» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Момент истины"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:34


Автор книги: Томас Грессмен


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц)

Шрифт:
- 100% +

5

Оперативный центр Эриданской Лёгкой Кавалерии

Космопорт Кэн Фу-сити, Киттери

Марка Капеллы

Федеративное Содружество

14 октября 3061 г.


– Смирно!

В ответ на команду полкового старшины Стивена Янга, командиры полков Эриданской Лёгкой Кавалерии вскочили и застыли. Как только генерал-лейтенант Эдвин Эймис вошел, он махнул им рукой, чтобы садились на свои места. Высокий, седой мужчина, носящий знаки отличия солнечных лучей генерал-лейтенанта ФедСода вошел в комнату инструктажа вслед за Эймисом.

Три полковых командира Лёгкой Кавалерии и их адъютанты сели. Полковник Чарльз Антонеску наклонился вперед, вперившись с легким отвращением на Эймиса. Эймис был самым старшим из троих полковников Лёгкой Кавалерии, когда генерал Уинстон погибла на Хантрессе. Принц Виктор Штайнер-Дэвион в полевых условиях присвоил Эймису звание генерал-лейтенанта.

Через стол от Эймиса сидели двое остальных командира полков. Полковники Эвелина Эйчер и Пол Кэлвин получили повышение недавно, сразу по возвращении домой из пространства кланов. Эйчер возглавила 21-й Ударный полк, которым до повышения командовал Эймис. Кэлвин, однако, получил более престижное и одновременно более ответственное назначение. Он стал первым за последние триста лет командиром 19-го Кавалерийского полка. 19-й полк был уничтожен во время кровавых битв, сопровождавших падение первой Звёздной Лиги. Только с возрождением новой Звёздной Лиги традиции Эриданской Лёгкой Кавалерии перестали быть преградой для возрождения этого полка.

– Итак, народ, мы собрались, – Эймис начал как всегда, без лишних слов. – Вы все знаете, что Солнечный Мальчик, став Первым Лордом стал очень храбрым. Но поползновение в Сент-Ивский Пакт было большой ошибкой, Первый Лорд он или нет. – Показав на офицера ФедСода, он продолжил: – Это генерал-лейтенант Ардан Сортек, сейчас он служит в консультативном совете Звёздной Лиги. Он будет руководить операцией по изгнанию Сунь-Цзы из Пакта. Генерал?

– Благодарю, генерал, – тихо сказал Сортек, когда Эймис сел на своё место. – Дамы и господа, Эриданская Лёгкая Кавалерия вызвана как часть Сил Обороны Звёздной Лиги, для помощи в операции по установлению мира в Сент-Ивском Пакте. Я подчеркиваю, в установлении мира, а не сохранении мира. Сунь-Цзы злоупотребил своими полномочиями Первого Лорда, вторгшись в Сент-Ивский Пакт. Наша задача заключается в том, чтобы вернуть его в границы 3030 года.

Ваша миссия будет стратегически важной. Два полка Эриданской Лёгкой Кавалерии направляются для размещения на планету Милос. Третий полк пока останется здесь в качестве нашего стратегического резерва.

Пока он говорил, голографическая карта Внутренней Сферы загорелась с легким шипением над столом инструктажной комнаты на расстоянии около пяти сантиметров от его поверхности. Милос был выделен золотым. Планеты, по которым можно было нанести удар, используя в качестве базы Милос, были окрашены в алый цвет.

– Наши разведывательные данные показывают, что Сунь-Цзы отводит капелланские военные силы. Как только планета объявляется мирной, он меняет капелланские части на позаимствованные в Магистрате Канопуса. Но, встретившись с трудностями, Сунь-Цзы стало все труднее получать подкрепления из Магистрата.

Наши источники сообщают, что на большинстве «усмиренных» планет располагаются гарнизоны, не имеющие фронтовых мехов, а гарнизонных, охранных, обученных и усиленных капелланскими «советниками». Мы полагаем, что некоторые из этих советников прибывают с небольшими, слабо подготовленными капелланскими отрядами, чтобы использовать их для подготовки кадров. Также по некоторым неподтвержденным данным стало известно, что эти советники являются, или их сопровождают «Коммандос Смерти» или агенты Маскировки, или и те и другие.

Сортек сделал короткую паузу, чтобы офицеры Лёгкой Кавалерии успели сделать пометки.

– Мы, к сожалению, не располагаем информацией относительно гарнизона, расположенного на Милосе. Откровенно говоря, это место всегда было спокойным как болото, что мы даже не думали о том, чтобы развернуть там агентурную сеть. Мы рассчитывали только на электронную разведывательную сеть, и теперь она потеряна. Вы должны предполагать, что будете сражаться против враждебных сил.

– Генерал, – прервал его Эймис. Он просматривал разведывательные сводки, сделанные штабом Сортека. – Из ваших сводок видно, что население Милоса радушно встречало ляоистских оккупантов. Ваши аналитики полагают, что многие жители формируют свободные, неофициальные отряды милиции. Из этих документов также следует, что одна из рот милиции участвовала в рейде, проводимом на этой планете против неустановленных сент-ивских сил. Есть ли информация, что эти вражеские части включают иррегулярные подразделения? И возможно ли, что вооруженные гражданские решат сопротивляться нашим усилиям?

– Да, генерал, – сказал Сортек, – это возможно.

– О как, братец! – фыркнул Эймис, многозначительно посмотрев через стол на Антонеску. – Похоже, я все-таки был прав относительно следопытов, – добавил он спокойно, – Вот только я не хотел, чтобы это произошло так быстро.

Антонеску проигнорировал насмешку командира. Следопыты были больным вопросом в их отношениях, с тех самых пор, как они узнали о формировании отряда. Даже несмотря на то, что идея создать отряд специального назначения принадлежала генералу Уинстон.

– Генерал, – сказал он с резким галльским акцентом, предававший его словам презрение и превосходство, – Вы знаете, что Эриданская Лёгкая Кавалерия имеет долгую репутацию защитников слабых и беззащитных, не так ли? Традиция которая уходит своими корнями к первой Звёздной Лиге? Я могу поручиться, что наши подразделения, а в особенности такие как: 50-й Тяжелый Кавалерийский и 8-й разведывательный батальоны, не откроют огонь по гражданским.

– Я и не предлагал, чтобы они это делали, полковник. – Сортек сделал ударение на последнем слове, напоминая Антонеску, что он является его непосредственным начальником. – Они не гражданские, а партизаны и повстанцы, что станет очевидно после встречи с ними. Также из тех немногих разведданных, с трудом переданных через границу, следует, что некоторые, если не все эти партизанские отряды, не кто иные, как террористы. Есть неподтвержденные донесения, что некоторые из этих «отрядов милиции» убивали людей в их собственных постелях. Если вы потрудитесь изучить эти сводки более внимательно, вы сможете заметить эту информацию.

– Я видел эти сводки, генерал, – снисходительно повторил Антонеску, – Как вы сказали, они не подтвержденные, не так ли? Помеченые Ф-3, я полагаю? Ничем не подтвержденные сведения, но возможно, правдивые? Я просто хотел напомнить вам, что вы не можете просить, чтобы Лёгкая Кавалерия открыла огонь по гражданским без очень сильной провокации.

– Хотя мне очень не хочется этого говорить, – сказал Эймис с улыбкой, прерывая своего подчиненного коротким взмахом руки, – Я должен согласиться с Чарльзом. Пока по нам не откроют огонь, большинство наших солдат, не будет стрелять в гражданских, и не важно, вооружены они или нет.

Сортек глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

– Хорошо, генерал. Я не могу приказывать вам переступить через вашу совесть, а тем более нарушить ваши традиции. Но когда повстанцы начнут обстреливать ваши биваки из засады или запихивать самодельные бомбы в коленные суставы ваших мехов, я думаю, вы будете смотреть на эти вещи иначе.

– Я понимаю, что Лёгкая Кавалерия только что закончила продолжительную и тяжелейшую компанию, – продолжил Сортек, – я также знаю, что вы потеряли вашего генерала в ходе этой кровопролитной операции и имели мало времени на оплакивание, отдых и ремонт. Я бы хотел, чтобы кто-то другой был послан вместо вас, но большинство наших наличных частей задействованы в других операциях, либо слишком удалены от театра боевых действий, чтобы успеть вовремя, либо сохраняют лояльность в отношении Сунь-Цзы…

– Именно об этом я и хотел спросить вас, генерал, – прервал Эймис, – формально, мы часть сил Звёздной Лиги. Честно говоря, я думаю, что Сунь-Цзы – редкостный осел. Но мы не можем внезапно начать войну против него, только потому, что он делает что-то, что нам не нравится. Он по-прежнему Первый Лорд, что автоматически делает его нашим главнокомандующим. Любые военные действия против него или миротворцев Звёздной Лиги, которых он разместил в Пакте, – акт измены и открытый мятеж против законной власти.

Эймис откинулся назад в своем кресле, прикурил одну из своих длинных черных сигар и ободряюще улыбнулся:

– Как ВЫ прикажете нам поступить с этой маленькой помехой?

– Это не будет большой проблемой, генерал, – ответил Сортек с легкой улыбкой. – Вспомните, что скоро состоится конференция. После нее, я так думаю, наш друг Сунь-Цзы Ляо не будет в состоянии протестовать.


6

Оперативный центр Эриданской Лёгкой Кавалерии

Космопорт Кэн Фу-сити, Киттери

Рубеж Капеллы

Федеративное Содружество

14 октября 3061 г.


Генерал-лейтенант Эймис качнул головой на завуалированный намек Сортека, что после приближающегося Совета Звездной Лиги Сунь-Цзы Ляо не сможет противостоять вторжению Лёгкой Кавалерии на Милос.

– Боже милостивый, как я ненавижу политику, – фыркнул он. – Все эти закулисные игры, вызывают у меня желание вернуться на передовую в качестве командира копья.

– Ну что ж, генерал, если вы действительно этого хотите, – широко улыбнулся, показав зубы, Сортек, – нет, я думаю, что мы оставим вас там, где вы есть. Так будет легче следить за вами.

Затем его тон быстро изменился:

– Генерал Эймис, вы должны хорошо спланировать эту миссию. Мне жаль, что я не могу дать вам больше времени, но нас связывают сроки. Если мы сейчас не остановим Сунь-Цзы, то скоро не останется ничего от Сент-Ивского Пакта, что можно спасти.

– Мы сделаем нашу работу, сэр – ответил Эймис.

– Отлично. Тогда я вас покидаю. – Сортек собрал свои бумаги, резко отсалютовал собравшимся офицерам Лёгкой Кавалерии, и вышел из комнаты инструктажа.

Несколько минут Эймис тихо сидел в своем кресле, задумчиво покуривая сигару. Его глаза были сосредоточены на чем-то, что не мог увидеть ни один из офицеров Лёгкой Кавалерии. Затем его выражение лица внезапно изменилось, и он заговорил:

– Хорошо, вот как мы сыграем в эту игру. Чарльз, я хочу, чтобы ты подготовил свой полк для участия в этой операции. 151-й почти не понес урона. Из трех полков, сражавшихся на Хантрессе, «Тёмные Лошади» наиболее близки к уровню боеготовности, бывшему до этой кампании. Большая часть офицеров и сержантов ветераны.

– Oui (да – фр.), генерал, – согласился Антонеску, как только Эймис повернулся к остальным командирам полков.

– Эви, тебе придется остаться здесь. – Он поднял руку, предотвращая протесты, которые неминуемо последуют. – Полковник Эйчер, 21-й останется здесь и составит наш стратегический резерв. Вы будете находиться на расстоянии одного прыжка, если мы попадем в беду. Я понимаю, что ты не рада остаться здесь, но поверь, то же самое было с Сэнди, когда я приказал ей остаться на Дьероне.

Пол, извини, что приходится требовать от вас большего, чем вы пока можете. Я знаю, что 19-му Кавалерийскому не хватает опыта настоящих боев, но твой полк второй по готовности и комплектации, вслед за 151-ым. Так что ты и твои ребята отправляются на эту небольшую прогулку.

Кэлвин коротко кивнул:

– Понял, босс.

– Итак, что я от вас хочу. Чарльз, Пол, мне надо, чтобы вы продумали план прибытия и высадки на Милос. Все цифры, полученные от Сортека, увеличьте на пятьдесят процентов. Проклятые офицеры разведки никогда, кажется, не дают полной картины чего-нибудь.

Эви, я хочу, чтобы ты расписала тренировочную программу. Нужно, чтобы твои батальоны начали тренировки, максимально приближенные к боевым. Посмотри, что можно использовать, из того чем располагает департамент гражданских дел Вооруженных Сил ФедСода (ВСФС). Возьми все, что можешь о взаимодействии с гражданскими, а особенно гражданскими силами сопротивления. Поделишься всем, что раскопаешь, с Чарльзом и Полом. Похоже, нам придется иметь дело с партизанами, но у них будет преимущество перед нами.

Итак, встречаемся здесь, завтра в девять утра и прихватите все, что наработаете. Вопросы есть? Отлично, все свободны.

Эймис откинулся назад в кресле и проследил, как его подчиненные покинули комнату. В течение нескольких секунд он сидел с широко открытыми глазами, его бесцельно взгляд блуждал по комнате. Если бы кто-то был бы в инструктажной, он предположил бы, что Эймис просто мечтает в своем кресле. Но за его глазами бурлила мыслительная деятельность. Его острый ум сортировал множество данных, так же быстро, как и бортовой компьютер боевого меха.

Придя к решению, он встал из за своего кресла и поправил свой китель. Он взял электронный блокнот, в котором делал записи, и покинул здание штаба. Подняв воротник, пытаясь укрыться от холодного ветра, который продувал бетонную площадку космопорта города Кэн-Фу, Эймис повернул в сторону большого, приземистого строения, которое располагалось на северной границе военного лагеря Здесь и там носились машины и джипы на воздушной подушке, их водители направлялись по своим делам. Большинство транспортных средств было расписано в стандартный серо-зеленый цвет. Некоторые из них несли эмблему вооруженных сил Федеративного Содружества; кулак на фоне ярких солнечных лучей. Несколько других были отмечены эмблемой одной из дюжин рот наемников, в настоящее время расквартированных на Киттери. А несколько даже несли Звезду Камерона, эмблему Сил Обороны Звёздной Лиги. Возможно, самым необычным зрелищем на базе были несколько омнимехов, стоявшие почти в центре базы, подальше от любопытных взглядов. Для него омнимехи не были чем-то необычным; несколько воинов его части радостно приняли предложение Виктора Штайнера-Дэвиона экипироваться трофеями, полученными на Хантрессе. Но то что делало эти машины и воинов, управляющих ими необычными, так это факт, что они принадлежали клану Нова Котов. Во время войны по уничтожению клана Дымчатых Ягуаров, Нова Коты под влиянием мистических видений их лидеров, присягнули Звёздной Лиге.

Новые Коты послали свою галактику «Тау», которая составила стратегический резерв.

Как генерал усиленной бригады войск СОЗЛ, Эймис мог потребовать для себя личный джип с водителем. Но он всё ещё был, по крайней мере, сам для себя, солдатом. Даже его китель указывал на это. Хотя он уже не появлялся на служебных встречах одетым в боевой наряд, в котором он был одет на учениях накануне, его униформа была лишена всевозможных наград, медалей и украшений, на которые он имел право. За исключением серебряной звезды генерал-лейтенанта, которую он всё ещё носил с чувством некоторой неловкости, и чёрной с золотом эмблемы Эриданской Лёгкой Кавалерии, единственным цветным пятном на его серо-зелёной униформе была узкая серебряная планка, значок пехотинца-эксперта. Немногие эриданцы имели право на этот специфический знак отличия. Эймис заслужил значок еще в начале службы в Лёгкой Кавалерии и носил его с гордостью, не как знак превосходства, но как напоминание, что он начал свою службу не как мехвоин.

Эймису пришлось увернуться от ховерджипа, который выскочил из за угла ангара мехов. Он рявкнул едкое проклятие в адрес водителя, после чего громко рассмеялся. Возможно, после этого он задумается о своем положении.

Он пихнул боковую дверь огромного железобетонного строения. Внутри обширного ангара стояли в два ряда боевые мехи его командной роты. Пока он прогуливался по длинному пролету, он изучал застывших стальных монстров, стоявших по обе стороны от него. У центра ангара стоял его совершенно новый CP-11-A «Циклоп».

Эдвин Эймис не верил в приметы. Он считал себя практичным человеком, не дающим разыграться полету фантазии. Однако, вид безмолвного девяностотонного штурмового меха вызвал дрожь вдоль его спины. Ариана Уинстон пилотировала такой же мех, когда её убили на Хантрессе. Единственное различие между командирским мехом Уинстон и его собственным, заключалось в отсутствии места второго пилота в кокпите, которое Уинстон установила в своем мехе. Это вспомогательное место занималось уоррент-офицером Кипом Дугласом, опытным оператором связи и сенсоров. Дуглас погиб, как он и служил, последовав за своим генералом в смерти.

Может быть, кто-то сочтет это странным, что ни один воин командной роты Лёгкой Кавалерии не управлял захваченными омнимехами Дымчатых Ягуаров. Эймис почти сразу отверг эту идею. Хотя легко приспосабливаемые боевые мехи, произведенные кланами, были во многих отношениях лучше тех, которые производила Внутренняя Сфера, Эймис находил гораздо более подходящим, что командная рота предпочитает «домашние» модели. Это, возможно, было просто символическим жестом, так как большинство уничтоженных на Хантрессе мехов было заменено оборудованием кланов. Но Эймис и его непосредственные подчинённые командной роты использовали шасси Внутренней Сферы как лишнее напоминание об отвратительном прошлом, к которому не хотелось возвращаться.

Опытные легкие кавалеристы были перетасованы между ротами. Некоторые из них были повышены в звании и возглавили копья и даже роты, чтобы сцементировать подразделения, составленные сплошь из неопытных воинов.

Не только нехватка личного состава вызывала у Эймиса беспокойство. Были и потери боевой техники Лёгкой Кавалерии в ходе кровавого и длительного сражения на Хантрессе. Большинство артиллерийского имущества бригады было захвачено и уничтожено Дымчатыми Ягуарами. Артиллерия была неотъемлемой часть военно-тактической доктрины ведения войны Лёгкой Кавалерии. В значительной мере, потери были возмещены СОЗЛ. Но большинство из предложенного СОЗЛ оборудования были легкими орудиями «Снайпер» и «Тумпер» или даже гусеничными носителями РДД.

Эймис сделал себе пометку в уже переполненную память; поговорить с планирующими офицерами, чтобы они разработали новые оперативные планы, основанные на использовании имеющихся легких и ближнего радиуса действия боевых машин.

Его маршрут через длинный ангар мехов, привел Эймиса к коробообразному «Циклопу». С усталым вздохом он сел на когтистую левую ступню и прислонился к холодному металлу его ноги. Он слегка улыбнулся и тихо фыркнул. Нравится или нет, но он уже не командующий полком, а ответственный за бригаду из четырех полков. Он тихо про себя поклялся, что он сделает все зависящее от него, чтобы каждый легкий кавалерист, который отправится с ним, не погибнет.



Уиии, думм. Взвизг, удар. Звук напряженных силовых приводов и перенапряженных миомеров ясно разносился сквозь влажный, холодный воздух.

Чэнь Шао поднес компактный электронный бинокль к глазам и сфокусировал его на силуэте «Виндикаторa», который казалось, старался изо всех сил пробиться к своей позиции. В поздних вечерних сумерках тёмно-серый мех был почти не виден, но бинокль усиливал световой поток и сумрак не был для него помехой. Датчик температуры, встроенный в бинокль, ярко вспыхнул и стало ясно, что старый сорокапятитонный мех близок к перегреву. Это было частью плана Шао, остановить старый мех до того, как он увидит огни космопорта Тачстоуна.

Шао приблизил подвесной микрофон к своим губам.

– Атакуйте!

Пара ракет на струях огня устремилась из низкорослого кустарника, растущего полукругом, прямо в угловатую грудь меха. Пилот «Виндикаторa»заметил маленьких огненных ос, стремительно приближающихся к его машине, и попытался развернуть торс по направлению атаки. Одновременно он заставил свой неуклюжий долговязый мех рвануться вперёд. Результат его действий был ужасен. Ноги «Виндикатора» заплелись, машину качнуло. Скрежет гироскопа, вышедшего из допустимых пределов, разнесся по всему грязному полю.

Ракеты попали в грудь «Виндикатора» и взорвались с едва слышимым звуком. Ярко-красная краска распылилась на поверхности рук и торса «Виндикатора», пока пилот, наконец, не восстановил равновесие.

Шао покрутил верньер коммуникатора, закрепленного на портупее. Шум радиопомех прозвучал в его ухе, пока прибор переключал каналы.

– Трод, мы только что известили твоих ближайших родственников, – резко сказал он, отмечая имя стажера милиции в своем портативном датаридере, – Я уже говорил вам, и я знаю, что сао-вэйХрибал говорил вам, по меньшей мере, дюжину раз. Смотри на свои сенсоры, особенно, когда действуешь ночью. Для чего они ещё? Вы не можете смотреть вокруг только своими глазами. Вы должны доверять своей электронике.

И мы говорили вам; следить за уровнем перегрева. Вы не можете бежать с максимальной скоростью, на которую способен ваш боевой мех, да еще при этом стреляя из всего оружия. Мы ведь предупреждали вас, сколько тепла вырабатывается при выстреле из ППЧ. И если бы это были ракеты «Инферно», вы бы уже изжарились вместо того, чтобы сидеть и получать разнос.

Поскольку вы не слушаете наши инструкции, вы тем самым позволили противнику уничтожить ценную машину, возможно, тем самым, поставив под угрозу всю кампанию. А при этом еще и погибнете. Ладно, шевели ногами и поставь мех в ангар.

Шао отключил коммуникатор, не дожидаясь ответа кадета.

Посмотрев на датаридер, он изучил результаты тестов, которые он и его офицеры проводили в течении последних трех дней. Из пятнадцати новичков, которые показали способности к пилотированию боевых мехов, только у троих были хорошие навыки в пилотировании, полученные во время управления агромехами и погрузчиками на одной из ферм или заводов по переработке продуктов, окружающих столицу Милоса. Остальные же были ни на что не годными неумехами. Наслушавшиеся романтической чепухи, которую дэвионовская развлекательно-пропагандистическая индустрия вдолбила в уязвимое сознание молодежи сообщества Синь Шен, при этом эта чепуха поддерживалась изобилием компьютерных и голо игр-симуляторов сражений мехов, которые завозились из Федеративного Содружества.

Шао фыркнул с отвращением – глупо представлять, что поиграв в игру можно стать воином. Учитывая все усилия Дэвионов воздействовать на людей Синь Шена, он был приятно удивлен уровнем взаимодействия и огромным рвением, который оказали жители Милоса при обучении. И везде, где появлялись его войска, они везде принимались местным населением как освободители. Что впринципе и объясняло большое количество рекрутов, когда он заявил о формировании гарнизонного полка Милоса. И у него было достаточно желающих для того, чтобы сформировать пять полных батальонов.

Что самое удивительное, многие из рекрутов показывали принесенное с собой слегка устаревшее оружие, и одетые в собственную, несколько обветшалую, униформу. Он предположил, а агент Маскировки Клаус Базара подтвердил, что многие из этих рекрутов были детьми или внуками воинов предыдущего гарнизонного полка Милоса, который был уничтожен в течение вторжения 3028 года. Большинство тех лояльных ляоистских сил просто ушло в подполье, ожидая времени, когда они смогут выйти и вернуть свою свободу. Сейчас их сыновья и внуки с гордостью носили их униформу и оружие, реорганизовав гарнизонную милицию Милоса.

Некоторые из стажеров показали настоящий талант. Шао отметил их файлы, планируя переслать их имена в тренировочный центр ВСКК. Но прежде, чем рекомендовать рекрутов для службы в регулярных капелланских силах, Шао прикажет Базаре тщательно проверить каждого из них.

На мгновение он задался вопросом, не слишком ли он подозрителен, но сразу же отбросил эту мысль. Он был Коммандос Смерти, и знал слишком много о цене обмана и неверных решений, чтобы довериться кому или чему-нибудь.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации