действию. Купаясь в волнах агрессии и плохо соображая, что делает, он достал нож и подбежал к Рафику:

– Отпусти ее!

– Ты что? – Бывший друг с удивлением смотрел на него, опуская девушку на землю.

Но Никиту было не остановить. Он замахнулся, однако направленное в Рафика лезвие ножа поразило Татьяну, прикрывшую любимого.

Никита даже не понял этого. Каждый взмах ножа поражал плоть, и сестра уже не говорила, а шептала остолбеневшему жениху:

– Беги, спасайся, только не заявляй на него. Он болен, он мой брат. Поклянись, это мое последнее желание.

Рафик закрыл лицо руками и помчался в село. Дальнейших своих действий Никита тоже не осознавал. Он бросил сестру в самое топкое место, потом разделся до трусов, бросив туда же окровавленную одежду, вымазался в грязи и отправился домой. С каждым шагом его охватывал ужас содеянного. Сначала отец, потом сестра... Он действительно болен. Рафик прав. Или это Рафик во всем виноват? Пожалуй, не только Рафик, а вся семейка Бобровых. Ведь жили же они без них! Пусть отец пил, пусть издевался над матерью, но они жили! Он отомстит за это, обязательно отомстит! Вот только дождаться очередного приступа агрессии!

Но очередной приступ агрессии не наступал. Злость на Рафика и Бобровых улетучилась бесследно. Сидя вечерами в запущенном саду, Никита думал, как ему не хватает не только сестры, но и бывшего друга, и Марии Николаевны. Но дорога к ним была ему заказана. Рафик сдержал слово, данное умирающей Татьяне: никто не узнал истину, однако при встрече с Никитой Бобров-младший опускал глаза и торопливо проходил мимо. Сколько раз Кошелеву хотелось подойти к старому другу и выплакаться на его плече! Но он понимал – это невозможно. Рафик никогда не простит, и правильно сделает. А как было бы хорошо рассказать ему хотя бы о своих снах! С недавних пор парню стала сниться сестра, почему-то в белом подвенечном платье. Она умоляла Никиту похоронить ее: там, где он ее оставил, очень холодно и страшно. Тогда-то парень и начал ходить в лес на то место, где убил Таню, и не отрываясь смотрел на черную болотистую жижу. Чего он хотел? Какого чуда ожидал? Что сейчас из топи, словно сказочная принцесса, выйдет его любимая сестренка? Нет, он действительно болен. Однако тогда что же тут делает Рафик? Никита встретил его однажды и потом часто видел на этом же месте. Как ему хотелось подойти и спросить: может, Татьяна обращается с аналогичной просьбой и к нему? Но он не решился. А вскоре узнал: его бывший приятель поехал поступать в институт и успешно выдержал экзамены.

Помня о том, что никто не знает его страшной тайны, Кошелев продолжал хорошо учиться, получил хороший аттестат (все, как хотели Таня и Рафик) и отправился в Приреченск. Там он без проблем поступил в речное училище, окончил его с отличием и вот уже два года работал в порту, собираясь держать экзамены либо в мореходку, либо в Институт водного транспорта. Как хорошему работнику ему сразу выделили комнату в малосемейке, и другая жизнь захватила его. Приступов агрессии он стал бояться так же, как и своих кошмарных снов. Иногда Озерное манило его, хотя он дал себе слово наведываться туда как можно реже. Умерла бабушка. Мать быстро нашла покупателя на бабулин дом, продав его по самой дешевой цене. Этому было объяснение: мать выгнали с работы, а болезнь требовала ежедневных возлияний. Нина никого не пригласила на поминки, вероятно, боялась – вдруг ей достанется слишком мало водки? Женщина поминала свекровь три дня в полном одиночестве, отправив с глаз долой даже Никиту. На третий день на оставшиеся деньги устроила пир горой, зачем-то поставив чайник и, конечно, забыв его выключить.

Смерть матери не удивила Никиту. Он давно ждал чего-нибудь подобного. На похоронах, разглядывая изможденное желтое лицо, мальчик жалел ее.

Теперь парню стало не к кому приезжать. Родительский дом в Озерном он решил не продавать, но и жить в нем больше не мог. На каникулах юноша снимал квартиру в ближайшем к селу городке. Это ему было необходимо, поскольку почти каждый день он посещал кладбище и место гибели Татьяны. Чуждаясь односельчан, Никита однажды, сам того не заметив, разговорился с Марией Николаевной, случайно попавшейся на улице. Заметив ее, парень не стал натягивать кепку на лицо, как делал при встречах с остальными, просто не смог.

Мария Николаевна приветливо улыбнулась ему:

– Никита! Сто лет тебя не видела! Как ты? Где ты? – Она буквально засыпала его вопросами, на которые мальчик давал подробные ответы. Женщина, в свою очередь, рассказала ему про Рафика и добавила:

– Почему вы перестали быть друзьями? Потому что каждый считает другого виноватым в гибели Танечки? Это глупо, Никита. Вы уже взрослые люди. Тебе надо обязательно зайти к нам в гости. Рафик обрадуется, вот увидишь. Ты не представляешь, как он измучился! Твоя сестра ему снится по ночам, он постоянно ходит на место ее гибели. И уж конечно, ничего не хочет слышать о других девушках.

Бывшая учительница хотела потащить парня в гости немедленно, однако он, выдумав какую-то причину, отказался, пообещав при следующем приезде обязательно зайти. Мария Николаевна не настаивала. Она поцеловала его в щеку (совсем как в те далекие времена) и ушла, а Никита долго смотрел ей вслед, сознавая, что однажды непременно придет – а там пусть будет что будет.

С этого разговора прошло уже много месяцев, но парень все не решался сделать важный шаг, который многое бы для него значил. Однажды он отправился в село. Сегодня он окончательно определился в решении навестить Бобровых и поговорить если не с Рафиком, то хотя бы с Марией Николаевной. Она должна помочь ему, она всегда помогала.

Неожиданный прилив агрессии парень ощутил, проходя мимо родительского дома. Мысль о Татьяне неотступно преследовала его. Юноше показалось: он слышит ее тоненький голосок. Показалось ли? Нет, это действительно ее голос, молящий о спасении. Никита зажал уши, пытаясь как можно быстрее прошмыгнуть мимо проклятого места, однако голос не отпускал его, а волны агрессии становились все больше и больше и захватили его целиком. Звоня в дверь Бобровых, Никита вновь готов был убивать.

Глава 19

Предложение Алексея оставить его в покое сильно подействовало на нее. Покрутившись перед его глазами дня три и не увидев никакой реакции, кроме раздражения, она решила: эта тактика не принесла плодов, нужно подумать о чем-то другом. Неожиданно для себя она стала ездить на то место, где назначила неудачное свидание своему возлюбленному. Доезжая автобусом до конечной остановки, шла в лес, садилась на камень у речки и думала. На свежем воздухе, под журчащие струи мечталось особенно хорошо, ее мысли улетали и снова возвращались к Алексею. Если она добьется его – значит, добьется всего в жизни, хотя ей трудно было объяснить, как одно связано с другим. Возвращаясь домой под вечер, она была очень благодарна матери, которая ни о чем не спрашивала: это и понятно, воспитывавшая дочь без мужа женщина думала только о материальных заботах.

Просидев неделю на берегу реки, она решила: это место подсказало ей план дальнейших действий. Пока Алексея нужно оставить в покое, чтобы дело не кончилось полным провалом, после которого просто невозможно что-либо предпринимать. Она перестала бывать в тех местах, где бывал он, избегала его в школе. Однажды в кармане своей куртки она нашла записку, напечатанную на компьютере. Сердце бешено забилось. Ей казалось: она дождалась своего часа. Дрожащими руками развернув бумажку, она с волнением прочитала текст. Алексей назначал ей свидание на ее любимом месте. Она перечитала записку несколько раз и чуть не потеряла сознание. Счастье приходит к тем, кто умеет ждать. Это первая в ее жизни значимая победа, самая важная для нее. Получилось это – получится и все остальное.

Она долго крутилась перед зеркалом, выбирая из скудного гардероба все самое модное и яркое. На вопрос матери: «Куда ты такая нарядная?» – лишь махнула рукой и ответила: «Не волнуйся, я ненадолго». В тот день время тянулось для нее ужасно медленно. Не было автобуса, хотя он пришел точно по расписанию, медленно ехал водитель. Наконец она очутилась в своем сказочном мире в ожидании принца. Лес и знакомая речка засветились вдруг такими яркими и радужными красками! Она подумала, не стоит ли ей распустить волосы, однако ответила на этот вопрос отрицательно. Если Алексей захочет, сделает все сам.

