154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 5

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 15 июня 2017, 23:33


Автор книги: Вадим Золотарёв


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 49 страниц) [доступный отрывок для чтения: 33 страниц]

Данный процесс шел не по национальному признаку, а по совместной служебной деятельности в том или ином регионе страны, а также по приоритету преданности тому или иному лидеру (клиентарность). Принадлежность к чекистскому клану (в просторечии – «обойме») позволяла рассчитывать на значительное продвижение по служебной лестнице, улучшение материального и социального положения.

О существовании подобных отношений в партийном аппарате страны говорил и Сталин на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) (1937 г.). В своем выступлении он заявил: «Люди подбираются иногда не по политическому и деловому принципу, а с точки зрения личного знакомства, личной преданности, приятельских отношений, вообще по признакам обывательского характера, по признакам, которым не должно быть места в нашей практике».

К середине 1930-х гг. можно выделить следующие клановые группировки в чекистском ведомстве. Это «ягодинская» группировка, во главе которой стоял Г. Г. Ягода, «северокавказская» (лидер – бывший полпред ОГПУ по СКК Е. Г. Евдокимов, замененный в дальнейшем М. П. Фриновским), «украинская» (лидер – В. А. Балицкий), «ленинградская» (Л. М. Заковский), «московская» (С. Ф. Реденс).

В каждой из перечисленных группировок мы встречаем чекистов, евреев по национальности. В северокавказском «клане» это В. М. Курский, Я. М. Вейншток, М. С. Алехин, А. М. Минаев-Цикановский, И. Я. Дагин, Я. А. Дейч, П. Г. Рудь, С. Н. Миронов (Король) и др., в «украинском» – С. С. Мазо, И. М. Блат, М. К. Александровский, Я. В. Письменный, А. Б. Розанов, Б. В. Козельский и др., в «ленинградской» – М. А. Волков-Вайнер, Н. Е. Шапиро-Дайховский, Я. Е. Перельмутер, Н. А. Фидельман и др., в «московском» – П. Ш. Симановский, А. А. Арнольдов-Кессельман. В ягодинский «клан» входили К. В. Паукер, Л. Г. Миронов, М. И. Гай, А. Я. Лурье, И. М. Островский, 3. И. Волович, М. С. Погребинский и др.[145]145
  Папчинский А. А. Репрессии в органах НКВД в середине 30-х годов // Политический сыск в России: история и современность. – СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, 1997. – С. 284–294.


[Закрыть]

Между этими чекистскими «кланами» вспыхивало противостояние, которое с внешней стороны было больше похоже на «схватку бульдогов под ковром». В таких «клановых войнах» никто не собирался учитывать национальность своего соперника (дескать, к некоторым национальностям у нас преференции). Евреи-чекисты одного «клана» вели «войну» против евреев-чекистов из противоборствующей «команды». Случалось, что «бурление» происходило и внутри самого «клана». Так произошло в 1933 г., когда Леплевский вдрызг разругался со своим патроном – В. А. Балицким. После возвращения из Москвы он обвинил своего «босса» в неспособности закрепиться в центральном аппарате ОГПУ СССР, в результате чего многочисленная «команда» «украинцев» была изгнана из Москвы обратно на Украину.

Сторонники Леплевского (Джирин и Инсаров) активизировали разговоры среди сотрудников ГПУ Украины, что многочисленные успехи украинского ГПУ связаны не с именем Балицкого, а с именем Леплевского. Дескать, именно оперативность последнего и стала основой для многочисленных побед украинских чекистов над внешней и внутренней контрреволюцией. Это привело к тому, что Леплевский и его сторонники были удалены из Украины. По утверждению Амирова-Пиевского, который провожал изгнанника на вокзале, тот обратился к нему в озлобленном тоне со следующими словами: «Я мол, уезжаю с Украины, но еще вернусь и рассчитаюсь со всеми»[146]146
  Латинский А. А., Тумшис М. А. Щит, расколотый мечом. НКВД против ВЧК. – М.; «Современник», 2001. – С. 175.


[Закрыть]

Именно так и произошло в 1937 г., когда первый удар прибывший на Украину (уже в качестве наркома внутренних дел республики) Леплевский нанес по чекистам, соратникам Балицкого, среди которых было немало евреев. Леплевского, еврея по национальности, это никоим образом не остановило. Новый наркомвнудел, прибыв на Украину, тут же сфабриковал дело «о заговоре в НКВД УССР», сделав его руководителем Балицкого и начал массовые аресты чекистов-«заговорщиков». Изъятие последних велось не только на Украине, но и по всему Советскому Союзу. Так, в Ташкенте был арестован начальник отдела УГБ НКВД Узбекской ССР П. М. Рахлис, в Москве были арестованы В. М. Горожанин и М. К. Александровский.

«Война» евреев против евреев шла и при разгроме «ягодинцев». И здесь аресты и следствие над Ягодой и его сторонниками проводили чекисты-евреи по национальности. Так, большинство допросов и очных ставок Ягоды вели чекисты-евреи по национальности. В обысках в служебном кабинете Ягоды в здании Наркомсвязи СССР, в его личной квартире и кладовых в Милютинском переулке, а также в кремлевском кабинете и на даче в Озерках участвовали С. М. Деноткин, В. М. Бриль, Березовский, а допросы и очные ставки проводили Н. М. Лернер, В. М. Курский, Л. В. Коган, Г. Н. Лулов, М. М. Герзон, М. И. Литвин, Я. А. Аронсон.

Во время следствия к бывшему наркому внутренних дел СССР применялись меры физического и морального давления. В избиении Ягоды участвовал Курский. Один из следователей, Н. М. Лернер, впоследствии вспоминал: «…это было в Лефортовской тюрьме, я допрашивал ЯГОДУ. Ко мне в кабинет зашли ЕЖОВ, ФРИНОВСКИЙ и КУРСКИЙ, и по предложению ЕЖОВА я вышел из кабинета. Когда, спустя некоторое время, мне разрешили вернуться, я увидел на лице ЯГОДЫ синяк под глазом. ЯГОДА, показывая мне синяк, спросил меня: «Теперь вы верите, что меня бьют?»[147]147
  Подробности обысков и следствия в отношении Ягоды см. в: Генрих Ягода. Народный комиссар внутренних дел СССР, Генеральный комиссар государственной безопасности. Сборник документов. – Казань; 1997. – С. 89–244; Процесс Бухарина. 1938. Сборник документов. – М.; МФД, 2013. – С. 860–887.


[Закрыть]
.

С падением Ягоды началась масштабная экспансия северокавказского «клана» как в центральный аппарат НКВД СССР, так и в региональные управления НКВД. Питомцы «гнезда» Евдокимова стали одной из опор проведения политики «Большого террора». Один из «северо-кавказцев», близкий друг и непререкаемый авторитет для Евдокимова, бывший начальник УНКВД по СКК И. Я. Дагин вспоминал впоследствии: «После февральско-мартовского пленума ЦК в 1937 г. я, находясь в приемной, ожидал вызова к Ежову. В это время из кабинета вышел Ежов, а с ним Миронов, Дейч, Курский [все северокавказцы] и другие. Ежов, поздоровавшись со мной, указал на меня и сказал: «Вот кто не выполняет указание вождя, вот где, как говорят они (Ежов показал рукой на Дейча, Курского и Миронова) застоялись кадры. Сколько можно взять у вас ответственных работников в центральный аппарат и периферию? Все в один голос ответили: „Много, Много, Николай Иванович!“ Я стал просить Ежова не ослаблять аппарат Северо-Кавказского края… „Нужны люди, у вас их много“ – заявил мне на это Ежов, Дейч и Курский поддержали, сказав, что человек двадцать северокавказцев можно смело выдвинуть на работу начальниками УНКВД или их заместителями»[148]148
  Павлюков А. Ежов. Биография. – М.; Захаров, 2007. – С. 274.


[Закрыть]
.

В конце 1937 г. значительное число республиканских, краевых, автономных и областных органов НКВД уже возглавляли чекисты с Северного Кавказа: П. С. Долгопятов (Адыгейская АО), Я. А. Дейч (Ростовская область), В. В. Хворостян (Армянская ССР), В. Ф. Дементьев (Архангельская область), И. Я. Лаврушин (Горьковская область), Г. Ф. Горбач (Новосибирская область), Н. И. Антонов-Грицюк (Кабардино-Балкарская АССР), И. П. Малкин (Краснодарский край), А. И. Михельсон (Крымская АССР), К. Н. Валухин (Омская область), П. Ф. Булах (Орджоникидзевский край), С. 3. Миркин (Северо-Осетинская АССР), М. Г. Раев-Каминский (Сталинградская область), Г. Г. Телешов (Тамбовская область), О. Я. Нодев (Туркменская ССР), Н. И. Иванов (Чечено-Ингушская АССР). Серьезные позиции «северокавкзцев» оказались и в центральном аппарате НКВД – М. П. Фриновский (начальник ГУГБ и первый заместитель наркома внутренних дел СССР), И. Я. Дагин (начальник 1 отдела ГУГБ НКВД СССР), А. М. Минаев-Цикановский (врид. начальника 3 отдела ГУГБ НКВД СССР) и др.

Пришедшая в НКВД «северокавказская» группа была интернациональной. В неё входили представители разных национальностей – русские, украинцы, латыши, евреи, армяне и т. д. Ни в северокавказской «группе», которая стала фактически неким «тараном» органов госбезопасности в годы «Большого террора», ни в иных чекистских «неформальных» группах мы не наблюдаем массового засилья еврейского «элемента». И данный факт, по нашему мнению, доказывает всю абсурдность идеи о некоем «еврейском заговоре» в Наркомвнуделе СССР.

О том, как шел процесс формирования личной «команды» вокруг того или иного регионального представителя чекистского ведомства, мы можем понять, взяв для примера формирование «команды» полпреда ОГПУ – начальника УНКВД по Средневолжскому краю (СВК)[149]149
  На 1930 г. в состав Средневолжского края входило 8 округов: Бугурусланский, Кузнецкий, Мордовский, Оренбургский, Пензенский, Самарский, Сызранский, Ульяновский.


[Закрыть]
Бориса Аркадьевича (Аароновича) Бака. Нам кажется, что данный чекист как нельзя лучше подходит для любителей «сионистских заговоров» в истории Советского Союза. Казалось бы, еврей по национальности, видный сотрудник ОГПУ-НКВД Б. А. Бак был обязан собрать вокруг себя непременно чекистов-евреев. Но наблюдалась совершенно иная картина. С 1927 по 1935 гг. вокруг Бака больше всего вращалось чекистов-выходцев из чекистских органов Сибири.

Таким был его заместитель – С. В. Здоровцев. Переведенный в 1928 г. вначале в г. Ульяновск на должность начальника окротдела ОГПУ, затем он был назначен начальником СОУ и заместителем полпреда ОГПУ по СВК (в этой должности пребывал до 1934 г.). Перед прибытием на службу в Самару, Здоровцев руководил Омским и Иркутским окротделами ГПУ.

Выходцем из Сибири оказался и И. А. Мальцев, руководивший с 1931 г. Оренбургским оперсектором ОГПУ, в дальнейшем переброшенный Баком в Самару – помощником полпреда ОГПУ по СВК. Он, как и Здоровцев, успел поработать в органах ГБ Сибири – начальником Томского окротдела/оперсектора ОГПУ. Предшественник И. А. Мальцева в должности помощника полпреда ОГПУ (до этого руководивший Самарским окротделом ОГПУ) И. Е. Жуков также служил в Сибири: в 1921–1922 гг. был сотрудником Иркутской губернской ЧК[150]150
  Служба организационно-кадровой работы ФСБ России. Служебная карточка на С. В. Здоровцева, служебная карточка на И. А. Мальцева; Центральный государственный архив политической документации Кыргизской Республики. Ф. 10. Оп. 15. Д. 1003. Л. 3–4, 5–6 об.) (автобиография и личный листок по учету кадров на И. Е. Жукова).


[Закрыть]
.

«Сибиряком» был и начальник Сызранского оперсектора ОГПУ П. М. Олехнович. В 1921–1924 гг. он работал в органах госбезопасности Иркутской губернии (и был хорошо знаком с Баком), в 1926–1928 гг. – начальник Ойротского окротдела ОГПУ (Сибирский край). В 1928 г. Бак перетянул его на Среднюю Волгу, где Олехнович получил должность начальника Бугурусланского окротдела ОГПУ, а затем перевел в Сызрань, а впоследствии – в аппарат краевого УРКМ в Самаре[151]151
  ГА РФ. Служебная карточка на Олехновича П. М.; РГАСПИ. Регистрационный бланк образца 1936 г. № 0192443 на члена ВКП(б) Олехновича П. М.; СОГАСПИ. Ф. 1141. Оп. 26. Д. 20. Л. 56–56 об (справка на Олехновича П. М.).


[Закрыть]
.

Крупный пост в аппарате ПП ОГПУ края – особоуполномоченного – занял еще один сибирский чекист М. Н. Коновалов. В 1925–1926 гг. он руководил Кузнецким окружным отделом ОГПУ. В должности особоуполномоченного он пробыл до середины 1934 г. и был уволен из ОГПУ по причине проблем со здоровьем[152]152
  ОСФ ИЦ ГУ МВД по Самарской области. Архивное пенсионное дело № 28 на Коновалова М. Н.


[Закрыть]
.

Буквально перед своим отъездом (в марте 1935 г.) Бак сумел перевести в Самару своего старого знакомца, бывшего коменданта Томского окротдела ГПУ, а затем коменданта ПП ОГПУ по Сибирскому краю Н. М. Майстерова. «Сибиряком» оказался и начальник отделения ДТО ОГПУ Самаро-Златоустовской железной дороги на станции Самара А. С. Головин (бывший сотрудник ОДТО ОГПУ Омской и Томской железных дорог)[153]153
  СОГАСПИ. Ф. 1141. Оп. 26. Д. 20. Л. 56 (справка на Майстерова Н. М.); Петров Н. В. Кто руководил органами госбезопасности. 1941–1954. – М.: Международное общество «Мемориал»: Звенья, 2010. – С. 292.


[Закрыть]
.

Активно Б. А. Бак помогал и тем чекистам из Сибири, кто попал в служебные передряги. Так, в январе 1931 г. был снят с должности начальника Петропавловского оперсектора ОГПУ (Казахстан) М. А. Атенков. Его обвинили в том, что он «…проявил недопустимое, граничащее с попустительством, невнимательное отношение к незаконным методам следствия, производившегося в подчиненном ему аппарате»[154]154
  ОСФ ИЦ ГУ МВД по Самарской области. Архивное личное дело № 12653 на Атенкова М. А.


[Закрыть]
. Атенков вину свою отрицал, однако его отстранили от должности и отправили в распоряжение ОГПУ СССР. В дальнейшем Атенкова направили в Коломну начальником Горрайотделения ОГПУ, а затем, понизив в должности, назначили помощником инспектора ОК ПП ОГПУ по Московской области, в дальнейшем перевели на должность оперуполномоченного 2-го отделения СПО ОГПУ СССР. Уже готовился приказ об его увольнении из органов ГБ, и тут на помощь пришел Бак, старый знакомец Атенкова. Они знали друг друга по совместной работе в Новониколаевске (Новосибирске) в 1922–1925 гг. В 1925–1926 гг. Атенков уже начальник Барабинского окротдела ОГПУ (Сибирский край), в дальнейшем помощник начальника и начальник Иркутского окротдела ОГПУ. В феврале 1933 г. Бак перевел Атенкова в СВК, где последний занял должность помощника начальника оперсектора ОГПУ в Пензе, а затем в Оренбурге. С 1934 г. Атенков уже в Самаре, где возглавил работу Отдела пожарной охраны ПП ОГПУ-УНКВД по Средневолжскому краю[155]155
  См. там же.


[Закрыть]
.

Практически при таких же обстоятельствах в Среднем Поволжье оказался и будущий начальник паспортного отдела УРКМ УНКВД по СВК А. А. Вимба. Давний знакомый Бака по Иркутску, в 1920–1923 гг. работавший в Иркутской губернской ЧК и в Иркутском губотделе ГПУ, в 1923 г. переведенный на работу в милицию (до 1927 г. старший инспектор Сибирского краевого административного отдела, затем начальник Ачинского окротдела уголовного розыска), в 1928 г. он был арестован и осужден «за растрату государственных средств» к 1 году и 6 месяцам принудительных работ. Полностью наказания отбыть не успел, решением Президиума ВЦИК был освобожден и восстановлен в рядах партии.

После этих событий Вимба покинул Красноярский округ и перебрался к старшей сестре Э. А. Вимбе – в Самару. И здесь ему очень помог в восстановлении на службу в органы ОГПУ Бак. Вначале Вимба был пристроен на низовую должность в ОК ПП ОГПУ края, а затем переведен на работу в милицию, где благодаря протекции полпреда вскоре занял пост начальника паспортного отдела УРКМ ПП ОГПУ-УНКВД по СВК[156]156
  ОСФ ИЦ ГУ МВД по Самарской области. Архивное личное дело № 119748 на ВимбуА.А.


[Закрыть]
.

Как мы видим, Б. А. Бак при формировании своей «команды» ориентировался на старые связи в чекистских органах Сибири. Национальность при этом не играла большой роли. Среди «сибиряков», работавших в ПП ОГПУ по СВК, были чекисты-евреи по национальности, но их было немного. Это выше упомянутый Н. М. Майстеров, а также А. С. Ройтгеринг (бывший начальник ЭКО Иркутского окротдела ОГПУ), перебравшийся в Самару вместе с С. В. Здоровцевым, и назначенный в 1930 г. заместителем начальника ЭКО ПП ОГПУ по СВК[157]157
  ОСФ ИЦ ГУ МВД по Самарской области. Архивное пенсионное дело № 2 на Ройтгеринга А. С.


[Закрыть]
.

По мнению авторов, приведенные выше данные как нельзя лучше указывают на всю абсурдность идеи о существовании некого «сионистского заговора» в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД. Однако этот миф крайне устойчив. Рассуждая о причинах слухов о массовой депортации евреев в 1953 г., российский писатель и диссидент Жорес Медведев верно обозначил причины устойчивости подобных мифов. В частности, в своей работе «Сталин и еврейская проблема» он писал: «Слухи о возможной депортации евреев… постепенно трансформировались в легенду или миф, который оказался весьма устойчивым…Спорить с мифами и легендами бесполезно, они все равно останутся в сознании какой-либо группы людей, так как выполняют психологическую или социальную функции или просто политическую задачу»[158]158
  Медведев Ж. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. – М.: «Права человека», 2003 / [электронный ресурс] //http://scepsis.ru/library/print/id_1473.html


[Закрыть]
.

Период «Большого террора», а именно 1937 год, ознаменовался массовым награждением сотрудников НКВД правительственными наградами. Отсутствие биографических данных на весь массив награжденных за этот период не позволяет дать исчерпывающий анализ национального состава всех орденоносцев-чекистов. Но среди 61 сотрудника НКВД, награжденного в июне – декабре 1937 г. орденом Ленина, 30 (49,18 %) были евреями[159]159
  При подсчетах учтены сотрудники НКВД Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР, среди которых не было евреев / О награждении тт. Мугдуси X. X., Сумбатова Ю. Д., Гоглидзе С. А. и др. Постановление ЦИК СССР от 22 июля 1937 г. // Известия. – 1937. – 23 июля.


[Закрыть]
: Н. Е. Шапиро-Дайховский[160]160
  О награждении т.т. Заковского Л. М., Шапиро-Дайховского Н. Е., Коркина П. А., Карамышева П. В. и др. Постановление ЦИК СССР от 25 июня 1937 г. // Известия. – 1937. – 26 июня.


[Закрыть]
, В. М. Курский, С. Н. Миронов[161]161
  О награждении т.т. Курского В. М., Миронова С. Н., Попова С. П., Успенского А. И. и др. Постановление ЦИК СССР от 2 июля 1937 г. // Известия. – 1937. – 3 июля.


[Закрыть]
, Г. С. Люшков, М. А. Каган, Г. М. Осинин-Винницкий[162]162
  О награждении т.т. Люшкова Г. С., Каган М. А., Осинина-Винницкого Г. М. и др. Постановление ЦИК СССР от 3 июля 1937 г. // Известия. – 1937. – 4 июля.


[Закрыть]
, А. П. Радзивиловский, Г. М. Якубович[163]163
  О награждении т.т. Реденса С. Ф., Радзивиловского А. П., Якубовича Г. М., Лебедева С. И. и др. Постановление ЦИК СССР от 11 июля 1937 г. // Известия. – 1937 г. – 14 июля.


[Закрыть]
, И. Я. Дагин, М. Г. Раев[164]164
  О награждении т.т. Дагина И. Я., Раева М. Г., Горбач Г. Ф. и других. Постановление ЦИК СССР от 11 июля 1937 г. // Известия. – 1937. – 12 июля.


[Закрыть]
, И. И. Плинер, П. Ш. Симановский[165]165
  О награждении строителей канала «Москва-Волга». Постановление ЦИК СССР от 14 июля 1937 г. // Известия – 1937. – 15 июля.


[Закрыть]
; Л. Н. Бельский, М. А. Волков, С. Г. Волынский, С. Г. Гендин, 3. Н. Глебов-Юфа, И. И. Ильицкий, Л. В. Коган, И. М. Леплевский, М. И. Литвин, Г. Н. Лулов, А. М. Минаев-Цикановский, 3. И. Пассов, Л. Д. Радин, В. Е. Цесарский[166]166
  О награждении тт. Бельского Л. Н., Волкова М. А., Волынского С. Г. и др. Постановление ЦИК СССР от 22 июля 1937 г. // Известия. – 1937. – 24 июля.


[Закрыть]
, Б. Д. Берман, В. А. Каруцкий, Д. М. Соколинский, Д. М. Дмитриев[167]167
  О награждении т.т. Бермана Б. Д., Каруцкого В. А., Кривец Е. Ф., Лупекина Г. А., Соколинского Д. М., Фёдорова Н. Н. и др… Постановление ЦИК СССР от 19 декабря 1937 г. // Известия. – 1937. – 20 декабря.


[Закрыть]
.

Как мы видим, судьба большинства героев справочника, несмотря на высокие награды и чины, после 1937–1938 гг. была трагической. А могла ли она быть иной? Да, у них был выбор, но, верно служа идеалам революции и идя по трупам как по шпалам, они сами попали под поезд, мчащийся к светлому будущему. Произошло то, что должно произойти согласно «закону», оглашенному еще знаменитым деятелем Великой Французской революции Жоржем Жаком Дантоном: «Революция пожирает своих детей».

В. А. Золотарёв М. А. Тумшис

27 ноября.

Биографические справки

А

Абкин Исаак Давыдович (1898-24.11.1970). Уроженец г. Полоцка Витебской губернии. Окончил коммерческое училище. Член КП с мая 1928 г. С февраля 1919 по март 1921 гг. на службе в РККА. С 1922 г. участковый надзиратель и помощник начальника Симферопольской районной милиции. В органах ГБ с июля 1923 по март 1924 гг. и с марта 1926 г. С января 1927 г. уполномоченный и старший уполномоченный ИНФО ГПУ Крымской АССР, с августа 1928 г. начальник ИНФО Севастопольского отдела ГПУ. В марте 1931 – ноябре 1933 гг. врид. начальника Севастопольского отдела ОГПУ, одновременно (с мая 1931 г.) комендант отдельной Севастопольской погранкомендатуры ОГПУ, затем помощник начальника Брянского оперсектора ОГПУ. В январе – июле 1934 г. заместитель начальника Брянского оперсектора ОГПУ, затем начальник Брянского РГО НКВД. С марта 1935 г. помощник начальника ОО УГБ УНКВД по Западной области, одновременно начальник ОО ГУГБ НКВД 11 стрелкового корпуса, с июля 1935 г. начальник ТО – 6 отдела УГБ УНКВД по Западной области. В июле – ноябре 1937 г. начальник ДТО ГУГБ НКВД Западной железной дороги, затем помощник начальника 6 отдела ГУГБ НКВД СССР. С мая 1938 г. начальник ДТО ГУГБ НКВД Западной железной дороги, одновременно (по совместительству) врид. заместителя начальника УНКВД по Смоленской области, с августа 1938 г. заместитель начальника УНКВД по Смоленской области[168]168
  Из показаний бывшего начальника Велижского РО НКВД И. К. Калинина о деятельности Абкина в 1937–1938 гг.: «В Велижское РО НКВД приезжал быв. зам. начальника УНКВД <…> АБКИН, который проводил оперативное совещание опергруппы. На совещании АБКИН требовал усиления арестов в последнюю декаду до первого августа, спрашивал у каждого нач. РО НКВД – кто, сколько может арестовать, каждый н-к РО НКВД давал свои соображения и [докладывал] сколько он может арестовать, называли цифры. Я лично, взвесив все имеющиеся в моем распоряжении данные, назвал цифру, если не ошибаюсь, 50 чел., так как по показаниям обвиняемых проходило более 100 чел., однако некоторые показания внушали недоверие, требовали дополнительной проверки. В своем заключительном слове АБКИН заявил, что названные цифры должны быть выполнены, так как 1 августа аресты прекратятся и дела пойдут только в суд. Касаясь метода работы с арестованными, АБКИН заявил, что по-прежнему допускаются стойки, однако можно допускать, чтобы арестованный немного и посидел. Далее АБКИН спросил: „А как у вас насчет рукоприкладства?“. <…> После этого АБКИН заявил, что побои прекратить, и они могут быть допущены с санкции Управления НКВД, а кто самостоятельно это будет делать, тех оперработников будем переводить на неоперативную работу вне УГБ. После отъезда АБКИНА были введены ежедневные сводки об арестах по телефону, ежедневно АБКИН звонил мне <…> требуя усилить темп ареста, [говорил] что мы отстаем от остальных опергрупп и [требовал] быстрее высылать законченные дела» // Илькевич Я. Фальсификация следствия органами госбезопасности в 1937–1938 гг. Методы и приёмы. Документы. Палачи и их жертвы. – Смоленск; Край Смоленский, 2013. – С. 147.


[Закрыть]
. С 1939 г. состоял в резерве ОК НКВД СССР. Арестован 17 мая 1939 г. и 23 февраля 1940 г. ВТ войск НКВД Белорусского округа по ст. 193-17а УК РСФСР приговорен к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы[169]169
  И. Д. Абкин был обвинен в том, что, будучи начальником ДТО ГУГБ НКВД, допускал в отделе и в его периферийных органах в 1937–1938 гг. грубейшие нарушения социалистической законности, выражавшиеся в необоснованных арестах, «…которые производились в большинстве случаев по первичным агентурным материалам, материалам аттестационных комиссий служб дороги, а в ряде случаев и без наличия каких-либо компрометирующих материалов. Применялись извращенные методы допроса, избиение, сажание на специально изготовленный высокий круглый стул, на кончик и ножку табуретки, фальсифицировали протоколы допросов, искажали национальность арестованных. Двое арестованных были убиты на допросе…».
  Во время проведения оперативных совещаний Абкин как заместитель начальника УНКВД по Смоленской области «….предлагал поляков, латышей и быв.[ших] офицеров царской армии арестовывать без всяких материалов, указывая, что офицеры на 99 % являются участниками Савин[ков]ской к[онтр]-р[еволюционной] организации и что поляки и латыши являются или агентами иноразведок или участниками к[онтр]-р[еволюционной] националистической организации. Для выявления быв.[ших] офицеров, поляков и латышей, проживающих в районах, АБКИН предлагал использовать учетные данные паспортного стола, ЗАГСа, материалы райвоенкомата, РИКа и райкома ВКП(б) и при установлении материалы направлять на санкцию ареста в Смоленск…» // Илькевич Н.Н. Фальсификация следствия органами госбезопасности в 1937–1938 гг. Методы и приёмы. Документы. Палачи и жертвы. – Смоленск; Край Смоленский, 2013. – С. 129, 151.


[Закрыть]
. В сентябре 1940 г. направлен в Бутырскую тюрьму НКВД СССР для отбытия наказания. 19 июля 1941 г. освобожден из мест заключения. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР судимость была снята. В дальнейшем был восстановлен на работе в органах НКВД-МВД: сотрудник УНКВД-УМВД по Горьковской области. В сентябре 1950 г. уволен из МВД по возрасту (в 1957 г. причина увольнения была изменена – «по факту дискредитации»). В дальнейшем проживал в г. Горьком, где и умер. Похоронен на кладбище «Красная Этна» (г. Нижний Новгород). Старший лейтенант ГБ (1935 г.), капитан ГБ (1937 г.), подполковник. Орден Трудового Красного Знамени Крымской АССР, орден Красной Звезды (1937 г.), орден «Знак Почета» (1945 г.), орден Красного Знамени (1945 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.).


Абрамсон Лев Маркович (1896-08.10.1945). Родился в г. Свенцяны Виленской губернии. Член КП. В июле – сентябре 1934 г. начальник 7 отделения Финансового отдела НКВД СССР, затем начальник 7 отделения и (по совместительству) помощник начальника Финансового отдела НКВД СССР. В мае 1935 – июле 1936 гг. помощник начальника ГУЛАГа НКВД СССР, и по совместительству помощник начальника Финансового отдела НКВД СССР и начальник Финансово-планового отдела ГУЛАГа НКВД СССР, в дальнейшем помощник начальника ГУЛАГа НКВД, помощник начальника Переселенческого отдела НКВД СССР и (по совместительству) начальник строительства автомагистрали Москва – Киев и Управления Калужского ИТЛ НКВД СССР. С ноября 1936 г. помощник начальника ГУЛАГа НКВД СССР, в дальнейшем откомандирован в распоряжение УНКВД по Восточно-Сибирской области. В апреле 1937 г. был уволен в запас. 7–9 апреля 1939 г. ВТ внутренних войск НКВД Московского округа приговорен к ВМН[170]170
  Л. М. Абрамсон обвинялся в том, что «… являясь начальником финотдела ГУЛАГа, проводил вредительство в области финансов. Будучи завербован в контрреволюционную организацию Дерибасом, он создавал фонд иностранной валюты, который ДЕРИБАС использовал для проведения антисоветской работы…». В апреле 1939 г. Абрамсон подал жалобу председателю ВТ войск НКВД Московского округа, в котором указал на незаконные методы ведения следствия // Звенья: Исторический альманах. Вып. 1. Всесоюзное историко-просветительское Общество «Мемориал». – М.; СПб.: Прогресс; Феникс; Atheneum, 1991. – С. 394, 398.


[Закрыть]
. Определением ВК ВС СССР от 16 августа 1939 г. высшая мера наказания была заменена на 20 лет лишения свободы. Срок наказания отбывал в Усть-Вымском ИТЛ НКВД (Коми АССР). Отбывая срок заключения, 22 января 1942 г. арестован повторно и 2 ноября 1942 г. судебной коллегией Верховного Суда Коми АССР по ст. 58–10 УК РСФСР приговорен к 10 годам лишения свободы. Умер в местах заключения Коми АССР. Реабилитирован ВК ВС СССР 6 августа 1955 г. Бригинтендант (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Абугов Александр Соломонович (1904-?). Из семьи рабочего. Член КП с 1928 г. Образование низшее. В 1916–1920 гг. ученик на кожевенном заводе, затем с 1920 г. на службе в органах ГБ. В 1923 г. уволен из ГПУ УССР, в дальнейшем сотрудник Союза эсперантистов советских республик (УССР). С 1924 г. вновь на работе в органах ГПУ УССР, с 1926 г. старший группы разведки Проскуровского окротдела ГПУ, с 1929 г. помощник уполномоченного и начальник оперативной группы УПО и войск ГПУ УССР. В 1930–1931 гг. помощник уполномоченного 22 Волочисского погранотряда ГПУ, затем уполномоченный УПО и войск ГПУ УССР. С 1934 г. начальник оперативной группы Донецкого облотдела ГПУ-УГБ УНКВД по Донецкой области, с января 1935 г. начальник Гришинского РО НКВД (Донецкая область). В дальнейшем начальник Чистяковского ГО НКВД (Донецкая область)[171]171
  Ныне г. Торез – город областного значения в Донецкой области (Украина).


[Закрыть]
. В июле 1937 г. отстранен от занимаемой должности, в августе 1937 г. исключен из списков НКВД УССР «как арестованный»[172]172
  Из рапорта особоуполномоченного НКВД УССР капитана ГБ В. М. Блюмана на имя помощника начальника ОК НКВД СССР старшего лейтенанта ГБ Михайленко от 7 сентября 1937 г.: «Бывш. нач. Чистяковского ГО НКВД Абугов арестован за злоупотребление своим служебным положением, бытовое разложение и др. – арестован и предан суду Военного трибунала» // Золотарёв В. А., Стёпкин В. П. ЧК-ГПУ-НКВД в Донбассе. 1919–1941. – Донецк: Апекс, 2010. – С. 452.


[Закрыть]
. 19–21 сентября 1939 г. решением ВТ войск НКВД УССР приговорен по ст. 206-17а УК РСФСР на 3 года лишения свободы. Решением Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1943 г. судимость была снята. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Абугов Ошер Осипович (1899-29.08.1938). Родился в г. Орехове Бердянского уезда Таврической губернии. Из семьи мелкого торговца. Окончил еврейскую начальную школу, реальное училище в г. Орехове (1918 г.) и 1 курс Харьковского ветеринарного института (1919 г.). Член КП с июля 1921 г. В декабре 1918 – августе 1921 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ, с августа 1921 г. вновь на службе в РККА. В июле 1922 г. был возвращен на работу в органы ГБ[173]173
  Из послужного списка О. О. Абугова: с 1921 г. – политрук школы подготовки кавалерии, с 2. 1922 – ответственный политрук батальона 455 полка 51 стрелковой дивизии, с 21.7.1922 – заместитель начальника политгруппы СО Харьковского губотдела ГПУ, с 22.9.1922 – заместитель начальника СО Харьковского губотдела ГПУ // ОСФ ИЦ УМВД по Кировской области. Архивное личное дело № 13752 на О. О. Абугова.


[Закрыть]
. В январе 1925 – августе 1926 гг. помощник начальника СО ГПУ УССР, затем и. о. начальника СО ГПУ УССР[174]174
  Из служебной характеристики на О. О. Абугова: «1925 г. – Являясь помощником начальника СО руководит отделом во всем объеме, формальному подходу чужд, порученной ему работой руководит постоянно. Проявляет большое умение и чуткость в подборе кадров. Организаторские способности имеет, администраторских благодаря молодости пока недостает. Сильный агентурист, изобретательный секретчик. Работоспособность высокая. Заслуг много. Разгромы антисоветских организаций, аресты типографий, съездов, конференций и т. д. Следует оставить в той же области, для Секретного отдела это полезно… Во многих отраслях ответственность на нем достаточная… В высокой степени и неослабно энергичен и дисциплинирован…, часто настойчив в проведении принятых решений…Больше всех сотрудников отличается этой чертой. Всегда анализирует эти шаги, не проявляя упрямства, и охотно признает свои ошибки, которых, кстати, у него мало. Отношение к товарищам по службе – товарищеское вполне, к подчиненным излишне мягкое… Руководит работой по антисоветским партиям, к каковым обязанностям за последние полтора года прибавилось еще руководство работой по б[ывшим] коммунистам и б[ывшим] комсомольцам, безработным и провокаторам… Принадлежит к тому весьма ценному кадру работников, которые в процессе работы совершенствуются и растут…» // ОСФ ИЦ УМВД по Кировской области. Архивное личное дело № 13752 на О. О. Абугова.


[Закрыть]
. С сентября 1926 г. помощник начальника СО ГПУ УССР, с августа 1928 г. и. о. начальника СО ГПУ УССР. В сентябре 1928 – марте 1929 гг. помощник начальника СО ГПУ УССР, в дальнейшем заместитель начальника СО ГПУ УССР. С января 1930 г. состоял в резерве АО АОУ ОГПУ СССР, с марта 1930 г. начальник СОУ и заместитель полпреда ОГПУ по Нижегородскому краю, в мае – октябре 1932 г. слушатель курсов ВРС ОГПУ СССР. В октябре 1932 – июле 1934 гг. заместитель полпреда ОГПУ по Горьковскому краю, затем заместитель начальника УНКВД по Горьковскому краю. С декабря 1934 г. начальник УНКВД по Кировскому краю, с марта 1937 г. состоял в распоряжении НКВД СССР. В марте – июле 1937 г. начальник 4 (СПО) отдела УГБ НКВД УССР, затем отозван в распоряжение НКВД СССР. В сентябре 1937 г. уволен из НКВД. Арестован 15 октября 1937 г. и 29 августа 1938 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8 и 58–11 УК РСФСР был приговорен к ВМН[175]175
  На допросах в НКВД СССР «…АБУГОВ сознался, что является кадровым троцкистом с 1924 года. По антисоветской деятельности на Украине был связан с МАЗО, РАЙСКИМ, ЛИВШИЦЕМ, СОРОЦКИМ, ГОРОЖАНИНЫМ и проводил антисоветскую работу под руководством БАЛИЦКОГО.
  От МАЗО АБУГОВ узнал о существовании антисоветского заговора на Украине, во главе которого стояли ЯКИР, БАЛИЦКИЙ, ХАТАЕВИЧ, ПОПОВ и другие. В 1935 году с приездом на работу в Кировский край АБУГОВ связался с правотроцкистской организацией, в которую был вовлечен СТОЛЯРОМ (секретарь крайкома).
  АБУГОВ показал, что правотроцкистскую организацию в Кировском крае возглавляли: СТОЛЯР Н. Я. (секретарь крайкома), АКОПЯН С. П. (секретарь крайкома) и БОБКОВ Н. (председатель Кировского крайисполкома). <…..>
  АБУГОВ показал, что правотроцкистская организация в крае вела диверсионно-вредительскую работу и что он, АБУГОВ, по заданию руководства правотроцкистской организации в лице СТОЛЯРА, вел вредительскую работу против партии в органах НКВД, сохраняя от разгрома кадры правотроцкистского подполья, направляя агентурно-следственную работу на сокрытие участников правотроцкистского подполья в крае // Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937–1938. – М.: МФД, 2011. – С. 281.


[Закрыть]
. Расстрелян. Решением ВК ВС РФ от 26 ноября 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Старший майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1932 г.).


Агас (Мойсыф) Вениамин Соломонович[176]176
  Сын Агаса – Агас Евгений Вениаминович (1923 – 17.11.1944). Уроженец г. Одессы. Член ВЛКСМ. В мае 1942 г. призван на военную службу Сталинским РВК г. Красноярска. В годы Великой Отечественной войны служил в военной разведке (9 гвардейская мотострелковая бригада Южного фронта). С 1944 г. гвардии сержант, разведчик специальной диверсионной группы «Искра» РУ 3 Белорусского фронта (оперативный псевдоним – «Тепло»). В сентябре 1944 г. заброшен в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника. Пропал без вести вблизи г. Инстербурга (ныне – г. Черняховск Калининградской области) Увековечен: г. Калининград, Гвардейский проспект, мемориал «Память» / Они внесены в электронную книгу памяти [электронный ресурс] // http:// www.jmemory.org/ Biograf/K/kl.htm – АГАС; Назовем поименно. Калининградская область. Т. 10. – Калининград: Калининградское книжное издвательство, 1996. – С. 257.


[Закрыть]
(1899-22.02.1939). Родился в г. Одессе. Из семьи приказчика. Окончил частную еврейскую гимназию М. М. Иглицкого в г. Одессе (1918 г.). Член КП с мая 1919 г. После погрома в г. Одессе в 1905 г. вместе с отцом выехал в США, в 1907 г. вернулся на родину. В 1919–1922 гг. на службе в РККА, в органах ГБ в октябре – ноябре 1920 гг. (был уволен «за склоку»), и с марта 1925 г. С октября 1928 г. помощник начальника 1 отделения ЭКУ ГПУ УССР, с декабря 1928 г. помощник начальника 2 отделения ЭКУ ГПУ УССР. В декабре 1929 – марте 1930 гг. 1 секретарь СОУ ОГПУ СССР, затем помощник начальника Тверского окротдела/оперсектора ОГПУ и по совместительству (с октября 1930 г.) начальник Тверского ГО ОГПУ. С февраля 1931 г. помощник начальника СО ПП ОГПУ по Московской области, с мая 1931 г. помощник начальника ЭКО ПП ОГПУ по Московской области. В 1933–1934 гг. сотрудник для поручений при заместителе председателя ОГПУ СССР, секретарь заместителя председателя ОГПУ СССР (Я. С. Агранова), в дальнейшем (с июля 1934 г.) секретарь заместителя наркома внутренних дел СССР (Я. С. Агранова). С января 1937 г. заместитель начальника 5 (ОО) отдела ГУГБ НКВД СССР[177]177
  В. С. Агас – один из активных участников фабрикации дела о т. н. «военно-фашистском заговоре» (М. Н. Тухачевский, И. Э. Якир, И. П. Уборевич и др.). Участвовал в допросах большинства участников этого «заговора», в частности Р. П. Эйдемана. О незаконных методах обработки Эйдемана свидетельствовал бывший сотрудник НКВД Я. Л. Карпейский: «Угрожая Эйдеману применением мер физического воздействия, если он будет продолжать упорствовать и скрывать от следствия свою заговорщическую деятельность… Агас заявил, что если Эйдеман не даст показаний сейчас, то он – Агас – продолжит допрос в другом месте, но уже будет допрашивать по-иному. Эйдеман молчал. Тогда Агас прервал допрос и сказал Эйдеману, чтобы он пенял на себя… Дня через три в дневное время мне было предложено срочно прибыть в Лефортовскую тюрьму, где меня ждет Агас… В эту тюрьму я попал впервые… то, что я увидел и услышал в тот день в Лефортовской тюрьме, превзошло все мои представления. В тюрьме стоял невообразимый шум, из следственных кабинетов доносились крики следователей и стоны, как нетрудно было понять, избиваемых… Я нашел кабинет, где находился Агас. Против него за столом сидел Эйдеман. Рядом с Агасом сидел Леплевский… Дергачев. На столе перед Эйдеманом лежало уже написанное им заявление на имя наркома Ежова о том, что он признает свое участие в заговоре и готов дать откровенные показания… Через день или два я снова вызвал Эйдемана на допрос в Лефортовской тюрьме. В этот раз Эйдеман на допросе вел себя как-то странно, на вопросы отвечал вяло, невпопад, отвлекался посторонними мыслями, а, услышав шум работающего мотора, Эйдеман произносил слова: „Самолеты, самолеты". Протокола…я не оформлял…доложил. Агасу, что Эйдеман находится в каком-то странном состоянии и что его показания надо проверить…»//Реабилитация: как это было. Февраль 1956 – начало 80-х гг. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Т. 2. – М.: МДФ: Материк, 2003. – С. 683.


[Закрыть]
, с июня 1938 г. начальник 5 отдела 2 управления НКВД СССР. В августе – октябре 1938 г. начальник 1 отдела 2 управления НКВД СССР. 25 октября 1938 г. арестован и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован по заключению Главной военной прокуратуры РФ от 9 ноября 2001 г. Майор ГБ (1935 г.). Орден «Знак Почета» (1937 г.), орден Красной Звезды (1938 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (1932 г., 1934 г.).


Агранов (Сорензон)[178]178
  Имеются данные о том, что фамилия Агранов – это псевдоним. 14 мая 1905 г. во время разгона полицией и войсками рабочей манифестации, организаторами которой выступили Гомельский комитет Бунда и Полесский комитет РСДРП, погиб 17-летний рабочий, член образовательного ферейна (союза, общества) Бунда, Янкель-Мовша Агранов. Похороны погибшего демонстранта вылились в масштабный митинг протеста. В 1930 г. в Гомельском государственном музее была открыта выставка «1905 год на Гомелыичыне», где была выставлена картина художника Балашова «Забойства Агранава» (Убийство Агранова). Вероятно, именно в память о погибшем манифестанте Янкель Сорензон и взял себе псевдоним «Агранов» / Атрошчанка С. Взлет и падение Якова Агранова / Краязнаучы сайт Гомеля і Гомелыичыны [электронный ресурс] // http:// nashkraj.info/content/view/272/86/.
  По другой версии, озвученной российским историком К. В. Скоркиным, Агранов – это настоящая фамилия. Информация о фамилии Сорензон лжива и почерпнута из некой деникинской газеты 1919 г. При этом К. В. Скоркин ссылается на данные картотеки Департамента Полиции, находящейся на хранении в ГАРФ, где сам Я. С. Агранов, а также его родственники (отец, мать, братья и сестры) записаны под фамилией Аграновы // См. подр.: Скоркин К. В. Обречены проиграть (власть и оппозиция. 1922–1934). – М.: ВивидАрт, 2011. – С. 759.


[Закрыть]
Яков Саулович (Янкель Шмаев (Шмаевич, Шевелевич) (1893-01.08.1938). Родился в мест. Чечерск Рогачевского уезда Могилёвской губернии. Из семьи рабочего-кузнеца (по другим данным – из семьи мещанина)[179]179
  Одновременно имеются сведения, что отец Я. С. Агранова работал вначале в кузнице, затем на кирпичном заводе и в лавке И. Мандельштама в мест. Чечерск, а в 1913 г. перебрался в г. Гомель, где открыл небольшую бакалейную лавку.


[Закрыть]
. Окончил 4-х классное городское училище (1911 г.). Член КП с 1915 г. (в 1912–1915 гг. состоял в партии эсеров). С 1914 г. бухгалтер и конторщик склада лесной конторы Левина в г. Гомеле, 25 апреля 1915 г. за принадлежность к партии эсеров (в 1914–1915 гг. член Гомельского комитета ПСР, партийная кличка «Михаил») был арестован полицией и в июне 1915 г. в административном порядке выслан на поселение в Енисейскую губернию. С 1917 г. секретарь Полесского обкома РСДРП(б), в дальнейшем с февраля 1918 г. секретарь СНК РСФСР. В органах ГБ с мая 1919 г. С мая 1925 г. заместитель начальника СО ГПУ-ОГПУ СССР, с октября 1929 г. начальник СО ОГПУ СССР, одновременно в мае 1930 – марте 1931 гг. помощник начальника СОУ ОГПУ СССР[180]180
  Приказом ОГПУ СССР № 286 по личному составу от 20 сентября 1930 г. Я. С. Агранов, наравне с А. И. Каулем и А. X. Артузовым назначен руководителем курса по истории ВЧК-ОГПУ в Центральной школе ОГПУ.


[Закрыть]
. С марта 1931 г. начальник СПО ОГПУ СССР, с сентября 1931 г. полпред ОГПУ по Московской области, по совместительству в октябре 1931 – июне 1932 гг. начальник ОО ОГПУ Московского ВО, одновременно в августе 1931 – феврале 1933 гг. член Коллегии ОГПУ СССР. С февраля 1933 г. заместитель председателя ОГПУ СССР, с июля 1934 г. 1 заместитель наркома внутренних дел СССР, одновременно (в декабре 1934 г.) врио, начальника УНКВД по Ленинградской области и в декабре 1936 – апреле 1937 гг. начальник ГУГБ НКВД СССР. С апреля 1937 г. заместитель наркома внутренних дел и начальник 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР[181]181
  В воспоминаниях Галины Серебряковой (жены заместителя наркома иностранных дел Г. Я. Сокольникова) есть интересное описание Я. С. Агранова: «Это был рыхлый нескладный человек, брюнет с позеленевшей кожей, густой сетью морщин вокруг злых полубезумных глаз, с удивительно длинными и толстыми губами, углы которых были опушены, как у бульдога, к подбородку и придавали лицу выражение жестокости и пресыщения…[голос] глуховатый, настойчивый, чуть шепелявящий…» /Серебрякова Г. И. Смерч//«Дело №…». Летопись горького времени: повести, рассказы, статьи, очерки и стихи. – Алма-Ата: Жазуши, 1989. – С. 20–21.


[Закрыть]
, с мая 1937 г. начальник УНКВД по Саратовской области, и по совместительству: в июле 1937 г. председатель «тройки» при УНКВД по Саратовской области. 20 июля 1937 г. арестован[182]182
  Одной из причин ареста Я. С. Агранова стало письмо секретаря ЦК ВКП(б) А. А. Андреева и заведующего отделом ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова Сталину, написанное после их визита в Саратов: «…Ознакомление с материалами следствия приводит к выводу, что в Саратове остается до сих пор неразоблаченной и неизъятой серьезная право-троцкистская организация. Агранов видно, не стремится к этому. […] установлено, что следствие направлялось по явно неправильному пути… Сам аппарат Саратовского УНКВД до сих пор остается нерасчищенным от врагов, оставленных Пилляром и Сосновским. Агранов ничего в этом отношении не сделал. На основании этого считаем целесообразным Агранова сместить с должности и арестовать…»// Советское руководство. Переписка, 1928–1941: [Сборник документов] / Сост. А. В. Квашонкин и др. – М.: РОССПЭН, 1999.-С. 364.
  Агранов был отозван в Москву якобы для встречи с наркомом внутренних дел Н. И. Ежовым. 20 июля 1937 г. он был арестован, вместе с ним арестовали и его жену: Агранову (Кухареву (в дев. – Чернявскую)) Валентину Александровну, 1900 г.р., уроженку г. Ковно. 26 августа 1938 г. ВК ВС СССР была приговорена к ВМН. Расстреляна в тот же день. Реабилитирована в октябре 1957 г.
  На следствии Агранов был обвинен в том, что он входил т. н. «эсеровскую группу» в СО ОГПУ-СПО ГУГБ НКВД СССР, которая «…была направлена на сохранение нелегальной эсеровской организации в Союзе и создание ей условий для работы». Помимо этого Агранов, проводя следствие по делу ЦК ПСР и «…подготовляя это дело к процессу, скрыл участие в покушении на В. И. ЛЕНИНА как „левых коммунистов" (БУХАРИНА), так и левых эсеров (КАМКОВ, СПИРИДОНОВА-ИЗМАЙЛОВИЧ)…». Следствие утверждало, что во время «…процесса над членами ЦК ПСР, во избежание разоблачений заговорщической деятельности правых и левых эсеров и левых коммунистов с ведома и согласия Агранова был убит член ЦК ПСР Морозов, который на процессе пытался занять позицию разоблачения деятельности эсеровской партии и левых коммунистов, в частности Бухарина. Убийство было совершенно путем инсценировки самоубийства в камере».
  По прямому распоряжению Агранова «в целях сохранения эсеровских кадров […] снимались с оперативного учета эсеры, вошедшие с двурушнической целью в ВКП(б)». Вследствие этого на работу в органы госбезопасности проникли бывшие члены партии эсеров, в частности, С. М. Сидоров (до 1935 г. начальник 4-го отделения СПО ГУГБ СССР, затем начальник СПО УГБ УНКВД по ДВК и начальник УНКВД по Нижнє-Амурской области), И. В. Запорожец (до 1931 г. заместитель начальника СПО ОГПУ СССР, затем заместитель полпреда ОГПУ по Ленинградской области, 1-й заместитель начальника УНКВД по Ленинградской области), В. М. Горожанин (см. биосправку) и Н. Н. Алексеев (в 1926–1930 гг. начальник ИНФО ОГПУ СССР, затем полпред ОГПУ по ЦЧО, полпред ОГПУ по ЗСК и (до 1935 г.) начальник УНКВД по ЗСК). По прямому поручению Агранова в 1929 г. сотрудник ИНО ОГПУ СССР Блюмкин «…связался с Троцким, для возможности последнему предоставить аппарат советской разведки для борьбы с Советской властью. Из-за провала Блюмкина (которого выдала жена), его пришлось арестовать, и во избежание провала всей организации и разоблачения чекистов (Агранова, Дерибаса, Решетова и др.) в отношении Блюмкина не было произведено детального расследования и тот на другой день после ареста был расстрелян по приговору Коллегии ОГПУ…»//Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе / Сост. В. Н. Хаустов. – М.: МФД, 2011. – С. 221–222, 265–266.


[Закрыть]
и 1 августа 1938 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Не реабилитирован[183]183
  В 1955 г. Главная Военная Прокуратура (ГВП) отказала в пересмотре уголовного дела Агранова и его посмертной реабилитации: «Агранов за принадлежность к антисоветской организации был осужден необоснованно. Материалами дела и дополнительной проверкой полностью доказана вина Агранова в систематическом нарушении социалистической законности в период его работы в органах НКВД. В связи с этим является нецелесообразным входить с заключением в Военную Коллегию Верховного Суда СССР на предмет прекращения дела в отношении Агранова в части принадлежности его к антисоветской организации». При повторном пересмотре уголовного дела Агранова в 2001 г. ГВП РФ решение ГВП СССР от 1955 г. было оставлено в силе. 22 января 2013 г. ГВП РФ приняла решение о посмертной реабилитации Агранова, но позднее отменила свое решение и обратилась с соответствующим заключением в суд. 27 августа 2013 г. ВК ВС РФ признала Агранова не подлежащим реабилитации, так как он был осужден за преступления против правосудия.


[Закрыть]
. Комиссар ГБ 1 ранга (1935 г.). 2 ордена Красного Знамени (1927 г., 1932 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ (1923 г., 1932 г.).


Азаров-Латман Авраам Маркович (1901-?). Из семьи рабочего-машиниста. Образование среднее. Член КП с 1926 г. В 1926–1929 гг. уполномоченный спецотделения Одесского окротдела ГПУ, затем на работе в центральном аппарате ГПУ УССР. До августа 1935 г. состоял в резерве НКВД СССР (работал по линии ИНО ГУГБ НКВД в Берлине). В сентябре 1935 – сентябре 1936 гг. врид. заместителя начальника СПО УГБ НКВД Белорусской ССР, затем заместитель начальника СПО – 4 отдела УГБ НКВД Белорусской ССР[184]184
  Из показаний заместителя начальника ОК УНКВД по Харьковской области Г. Н. Шмушко: «АЗАРОВ, возвращаясь из Берлина, встретился со мной в Харькове и говорил, что едет к ЛЕПЛЕВСКОМУ на должность заместителя начальника СПО Наркомата и предлагал мне ехать в Белоруссию. АЗАРОВ был правой рукой ЛЕПЛЕВСКОГО, ездил с ним за границу по делам пограничной смешанной комиссии, не имея никакого отношения к делам погранотряда, представлял к награде сотрудников, получал лично подарки, хранил все дела секретных сотрудников и пр. Среди сотрудников шли разговоры о том, что АЗАРОВ, ВИШНЕВСКАЯ и ЛОЕВ держат ЛЕПЛЕВСКОГО в руках, потому что располагают о нем компрометирующими материалами»// ОГА СБУ, Киев. Д. 67398. Л. 178.


[Закрыть]
. До февраля 1939 г. состоял в распоряжении OK НКВД Крымской АССР. В феврале 1939 г. уволен в запас. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Айзенберг Моисей Ионович (1898-10.01.1938). Уроженец г. Варшавы. Образование высшее. Член КП. До февраля 1935 г. начальник 4 отделения 5-го отдела ГУПВО НКВД СССР, затем начальник 1 отделения и помощник начальника отдела лесной охраны НКВД СССР. С августа 1935 г. помощник начальника Главного управления государственной съемки и картографии НКВД СССР. В апреле 1937 г. уволен из НКВД в запас по болезни. В апреле – июне 1937 г. помощник начальника треста мобилизации ресурсов НКОП СССР. Арестован 7 июня 1937 г. и 10 января 1938 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 9 января 1956 г. Лейтенант ГБ (1936 г.).


Айзенберг Яков Самуилович (1901-26.08.1938). Уроженец г. Бобруйска Минской губернии. Образование высшее. Член КП. В 1929–1930 гг. уполномоченный 2 отделения Восточного отдела ОГПУ СССР[185]185
  Приказом ОГПУ СССР по личному составу № 229 от 17.10.1929 г. Айзенберг за умелое руководство оперативной разработкой по т. н. «Московскому Султан-Галиевскому контрреволюционному центру» и Крымской контрреволюционной националистической организации «Милли-Фирка» был награжден Коллегией ОГПУ почетным оружием – пистолетом системы «Маузер» с надписью «От Коллегии ОГПУ за беспощадную борьбу с контрреволюцией».


[Закрыть]
, в дальнейшем на работе в аппарате ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. До августа 1937 г. помощник начальника 4 отделения 3 отдела ГУГБ НКВД СССР. 25 августа 1937 г. арестован и 26 августа 1938 г. ВК ВС СССР был приговорен к расстрелу. Расстрелян в тот же день. Реабилитирован 26 ноября 1955 г. Капитан ГБ (1935 г.).


Айзин Абрам Савельевич (1903–1964). Родился в г. Риге в семье рабочего. Член КП с 1940 г. Окончил коммунальное отделение инженерно-строительного факультета Московского высшего технического училища (1924 г.). С 1918 г. сотрудник Наркомата здравоохранения РСФСР, с 1921 г. на учебе в Москве. В 1924–1925 гг. техник Центрального управления печати и технической пропаганды Постоянной промышленно-показательной выставки ВСНХ СССР, затем старший техник треста «Стандартстрой». В органах ОГПУ-НКВД-МВД с 1928 г.: старший техник, помощник прораба и прораб стройбюро ОГПУ СССР, с 1933 г. начальник работ постройки Кисловодского санатория ИСО ОГПУ СССР. В июле 1934 – апреле 1937 гг. начальник работ и помощник начальника 1 отделения ИСО НКВД СССР, затем помощник начальника отделения строительного отдела АХУ НКВД СССР. С мая 1937 г. врид начальника строительного отдела АХУ НКВД СССР, с июня 1937 г. начальник строительного отдела АХУ НКВД СССР, одновременно в сентябре 1937 – феврале 1938 гг. начальник инспекции котлонадзора НКВД СССР. В августе 1941 – апреле 1952 гг. начальник строительного отдела ХОЗУ НКВД-МВД СССР, одновременно в ноябре 1941 – сентябре 1942 гг. уполномоченный по специальному строительству в Горьковской области (строительство спецобъекта № 74[186]186
  Строительство подземных командных пунктов в г. Горьком на набережной им. А. А. Жданова.


[Закрыть]
), затем заместитель главного инженера Управления строительства № 18 и ИТЛ МВД (Башкирская АССР). В июле 1954 г. уволен из МВД в запас. Военный инженер 1 ранга (1941 г.), инженер-подполковник (1943 г.), инженер-полковник (1944 г.). Орден Трудового Красного Знамени (1943 г.), орден Красной Звезды (1944 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Аксельрод Леонид Самойлович (1908-?). Из семьи рабочего. Образование низшее. Член КП с 1932 г. В 1930–1932 гг. на службе в РККА, затем на службе в органах ГПУ УССР. С 1932 г. оперкомиссар Оперода Донецкого облотдела ГПУ, с 1934 г. на работе в аппарате УНКВД по Донецкой области. В 1937–1938 гг. комендант УНКВД по Донецкой области. В августе 1938 г. уволен из НКВД как арестованный, в дальнейшем освобождён. С июня 1941 г. на службе в 00 НКВД: комендант 00 НКВД 4 армии, с ноября 1942 г. комендант 00 НКВД-УКР «Смерш» 16 воздушной армии (Сталинградский и Центральный фронты), в дальнейшем командир 108 батальона аэродромного облуживания 76 ордена Красной Звезды района базирования 5 воздушной армии (Степной и 2 Украинский фронты). В 1950-е гг. работал заместителем директора Львовского государственного театра оперы и балета им. Ивана Франко. Сержант ГБ (1936 г.), лейтенант ГБ (на апрель 1942 г.), майор ГБ (1943 г.), майор (на 1945 г.). 2 ордена Красной Звезды (1937 г., 1943 г.), медаль «За боевые заслуги» (1941 г.)[187]187
  Из наградного листа на Л. С. Аксельрода (1941 г.): «…Находясь на фронте Отечественной войны, с первых дней нападения на СССР немецких захватчиков тов. АКСЕЛЬРОД доказал на деле свою непримиримость к врагам Советского народа и беспредельную преданность делу партии Ленина-Сталина. Тов. АКСЕЛЬРОД показал высокое сознание долга в содержании, конвоировании и этапировании важных государственных преступников и других арестованных и осужденных за контрреволюционные преступления лиц. Приводил в исполнение приговора над врагами Советского народа, осужденных ВТ Армии и ВТ ряда дивизий. В целях поднятия боеспособности частей 25 с/к [стрелкового корпуса], 52, а затем 4 Армии, неоднократно командировался для приведения в исполнение приговоров на передовые позиции. Эти поручения всегда выполнял умело и добросовестно. Участвовал лично в бою за овладение ст. Погостье в октябре м-це 1941 года, проявил при этом мужество и отвагу…» / Общедоступный электронный банк документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» [электронный ресурс] //http://podvignaroda.mil.ru/


[Закрыть]
, 2 ордена Отечественной войны 2 степени (1945 г.).

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации