Электронная библиотека » Терри Пратчетт » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 12 ноября 2019, 14:20


Автор книги: Терри Пратчетт


Жанр: Юмористическое фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 43 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Мокриц перевел дыхание. Он задыхался и сопел, а у сэра Гарри, который не проронил ни звука за всю его тираду, побагровело лицо.

В наступившей тишине Мокрицу послышалось любопытное шипение, похожее на то, что испускала Железная Ласточка, когда расслаблялась после тяжелого трудового дня. Пожалуй, его можно было описать как железное мурлыканье, но в следующее мгновение звук стих, и Мокриц усомнился, что вообще его слышал.

Гарри смерил Мокрица взглядом и серьезно спросил:

– Говорят, ты прыгнул прямо под поезд с двумя мальчишками в охапку. Это так?

– Если честно, понятия не имею. Я увидел детей, они положили головы на рельсы и прислушивались. Они просто играли, и я отчетливо помню, как подумал: «Вот черт!» Потом что-то ударило меня по голове сбоку, и больше я ничего не помню, пока не очнулся в палате в больнице леди Сибиллы, вот и вся история. Я могу соврать ради развлечения, рекламы, банального соперничества, личной выгоды и всеобщей радости, но сейчас я говорю правду.

Повисло молчание, которое нарушил хриплый голос Гарри:

– Ты ведь знаешь, что я сам дедушка? Старшая порадовала: внук и внучка. И меня не так просто пронять, приятель, но сейчас всего так и колотит. – Гарри вышел из-за стола, и из глаз у него текли слезы. – Ты в этом разбираешься, господин фон Липвиг, так скажи, пожалуйста, что мне сделать?

Мокриц не ожидал такой реакции, но ответил без колебаний.

– Соберись, Гарри, – приказал он. – Это инженеры и тому подобная публика разбираются в кузнечных мехах, высоких скоростях и вращении колес! А для большинства людей такая прыть – что лошадь, закусившая удила. Сколько горожан каждый год получают травмы, когда старому ломовому коню Доббину в очередной раз взбредет в голову пошалить прямо посреди улицы! Мой совет – закрыть на неделю аттракцион с Ласточкой на техническое обслуживание. Все привести в порядок, убрать из-под ног острые предметы, поставить какой-нибудь забор и назначить пару человек в форме, посолиднее, присматривать за территорией. Ты понимаешь в этом толк. Пусть все видят, что у нас безопасно.

И снова Мокриц услышал это шипение; казалось, оно раздается у него в душе, насыщая его свежими идеями, и в театре собственных мыслей он сидел на галерке и смотрел на сцену своего воображения, жадно ожидая увидеть, что придет ему в голову дальше.

– Но подобные инциденты могут произойти не только на участке, Гарри. Нужно найти возможность следить за всей линией. Чтобы кто-то обязательно заметил, если на рельсах окажется ребенок или корова, если поезд свернет не туда. – Гарри побледнел, представив все, что могло пойти не так, но Мокриц уже не мог остановиться. – Им нужен будет хороший обзор – подошла бы смотровая вышка или клик-башня, чтобы сразу подать сигнал машинисту… Спроси у Дика – у него голова светлая, он придумывает новые устройства быстрее, чем успевает их начертить. И вот еще совет: сделай что-нибудь с этими старыми грязными вагонами для скота, которые цепляют к Ласточке. Для зверинца было бы в самый раз, но у твоих посетителей должны быть условия не хуже тех, что мы предоставляем на столатском направлении. – «Шшш». – Точно! Больше элитных вагонов и… – Мокриц так и видел, как подмигивают ему деньги, – и…вот еще мысль. Для тех, кто не может назвать себя богачом, но кому очень хочется, – почему бы не сделать вагоны и для них? Не нужно шика, но пусть они будут ощутимо лучше, чем самые дешевые вагоны, которые, наверное, останутся вообще без крыш. Это даст пассажирам цель, к которой можно стремиться, а тебе – очередной прирост прибыли.

Вся мощь самого грозного взгляда Гарри Короля устремилась на Мокрица.

– Господин фон Липвиг, чтоб мне провалиться, а ты опасный человек! Ты делаешь так, что люди начинают заноситься не по чину, а это кажется подозрительным и вызывает беспокойство. Что еще хуже, они заставляют очень сильно нервничать.

К удивлению Гарри, Мокриц подпрыгнул в воздух и закружился.

– Да! Да! Так и надо делать! И лорд Витинари это знает. Он верит, что люди должны стремиться к самосовершенствованию во всех аспектах. Я вижу это как наяву, Гарри. Вообрази юношу, который приглашает свою возлюбленную на поездку по железной дороге и осмеливается потратить лишние шесть пенсов, чтобы купить места в вагоне классом повыше. Да, он не толстосум, но он посмотрит по сторонам и подумает: это мне подходит, это мне нравится, и я не прочь так жить. А потом он возвращается на работу и стремится, да, стремится стать лучше, иными словами, богаче, что идет на пользу и ему самому, и его нанимателю, не говоря уж, конечно, о хозяине железной дороги, то есть о тебе, родимом, который позволил ему задуматься о чем-то большем, нежели подобающее ему место в поезде. Все в выигрыше, никто не в проигрыше. Пожалуйста, Гарри, пожалуйста, позволь людям стремиться к большему. Кто знает, может, все это время они сидели не в своем вагоне. Твои железные дороги, друг мой, научат их мечтать. А когда у человека есть мечта, он становится на шаг ближе к реальности.

На протяжении этой речи Гарри смотрел на Мокрица во все глаза, будто перед ним был гигантский тарантул, но таки нашел в себе силы ответить:

– Господин фон Липвиг, ты только что лежал под поездом, и пятьдесят тонн железа проехали у тебя над головой, а теперь ты вертишься как юла, весь такой энергичный, бойкий, с планами! Что ты такое принимаешь? И можно мне тоже?

– Ничего не знаю, Гарри, это мое естественное состояние. Что бы ни случилось, продолжай двигаться вперед и никогда не останавливайся. Мне это помогает. И не забывай: возьми себя – нас – в руки и сделай так, чтобы публика и механизмы не пересекались.


В состав Щеботана, точно так же, как и в состав его государства-побратима Анк-Морпорка, входила столица, несколько теоретически автономных городов-сателлитов, которые соперничали друг с другом в развитии, неопределенное количество других населенных пунктов, препирающихся друг с другом и раздутых от чувства собственного величия, а также множество усадеб, приходов, ферм, виноградников, шахт, деревень, дорог, названных в честь чьей-то собаки, и так далее и, уж конечно, тому подобное.

В нынешние дни фермер с окраины анк-морпоркской гегемонии 3737
  Немалая часть которой состояла из глухого захолустья, что для города-государства в целом обычное дело.


[Закрыть]
мог спокойно переговариваться через забор с щеботанским фермером, который в это время определенно находился в Щеботане, и речь у них шла ни разу не о политике. Разговоры велись о погоде, избытке или недостатке осадков и о бесполезном правительстве, не важно чьем, а потом они благодушно пожимали друг другу руки или отвешивали поклоны, и один шел домой, где отдыхал после тяжелого дня за пинтой домашнего пива, а другой делал то же самое, но за вкусным домашним вином.

Время от времени сын одного из этих фермеров мог подойти к забору и посмотреть на дочь другого, и наоборот; вот почему в некоторых, весьма любопытных, любопытнейших местечках вдоль границы жили люди, владевшие обоими языками. Подобные вещи правительства страшно ненавидят, а это всегда приятный плюс.

Строго говоря, Щеботан и Анк-Морпорк стали закадычными друзьями после многовековых конфликтов, преимущественно по таким поводам, которые впоследствии оказывались несущественными, мелочными, ошибочными или откровенно ложными. Раньше, чтобы перемещаться между этими странами, нужен был паспорт, но с тех пор, как лорд Витинари вступил в должность, никто больше не требовал предъявить документы. По молодости Мокриц часто бывал в Щеботане в разных обличьях и под разными именами, а в одном примечательном случае и под другим полом 3838
  Тюремщики никак не могли взять в толк, как ему удалось сбежать. Только потом до них дошло, что свое белье назад они не получат.


[Закрыть]
.