Через каждую минуту она бросала тревожный взгляд на часы. Еще рано, еще пару минут, а вот теперь пора бы ему и прийти. Теперь он опаздывает на пять, десять, пятнадцать минут. Нарастали волнение и тревога. Почему его до сих пор нет? Тогда он явился с точностью до секунды. Может быть, что-то случилось?

Она прислушалась. Вот подошел еще один автобус к остановке. Возможно, тот, кого она ждет, приехал именно на нем... Послышались чьи-то торопливые шаги, и ее захлестнула волна блаженства. Он пришел! Они будут вместе!

– Надеюсь, мы не опоздали? – послышался такой знакомый мерзкий голос Юрки. Она оглянулась, не веря своим ушам. Перед ней стояли братья Юрка и Сашка Данченко и глумливо улыбались.

– А девушка действительно красотка, – Сашка взял ее за подбородок и повернул к себе. – А целоваться мы умеем?

– Сомневаюсь! – Юрка подошел ближе и присел на соседний валун. – Мадемуазель хранила свои губы только для одного человека, которому, к несчастью, оказалась не нужна.

– Бедная девочка! – с притворной жалостью вздохнул Сашка. – Мы пришли познакомить тебя с радостями любви. Как ты поняла, записку писал мой братик. А твой возлюбленный ничего о ней не знает.

Она резко соскочила с камня и попыталась бежать к остановке, но Юрка сбил ее с ног и навалился всем телом, разрывая колготки и юбку.

– На этот раз мы не на дискотеке, – шептал он. – Я же сказал: ты будешь моей!

Она предпринимала все меры, чтобы вырваться, однако Сашка крепко держал ее за ноги, напутствуя брата:

– Быстрее, Юрик, у меня тоже слюнки потекли, я тоже хочу.

Она чувствовала: еще немного – и сознание покинет ее. Как спасательный круг, раздались неподалеку чьи-то голоса. Мимо них проходила компания. Она собрала последние силы и крикнула:

– Помогите!

– Тише, дура, убью! – зло прошипел Юрка: добыча опять ускользала из его рук. Все трое услышали: люди направляются сюда.

– Бежим! – старший брат отпустил ее ноги и потянул младшего за рукав.

– Ты обещал помочь мне, – Юрка почти плакал от обиды. – Она должна быть моей!

– Хочешь схлопотать срок за изнасилование? – Сашка опустил руку в карман. – Хочешь, покажу, как надо в таких случаях делать? – Он достал из кармана нож, и его остро отточенное лезвие обожгло ей правую щеку. – Теперь она не нужна никому. Возможно, будет принимать твои знаки внимания с благодарностью, если ты захочешь. Бежим!

– Сука! Получай! – Юрка хотел ударить ее ногой, но люди были почти в трех шагах. – Только попробуй кому-нибудь рассказать! Я убью Лешку!

Что происходило дальше, она не осознавала. Какие-то фигуры суетились возле нее, вытирали кровь с лица, кто-то по мобильному вызывал «Скорую». Ей казалось, что сказочный мир вдруг неожиданно и навсегда померк и она несется в какую-то темную и страшную пропасть.

Глава 20

Дни, когда ее лицо было закрыто повязкой, она не считала и не помнила. Ее кто-то навещал, мама готовила самые любимые кушанья и кормила с ложечки. Она с кем-то разговаривала, что-то рассказывала и что-то отвечала. Память запечатлела лишь визит милиционера, настойчиво пытавшегося узнать, кто нанес ей увечье. Но, помня угрозы Юрки и Сашки, она говорила, что не помнит нападавших и ничем не может помочь следствию.

День, когда с нее сняли бинты, оказался ужасным. Сначала ее увидела мама и тихо заплакала, вытирая глаза платком. Потом она подошла к зеркалу и пристально взглянула на себя. Увиденное поразило. Толстый багровый шрам задел веко, немного скосив глаз, пересек всю щеку, едва не коснувшись носа, и закончился у губы. Такой шрам нельзя было закрыть даже ее роскошными волосами. Он делал ее уродливой на всю оставшуюся жизнь.Как зачарованная, смотрела она на свое новое лицо, думая, что вот так, одним ударом, искромсаны все ее мечты. Вокруг суетились врачи, предлагая успокоительное и рассказывая о каких-то кудесниках, пластических хирургах, которые смогут сотворить чудо с ее внешностью. Однако она ничего не слышала. Ей не хотелось слушать и разговаривать. Она думала: отныне все кончено.

Глава 21

Отыскать Никиту Кошелева оказалось и легко, и трудно. В Приреченске оперативники сразу получили адрес общежития, но парня там не застали: он отгуливал очередной отпуск, как им объяснили на работе, у себя на родине, то есть в Озерном. Выходило, что подозреваемый болтался у них под носом, однако их дороги ни разу не пересеклись. Ведерников и Ряшенцев бросились в Озерное. Кошелева там уже не было. О его залесской съемной квартире никто не знал, и следы парня временно затерялись. В этот же день, просматривая оперативные сводки по области, Николай натолкнулся на убийство Поленова и обратил на него внимание своих коллег.

– По-моему, есть что-то общее с нашим делом, – предположил он.

– А по-моему, в огороде бузина, а в Киеве – дядька, – ответил Ряшенцев. – Тебя сбил с толку смертельный удар ножом в спину? Разве это первое наше дело, где таким образом убивают людей?

– И все же я запрошу коллег из Приреченска. – Николай потянулся к телефонной трубке.

– Они тебе скажут спасибо, – не успокаивался Юрий. – Второй «глухарь» вешаешь, если убийцей окажется не наш подозреваемый.

Но Ведерников его уже не слышал. Он разговаривал с полковником Кравченко.

После разговора с милиционером из Залесска полковник выкурил не одну сигарету. Ничто не указывало на то, что преступления связаны, более того, залесские коллеги имели в подозреваемых какого-то мальчишку, который не мог быть связан с Поленовым. И все же выработанное за многие годы шестое чувство подсказывало Алексею Степановичу: все надо проверить. Он вздохнул и решил послать в Залесск Ларису. В разборе дел на любовной почве или копании в детской и юношеской психологии ей не было равных.

* * *

Кулакова быстро вошла в курс дела. Сидя с Ведерниковым и Ряшенцевым на веранде просторного дома Степана Игнатьевича в Озерном и попивая чай с малиновым вареньем, она мысленно сопоставляла факты, а оперативники жадно ждали ее вердикта. Наконец Юрий прервал затянувшееся молчание:

– Говорил я тебе: зря дамочку побеспокоили, – повернулся он к Ведерникову. – Теперь и ей, бедной, приходится связывать два никак не связанных дела.

Лариса очнулась и, посмотрев на мужчин, предложила:

– Давайте пойдем по пунктам, стараясь ничего не упустить. Может быть, факты сами покажут, стоит ли искать связь.

Коллеги согласно кивнули.

– Итак, – начала девушка. – В Озерном убита семья из трех человек. Есть подозреваемый, некто Кошелев, потерявший сестру в лесу и отказавшийся общаться с ее бывшим женихом, хотя до этого они были друзьями. Я считаю, первая собака зарыта здесь. Почему после гибели девушки парни перестали общаться? Кстати, это было для них нелегко. Как вы считаете?

– Мы уже думали об этом, – подал голос Юрий. – В лесу произошло что-то такое, о чем никто не знает.

– Вот именно, – подхватила Лариса. – Если девушка умерла случайно, как убедили народ оба юноши, им нечего делить. Хотя, возможно, кто-то из них мог помочь ей, но из-за трусости не сделал этого. Такой факт может объяснить их ссору, однако не делает Кошелева убийцей. Правда, может, он таковым и не является, это пока наши с вами предположения. Идем дальше. Позволю себе предположить, что смерть Татьяны не случайна, ее убийцей является либо Рафик, либо родной брат. Это объясняет, почему друзья больше не общаются, и может объяснить гибель семьи Бобровых.

– Первый вопрос, – Николай, как школьник, поднял руку. – Почему после происшествия в лесу никто из парней не отправился в милицию? Для одного погибшая – невеста, для другого – сестра.

– Для меня это тоже пока загадка, – наморщила лоб Лариса, – как и те три года, которые выжидал преступник, чтобы нанести смертельный удар. – Она вздохнула. – Мало я вам помогла. Единственное, что мы можем сделать, так это узнать, одним ли убийцей были сражены Поленов и Бобровы. Вы не делали слепков ран? А то бы мы узнали даже об орудии преступления.

– Не успели. – Ведерников отвел глаза. – Занимались поисками Никиты.

– Ничего страшного. – Лариса потянулась к телефонной трубке. – Нужно, чтобы трупы забрали в Приреченск и провели необходимые экспертизы. Возможно, вопросы отпадут сами собой.

Глава 22

Экспертиза показала, что все жертвы были убиты одним человеком. Станислав Михайлович обратил внимание на особенность удара: убийца бил в одно и то же место с небольшим наклоном, но точно поражая сердце. Оружие также не менялось. Усилились поиски Никиты Кошелева, а следователи зачесали затылки, каким боком связан с ним Поленов.

– Рафик и Никита вполне могли встретиться в Приреченске, – говорил Мамонтов. – Сидели в кафе и бросали друг другу обвинения. Поленов мог это услышать и пообещать сообщить в милицию.

– Если вы имеете в виду «Теремок», то находившийся там Григорий Васильевич никого не видел и не слышал, – отозвалась Лариса.

– А если это было не в «Теремке»? – спросил Киселев.

– Тоже не очень вяжется, – отозвался Скворцов. – Угрожая убийцам неизвестной ему девушки, наш поборник за правду садится потом в их машину, где его и убивают.

– Он мог не сказать им ни слова, – не унимался Павел. – Это они испугались: вдруг он что-то слышал.

– Притянуто за уши! – не выдержала Лариса.

– У тебя есть версия получше? – поинтересовался Константин.

– Я хочу съездить в Озерное, – ответила Кулакова. – Вдруг искомое лежит на поверхности, только не в Приреченске, а в родном доме Рафика Боброва или Никиты Кошелева.

Глава 23

Участковый Степан Игнатьевич встретил женщину приветливо. Когда она объяснила ему цель своего приезда, он деликатно осведомился:

– Знаете, что будете искать?

– Нет, – честно призналась Лариса.

– Значит, долгонько здесь пробудете.

– Может, и не так уж, – произнесла девушка. – Знаете, что меня сюда пригнало? Характеристика Рафика, данная вами и всеми, кто его знал. Он ведь был натурой впечатлительной и поэтичной, ведь так?

– Совершенно верно, – отозвался участковый. – В школе даже стихи писал для самодеятельности. И Татьяна говорила про его увлечение, хвасталась: мол, сколько уж ей стихов посвятил!

– Знаете, что я подумала? – повернулась к нему Лариса. – Впечатлительные, творческие люди обязательно ведут записи. Им держать все в себе труднее, чем нетворческим людям, и они выплескиваются в прозе, стихах, на холсте бумаги или в музыке. Я подумала: а вдруг тайна гибели Татьяны Кошелевой и ссоры с Никитой тоже отражена в стихах или прозе? Ничто не мешает думать, что Бобров-младший вел дневник.

– Интересная мысль, – согласился Степан Игнатьевич. – Короче, ищем тетрадку со стихами или прозой. Уж не за ней ли наведался убийца?

– Вполне может быть, если Рафик ему сказал, – кивнула головой Кулакова.

Участковый отпер калитку, и они вошли на ухоженный участок Бобровых, прошли в уютный дом. Здесь пока еще ничто не говорило о недавней трагедии, кроме силуэтов, очерченных мелом на полу.

– Я помогу вам, – вызвался Степан Игнатьевич. – Вы ищите в комнате Рафика, а я буду орудовать в гостиной.

Ларису удивил порядок в доме. Вещи стояли на своих местах, и она засомневалась, что убийца знал про тетрадь. Скорее всего, нет, однако ей это было неважно. Важно найти, и дай бог, чтобы там оказался ключ к разгадке тайны.

Ко всеобщему удивлению, тетрадь искали недолго. Хозяин, вероятно, часто брал ее в руки, и она лежала у него на столе, ничем не прикрытая. Кулакова взяла ее, чувствуя, как замерло дыхание. Возможно, сейчас она проникнет в чужую тайну, а возможно, существует еще какое-нибудь хранилище мыслей Рафика.

– Степан Игнатьевич! – позвала она участкового. – Кажется, наши поиски можно прекратить.

Тот влетел как на крыльях.

– Нашли? – от волнения мужчина едва переводил дыхание. – Читайте.

Лариса раскрыла тетрадь.

«Повесть о любви», – прочитала она название рукописи.

«Сегодня я встретил девушку моей мечты. Произошло это при самых прозаических обстоятельствах: она переехала с родителями в Озерное и пришла учиться в наш класс. Наверное, для многих мое утверждение покажется странным. Я ученик десятого класса, у меня все впереди, я честолюбив и романтичен. А что представляет из себя она? Внешне это красавица с роскошными каштановыми волосами. Наверное, такие были у русалок, заманивавших одиноких путников в глубину озер. Огромные синие глаза, тонкие черты лица. Возможно, богатый внутренний мир. Мне понравилось, как она давала оценку Ларисе Огудаловой из «Бесприданницы». Наверное, я влюбился. Пока ничего не скажу родителям, особенно маме. Она такая правильная, а у Тани (так зовут мою любовь) родители – алкоголики. Для меня это малозначительный факт. А вот как отнесутся к этому они? Поживем – увидим. Если моя избранница достойна меня, никакие преграды нас не остановят. Сегодня пригласил ее в кино. Такая ничего не значащая встреча. Может быть, завтра мы расстанемся».

Следующие страницы дневника говорили: Рафик не только не расстался с Татьяной, но влюблялся в нее больше и больше.

«Моему удивлению нет предела, – писал мальчик. – Фактически Таня (да простит меня она, если когда-нибудь прочитает эти строки) выросла на помойке. Да, образ жизни ее родителей – настоящая помойка. Я никогда не видел, чтобы в таком месте росли орхидеи. Моя Танечка – самая настоящая орхидея на куче мусора. Вчерашняя встреча показала: она не только красавица, но и умница. Мне с ней интересно. Мы обсудили множество фильмов и книг. Интересно, кто приобщил ее к чтению? Она говорит: ее первая учительница. Честь и хвала таким учителям».

«Танечка у родителей не одна. У нее есть брат Никита, хороший парень, на год младше. Он тоже довольно развитый, хотя его рассуждения мне смешны. Мне кажется, мы подружимся, и этот факт меня очень радует. Я смогу повлиять на него как старший товарищ».

Читая, Лариса мельком взглянула на Степана Игнатьевича. Любовные излияния парня мужчине были явно не интересны. Он откровенно зевал, ожидая, когда же Кулакова перейдет к самой сути. Ей, в отличие от него, было интересно каждое слово. Печальная повесть о любви, повесть Ромео и Джульетты, она обязательно прочитает ее от корки до корки в другой раз и в другой обстановке.

– По-моему, вот это представляет для нас интерес, – Кулакова повернулась к участковому и начала читать: «Сегодня первый день весны. Она чувствуется в воздухе. Потихоньку начал таять снег. Какие банальные фразы я пишу! Поистине писателя из меня не получится. Можно было обойтись одной фразой: у меня весеннее настроение, и мне безумно хорошо. Второпях собираю учебники и тетради, чтобы бежать в школу. По правде говоря, знания беспокоят меня мало. Я стремлюсь к своей Танечке. Надеюсь, она тоже соскучилась».

Этим же числом, первым марта, была датирована еще одна запись.

«Таня примчалась к нам вечером белее полотна и поведала ужасную историю. Никита убил их отца. Дядька Харитон вернулся с работы и остался недоволен тем, как его пьяная жена принимает его ухаживания. Недоволен – это еще мягко сказано. Чтобы привести тетку Нину в чувство, он сильно порезал ее. На крик матери прибежала Таня. Она попробовала образумить отца, но тот ничего не хотел слышать и потребовал, чтобы Таня заменила ему жену. Харитон начал рвать на ней одежду, приводя угрозы в исполнение. На крик сестры прибежал Никита. Увидев всю картину, он сбегал за двустволкой и попытался напугать отца. Тот, ничуть не прореагировав, пошел на мальчика, обещая убить его. Никита выстрелил. Он никогда не пользовался огнестрельным оружием, однако не промахнулся и всадил этому гаду пулю между глаз. Я и мои родители целиком и полностью на его стороне. Мама посоветовала скрыть от односельчан правду, сказав: Никита заступался за мать. У нас любят всякие сплетни и не поверят, что Харитон не успел прикоснуться к дочери».

– Да, это интересно, – Степан Игнатьевич заинтересованно смотрел на Ларису. – Наверняка есть и о происшествии в лесу.

– Сейчас посмотрим, – Лариса неторопливо листала тетрадь, – за март ничего нет, и за апрель тоже. Парень взял в руки дневник только в мае.

«Конец учебного года, – писал Рафик, – все учителя говорят: «Вы вступаете в новую жизнь». А моя уже кончена. Она оборвалась десятого марта вместе с гибелью Танечки. Хуже всего, что мне не с кем поговорить об этом, и я доверяю тайну бумаге. После убийства отца Таня неоднократно говорила мне, что Никита болен. После травмы черепа у него начались головные боли, он слышит крик сестры о помощи, что и приводит его в бешенство. Моя любимая сказала: ее пугает блеск в глазах брата. Однако я, общаясь с ним, ничего не замечал. Когда Танюша стала настаивать, я произнес те слова, которые не намерен прощать себе: я не хочу, чтобы псих жил с нами, когда мы станем студентами. Надо было послушаться Таню и показать Никиту врачам.

В тот день он пригласил нас в лес за подснежниками. Я пристально смотрел ему в глаза, однако не видел никакой агрессии, только уважение и любовь. Но, на мое несчастье, любимая оказалась права. Когда я схватил Танюшку на руки, чтобы перенести через большой талый сугроб, и шутливо сделал вид, что сейчас сброшу ее, а она тоже в шутку позвала на помощь, Никита заорал: «Отпусти ее», достал нож и бросился на меня. Все произошло очень быстро и неожиданно. Целя в меня, Никита ударил сестру, заслонившую меня собой, и бил ее со страшной силой. Я, трус и подонок, стоял как вкопанный, а Танюшка умоляла меня об одном: никому не рассказывать про Никиту, потому что он болен. Это ее последнее желание, и оно будет исполнено. В тот день я долго бродил по лесу и вернулся домой только под утро. Никита опередил меня. Вся деревня уже в курсе Таниной смерти. «Она утонула в болоте», – говорил ее брат, и люди поверили ему. Мать рассказывала: Никита вышел из леса в одном нижнем белье, якобы лазил в болото, пытаясь спасти сестру. Конечно, это вранье. Мой бывший товарищ просто избавлялся от трупа и окровавленной одежды.

Никто не может представить, какие муки я испытывал и испытываю по сей день. Пусть Никита болен, однако он опасен для окружающих, и его место – за решеткой или в психдоме. Но я выполняю волю Танечки, и этот подонок долго будет ходить по земле. Какие беды он принесет еще? Надеюсь, никаких. Хватит и одной, самой страшной».

– Вот тебе на, – отозвался внимательно слушавший Степан Игнатьевич, – раскрывали одно убийство, а раскрыли два. – Он поднялся с дивана. – Пойду звонить в Залесск. То-то обрадуются.

– Если парень психически болен, возможно, он как-то связан с убийством Поленова, – сказала Лариса. – И мои коллеги тоже должны об этом знать. Я приду через две минуты.

Девушка хотела остаться в опустевшем доме еще на некоторое время, чтобы прочесть хотя бы пару страниц печальной повести.

«Мы с Никитой больше не разговариваем. Странно было бы, если... Впрочем, если честно, мне молчание дается с трудом. Однажды он прошел мимо меня и заглянул мне в глаза. Его лицо выражало такое раскаяние и такую боль, что я готов был заговорить. Но пока это выше моих сил».

«Никитка страдает не меньше моего. Бывая дома, я каждый день хожу в лес на место гибели Тани. Оказалось, он тоже. Может быть, она снится ему по ночам? Я понимаю: захоти я с ним поговорить, он с радостью пошел бы мне навстречу. Но я не могу простить».

Лариса пропускала записи о девочках, осаждавших Рафика в институте: умный и красивый парень был очень популярен на своем факультете. Однако строить новые отношения юноша не собирался: он хранил верность мертвой возлюбленной. Кулакова решила прочитать только те записи, которые относились к нему и Никите.

«Мама сказала мне, что вчера встретила Никиту. Она не знает правды и удивляется, почему мы с ним больше не общаемся. Она долго разговаривала с ним и пригласила в гости. Он пообещал прийти. Не знаю, как поведу себя. Может, все-таки... поживем – увидим».

На этом записи не обрывались, но о Никите упоминалось вскользь. Вероятно, он так и не решился прийти или пришел, чтобы убить всю семью.

Ларисины глаза пробегали последнюю запись: «Вчера у озера встретил девчонку, со спины чертовски похожую на Таню». Нет, дальше она читать не будет, и так из глаз текут слезы, а нос покраснел. И коллеги ждут звонка.

Она поднялась со стула и тяжелой походкой направилась к Степану Игнатьевичу.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации