Электронная библиотека » Шеннон Дрейк » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Неповторимая любовь"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:12


Автор книги: Шеннон Дрейк


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Именно так я и поступил бы, если бы ты отказался взять на себя ответственность, – признался Ястреб.

– Ну и ну! – Слоан усмехнулся. Ястреб смущенно хмыкнул.

– Ты совершаешь правильный и благородный поступок, но есть одна загвоздка: Сабрина не желает становиться твоей женой. Она по-прежнему отказывается выйти за тебя замуж, – заметил Ястреб.

– От нее требуется всего лишь один раз сказать «да». Пожалуй, тебе придется вести к алтарю под дулом дробовика не меня, а Сабрину, – сухо произнес Слоан.

– Верно. И все-таки…

– В чем дело?

– В одной простой вещи: вам обоим придется отучиться презирать друг друга, – с улыбкой заключил Ястреб и поднял бокал. Отпив бренди, он покачал головой. – Сабрина ни за что не сдастся. Уж если она что-то задумала, то будет бороться, пока не победит или не потерпит поражение. А что касается тебя, Слоан… боюсь, чем больше ты станешь настаивать, тем упорнее будет противиться Сабрина.

Некоторое время Слоан смотрел на Ястреба, а затем рассмеялся.

– И то правда, дружище. Ты верно заметил: эта битва ничем не отличается от других. Действия Сабрины вполне можно предугадать.

Он усмехнулся, решив согласиться на требования Сабрины, какими бы они ни были.

– Сабрина!

Сабрина в полном одиночестве стояла у камней друидов, положив ладони на плоскую глыбу, которую считали древним алтарем. Горы Шотландии хранили множество тайн. Внезапно налетел ветер, пронзительно завыл, растрепав волосы Сабрины и возвестив о приближении зимы.

Сегодня утром Сабрина чистила кобылу до тех пор, пока бедному животному не стала грозить опасность лишиться шерсти. Скайлар вскоре покинула конюшню, вероятно, отправившись на поиски Ястреба, чтобы выяснить, нашел ли ее муж способ разрешить проблему.

В чем она состоит, ей уже ясно давно.

– Сабрина! Его голос!

По телу Сабрины пробежала дрожь, но не от ветра, а от звука знакомого голоса.

– Сабрина!

Как странно! Несмотря на все пережитое, она по-прежнему способна приходить в волнение от одного голоса этого человека! Временами Сабрине казалось, что вся ее жизнь – непрестанная борьба, начавшаяся с тех пор, как умер ее отец. Она разучилась жить иначе, кроме как в постоянных сражениях, она обрела смелость, знала, как смотреть в лицо почти любой опасности, кроме…

Кроме него.

Внезапно ее охватило желание убежать.

Но она медленно обернулась, выжидая, когда он подойдет поближе, и сдерживая накатившую дрожь. Как странно видеть его здесь! Полукровка из диких прерий Америки шагал по изумрудным холмам Шотландии своей привычной легкой и надменной походкой, словно этот мир принадлежал ему, и он ничего не боялся. Он готов взять в этом мире все, что пожелает, бросив вызов Богу и Небесам, если они откажут ему.

Сабрина вновь убедилась, что Слоан на редкость привлекательный мужчина, невозмутимый и уверенный в себе. Его рост достигал шести футов и двух дюймов, широкие плечи и сильный торс свидетельствовали о том, что этот человек всю жизнь провел в седле, не выпуская из рук оружия. Оружия белых людей. И краснокожих. Очень темные и густые волосы Слоана слегка завивались, указывая, что его предками были не только краснокожие, но и белые. Падая на воротник, эти пряди отливали краснотой. Бронзовую от рождения кожу солнце покрыло густым загаром, а его глаза…

Темные, но не черные, а карие, они то вспыхивали насмешливыми искрами, то горели адским пламенем, когда Слоан приходил в бешенство.

Глядя на Сабрину, он часто взрывался. Слоан остановился на расстоянии пяти футов от нее. На нем были высокие сапоги для верховой езды и плотные темно-синие бриджи. Расстегнутый ворот белой рубашки обнажал широкую мускулистую грудь. Выражение лица было решительным и непреклонным. И безжалостным.

В ответ Сабрина холодно уставилась на Слоана, вознамерившись сохранить расстояние между ними. Казалось, они вдруг очутились в ином мире вдвоем, среди обдуваемых ветрами утесов, на другом конце земли. Так далеко от прерий Америки. Внезапно Сабрине пришла в голову мысль, что они со Слоаном почти не знают друг друга. Впервые она увидела его, проскользнув к нему в комнату, чтобы спастись от отчима. Но события той ночи навсегда врезались ей в память! Она помнила каждый дюйм этого сильного бронзового тела, скрытого вполне пристойной одеждой.

Нет, кое-что об этом человеке ей известно. Слоан пересек половину континента и целый океан, лишь бы быть рядом с Ястребом, когда тому грозила опасность. Его преданность и отвага непоколебимы и яростны так же, как и его страсть.

– Жалеешь себя? – чуть насмешливо осведомился он.

– Не болтай чепухи, – отрезала Сабрина. Ей и вправду было до слез жаль себя: ну почему Господь так несправедливо обошелся с ней? Неужели после многолетней борьбы она не заслужила свободы?

– Так что ты решила? – спросил Слоан.

Теперь его голос прозвучал небрежно, словно решение Сабрины ничуть не волновало его. С тех пор как Слоан узнал о беременности Сабрины, он упорно настаивал на свадьбе. Однажды он поклялся, что заставит ее мечтать об этом браке. Но этот вопрос едва ли мог сойти за благопристойное предложение руки и сердца.

Сабрина покачала головой:

– Я не могу стать твоей женой, Слоан.

– Почему же?

– По множеству причин…

Он прислонился спиной к камню и скрестил руки на груди.

– Перечисли все.

Сабрина сделала глубокий вдох, стараясь не отводить взгляд и не вздрагивать.

– Прежде всего я не люблю тебя, а ты не любишь меня.

– Это объяснение сгодится для нашего ребенка. Я согласен терпеть твое присутствие рядом с собой.

Терпеть ее присутствие!

– Зато я терпеть не намерена, – подчеркнуто милым тоном отозвалась Сабрина, но голос ее предательски дрогнул.

Она увидела, как на шее Слоана запульсировала жилка, и быстро добавила: – Слоан, мой отчим был убийцей и тираном. Много лет он распоряжался моей жизнью. И теперь, когда я наконец-то вырвалась на свободу…

– И вдобавок забеременела, – невозмутимо подсказал Слоан.

– …я хочу сама строить свою жизнь!

Он покачал головой:

– Можешь строить собственную жизнь, но не жизнь моего ребенка. Это все причины, по которым ты не желаешь быть моей женой?

Сабрина упрямо молчала.

– Может, дело в том, что я сиу? – допытывался он. В порыве гнева Сабрина круто повернулась к нему:

– Ты хочешь знать правду? Что ж, получай: да, вся беда в том, что ты индеец! Подумай, какая жизнь ждет ребенка? Он станет изгоем! Его будут вечно попрекать индейской кровью…

Сабрина осеклась, ужаснувшись собственным словам. Она не хотела оскорбить Слоана, однако правда вырвалась у нее сама собой. За свою жизнь она твердо усвоила, что все мужчины одинаковы и одинаково небезупречны. Мужчина может быть хорошим или плохим, какими бы ни были цвет его кожи, раса и убеждения. Но мир жесток: эту истину Сабрина тоже усвоила с малолетства.

– Слоан, пожалуйста, я…

Она не успела опомниться, как он сорвался с места, оказался рядом и стиснул ее запястье.

– Дело в том, дорогая, что ребенок уже существует! – холодно известил он Сабрину. – И если я узнаю, что ты намерена убить мое дитя…

– Прекрати, Слоан! Немедленно отпусти меня! – выкрикнула Сабрина, тщетно пытаясь высвободить руку. Наконец, прекратив бесплодные попытки, она уставилась на Слоана в упор. – Я не сделала ничего дурного. Я намерена… родить этого ребенка!

О Господи! Неужели это правда? Разве не она молилась о том, чтобы беременность оказалась плодом ее воображения, болезнью, чтобы случился выкидыш?

– Но я могу отправиться куда угодно, – быстро заговорила она, – воспитать ребенка сама, без посторонней помощи. Придумать какую-нибудь правдоподобную историю. В таком случае ребенок станет…

– Белым? – подсказал Слоан, продолжая безжалостно сжимать в тисках мощных пальцев ее запястье.

Взглянув в его глаза, Сабрина ощутила странную дрожь и поняла, что нечаянно высказала вслух тайные мысли. Она и не подозревала о собственной предубежденности. Впрочем, так устроен мир. Ведь соплеменники Слоана убивали ни в чем не повинных белых людей среди прерий! Но дело было не только в чувстве вины. Дрожь вызвал сам Слоан. Пламя и электрические разряды казались его неотъемлемой частью, его силой и страстью. Он и не собирался считаться с чужим мнением, он всегда жил своим умом и выбирал собственный путь. Он не ведал, что такое компромисс, и в довершение всего…

Если слухи не лгут, десятки женщин считали Слоана завидной добычей. В его глазах и улыбке отражалась чувственность, которую он излучал всем существом. Этот человек просто не мог всю жизнь довольствоваться вниманием одной женщины.

– Да, – бесстрастно ответила Сабрина. – Я могла бы воспитать ребенка белым.

– А если он родится краснокожим?

– А если у нее будет светлая кожа и синие глаза?

Его губы медленно изогнулись в улыбке, он насмешливо покачал головой:

– Люди все равно узнают, что ты родила ребенка от индейца, – потому что я не позволю тебе разлучить меня с сыном, даже ради того, чтобы избавить его от тяжкой доли полукровки. А если ты попытаешься сделать вид, будто ребенок – плод насилия, не надейся, что я по-джентельменски не стану опровергать эту ложь.

Кровь прилила к щекам Сабрины так внезапно, что ей показалось, будто они вспыхнули, излучая жар. Она попыталась ударить Слоана свободной рукой, но он предчувствовал вспышку гнева и вовремя удержала ее руку.

– Неужели твоя ненависть ко мне так сильна, Сабрина? Или ты злишься потому, что я сказал правду?

– Можешь не сомневаться: я ненавижу тебя! – прошипела она, в отчаянии силясь высвободить руки. Осознав, как по-детски прозвучали ее слова, она сжалась от отчаяния. Она добросовестно попыталась объяснить Слоану, почему не может стать его женой. В ее представлении названные причины были вескими. Но она не объяснила, почему так боится его: ответа на этот вопрос она не знала. – Слоан, черт бы тебя побрал… – начала она.

Но Слоан вдруг отпустил ее.

– Нет, Сабрина, избавь меня от продолжения. Довольно протестов. И незачем стараться быть любезной со мной. Ты уже доказала, что тебе нет до меня никакого дела, что у тебя нет ни малейшего желания быть моей женой. Ты имеешь полное право жить как считаешь нужным, – ровным голосом заявил он. – Но не имеешь права разлучать меня с ребенком, распускать лживые слухи или делать вид, что отец ребенка мертв. Выйдешь ты за меня замуж или нет – дело твое. Ты говоришь, что брак тебе не нужен. Только не пытайся сбежать и спрятать ребенка или скрыть истину, потому что я все равно тебя найду. И своего ребенка.

С этими словами он повернулся и зашагал прочь.

Глава 3

Вечером того же дня Слоан объявил за ужином о своем решении вернуться на родину.

Сам по себе ужин был знаменательным событием. Лэрд Дэвид Даглас сидел на одном конце длинного стола в зале средневекового замка, его жена Шона – на другом.

Воссоединившись после долгой разлуки, пережив немало опасностей и невзгод, эта пара была блаженно, до отвращения счастлива, как иногда думала Сабрина. Напротив нее сидела сестра Скайлар с мужем Ястребом – новобрачные, до умопомрачения влюбленные друг в друга. На ужине присутствовали дядя Шоны и ее кузены. Насколько было известно Сабрине, они ничего не знали о ее «интересном положении», как было принято именовать в обществе беременность. Судя по всему, жители Крэг-Рока вздохнули с облегчением, убедившись, что опасность миновала, зло уничтожено, а лэрд вернулся в родовой замок, поэтому беседа за ужином текла легко и непринужденно. Тем не менее Сабрина не могла не замечать, что все, кому было известно о ее состоянии, время от времени бросают в ее сторону странные взгляды.

Ее зять Ястреб выглядел смущенным и слегка рассерженным. По-видимому, он считал, что Сабрина отказала Слоану только потому, что тот наполовину индеец.

Брат Ястреба, Дэвид Даглас, и вовсе не понимал причин упрямства Сабрины.

Шона, жена Дэвида, держалась виновато, потому что она успела подружиться с Сабриной и нечаянно выдала ее тайну.

Наконец Сабрина перевела взгляд на родную сестру.

Скайлар не скрывала обиды, потому что узнала о беременности Сабрины от других. Скайлар относилась к Слоану с искренним уважением и не могла понять, почему Сабрина отвергла его предложение.

Сабрина с трудом подавила желание вскочить из-за стола и броситься в свою комнату. Впрочем, родные Шоны держались вежливо и любезно. Алистер, обаятельный и проказливый кузен Шоны, даже флиртовал с Сабриной, но Слоан не обращал на него никакого внимания. Сабрина смеялась над шутками Алистера, пока не обнаружила, что Слоан бесстрастно наблюдает за ней. Его губы были насмешливо изогнуты: казалось, он размышляет, когда Сабрина выберет момент, чтобы признаться молодому красавцу в том, что ждет ребенка.

Но Слоан вскоре отвел взгляд, а затем старший кузен Шоны, Айдан Мак-Гиннис, поинтересовался у Ястреба и Слоана о положении сиу на западе Америки. Он не понимал, почему два народа не могут мирно ужиться в стране, где земли хватает всем.

– Много там земли или мало – не важно, – возразил Слоан. – Людская алчность не имеет границ. Сказать по правде, сиу лишь недавно переселились на запад, отступая под натиском белых, целеустремленно продвигавшихся в глубь материка. С каждым годом белые наступают все дальше на запад. Они появились в горах Блэк-Хилс потому, что там нашли золото. Золотой мираж манит тысячи переселенцев, а те приводят за собой новых… и, откровенно говоря, трудно представить себе, чтобы два столь разных народа сосуществовали в мире. Какими бы обширными ни были земли, людям всегда будет тесно, Айдан.

– Север Шотландии славится просторами, – мрачно заметил Гоуэйн Мак-Гиннис, – а молодые парни бегут в Америку за золотом. Кстати, в этих краях можно купить неплохие земли и найти верных друзей.

Не сводя глаз со своего бокала с вином, Слоан медленно расплылся в улыбке и понимающе кивнул, но так и не ответил Гоуэйну.

– Благодарю за приглашение, но я должен вернуться домой. Я не могу оставить родных.

– Белых или индейцев? – полюбопытствовал Алистер.

– И тех, и других, – ответил Слоан.

– И много у вас родственников? Слоан кивнул и невозмутимо объяснил:

– У индейцев сиу все жители одного лагеря образуют то, что в Шотландии называется кланом или септом. Я рад был побывать здесь, но боюсь, за время моего отсутствия дома произошли большие перемены. Я намерен завтра же отправиться на родину.

Ужаснувшись, Сабрина так крепко стиснула пальцы, что раздавила тонкий хрустальный бокал.

Все взгляды обратились на нее. Скайлар вскочила из-за стола и бросилась к сестре, Шона последовала ее примеру.

– Господи, у нее кровь! – воскликнула Скайлар, схватив Сабрину за руку.

– Все в порядке, честное слово! – возразила Сабрина, сожалея о том, что ее щеки мгновенно стали пунцовыми. – О, какая я неуклюжая! Прошу меня простить, я промою руку у себя в комнате. Пожалуйста, продолжайте ужинать без меня, ничего страшного!

Стремительно поднявшись, она обернула окровавленную руку салфеткой.

Слоан с вежливой улыбкой наблюдал за ней, видимо, ничуть не встревоженный досадным происшествием. Он даже не предложил ей помочь, лишь учтиво встал вместе с другими мужчинами, когда Сабрина опрометью выбежала из зала.

У себя в спальне она промыла руку чистой водой, стиснув зубы от жгучей боли, вызванной порезами. Обернув руку чистым носовым платком, она принялась вышагивать по комнате.

Слоан уезжает. Именно этого она и добивалась. Сабрина сама сказала, что мечтает избавиться от него, навсегда вычеркнуть из своей жизни. Разумеется, как и предупреждал Слоан, им предстоит увидеться вновь, когда на свет появится ребенок. Ее незаконнорожденный ребенок.

Сабрина негромко застонала, осев на постель и сжав в кулак пальцы порезанной руки.

Но не успела она присесть, как в дверь постучали. Сабрина встала, но едва лишь шагнула к двери, как та сама распахнулась и в комнату влетела Скайлар.

– Сабрина, что ты делаешь? – возмущенно спросила она.

– Пытаюсь перевязать пустяковую царапину.

– Я говорю не об этом. Речь идет о Слоане.

– А в чем дело? – Сабрина в притворном удивлении пожала плечами. – Видимо, Слоан решил, что ему пора вернуться в Штаты.

– И ты считаешь этот поступок правильным?

– Само собой. Пусть живет как хочет.

– Ясно… Значит, ты согласна?

– Разумеется.

Скайлар скрестила руки на груди.

– Ты согласна родить внебрачного ребенка, покрыть его позором на всю жизнь, терпеть насмешки и пересуды, когда в этом нет необходимости?

– Скайлар, все не так…

– Нет, Сабрина, именно так все и будет! Кстати, мне уже известно, что произошло между вами, хотя ты предпочла скрыть от меня истину – и это после всего, что мы пережили вместе! Я упросила Ястреба поговорить со Слоаном, и тот рассказал правду…

– То, что он считает правдой, – поправила Сабрина.

– А по-твоему, все было иначе?

– Скайлар, я же объясняла тебе…

– Мне удалось вытянуть из тебя всего несколько слов, а Слоан подробно рассказал о том, как ты попала в безвыходное положение, преследуемая отчимом. Только теперь он понял, что у тебя не было выбора, кроме как устроить маскарад. Видимо, Слоан считает, что решение должно остаться за тобой, но он намерен нести ответственность за судьбу ребенка.

– Вот видишь! Теперь тебе известно все.

– Заманчивая перспектива, нечего сказать! Подумать только, мой племянник или племянница всю жизнь будут нести позорное клеймо, а все из-за твоей непомерной гордыни!

– Что? – ахнула Сабрина и возмущенно уставилась на сестру. – Дело не в гордыне, а в том, что… просто это нелепо, вот и все. Скайлар, все вышло случайно, само собой…

– Такова жизнь! – с чувством напомнила ей Скайлар.

Сабрина затихла, сожалея, что не может объяснить сестре свои чувства, и страстно желая разобраться в них сама. Слишком много опасений удерживало ее от решительного шага. Она почти ничего не знала о сиу, а ведь Слоан провел среди них полжизни. Она боялась неизвестности, как и любой человек. Боялась предательства тех, кого она считала друзьями. Ей хотелось быть рядом со Скайлар, своей сестрой и лучшей подругой. Смерть Дилмана принесла Сабрине освобождение. Ей хотелось жить на востоке страны, в знакомых и любимых местах, посещать вечеринки и балы, флиртовать и бродить по лавкам – словом, наслаждаться жизнью согласно своим представлениям о ней. Десятки раз Сабрина уверяла себя, что поступает эгоистично. Но ее желания не исчерпывались стремлением вести светскую жизнь. Сабрина жаждала любви. Она мечтала, чтобы достойный мужчина без памяти влюбился в нее, баловал и берег.

Она не желала выходить замуж только для того, чтобы кто-то терпел ее присутствие!

– Подумай хорошенько, Сабрина: неужели ты и вправду хочешь отказать Слоану? Ну и что будет с тобой дальше? Ты намерена вычеркнуть из своей жизни и меня с Ястребом? Мы возвращаемся в Мэйфэйр, это наш дом. А Слоан пока не может оставить службу в кавалерии и покинуть Дакоту. На карту поставлено слишком многое, особенно для Слоана. А если ты попытаешься сбежать, выдавая себя за вдову, ждущую ребенка, он в конце концов разыщет тебя.

– Скайлар…

– Разумеется, решать только тебе. Но мне очень жаль… – Скайлар подошла и крепко обняла сестру. – Жаль тебя. И Слоана. – Она отстранилась и заглянула в глаза Сабрины. – Ты совершишь ошибку, отказавшись стать его женой. Второго такого мужчины не сыщешь на целом свете.

– Не спорю.

– Ты упрямишься потому, что он индеец?

– Нет, не потому. – Сабрина солгала лишь отчасти. – На Западе наверняка полно полукровок, – беспечно ответила она.

– Но таких, как Слоан, больше нет, – твердо возразила Скайлар. – Впрочем, поступай как знаешь. В любом случае мы на твоей стороне. Мы поможем тебе воспрянуть духом, когда респектабельные господа начнут шушукаться за твоей спиной и подвергнут остракизму мою несчастную маленькую племянницу или племянника.

– Скайлар!

– Спокойной ночи, Сабрина.

Среди ночи Сабрина неожиданно проснулась, почувствовав себя полной идиоткой.

Будь Слоан другим человеком, ее жизнь повернулась бы иначе. Вероятно, ей удалось бы разыскать какой-нибудь городишко в Калифорнии, поселиться там и, выдавая себя за вдову, вести вполне респектабельную жизнь. Благодаря смерти Дилмана у нее появились средства: Сабрина и Скайлар наконец-то получили свое наследство.

Но могла ли она расстаться с сестрой? Кроме того, их отчим был сенатором. История об убийстве отца сестер Конор и присвоении их собственности, а также о покушениях облетела множество газет в крупных городах по всей стране. Похоже, читателям нравились сенсационные сообщения о коррупции в правительстве. Несколько раз в газетах появлялись даже портреты Сабрины и Скайлар, выполненные талантливыми художниками. Сабрина не считала себя известной персоной, но быть полностью уверенной в том, что никто не узнает в ней падчерицу Дилмана, не могла. Но это не имеет значения. Куда бы она ни отправилась, Слоан все равно разыщет ее.


Беда заключалась в том, что Скайлар сказала правду. Им довелось родиться в суровом, беспощадном и бескомпромиссном мире. Судьба настигнет ее, где бы она ни скрылась. Ей суждено стать матерью-одиночкой, вечно носить клеймо, которое налагает такое положение.

Мало того, пострадает не только она, но и будущий ребенок.

Сабрина зарылась лицом в подушку, изнывая от страха, напряжения и нерешительности.

Наконец она приподняла голову и тяжело вздохнула.

Небо за окнами уже начинало светлеть.

В панике Сабрина вскочила с постели, понимая, что наступает утро.

Выбежав из комнаты, она спустилась на второй этаж, где находилась комната Слоана. Постучавшись, она прислушалась, но не дождалась ответа. Толкнув дверь, Сабрина порывисто вошла в комнату.

В помещении было пусто.

За спиной Сабрины кто-то прокашлялся, и она вздрогнула от неожиданности. Обернувшись, она увидела, что на пороге стоит Майер, на редкость корректный и респектабельный дворецкий Касл-Рока.

– Мисс Конор, если я не ошибаюсь, мистер Трелони еще в конюшне. Если вы поспешите…

Поспешить? Она даже не успела одеться, выбежала из комнаты в белой кружевной ночной рубашке и босиком. Но если вернуться обратно и одеться…

– Благодарю, Майер, – с достоинством отозвалась Сабрина. – Я хотела только попрощаться.

– Разумеется, мисс Конор, – кивнул Майер. Сабрина улыбнулась, выбежала в коридор и сломя голову бросилась вниз по лестнице. Конюшню от дома отделяли зеленый бархат лужайки и каменная стена, окружавшая основное здание, и Сабрина пожалела, что не сообразила хотя бы надеть халат и комнатные туфли, прежде чем метнуться вдогонку за человеком, которому недавно отказала. Вероятно, он уже ускакал, избавив ее от тягостного разговора… Но Сабрина ошиблась.

Слоан стоял у конюшни, повернувшись к ней спиной. Он затягивал подпругу седла одного из жеребцов Дагласа. По-видимому, Слоан заметил Сабрину сразу, едва та шагнула за порог. Сабрина пересекла лужайку и остановилась на расстоянии десяти футов от него, неожиданно лишившись дара речи. Неужели она все-таки отважилась? Господи, хоть бы Слоан облегчил ей задачу!

Но Слоан не собирался помогать ей. Ни в чем.

– Ну так что же, мисс Конор? – наконец осведомился он, не оборачиваясь.

Сабрина стиснула зубы. Трава колола босые ноги. Слоан ни разу не оглянулся.

– Я… – начала она, но осеклась. Нужных слов не находилось. Наконец Сабрина поняла, что ей мешает гордость. Пока это чувство следовало просто подавить.

– В чем дело? – спросил он и, наконец, обернулся.

В утренней полутьме Слоан походил на белого человека.

Его щегольской наряд состоял из белоснежной рубашки, темно-бордового сюртука, черных бриджей и сапог для верховой езды. Фетровую шляпу он надвинул на лоб. Поля отбрасывали тень, и Сабрине никак не удавалось разгадать выражение его лица.

– Я подумала.

– О чем?

– Черт возьми, Слоан…

– О чем же?

Сабрина стиснула кулаки за спиной, стараясь держаться прямо и гордо.

– О твоем предложении.

– Каком?

– Слоан, не будь таким…

– Ты хотела сказать – дикарем?

– Нет. Не будь грубым и жестоким, – выпалила она. Он приподнял бровь, прислонился к боку коня и скрестил руки на груди.

– Прошу меня простить… начнем сначала. Итак, ты поразмыслила над моим предложением. И что же ты надумала?

– Пожалуй… я могла бы его принять… конечно, только ради ребенка.

– Только ради ребенка? Что это означает?

– Слоан, неужели я должна объяснять…

– Само собой, должна. Так что ты имела в виду?

– Мы не сможем жить вместе, как муж и жена.

– Почему?

– Потому что… – Она запнулась. Слоан и вправду не собирался помогать ей. Он просто не сводил с нее глаз, требуя ответа. Наконец Сабрина нашлась: – Мы все равно не сможем ужиться. Мы оба вспыльчивы, мы будем постоянно ссориться. Кроме того, я терпеть не могу Запад, и я… боюсь людей, которые так много значат для тебя. – Слоан прищурился, но промолчал. Сабрина глубоко вздохнула. – Из меня вышла бы плохая жена для тебя…

– Но рисковать-то придется мне, не так ли? – резко перебил он. – И я намерен попытать счастья.

– Только ради ребенка. Он пожал плечами:

– Так что ты предлагаешь?

– Мы могли бы пожениться, но жить отдельно. Так поступают многие. – Она помедлила, услышав издевательский смешок Слоана. – Слоан, тебе прекрасно известно: если женатые люди не могут ужиться вдвоем, они расстаются!

Он покачал головой:

– Со мной этот номер не пройдет.

– Я всего лишь не желаю нарушать привычный для тебя образ жизни! – сердито выпалила Сабрина. – Насколько я понимаю, в прерии у тебя осталась любовница-индианка и немало… подруг в поселениях на границе. Ты мог бы вести прежнюю жизнь…

– А ты? – перебил он.

– О чем ты говоришь?

– Ты намерена обречь себя на целомудренное существование без любви?

– Я не думала…

– Так подумай, – мягко посоветовал Слоан. – Потому что я убью любого, кто осмелится прикоснуться к моей жене.

Ему вновь удалось вызвать у нее пугающую дрожь.

– Слоан…

– Нет.

– Что – нет?

– На фиктивный брак я не согласен.

Он отвернулся к коню, словно окончательно потеряв к ней интерес. Сабрина в гневе шагнула ближе.

– Слоан, это несправедливо… Он оглянулся:

– Жизнь вообще несправедлива. Я думал, этот урок ты уже усвоила.

Всего несколько дюймов отделяло их друг от друга. От Слоана исходил приятный аромат сандалового мыла, кожи, кофе и табака. Вблизи он казался особенно рослым, мускулистым и гибким.

– Слоан…

– Что тебе, Сабрина?

– Ты… ты просил…

– Но ты отказалась. Теперь твоя очередь.

– О чем ты?

– Если ты хочешь стать моей женой, Сабрина, теперь твоя очередь попросить меня об этом.

– Что?!

– Ты слышала.

Сабрина в ярости отвернулась, приготовившись уйти, но, наступив на острый камень, вскрикнула, присела и схватилась за ногу. Она чуть не упала и возненавидела себя оттого, что это случилось на виду у Слоана, а тот вовремя подхватил ее. Восстановив равновесие, Сабрина резко отшатнулась.

– Я не стану просить тебя взять меня в жены, Слоан Трелони…

– Вот и хорошо. Значит, не придется тебе отказывать.

– Отказывать? Мне?! Это из-за тебя…

– Верно, из-за меня. Можешь просить.

– Будь ты проклят, Слоан! Я же сказала, что выйду за тебя замуж! – выкрикнула она, неожиданно перепугавшись. Ей казалось, что она мечтает навсегда расстаться с этим человеком, но она ошиблась. Ей хотелось, чтобы Слоан настаивал и уговаривал ее, а он добивался, чтобы Сабрина заключила сделку, зная, на что идет.

– Я же не прошу тебя становиться на колени.

– Ублюдок!

– Ты права, Сабрина. Ты хочешь, чтобы и наш ребенок стал ублюдком?

Сабрина обхватила свои плечи руками.

– Итак, мы оба согласны. Мы поженимся.

Он кивнул. По его лицу блуждала насмешливая улыбка.

– Но тебе придется принять мои условия.

– Какие еще условия?

– Выйдя за меня замуж, ты будешь нести свой крест до конца. Не пытайся сбежать от меня. Ты будешь жить со мной, как моя жена.

Она стояла неподвижно, чувствуя, как прохладный ветер треплет волосы. Внезапно ее окатила жаркая волна.

– Ты примешь меня таким, какой я есть, – негромко добавил Слоан и отвернулся, продолжая поправлять седло.

Секунду Сабрина думала, что сейчас упадет в обморок. Видимо, ни женитьба, ни предстоящее рождение ребенка не волновали Слоана всерьез. Он просто играл с ней, вознамерившись расстаться, когда эта игра ему наскучит. – Хорошо, – прошипела она.

Теперь пришла очередь Слоана застыть на минуту, не поворачиваясь к Сабрине. А она лишь теперь поняла, что он не собирается уезжать: Слоан снял со спины жеребца седло и положил его на верхний брус ограды загона. Повернувшись лицом к Сабрине, он пропутешествовал взглядом по ее телу сверху вниз и снизу вверх, словно пытаясь прийти к какому-то выводу.

– Ну что же… тогда придется как можно скорее заключить брак. И запомни: твое время на размышления истекает. Мы поженимся как можно скорее. Но я не отказываюсь от своих слов: этот брак станет для тебя первым и последним, он продлится до тех пор, пока нас не разлучит смерть. И не надейся, что вскоре я погибну.

Сабрина быстро опустила голову.

– Я и не надеюсь.

– Как бы не так! – сухо возразил он.

– Ты хочешь узнать правду? – любезно поинтересовалась Сабрина. – Так слушай: я мечтаю, чтобы кто-нибудь поскорее прикончил тебя!

Он рассмеялся, а Сабрина ахнула: пальцы Слоана сжались на ее запястье, она почувствовала тепло и силу его другой руки на бедре, чуть прикрытом тонкой тканью рубашки.

– Ты мерзнешь, – нахмурился он. – Вернемся в замок, пока ты не простыла насмерть.

– Не беспокойся обо мне. Я никогда не простужаюсь. Я крепче, чем тебе кажется, Слоан Трелони.

– Посмотрим, – любезно отозвался он и повел ее к серой громаде замка, пока вдруг не заметил, что Сабрина хромает.

– Ни одежды, ни обуви… – досадливо пробормотал он и подхватил ее на руки.

– Я умею ходить!

– У тебя кровоточит нога.

– Но я могу идти сама… Он раздраженно выругался.

– Пожалуй, стоит поспешить со свадьбой, пока ты не свела себя в могилу, – буркнул он.

Они достигли замка и вошли в большой зал. Оказавшись под крышей, Слоан хотел было поставить Сабрину на ноги, но неожиданно замер.

В глубине зала выстроились Ястреб, Скайлар, Дэвид, Шона и их сын.

Все они были одеты. Все неотрывно следили за Слоаном и Сабриной.

И ждали.

Медленно и осторожно Слоан поставил Сабрину на пол перед собой и поддержал ее. Сабрина с благодарностью приняла эту помощь: ее желудок вдруг судорожно сжался.

– Как кстати! – сухо произнес он. – Поскольку все в сборе… мы с Сабриной хотим пригласить вас на нашу свадьбу, разумеется, если вы соблаговолите устроить ее, лэрд Даглас, – добавил он, обращаясь к Дэвиду.

Дэвид слегка поклонился, пряча улыбку.

– Разумеется! С большим удовольствием. Сабрина прижалась к Слоану, ощутив головокружение.

– Слоан, меня тошнит…

Он отпустил ее, и Сабрина бросилась вверх по лестнице. Слоан улыбнулся остальным.

– Она и вправду любит меня, – сдержанно объяснил он. – Извините, я должен вас покинуть.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3.4 Оценок: 11
Популярные книги за неделю


Рекомендации