Мокриц ностальгически припомнил тот боевой триумф. Это была великая афера, и, хотя в его жизни было и множество других плодотворных эскапад, тот номер он больше не рискнул проворачивать. Монашки бы его с потрохами съели.

Но сейчас его карета наконец достигла щеботанской границы. Единственным препятствием на пути были ворота, которые в теории должны были стоять взаперти и охраняться двумя стражниками – по одному от каждой страны. Но, как всегда бывает в международных отношениях, пограничники в основном дремали, а если бодрствовали, то увлеченно занимались каждый своим огородиком по разные стороны границы. Некоторые задавались вопросом, какой был в них смысл? Все равно все провозили контрабанду, причем в обоих направлениях, так что время требовало прагматического подхода к вопросу.

С собой у Мокрица был список людей, с которыми ему предстояло повстречаться. О да, куда же без списка! Он понимал, что сам Щеботан отчаянно нуждался в железной дороге, потому что в стране было много продукции, которую все хотели сбыть, чтобы не остаться с грудой прогнившей рыбы, поэтому Мокриц предвкушал, что неделя общения с лобстерами 3939
  Он, конечно, понимал, что нельзя употреблять здесь это разговорное наименование, но ведь звали же щеботанцы жителей Анк-Морпорка задницами. В шутку. Как правило.


[Закрыть]
пройдет без осложнений. Однако прежде пришлось иметь дело с людьми, живущими далеко от побережья, для которых их клочки земли были священны. Да, они хотели железную дорогу, но если дорога будет проходить по их участку, то у них самих от участка ничего, кроме этой дороги, не останется.

В ведении переговоров с Щеботаном Мокрицу помогал исполняющий обязанности капитана Пикша из анк-морпоркской Городской Стражи, в настоящий момент прикомандированный к щеботанским правоохранительным органам, который выучил здешнее наречие на улицах Анк-Морпорка. И.о. капитана Пикша объяснял дилемму, вызванную щеботанскими традициями землевладения, за пинтой некрепкого пива.

– Они называют это ле патримония. Это значит, что все отпрыски должны получить кусок земли, когда мамка и папка помрут. Большую ферму нужно разделить на две или три, а то и больше, маленькие фермы, чтобы все получили свой кусок. Даже правительство понимает, какой это бред, но в Щеботане никто не обращает внимания на мнение правительства. Так что твоя задача, господин фон Липвиг, все им разъяснить, а больше, увы, ничего не остается.

И Мокриц старался, очень старался, но после полумесяца чуть не доконавших его торгов за каждый клочок земли размером с носовой платок он был готов опустить руки и вернуться в Анк-Морпорк. Он переживал, что Гарри останется недоволен, а что еще хуже, останется недоволен Витинари, но, может, Мокрицу повезет и ему еще удастся отболтаться.

Мрачное настроение Мокрица чуть прояснилось, когда он приблизился к небольшому, но процветающему имению, принадлежащему маркизу де Бламанже, известному виноделу. Маркиз был одним из последних землевладельцев в списке Мокрица. Он женился на уроженке Анк-Морпорка и имел личный интерес в том, чтобы его отборные вина добирались до покупателей без задержек и с минимумом тряски, которая пагубно сказывалась на вине. После нынешних перевозок в экипажах по дорогам, испещренным рытвинами, бутылкам требовалось отлеживаться в темных погребах еще месяцами.

Маркиз пригласил Мокрица на обед. Подавали нечто, что он назвал фьюжн гурмэ, с пате без всяких а-ля, лобстера с пюре на второе и превосходный пудинг с изюмом на десерт. Сочетание блюд, которому обычно хочется пожелать долгой жизни в летописях кулинарных ужасов, на деле оказалось не таким уж плохим, особенно если запивать лучшими домашними винами.

Маркиз оказался человеком молодым и дальновидным. Он явно был покорен концепцией железной дороги, и не только торговыми перспективами, но и возможностями для сближения людей. С этими словами он подмигнул супруге, недвусмысленно намекая на то, что сближение людей было темой, очень дорогой его сердцу. И он верил, что чем больше люди знают друг о друге, тем лучше они ладят. Его отношение к щеботанским своеобразным и несколько идиллическим взглядам на вопрос о разделении имущества после смерти родителей представляло огромный интерес для Мокрица.

– Все хотят продавать свой вино, и сыр, и рыбу в Анк-Морпорк, это факт, но никто не хочет терять земля. Нам всем нравится иметь свой кусочек Щеботан – это наш личный собственность, который можно взять в пригоршню и стиснуть в кулак. За собственность стоит бороться. Да, это ужасно старомодно, и правительство рвет на себе волосы, не зная, что поделать с этот неистребимый традиция, но мне, истинному сыну Щеботана, это очень близко и понятно. А вот для тебя, мон ами, это грозит оборачиваться проблемой, потому что мы не продаем то, что принадлежит нам по праву рождения, разве что за очень высокую цену. И когда разойдется новость о железный дорога, цена будет взлетать до небес. И тебе, как говорит моя жена, придется раскошелиться дан ля не. Так что могу советовать подыскать другой дороги до столицы, если хочешь управиться раньше, чем ле свинья полетят. – Маркиз задумался ненадолго и прибавил: – Пойдем в мою библиотеку. Я покажу тебе некоторый карты.

В просторной, богато меблированной комнате, увешанной чучелами голов убитых животных (во всяком случае, хотелось надеяться, что это были чучела), с застарелым запахом формальдегида, Мокриц разглядывал огромную карту, которую маркиз достал из старинного сундука.

Указав на местность, которая на карте выглядела совсем пустой, маркиз сказал:

– Вот здесь весь земля ничего не стоит. Сплошной стланик, копать совершенно нечего, кроме охры, и той кот наплакал. Считай, пустырь, поросший кустарниками, такими густыми, что все ноги обдерешь. Совершенно безынтересный для человека место. Бросовая земля, можно сказать, прибежище беглый преступник, разбойник с большой дороги, бандит и контрабандист. Все опасные и вооруженные до зубов типы. Правительство периодически делает вид, что проводит зачистки, но и только. Еще там живут гоблины, но эти ничего не знают о правах на земля.

– Мы в Анк-Морпорке совсем недавно пришли с гоблинами к взаимопониманию, – быстро вставил Мокриц. – Надо только найти для них занятие, которое им понравится и в котором они будут добиваться успехов. Главное, не путаться в их именах и подавлять в себе желание дать им затрещину. Гоблины, если их не бить, приносят огромную пользу, хотя с эстетической точки зрения – удовольствие, конечно, сомнительное.

– Хотелось бы, чтобы и мы находить с ними общий язык, – протянул маркиз мечтательно. – Но имей в виду, что здесь у нас щеботанские гоблины, а они большие скандалисты, строптивцы и нередко пьяницы. Они делают собственное вино, мон дью! – Маркиз задумался и поправился: – Винный напиток, пожалуй.

– Звучит не так уж и страшно, – заметил Мокриц.

– Да ну? Они делают вино из улиток. Плоды стен, как вы, анкморпоркцы, их зовете. Выпьют – и буянят. Но с ними бы не было проблем, если бы не разбойники, которые охотятся на них ради забавы.

– То есть в стланике хозяйничают разбойники? – уточнил Мокриц.

Маркиз заколебался:

– Не совсем так. Это в буквальном смысле ничей земля. Если поговорить с законниками, они объяснят, что де-факто хозяйничает там Щеботан как таковой.

– Ну вот, а Щеботан как таковой жаждет получить железную дорогу, даже если землевладельцы с ним и не согласны. И если ты, маркиз, можешь гарантировать, что вопрос с правами на землю будет решен, я с превеликим удовольствием окажу городу такую услугу.

Маркиз поморщился:

– Увы, не все так просто. Мы не хотим проблем, но правительство медлит, когда речь заходит о зачистке, потому что между разбойники и правительство столько общего, что они в любой страна могут оказаться взаимозаменяемы… Вижу, ты улыбаешься, господин фон Липвиг. Я сказал что-то смешное?

– Много ли там разбойников?

– Хватает. Та местность ими кишит. Жуткий разбойники, который шутя пойдут на убийство, если думают, что им сойдет это с рук. Но раз ты так торопишься, господин Анк-Морпорк, боюсь, придется тебе очищать стланик от бандитов самому. Но ты все еще улыбаешься! Будь так добр и поделись шуткой. Пресловутое анк-морпоркское так называемое чувство юмора, увы, теряется при переводе.

– Не беда, – успокоил его Мокриц. – Когда раздавали радости жизни, чувство юмора получил Анк-Морпорк, зато Щеботану досталось искусство изысканной кухни и любви. – Он выдержал паузу и спросил: – Махнемся?

Маркиза захихикала в бокал, улыбнулась Мокрицу и подмигнула, а ее муж усмехнулся и серьезно ответил:

– Я предпочту сохранить нынешний положение вещей как оно есть.

А Мокриц, который почти совсем смутился, спросил:

– Ну а кроме гоблинов, месье, проживают ли на этих землях приличные люди?

Маркиз покачал головой:

– Абсолютно исключено, ни единый душа.

Мокриц ненадолго задумался, вышел из-за стола, поклонился обоим, поцеловал маркизе руку и сказал:

– Благодарю вас за ваше гостеприимство, помощь и информацию. Мне пора отчаливать – я хочу успеть на ночной рейс до Анк-Морпорка, но что-то подсказывает, что благоприятные обстоятельства вскоре возьмут верх. Я чувствую, что они буквально витают в воздухе.


В Анк-Морпорке было полно гномьих баров, больших и маленьких, на любой вкус. Полумрак «Грязной крысы» пользовался особенной популярностью среди гномов, которые предпочитали заведения в традиционном стиле и категорически возражали против зонтиков в напитках.

– Какой нам прок от поджогов клик-башен? Моя бабуля живет под такой башней, и семафорщики разрешают ей бесплатно посылать клики.

Из теней раздался голос:

– Запретил бы ты ей. Семафоры для людей.

И тогда началась перебранка.

– Но не будем же мы отрицать, что клики бывают полезны. Говорят, они корабль в море спасли. Ну и вообще, чтобы не терять контакт с друзьями.

Голос из темного угла отозвался:

– Так оставьте башни в покое. Есть и другие способы показать миру, что с гномами не шутят. Видел я этот паровоз. Столкнуть его с рельс – раз плюнуть.

– Да что ты? И зачем оно нам?

– Пусть знают, что с гномами шутки плохи. И потом, я слышал, что гномов даже не пускают работать на железной дороге.

– Впервые слышу. Это ж дискриминация.

– Не, все потому, что эти гаденыши громили клик-башни. Так и будет, если делать глупости. Ничего удивительного.

– Может, и так, но в железнодорожники берут и троллей, и даже гоблинов… Гоблинов, вы слышите! Пакость какая! Нас вытесняют. Король-под-горой продал Витинари свою душу с потрохами, и глазом не успеешь моргнуть, как они проложат рельсы в Убервальд и все наши шахты займут вонючие гоблины… если сейчас мы не постоим за себя!

– Да! Проклятые гоблины. Спасу от них нет!

Разговор прерывался, когда гномы осушали свои кружки и пустую посуду потом убирали со стола.

– Да никакой настоящий гном и сам не захочет работать на железной дороге, – заметил невозмутимый голос, обладатель которого до сих пор не показал себя.

– Верно! Дело говоришь. Никогда не пойду на рельсы. Это святотатство! Это надо остановить!

– Они проводят дорогу из Анк-Морпорка в Щеботан. Если помешать им, можно громко заявить о себе, – продолжал голос из теней.

Кто-то хлопнул ладонью по стойке и воскликнул:

– Нужно всем показать, что гномы не позволят вытирать о себя ноги!

– Можно разгромить их колонки с водой и украсть весь уголь, – предложил следующий. – Никто не пострадает, но всем придется добираться пешком.

– Слишком мелко. Их отремонтируют и продолжат как ни в чем не бывало. То же самое и с клик-башнями было. Нужно что-то с реальным размахом. Что-то, что обязательно обратит на себя внимание.

Отовсюду стали доноситься звуки, сопровождающие мыслительный процесс у существ, которые не привыкли думать. Кто-то сказал:

– Ты об убийстве говоришь?

– Ну как бы нужно поставить на своем. А когда все прояснится, нам еще спасибо скажут.

Тогда трактирщик, который все это время приглядывал за компанией, настойчиво намекнул:

– Мы закрываемся, господа, пора вам расходиться по норам.

И он выставил их на улицу.

Пламена это ничуть не разочаровало. В конце концов, в паре кварталов находился еще один гномий бар, а капли медленного яда уже оказывали свое действие. Удивительно, как просто манипулировать другими. Достаточно лишь верной интонации и подходящего момента. А уж потом они закончат работу и без него, фразами вроде «это же так логично» и «они что-то замышляют», этими репейниками на дороге межвидового непонимания.


Было время завтрака, когда Мокриц наконец вернулся в Анк-Морпорк. Первым делом он бросился домой к Гарри Королю. Было странно видеть Гарри Короля в роли обычного семьянина. У него на ногах даже были домашние тапочки. Юффи захлопотала, приказывая слугам нести еще кофе, а Мокриц принялся докладывать ее мужу о своих успехах.

– Со Щеботаном вышла небольшая закавыка. Скажу без обиняков, кое-кто хочет помешать железнодорожному прогрессу.

Мокриц объяснил Гарри ситуацию с наследным землевладением и высказал мнение, что раз огромные территории стланика не принадлежат никому, они принадлежат всем, а значит, рельсы можно проложить прямо там. Оставалось только решить вопрос с разбойниками. Выражение лица Гарри отогрело бы сердце даже холоднокровной рыбе, особенно какой-нибудь акуле, и в общем-то Мокрицу можно было дальше не продолжать, но он все равно сказал:

– Было бы неплохо, если бы можно было вернуться туда как-нибудь ночью в компании твоих големов и, может быть, даже твоих… ассистентов, твоих технических специалистов, так сказать, которые привыкли решать конфликты. И конечно, мне понадобится карета…

Выражения на лице Гарри менялись, как узоры в калейдоскопе.

– Не возражаешь, если и я составлю тебе компанию? – произнес он наконец.

А Юффи взвизгнула:

– Гарри Король! В твоем-то возрасте! Никуда ты не поедешь, а очень даже останешься дома!

– О, дорогая, ну как же, он ведь сказал, что там разбойники. Это мой гражданский долг. Я ведь Гарри Король, человек, который делает дело, а это и есть самое мое дело, и я обо всем позабочусь лично.

– Гарри, одумайся! Вспомни о своем положении в обществе!

– Человек сам творец своего положения в обществе, Герцогиня. Это мой бизнес, значит, я все и улажу. В самый последний раз, честное слово.

– Ох, ну что с тобой сделаешь… Но смотри, не спускай с него глаз, господин фон Липвиг. А ты, Гарри, слушайся господина фон Липвига, он очень рассудительный молодой человек, – велела Юффи. – И ни капли спиртного. И, господин фон Липвиг, следи за тем, чтобы он всегда был тепло укутан, потому что у него проблемы с этим самым, пузырем, ты понимаешь. Он уже не так молод, как хотелось бы.

Гарри прорычал в ответ:

– Знаю, Юффи! Но сейчас я полон сил. Господин фон Липвиг, я свистну ребят и големов, и встретимся на этом месте завтра ровно в семь утра.


Дома Дора Гая сказала:

– Это, естественно, опрометчивый поступок, но иначе он бы и не пришел тебе в голову, я угадала?

– На самом деле рейд предложил сэр Гарри, – соврал Мокриц. – Для него это станет своеобразным последним приветом молодости. Но ему пришлось буквально руки мне выкручивать, чтобы я согласился, честное слово, не будь мое имя Мокриц Липвиг. Но видела бы ты его лицо!

– Ты, Мокриц фон Липвиг, и сам кипишь энтузиазмом, не правда ли? У тебя же все на лице написано.

– Ну, не совсем, – ответил Мокриц. – Но ночь обещают безлунную, и увидеть Гарри и его товарищей в действии, вероятно, будет очень познавательно. Но ты, конечно, ничего не слышала, ладно?

На лице Доры Гаи изобразилось очаровательное непонимание.

– Чего не слышала? Главное, Мокриц, если случится мясорубка, постарайся вернуться домой в исходном состоянии.


На следующее утро у дома Гарри Короля ожидали две большие кареты, в которых сидела компания его дружков. Мокриц недоумевал, как Гарри удалось собрать их за такой короткий срок, но потом он вспомнил обо всех делишках, которые Гарри проворачивал в старые греховные времена, которые теперь любовно вспоминал как «старые добрые». В принципе немудрено, что ему удалось так быстро собрать армию для того, чтобы решить небольшой спор, кто главный на районе.

Сейчас они вели себя порядочно, почти не плевались и совсем не матерились, потому что Герцогиня провожала их, выглядывая из окна.

Перед отправлением Гарри обратился к бригаде:

– В общем, братцы, расклад такой. Никого не убивать, если только они первые не начнут. Это не наш район, но они все равно разбойники. Можно сказать, мы строим лучший мир для приличных людей навроде нас. И подчищаем за собой, как всегда это делали.

Мокриц посмотрел на лица ассистентов Гарри. У одних были золотые зубы, у других зубов не было, зато у всех были скрытные взгляды людей, которым не впервой выезжать за границу в ночь. И если внимательно присмотреться к их одежде, то можно было заметить оттопыренные карманы, а один из них, с нетерпеливым выражением лица, просто держал в руках ящик инструментов. Он явно был человеком, не терпящим полумер.

Гарри ясно дал понять, что пьянства в карете не допустит, разве что на обратной дороге, так что путешествие проходило хмуро. К концу дня они достигли стланика. Перед ними простиралась земля, явно неготовая к экипажам. В гуще кустарников дорога истончилась в узкую тропу. Гарри велел возницам остановиться на пятачке, где нашлось немного травы и воды для лошадей и где кареты были скрыты из вида, и направил своих ассистентов вперед, разведать обстановку.

Мокриц впервые в жизни путешествовал с такими немногословными попутчиками. Они будто поглощали все звуки – и, бесшумно выпрыгнув из карет, тут же растворились в пейзаже. Предоставив эту часть работы профессионалам, Гарри и Мокриц устроились поудобнее и стали ждать.


Ночь стояла темная, и весь отряд крадучись подобрался к бандитскому лагерю. Они забрели в самую гущу щеботанского стланика, который оказался кошмарным переплетением густого терновника, который грозился ободрать кожу до кости. Заросли представляли собой адский сад, особенно под покровом темноты. Виднелись всполохи костра, на котором готовилась пища, слышались характерные звуки сдобренного алкоголем храпа. Мокриц решил, что этим разбойникам должно быть стыдно за свое поведение: ни души на шухере!

Когда ассистенты стратегически расползлись по периметру, Гарри тихонько вышел в центр лагеря.

– Подъем, господа! Мы – общество по охране гоблинов, и у вас есть ровно две минуты на то, чтобы взять ноги в руки и исчезнуть отсюда. Все поняли? Умницы, мальчики!

Один разбойник, пошатываясь, выполз из палатки и окрысился:

– Нам плевать, кто вы такие, так что можешь засунуть свои угрозы прямо в самое это самое, мусье.

А Гарри ответил:

– Превосходно! Мы обожаем что-нибудь куда-нибудь совать! Выходите, парни, только смотрите, чтобы ни один гоблин не пострадал, ладненько?

Мокриц осторожно отступил назад, продолжая обозревать происходящее. Гарри пообещал, что человекоубийство не входило в сегодняшние планы, но через две минуты после того, как он спустил на разбойников свою команду, те, кто не успел броситься наутек, уже валялись поверженные на земле. Мокриц как будто наблюдал за войной двух банд, только у одной из них не было ни мозгов, ни стратегии. Люди Гарри действовали методично, оперативно, в высшей степени профессионально и в некотором роде бесстрастно. Это было рабочее задание, и они выполняли его усердно и досконально. Такая уж была у них работа. Но они льстили себе мыслью о том, что в кои-то веки выступали на стороне добра. Мокриц подозревал, что им нечасто выпадала такая возможность.

Гарри обвел взглядом поле битвы, удостоверился, что никто не заработал увечий тяжелее банального сотрясения мозга или перелома ноги, и остался доволен по всем пунктам.

– Что собираешься с ними делать? – поинтересовался Мокриц.

– Предоставить их местному правосудию, мы же добропорядочные граждане. Значит, держим путь к твоему маркизу.

– Согласен, но я бы предложил оставить тут одного или двух, чтобы остальные разбойники наверняка узнали, что бывает, если огорчить добропорядочных граждан.

– Допустим, – проворчал Гарри. – Но сперва пусть мои парни проведут еще пару… экскурсий по окрестностям. Может, сами вытравим еще этих типов. Поступки говорят сами за себя, господин фон Липвиг.


Той же ночью в своем шато маркиз в одном халате встретил их в компании двух слуг.

– Месье Липвиг, мон ами, какой приятный сюрприз! Не ожидал так скоро встретить тебя вновь. И с компанией.

Гарри выступил вперед прежде, чем Мокриц успел вставить слово.

– Милорд, мы доставили к тебе злоумышленников, потому что ты единственная мало-мальски авторитетная фигура поблизости.

Маркиз с жадным интересом посмотрел на заключенных.

– О, я вижу, у двоих на висках выбито «ГАРРИ КРЛЬ». Неужели я имею честь вести беседу с самим Гарри Королем собственной персоной? О, не удивляйся. Моя жена много рассказывала мне о Короле Золотой Река, не забыв и о знаменитый кольца. Исключительно рад приветствовать тебя в своем шато и надеюсь, мы будем делать вместе много бизнес. Могу ли я предложить вам выпить?

– Извиняй, господин, но что прикажешь делать с этой шоблой? – спросил ассистент с ящиком инструментов.

– Сгрузи их в ублиет, силь ву пле, мы их попозже вытащим.

– Ублиет, господин? Это, типа, сортир?

– Полагаю, в данном случае не без этого! – засмеялся маркиз. – Эти гарсоны были занозами в наших дерьер уже долгое время. Я думаю, больше они не будут доставлять нам хлопоты.


Когда Мокриц, Гарри и его ассистенты чуть свет снова расселись по каретам и пустились в долгий обратный путь, они прихватили с собой и ящик пива отпраздновать победу.

– Молодцы, братцы! – воскликнул Гарри, откупоривая бутылку. – Вы сделали все, что от вас требовалось, и даже больше, а уж на благодарность я не поскуплюсь, вы меня знаете. Надеюсь, в скором времени мы еще с вами поработаем. Можете на меня рассчитывать.

Гарри откинулся на спинку сиденья и принялся дымить сигарой, изредка перекидываясь парой слов то с одним, то с другим боевым товарищем о делах давно минувших дней, когда Стража была не Стража, а смех один.


Дора Гая не выдержала и разбудила Мокрица часа в четыре пополудни, поднеся ему чашку чая. Пока он пил, жена взбила ему подушки и спросила:

– Ну же, рассказывай, как все прошло? Ночью я не просыпалась, значит, обошлось без взрывов – уже достижение. А ты сам что скажешь?

– Не было ни кровопролития, ни даже особого избиения, насколько я понял, но добро победило зло… ну, не то чтобы «добро», но победило. Помощнички Гарри Короля очень подвижные для своих лет и чертовски коварные.

Дора Гая поставила ему на колени поднос с едой и сказала:

– Вряд ли завтрак в постель заставит твое сердце биться так же часто, господин Жизнь Без Риска Не Стоит Того Чтобы Жить, да?

Мокриц вонзил в сосиску вилку и ответил:

– Как же хорошо ты меня знаешь, Шпилька. А теперь послушай. Судя по всему, в стланике живет много гоблинов, а щеботанцы до сих пор не понимают, что эти существа бывают полезны, пусть даже они гонят вино из улиток. – Мокриц скривился и продолжал: – Ты не возражаешь, если я прихвачу с собой в Щеботан Из Сумерек Темноты?

Дора Гая удивилась:

– Я думала, ты его недолюбливаешь.

– Ну, к нему как-то прикипаешь, да, вроде накипи на чайнике. Там столько гоблинов, и они, должно быть, так растеряны, что им будет приятно увидеть родное лицо. – Мокриц задумался. – Если это можно так назвать.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации