Электронная библиотека » Ширли Басби » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Клянусь луной"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:08


Автор книги: Ширли Басби


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Постой, мы. не можем отбыть завтра! – Мысль о том, что они могли совершить ошибку, так напугала Тию, что сердце снова забилось в груди как сумасшедшее. – Сначала мы должны узнать о смерти Херста! Иначе наш отъезд сочтут подозрительным.

– О Боже, какая я глупая! Ну что ж, придется отложить эту затею на пару дней. – Она рассмеялась. – Пожалуй, надо ложиться спать, раз ничего другого не остается. Может, утро окажется мудренее вечера.

Стук в дверь заставил женщин подпрыгнуть от неожиданности. Они обменялись встревоженными взглядами.

– В чем дело? – спросила Тия, открывая дверь и надеясь, что ее голос не слишком дрожит.

– Прошу прощения, мисс, – виновато пробормотал дворецкий. – К вам пришел некий джентльмен. Я пытался намекнуть ему, что время для визитов неподходящее, но он настаивает на встрече с вами. – Тиллман протянул хозяйке листочек бумаги. – Он просил передать вам эту записку. Сказал, что ждет ответа.

Тия старалась выглядеть безмятежно, но от нахлынувшего ужаса у нее свело мышцы лица. Она приняла из рук дворецкого записку с таким страхом, словно это был приговор прокурора. Пробежав строки глазами, она постаралась улыбнуться.

– Передай гостю, что я сейчас спущусь. Проводи его в Голубую гостиную и предложи напитки, – велела она.

Тиллман выглядел озадаченным.

– Но в такое время, мисс! Мне кажется…

– Делай, что я говорю! – прикрикнула на него Тия. Качая головой, дворецкий вышел.

– Это он, тот самый мужчина, – зашептала Тия, едва Тиллман покинул комнату. – Что ему нужно?

– Хочешь, я пойду с тобой?

Поразмыслив, Тия отказалась:

– Лучше я одна. – Она горько усмехнулась: – Уж если меня схватят и осудят, пусть не думают, что ты что-то знаешь. Я не хочу тебя впутывать. И пусть этот человек считает, что об убийстве знаем лишь он да я.

С самым строгим выражением лица Тия спустилась в Голубую гостиную. Мысль о том, что у незнакомца нет никаких доказательств ее вины, немного успокаивала. И действительно, слуги никогда не выдадут ее, а слова одного человека едва ли будут весомы в суде, если до этого дойдет. Поэтому Тия решила все отрицать.

Прикрыв за собой дверь, она повернулась к «сероглазому незнакомцу», как она его про себя назвала. Рассудив, что лучшая линия защиты – нападение, она сердито спросила:

– Что означает ваше вторжение? Не знаю, какая нужда привела вас в мой дом, но даже если таковая имеется, это не повод спорить с моими слугами. Слишком позднее время для визитов. Если вы немедленно не удалитесь, я вызову полицию.

– Полицию? Великолепно! – насмешливо бросил мужчина. – Следовало сделать это раньше, сразу после вашего визита в дом на Керзон-стрит.

Кровь отхлынула от лица Тии.

– Что вы имеете в виду?

Патрику понравилась вызывающая поза мисс Гарретт, хотя оказанный ему прием нельзя было назвать теплым. В любой другой ситуации он с удовольствием продолжил бы пикировку, но только не сейчас.

– Думаю, вам хорошо известно, о чем я, – спокойно произнес он, глядя Тии прямо в глаза.

Она выдержала взгляд, оценивая противника. Похоже, этот человек не из тех, кто блефует, а значит, его визит может превратиться в серьезную проблему. Однако отступать было поздно, поэтому. Тия решила держаться намеченного курса.

– Что бы это ни было, для визитов слишком поздно. Кроме того, мне не нравятся недомолвки. Вы испытываете мое терпение, поэтому прошу вас уйти.

Патрик продолжал изучать Тию, словно ее слова были обращены не к нему. Он отметил высокий рост девушки, хотя и не столь высокий, как ему показалось в парке. Несмотря на строгую позу и высокомерна вскинутую голову, она выглядела невинной и трогательной, что очень удивило Патрика. Он иначе представлял себе женщину со скандальным прошлым, да еще и склонную к тому же к эксцентричным поступкам.

Две первые встречи были настолько мимолетными, что память Патрика запечатлела лишь гриву черных волос и надменный изгиб рта. Теперь же к нему добавилось несколько неожиданных черточек. К примеру, Патрик обнаружил, что мисс Гарретт весьма привлекательна. При этом в ней было что-то еще, чему Патрик никак не мог найти названия, – что-то, вызывающее желание подставить свое плечо.

Он поморщился. Придя в этот дом в столь позднее время, он отнюдь не собирался флиртовать или вести светские беседы. Целью его визита было выяснить, какое отношение имеет погибший человек к шантажу его матери. А теперь он оценивающе рассматривает мисс Гарретт, вместо того чтобы осторожно выспросить ее обо всем, что она знает. Вспышка интереса к ней весьма его обеспокоила. Во время первой встречи с Тией он не понял, что вызвало этот интерес, как не понимал и теперь.

Узнав от Найджела подробности скандала, связанного с мисс Гарретт, он ожидал встретить расчетливую гарпию, чья порочность и безнравственность убьют в нем интерес к этой женщине. Вместо этого он столкнулся с нежным созданием, неспособным скрыть растерянность под маской строгости. Казалось, что перед ним стоит юная девушка, всего пару лет назад окончившая школу благородных девиц, в самом деле смущенная поздним визитом незнакомого джентльмена. Мисс Гарретт была столь не похожа на всех тех женщин, с кем ему приходилось встречаться в обществе, что это ставило его в тупик. А чуть изогнутая линия рта так настойчиво привлекала его внимание, что он по-настоящему заволновался.

Все еще хмурясь, Патрик произнес:

– Хотите выставить меня? Советую сначала хорошенько подумать. Если я уйду, то мне не останется ничего иного, как обратиться к властям.

Лицо Тип на мгновение исказилось, затем обрело прежнюю надменность. Однако она отвела взгляд и принялась изучать рисунок стен, словно впервые его видела. Ее загнали в ловушку. Скорее всего у незнакомца не было доказательств ее вины, но если он вхож в высшее общество, то одних разговоров будет достаточно для очередного скандала. Кто знает, во что это выльется?

Довериться ему? Но ради чего? Откуда ей знать, что он не использует это против нее самой?

Патрик терпеливо ждал, пока мисс Гарретт примет решение. Интересно, знала ли она, как притягательно выглядит в этом домашнем платье простого покроя? По открытым плечам, словно змеи, струятся черные локоны, высокая грудь взволнованно поднимается, тонкие пальцы нервно теребят розовый шелк юбки. Он пришел сюда, приготовившись к битве. Он собирался вытрясти из мисс Гарретт нужные ему сведения, даже если придется прибегнуть к угрозам, но теперь оказался в крайне затруднительном положении. Трогательность и нежность мисс Тии шли вразрез с нарисованным его воображением образом распутницы, и оттого всякое желание бороться с ней пропало. Патрик вздохнул:

– Вам будет трудно поверить, но я вовсе не собираюсь добавлять вам хлопот. Мне просто нужно знать, что произошло в том злополучном доме, в частности кем был этот погибший мужчина. – Он постарался, чтобы его слова звучали убедительно. – Обещаю, что все сказанное здесь останется между нами. Возможно, мы сумеем друг другу помочь.

– Но почему я должна вам верить? И зачем вам помогать мне? Я вас совсем не знаю! Вы даже имя свое не назвали.

Патрик неожиданно улыбнулся, глаза его блеснули. Он преувеличенно учтиво склонил голову и проговорил:

– Позвольте представиться. Патрик Блэкберн, в недавнем прошлом убежденный поклонник американской глубинки.

– Это ни о чем мне не говорит, – хмуро пробормотала Тия, не желая поддаваться его обаянию. Все обаятельные мужчины, встреченные ею в жизни, оказывались при ближайшем рассмотрении завзятыми мерзавцами. Взять, к примеру, лорда Рэндалла или того же Херста.

Патрик выпрямился, его улыбка, не встретившая ответа, несколько померкла.

– Возможно, имя леди Колдекотт известно вам больше? Это моя мать. Барон – ее второй муж.

– Конечно, я знаю леди Колдекотт! – вырвалось у Тии.

Она была в отчаянии: обрести врага в лице сына столь родовитой особы не входило в ее планы. Что же теперь делать? Из всех богатых и известных джентльменов высшего света ей посчастливилось встретить на пороге пустующего особняка именно мистера Блэкберна, вот ужас! Стоит ее сегодняшнему гостю шепнуть одно лишь слово своей матери о причастности Тии к убийству, как завтра новость облетит всю Англию. С мнением леди Колдекотт в обществе считались. Всеобщее осуждение, позор и, возможно, даже суд замаячили на горизонте.

Патрик меж тем вопросительно приподнял бровь:

– И что же? Теперь это делает меня более желанным союзником?

– Вряд ли, – покачала головой Тия. – Сегодня днем я видела вас в компании лорда Эмбри, из чего делаю вывод, что он ваш друг. – Ее голос стал тверже. – Он известный повеса, как и все его приятели. То, что вы вхожи в круг его знакомых, не делает вас «желанным союзником».

Подобная колкость задела Патрика, и он ответил довольно резко:

– Полагаю, ваша репутация безукоризненна, если позволяет вам судить о других? – Он знал, что это нечестно, но слова вылетели сами собой.

Тия едва заметно вздрогнула. Чувствуя себя виноватым, Патрик приблизился к мисс Гарретт и взял ее за руку:

– Прошу простить меня за грубость. Это было некрасиво с моей стороны.

Тия высвободила руку и горько усмехнулась:

– Вам не за что извиняться. Моя репутация известна всем.

Он удивленно взглянул на нее:

– Вы действительно заслужили ее?

– Теперь это не имеет значения, – негромко ответила Тия, почему-то внезапно испугавшись и отступая назад.

Близость малознакомого мужчины, столь привлекательного внешне, ее взволновала. Уже много лет – целых десять, если быть точной, – ни один мужчина не вызывал в ней никаких эмоций, кроме раздражения или презрения. Но в этом высоком темноволосом американце было что-то особенное, неуловимое, отчего хотелось присмотреться к нему повнимательнее. И именно это забытое желание нашептывало Тии держаться от него подальше.

Оказавшись на безопасном расстоянии, она произнесла почти ровным голосом (один Бог знает, как тяжело ей это далось!):

– Наш разговор ни к чему не приведет. Возможно, вы действительно не желаете мне зла, но мне нечего вам сказать. Еще раз прошу вас уйти.

Патрик продолжал стоять. Он оказался в затруднительном положении. Нежелание мисс Гарретт довериться ему странным образом задело его, хотя и не, слишком удивило. Ведь они совсем не знакомы, и ее недоверие в сложившихся обстоятельствах было понятно. Но помощь Тии была ему необходима: шантажист выбрал особняк на Керзон-стрит местом встречи, а именно там погиб незнакомый ему мужчина, и именно оттуда выбежала бледная мисс Гарретт. Между всем этим должна быть какая-то связь, и только Тия могла пролить свет на происходящее. Возможно, смерть мужчины и шантаж были фрагментами совершенно разных историй, но пока других ниточек в руках у Патрика не было.

Он потеребил мочку уха, обдумывая следующий шаг. Конечно, он мог выложить свой главный козырь, но не был уверен, что для этого пришло время. К тому же не известно, к какому это приведет результату. Может быть, узнав некоторые детали, мисс Гарретт, наоборот, вздохнет с облегчением и откажется ему помогать.

Патрик еще раз пытливо взглянул на девушку. Черт! Судя по тому, как упрямо вздернут ее подбородок, она не собирается отступать!

Тия по-своему расценила этот взгляд – ей почудился в нем вызов.

– Мистер Блэкберн, мне не хотелось бы выставлять вас силой, но вы злоупотребляете… – Она расправила плечи и продолжила: – Еще раз прошу вас уйти. Давайте избежим неприятной сцены: уходите сами.

Патрик вздохнул:

– Я понимаю вас, поверьте. Но мне нужна ваша помощь, мисс Гарретт. Мы можем быть полезны друг другу.

– Боюсь, ваши проблемы меня не касаются, – почти простонала Тия. Запас ее уверенности иссякал. Она желала, чтобы странный гость ушел, но боялась того, что он может натворить, покинув дом.

Отрицать, все отрицать! Тия хотела с вызовом взглянуть в глаза мужчине, но взгляд вышел каким-то жалким, умоляющим. Почему он не уходит? Что ему нужно от нее? Чем дольше он стоят напротив, тем сумбурнее се мысли. Мало того что мистер Блэкберн хорош собой, он еще так долго смотрит на нее, словно изучая. Когда гость предложил ей свою помощь, Тия еле удержалась от того, чтобы немедленно не согласиться. Что это с ней? Разве горький опыт с Хоули не научил ее осторожности? Как можно доверять мужчине? Тем более столь самоуверенному и привлекательному.

Взволнованная и несчастная, Тия колебалась. Довериться своей интуиции? Рискнуть? Открыться ему?

Победила осторожность. Пусть уходит! Чем дольше он стоит рядом, тем больше слабеет ее оборона, возрастает желание рассказать о трагедии и поделиться своими страхами. Поймав себя на этой мысли, Тия содрогнулась. Неужели она собственными руками даст мистеру Блэкберну оружие, с помощью которого он может ее уничтожить?

Избегая мягкого взгляда серых глаз, Тия взмолилась:

– Да уходите же!

Патрик подошел к окну, несколько секунд постоял возле него, затем вернулся к Тии, приняв решение.

– Вы имеете полное право мне не доверять. Однако я должен сказать вам нечто, что убедит вас в моих добрых намерениях.

Тия подняла на него взгляд. Даже теперь, когда решение было принято, она отчаянно хотела поверить ему. Откуда взялось это непреодолимое желание поведать ему обо всем?

– О чем вы говорите?

– Я вижу, что вам нелегко сейчас. Но может, мои слова снимут камень с вашего сердца? Что, если я скажу, что вы не убивали того мужчину?

Глава 4

Глаза Тии распахнулись от изумления.

– Но это не так! – вскричала она. – Он умер, я знаю это! Когда я уходила, он был мертв!

Сообразив, что выдала себя, Тия ахнула и зажала рот рукой.

Патрик не сдержал улыбки. Он взял ее за плечи и заставил посмотреть на него.

– Вы не убивали его. Конечно, вы весьма сильно заехали ему по темени, чтобы обеспечить головной болью на несколько часов. Но это не было убийством.

– Вы в этом уверены? – прошептала Тия, не веря своим ушам. Щеки ее пылали от только что вырвавшегося признания, в глазах засветилась надежда.

Патрик осторожно развернул ее и кивнул на диван:

– Давайте присядем. Разговор будет долгим.

Тия покорно согласилась и позволила себя усадить. Она умоляюще посмотрела на Патрика, устроившегося рядом:

– Скажите… это правда? Расскажите мне все!

– Мне кажется, будет честно, если вы мне кое-что объясните, – возразил Патрик. – Как зовут мужчину, которого я обнаружил на полу без сознания?

Облегчение волной накрыло Тию. Значит, Альфред просто потерял сознание! Она не убийца! Но пусть американец подтвердит это, пусть скажет, что она ни в чем не виновата!

– Значит, он жив? Он не умер после моего удара?

Патрик покачал головой:

– И да и нет.

– Что это значит? Какой странный ответ. – Тия нахмурилась. – Вы разыгрываете меня?

– Вовсе нет. Я просто пытаюсь подобрать объяснение. Дело в том, что, когда я вошел в кабинет, мужчина был без сознания. – Патрик поведал Тии о. присутствии неизвестного, который оглушил его и скрылся. – Когда я пришел в себя и спустился вниз, мужчина, который лежал в кабинете, был уже мертв. Он умер не от вашей руки, – поспешно добавил Патрик, когда Тия схватилась рукой за грудь. – Кто-то воткнул ему в горло ножницы для разрезания бумаги.

Тия отшатнулась, глаза ее расширились от ужаса. Она сразу вспомнила эти ножницы: они лежали на столе. Значит, ей не показалось, что за ней и Альфредом кто-то наблюдает? И этот кто-то убил его, когда она в панике бежала?

– Его убил другой? – прошептала она побелевшими губами. – Но кто это? И зачем ему это нужно?

Патрик заметил, что мисс Гарретт отодвинулась и уставилась на него с подозрением. Он покачал головой:

– Я знаю лишь то, что я его не убивал. Так что не нужно на меня так смотреть. Я даже не знаю, кем был убитый. А если бы знал, то зачем в столь поздний час приехал бы к вам? Коль скоро вы считали виновной себя, зачем мне было вас разубеждать? Вы могли бы стать моим алиби. – Он усмехнулся. – Ни вы, ни я не убивали несчастного. А теперь, когда я принес вам благую весть, я жду ответного шага. Назовите мне имя погибшего.

Тию снова охватили сомнения. Впрочем, мистер Блэкберн просил немного. Завтра или послезавтра имя Альфреда будет во всех столичных газетах. Тем более гость все равно видел ее покидающей место убийства. Похоже, стоит ему рассказать.

– Его зовут… звали Альфред Херст, – со вздохом начала Тия. – Это муж моей сводной сестры.

– А, ваш зять, – едва заметно скривился Патрик. – Конечно, отношения с родственником предпочтительнее, чем связь с посторонним джентльменом. Никто никогда не узнает, ведь так?

Тия бросила на него возмущенный взгляд и презрительно фыркнула:

– Положительно, мистер Блэкберн, у вас извращенное воображение. Из всех возможных причин для встречи с зятем вы придумали лишь одну, самую низменную. Оставляю вам честь крутить недостойные интрижки, но прошу не судить обо мне по себе!

– Туше! – усмехнулся Патрик, приятно удивленный. Никак не прокомментировав это слово и подавив странное желание улыбнуться в ответ, Тия продолжала:

– Мне ужасно не нравился Альфред – он был типичным ловцом за богатыми невестами, – но я не желала ему смерти. – Она поднялась. – Уже слишком поздно. Благодарю вас за добрые новости, которые сняли камень с моей души, но вам пора. Думаю, нам больше нечего сказать друг другу.

Патрик откинулся на бархатную спинку дивана с таким видом, будто собирался остаться здесь навсегда.

– Не все так просто. Кто-то убил вашего зятя. Неужели это ничуть вас не беспокоит? Вам не интересно, кто преступник? И за что Альфреду Херсту вонзили в горло ножницы?

– Похоже, вы вовсе не слушали меня, – хмыкнула Тия. – Я не питала к Херсту добрых чувств. Я даже не могу сказать, что мне его жаль.

– Мне кажется, этого недостаточно, чтобы предпочесть неведение. Вы всерьез полагаете, что я вот так встану и уйду? Что предпочту забыть о столь странном убийстве?

– Положим, мне-то все равно не дадут об этом забыть, – вздохнула Тия. – Когда тело обнаружат, власти захотят побеседовать со мной. Мне придется отвечать на вопросы.

– Сочувствую. Возможно, найдутся такие, кто решит облить вашу семью грязью. Поэтому предлагаю разобраться в этом деле прежде, чем в него вмешаются полиция и общество. Тем более что до этого момента вы не были особо откровенны со мной.

– О чем вы?

– Вы прекрасно понимаете о чем. У меня были свои причины для визита в тот дом, но я никак не ожидал наткнуться на покойника. Не случись так, что меня огрели по голове, мужчина мог бы остаться в живых. У меня ощущение, что его смерть и на моей совести тоже.

– Вы бы не были столь человеколюбивым, если бы знали Альфреда лично.

– Возможно. Хотя я и не знал его, его имя мне знакомо. Мистера Херста даже среди моих разбитных приятелей считали неприятным типом.

– И вы все равно вините себя в том, что не предотвратили его смерть?

– Пожалуй, я употребил слишком сильные слова. Я никогда не был чрезмерно гуманным. По правде говоря, меня просто бесит, что некто убил вашего зятя прямо у меня под носом, да еще и успел скрыться. Досадно, что меня обвели вокруг пальца! – Патрик наклонился ближе к Тии, так что она безотчетно уставилась на его движущиеся губы. – Я хочу найти и наказать подлеца. А вы?

Тия не знала, что ответить. Конечно, она не прочь была найти убийцу, но облегчение от того, что Альфред пал не от ее руки, было таким сильным, что хотелось просто забыть о случившемся, как о страшном сне. Однако любопытство и страх за сестру не дадут ей предать убийство зятя забвению. Вдруг опасность угрожает и Эдвине?

Еще не зная, может ли она довериться американцу, Тия подозрительно спросила:

– А что вы делали на Керзон-стрит? Откуда мне знать, что вы меня не водите за нос? Вдруг вы хотите заманить меня в ловушку?

– Вы поймали меня, – развел руками Патрик. – Я не могу открыть вам причину своего визита. Это не моя тайна, и я обязан ее хранить.

– И вы ждете от меня признания? – укоризненно покачала головой Тия.

– Буду очень благодарен, если услышу его, – улыбнулся Патрик.

– Еще бы! – саркастически заметила Тия. Ее рот чуть изогнулся в ответной улыбке.

Эта перемена в ее лице была такой неожиданной, что Патрика словно вновь стукнули по голове. Сидевшая напротив девушка не была красивой в общепринятом смысле слова – слишком большой рот, нос немного длинноват, подбородок чересчур упрямый, скулы резко очерчены… В общем, не тот тип женщин, который считался в Англии эталоном красоты. Однако Патрик был уверен, что ранее не встречал столь пленительной особы. Более того, ему не приходилось общаться с девушкой настолько женственной и полной достоинства, несмотря на свою сомнительную репутацию. Он даже осторожно потряс головой, чтобы прогнать непривычные мысли, и задал себе вопрос, не повлиял ли недавний удар по голове на его способность рассуждать здраво.

– Что с вами? – услышал Патрик. От внимания Тии не ускользнул его пристальный взгляд.

– Ничего. – Он отвернулся и немного помолчал. —Ладно, допустим, у вас нет повода мне доверять. Но мы оба замешаны в этом деле, так что советую вам объединить усилия. Кто-то знает, что мы были в особняке, и это меня беспокоит. Возможно, Херст знал убийцу – к примеру, они конфликтовали. Мне действительно потребуется ваша помощь. Каков ваш ответ?

Поскольку Патрик не смотрел на нее, Тия впервые получила возможность его разглядеть. Он и правда был красив. Кожа более смуглая, чем у большинства жителей Лондона, густые темные волосы перехвачены сзади шнурком, лицо мужественное, словно неизвестный скульптор любовно вырезал высокий лоб, прямые брови и скулы. Выразительный рот мог открыто улыбаться или изгибаться в презрительной насмешке. По-настоящему привлекательный мужчина, решила Тия, почувствовав давно забытое стеснение в груди. Широкие плечи, сильные руки… Тия наконец отвела взгляд. Слишком велик соблазн довериться такому… располагающему собеседнику. Конечно, все дело в том, что она напугана и растеряна, решила Тия, зная, что обманывает себя. Может, и не стоит полностью полагаться на него, но иного выхода в сложившейся ситуации нет.

– Что вы хотите узнать?

– Зачем вы приезжали в особняк?

Она вздохнула:

– Он прислал записку, просил о встрече. Место назначил сам. Речь шла о деньгах. Альфред всегда в них нуждался. Сначала он растратил состояние жены, потом принялся за мое. Я неоднократно выручала его – из любви к сестре, – хотя с самого начала знала, что он за тип. Но Эдвина, моя сестра, маленькая дуреха, любила этого гадкого человека, – цинично добавила Тия. – Она вышла за Херста, невзирая на мои попытки спасти ее от ошибки. Глупышка!

– По вашему тону я делаю вывод, что вы не слишком высокого мнения о брачных узах и любви вообще, – заметил Патрик.

В ее взгляде было столько сарказма, что он снова удивился, как изменилось ее лицо.

– Мистер Блэкберн, вам известно о связанном со мной скандале. Как вы думаете, могу ли я уважать мужчин после того, что со мной произошло? – Ее лицо стало печальным. – Однажды я доверилась мужчине. Я сочла его уверения в любви искренними, а этот подлец просто меня использовал. В результате погиб мой брат. Неплохой повод начать не доверять мужчинам, вы не находите? А что касается брака… что ж, я видела пару отличных союзов. Но союз Эдвины и Альфреда уж точно к ним не относится. Какое-то время сестра была счастлива, но в последнее время часто плакала по ночам и жаловалась на свою судьбу. Я уверена, что Эдвина не испытывает былой любви к мужу, пусть даже она говорит другое. Мотовство Херста разорило семью, но он не собирался останавливаться. При этом негодяй совершенно не испытывал угрызений совести. Не слишком счастливый брак, правда?

Патрик кивнул. Удивительно, но вместо того, чтобы согласиться, ему захотелось встать на защиту брачных уз, доказать мисс Гарретт, что настоящая любовь существует. Он даже усмехнулся про себя. Еще несколько месяцев назад он бы только поаплодировал тому, что говорила Тия, но после того, как его близкий друг Тони Даггетт женился на своей любимой Арабелле, он убедился, что брак, построенный на любви, может быть счастливым.

– Понятно. Но если дело только в деньгах, почему Херст не приехал к вам домой? Разве это было не логично?

– Какое-то время назад, когда я в очередной раз спасла сестру и зятя от долговой тюрьмы, мы здорово повздорили и с тех пор не разговаривали. Я запретила Херсту пересекать порог моего дома. Должно быть, поэтому он не решился приехать сюда.

– Но он мог пригласить вас к себе. Зачем было назначать встречу в столь сомнительном месте?

Тия опустила голову. Если бы она просто выбросила записку Альфреда, то не оказалась бы в таком затруднительном положении.

– Я не знаю причины. Это покажется странным, но я сделала, то, что первым пришло мне в голову. Я рассудила, что лучше сразу покончить с этим неприятным делом, чем писать ответ и назначать другое место для встречи. Если бы я просто не приехала, Херст начал бы донимать меня. Это так противно. Я хотела избавиться от него как можно скорее.

– Ему были нужны лишь деньги? Почему же он не послал к вам свою жену? Вряд ли вы отказали бы ей.

– Это так. Кстати, при встрече Альфред упомянул, что женился на Эдвине не только ради ее состояния, но и потому, что мои деньги также становились для него доступными. Гадость какая! – Тия скривилась. – Его расчет оправдался: я выручала его не раз. И всегда Альфред, а также и Эдвина клялись, что больше подобное не повторится. А потом все начиналось сначала. Я снова давала деньги и надеялась, что однажды сестра прозреет и порвет с негодяем. Я преследовала свою цель. Может, это звучит бессердечно, но я действительно рассчитывала на то, что Эдвина разойдется с мужем.

– А больше он вам ничего не сообщил при встрече? К примеру, не сказал, что попал в беду?

Тия застыла и посмотрела Патрику прямо в глаза:

– Я и забыла! Он сказал, что Эдвина может остаться вдовой, если в ближайшее время он не вернет долг в семьдесят тысяч фунтов! – Она задумалась, пытаясь восстановить в памяти разговор. – Кажется, это был какой-то долг, взятый под большие проценты у кредитора, но со временем сумма стала просто астрономической. – Она покусала губы. – Его могли за это убить?

– Не знаю. Думаю, что нет. Какой резон убивать его, не получив денег? В первую очередь любой кредитор думает о деньгах, а с покойника не получишь ни пенса. Ему могли переломать ребра или просто избить, чтобы напугать, но убить… Впрочем, возможно всякое. Вполне вероятно, что убийство Херста было весточкой его родственникам – заставить их раскошелиться, чтобы не стать следующей жертвой.

Тут Патрик сообразил, что смерть Херста могла не иметь ничего общего с тем делом, которое он вел. То, что он встретился с мисс Гарретт в том же доме, где предположительно прятался шантажист, могло оказаться случайностью. Особняк пустовал уже давно, и об этом могла знать уйма людей. Достать ключ было несложно. Неужели все-таки совпадение? Или нет? Но как вписывается транжира Херст в схему с шантажом? Может, у него был партнер, промышлявший вымогательством? Партнер, убивший его? Но за что?

Он обратил внимание, какой беззащитной выглядит его собеседница. И это скандально известная развратница? Ее можно было описать по-разному: очаровательная, необычная, желанная, наконец, но никак не распутная. Взгляд Патрика пропутешествовал по лицу Тии, достиг рта. Да-да, именно желанная, подумал он.

Тия что-то почувствовала и подняла на него взгляд. Это был такой необычный, странный взгляд, что сердце его сжалось и ухнуло вниз.

Воздух в комнате накалился от желания – довольно странно, если учесть, что они едва друг друга знали и тем более не доверяли один другому. Сила эмоций, охвативших Тию, была так велика, что она задышала часто-часто. Даже те чувства – восхищение и обожание, – которые она испытывала к лорду Рэндаллу, не шли ни в какое сравнение с той бурей, что бушевала в ее душе теперь. Без сомнения, ее влекло к Патрику Блэкберну, и это пугало и настораживало даже больше, чем предположение, что он сдаст ее властям.

Тия вскочила с дивана, словно ее подбросили.

– Я… я уже говорила не раз… вам пора уходить. Думаю, мы сможем пообщаться позднее, когда, будем представлены друг другу в обществе. Прошу вас уйти! – довольно резко проговорила она.

Патрик прекрасно понял, что нелюбезное поведение мисс Гарретт объясняется тем, что ее смутило странное влечение, возникшее между ними. Для ветреной девицы она оказалась слишком скромной, и Патрик решил поразмыслить на досуге над этим странным феноменом. Улыбнувшись как можно любезнее, он тоже поднялся.

– Безусловно, вы правы, мисс Гарретт. Памятуя о том, что нам есть что сказать друг другу, должен ли я позаботиться о том, чтобы нас представили на людях?

– Да-да, – с облегчением кивнула Тия. – Это будет разумно.

Она смотрела на него, словно впервые увидела. Высокий и сильный, мистер Блэкберн нависал над ней глыбой и улыбался так странно, как будто понимал все, что с ней творится.

Пусть уходит! Тогда она вздохнет спокойно и сможет поразмыслить над происшедшим. Пусть уходит скорее!

– Тогда желаю вам спокойной ночи, мисс Гарретт. Я покидаю вас.

Патрик потянулся к ее руке, чтобы запечатлеть на ней вежливый поцелуй, но стоило его пальцам сомкнуться на тонком запястье, Тия вздрогнула, а его самого как будто ударило током. Он с трудом заставил себя коснуться губами горячей кожи и выпрямился.

Она отдернула руку, глаза, уставившиеся на Патрика, расширились от изумления. Почти минуту они смотрели друг на друга. Первым пришел в себя Патрик.

– Всего доброго. Буду с нетерпением ждать встречи. – Он поклонился и направился к двери.

Тия кивнула, едва ли соображая, что его уже нет. Когда мистер Блэкберн покинул дом, ноги ее подкосились, и она без сил рухнула на диван.

Что это было? Она чувствовала такую усталость, будто целые сутки в одиночку правила упряжкой лошадей. Что за напасть! Тия провела пальцами по руке, там, где запечатлел поцелуй ее гость. Казалось, запястье обожгли кипятком. Неужели то, что она испытала, было желанием? Но почему сейчас?

Звук открывающейся двери отвлек ее от беспокойных размышлений. В комнату вошла Модести. Тия улыбнулась.

– Я старалась вам не мешать, но вся извелась от беспокойства, – пожаловалась тетушка. – Когда он уходил, я свесилась с перил, словно любопытная служанка, лишь бы его рассмотреть! А он красавчик! Как его зовут? Чего он хотел? – Вопросы посыпались как из рога изобилия.

Тия вкратце обрисовала ситуацию. Модести вздохнула с облегчением и присела рядом с Тией.

– Слава Богу! Я знала, что ты не убивала Херста, чувствовала сердцем. Но ты была так уверена в том, что произошло самое страшное, что почти убедила меня в этом. – Она весело взглянула на Тию: – Разве это не отличная новость? Ты не убивала Альфреда!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации