» » » онлайн чтение - страница 10

Текст книги "Неуемный консорт"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 25 февраля 2014, 17:41


Автор книги: Юрий Иванович


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Примерно так же считал и риптон, удобно растекшийся по всему моему телу:

«Что самое главное в командире? Это умение найти работу для подчиненных!»

«Это ты к чему, дружище? Жалеешь, что я тебе не дал побездельничать возле реторт и пробирок?»

«Да нет, не жалею. Мне с тобой всяко интересней и полезней. Просто к тому говорю, что никогда мы таким дружным составом не выступали еще. Жаль, что Армата, Николя и Зарина уже убыли на Элизу, но зато их места заняли мои ученики! Вулкан, Свистун и Одуванчик!»

«А-а-а, вот ты к чему… Теперь и сам командиром стал, и своими бойцами решил похвастаться?»

В открытом флаере мы отъехали от дворца, пересекли главную площадь империи, заполненную народом, и вся кавалькада нырнула в наглухо перекрытую улицу. После чего последовал мой первый облегченный вздох. На этой фазе нашего передвижения приспособленные для действий «хамелеон» флаеры закрывались наглухо, меняли цвет и даже несколько внешний вид, после чего перестраивались совсем иным порядком. Непосвященным казалось, что наш флаер так и продолжил двигаться вторым в колонне, когда в авангарде уже двигалась иная группа, только охраняя, а мы скромно затерялись на последних позициях. Весь город пересекли гораздо быстрее, чем медленно движущийся кортеж с молодоженами, и оказались у дворца торжественных событий гораздо раньше начала церемонии. Причем опять в наглухо перекрытой и затемненной сверху улице перестроились и сменили окрас флаеров. И выбрались на площадь не со стороны главного проспекта, по которому ожидалось наше прибытие, а с боковой улицы. Тоже мое изменение, которое могло спутать карты гипотетическим злоумышленникам.

По всем правилам, вначале во дворец заходили жених с невестой и только потом – ее императорское величество со свитой. Я и тут не поленился все изменить. Почему, спрашивается, мы не можем войти раньше и преспокойно расположиться на отведенных нам местам? Легко!

К вящему восторгу собравшейся толпы и средств массовой информации, мы без всякой предварительной огласки стали пересекать парадную площадь, раздавая во все стороны улыбки и приветственно помахивая руками. И неважно, что сделали это с иного направления. Зрители ревели, кричали и что-то даже пытались скандировать. Три огромных экрана, прикрывающих жилые дома по краю, тут же изобразили крупным планом ее императорское величество и ее осчастливленного супруга. Так что большинство людей, чтобы лучше видеть и запечатлеть каждое мгновение, развернулись к экранам. И кричали, именно обращаясь к нашим изображениям. Гомон толпы еще больше усилился. Но голоса в наушниках общей связи каждый из нас все равно слышал превосходно.

Потому и напряглись все одновременно, когда услышали голос Алоиса, координирующего всю операцию прикрытия:

– Тревога! Замечен слишком подозрительный субъект! Когда вы стали въезжать на площадь, он явно занервничал и теперь интенсивно старается протиснуться к центральной оси вашего предполагаемого маршрута. Операторы «пчелок» направили к нему свои устройства для обследования…

Вот и наши летающие миниатюрные шпионы пригодились! Но как оно дальше пойдет? Пока наработок было предостаточно.

Я тут же дал незаметный никому со стороны сигнал нашему водителю, и флаер плавно остановился. Потому что если сейчас взлететь свечой в небо, то могло быть только хуже: раз террориста прозевали, могли и ракету-перехватчик не заметить в окрестных строениях. Вон сколько окон! И ведь не в каждом торчат улыбающиеся лица!

Такие вот спонтанные остановки всегда были в стиле Патрисии. Она, свесившись с борта транспорта, могла со всеми поздороваться за руку, а то и подхватить по очереди некоторых малышей на руки и устроить фотосессию для представителей средств массовой информации. А нам как раз бы не помешало потянуть время и правильно сориентироваться в обстановке.

Моя супруга тоже мой жест заметила, означающий для нее: «Общение с народом, по среднему отрезку времени!» То есть минут на пять, на шесть.

Ну а моей милой только разреши то, что она сама обожает. Так что она расстаралась, как и следовало ожидать. И здоровалась, и даже обнималась с рвущимися к ней подданными. Ловко подхватила вначале двухлетнюю малышку на руки и с минуту позировала с ней. Потом то же самое проделала под восторженный рев народа с полуторагодовалым карапузом, который мило улыбался и пытался лихо стащить с головы императрицы корону.

А операция прикрытия, можно сказать, перешла в свою самую опасную, пиковую фазу. Сухой голос Алоиса только и мог, что констатировать нависшую над площадью угрозу:

– Человек укутан взрывчаткой и коробами с разрывными, разлетающимися в стороны шариками! По первой же команде «Лечь!» быть готовыми сразу завалиться на землю! Пилот: готовность «ноль!».

Глава 15
Там же

От переживаний мы все взмокли. Даже такой опытнейший симбионт, как Булька, не справлялся с охлаждением моего тела! По лицу потекли капли пота. Императрице тоже следовало выполнить приказ Алоиса, чтобы хотя бы чуток прикрыться бортами флаера. Сделав вид, что она чуть покачнулась, Патрисия, поддерживаемая мною под локоток, уселась с карапузом на сиденье. При этом мы продолжали улыбаться и делать вид, что ничего жуткого не происходит.

А голос Алоиса звенел от напряжения:

– «Пчелка» с парализующей иглой уже рядом. Диверсант явно не успевает к выбранному месту!.. Атака в висок!.. Есть поражение! Тело падает в толпу… Опасность взрыва! Народ в том месте чуть раздался в стороны… Человек лежит лицом на камнях, руки раскинуты… Отключился сразу и наглухо! Вроде не успел коснуться сенсоров активации взрыва… Наши агенты рядом… Под видом оказания помощи человеку пытаются вынести его осторожно с площади… Больше никого с подозрительными действиями не замечено… Тяните время еще минут пять… Но на ноги не вставать! Водителю быть готовым к экстренному взлету! Величествам еще раз: продолжайте сидеть! Спокойнее… Бдеть за остальными! Операторы! Камеры, камеры держать! Вот… хорошо… На упавшего больше никто не обращает внимания… Никто не пытается перекрыть его вынос… Вынесли… Пытаемся идентифицировать личность по считанным отпечаткам пальцев…

Мы же продолжали бесплатное, но в данный момент вынужденное шоу: общались с народом. Стоявшие в оцеплении гвардейцы довольно жестко держали линию, так что за флаер никто из обывателей не цеплялся и давки пока вроде не создавалось. Поэтому, вернув ребенка осчастливленным родителям, Патрисия затеяла беседу с теми, кто стоял рядом с нашим бронированным транспортом.

На экранах народ как по мановению волшебной палочки закрыл рты, настолько всем хотелось еще и услышать, что говорится и о чем.

Стоило отдать должное телевизионщикам и их узконаправленным микрофонам. Буквально через минуту из динамиков по периметру огромной площади послышалось вполне разборчиво:

– …неужели так трудно? – закончил вопрос один из подданных империи.

– Не трудно! – послышался, а вернее, грянул усиленный аппаратурой обворожительный, спокойный голос моей любимой. – Тем более что средства у нашего государства очень скоро появятся и для этого. Вопрос о сносе устаревших кварталов столицы и возведении на их месте ультрасовременных зданий будет рассматриваться уже в конце текущего года. Скорей всего, и новые проекты будут приниматься на конкурсной основе. Самые лучшие наши архитекторы получат возможность показать свои таланты. Наверное, и окончательный отбор устроим с опросом мнения всех жителей столицы.

Ну вот, новые заботы. Устаревшие здания на улицах спального рабочего района мы планировали сносить года через два, не раньше. А теперь разволновавшаяся императрица явно поторопила события. И ведь придется в самом деле форсировать модернизацию, главный город империи должен соответствовать своему статусу.

Да еще и народ встретил это выступление восторженным ревом.

Но в данный момент не это меня тревожило, да и всех, кто был в курсе происходящего. Краем уха прислушиваясь к продолжившемуся диалогу, мы ждали с трепетом условного слова от нашего координатора. Не того, что «Лечь!», а того, которое «Отбой!». А он все никак не давал расслабиться:

– Тело уже в закрытом флаере, замаскированном под «Скорую помощь». Начинаем транспортировку на улицу вашего последнего перестроения… Взрывчатка на теле слишком уж сложно уложена… Агенты опасаются трогать… Саперы на подходе… Но в остальном пока все чисто, если санитарный флаер взорвется, на площади никто не пострадает… Поэтому продолжайте двигаться во дворец.

Да уж! Этот неизвестный пока камикадзе, похоже, заставил поседеть не только меня! И если бы он занял верную позицию заранее и не стал так спешить с перемещением, то мы бы его и не заметили. Вот тебе и полная блокада! Вот тебе и тотальное оцепление!

Обиднее всего, что вся моя хваленая сила и проворство не смогли остановить убийцу заблаговременно. Да и что бы я сделал, разорвись рядом заряд огромной силы? Хорошо, если бы попросту завалился на террориста, собственным телом принимая на себя разлетающиеся шарики.

Забыв об условном барьере в сознании, я наверняка выкрикивал свои мысли. Потому что Булька начал меня успокаивать:

«Не ругай себя! Ты и так сделал за ночь максимум, и хорошо, что внес кучу изменений да выгнал на улицы всех. Если бы не это…»

Тут риптон прав, моя паранойя спасла энное количество людей от убийцы-смертника. А мой симбионт продолжал:

«Но думаю, что надо быстрей помочь в идентификации парализованного типа. Пусть к телу поспешит Вулкан, он самый натасканный по определениям запахов. Вернее, Цой Тан пусть пошевеливается…»

Но я уже и так понял суть, признал своевременность предложения и развернулся к застывшему в напряжении графу. Его риптон уже обо всем информировал своего носителя, и тот готов был хоть на ходу выпрыгнуть из флаера, только не мог сообразить, как это сделать. Да и счастливо посматривавшая на толпу Амалия со своим эгоцентризмом могла все испортить.

Поэтому требовалось мое веское слово, и оно последовало одновременно с плавной остановкой нашего транспорта:

– Цой, давай немедленно дуй на ту улицу, по которой мы сюда выехали! Легко проскочишь вдоль линии оцепления! – Следующее предложение уже адресовалось менявшейся в лице Амалии: – Сидеть и не рыпаться! Продолжай улыбаться и ни о чем не волнуйся, помощь твоего мужа необходима в определении одной непонятной зверушки.

Тон моего голоса никак не соответствовал улыбке на лице, разве что колючий взгляд выдавал страшное еще напряжение. Поэтому строптивая супруга нашего штатного ботаника даже не пикнула, хоть и заметно побледнела. Правда, все-таки чуть дернулась, пытаясь выйти следом за графом, но тут я перешел на злобное шипение:

– Сидеть! Улыбайся! – после чего повернулся лицом в направлении нашего движения, давая команду двигаться дальше.

Мои действия верно понял и сразу оценил Алоис. А так как многие не ведали о существовании риптонов, и даже Патрисия не знала, что их больше одного, то он выразился завуалированно:

– Верное решение, консорт. Скорей всего, и шарики отравлены, так что придется выяснять тип и свойства яда. Лучше Цоя с этим никто не справится!

Естественно, что Патрисия в данном утверждении сильно засомневалась, потому что покосилась на меня. Но версия, выдвинутая нашим аналитиком, подходила как нельзя лучше, поэтому будем ее и придерживаться.

Остаток площади пересекли быстро. Флаеры разместились на оцепленной стоянке, и я, не дав своей любимой покрасоваться на верхней площадке парадной лестницы, чуть ли не затолкал ее в здание. Ругаться и возмущаться она не стала, скорей даже посочувствовала:

– Ты весь мокрый. Да и я… платье надо менять…

– Успеваем! – И подобное было предусмотрено. – У нас еще минут десять времени.

И мы быстро, впятером, поспешили в специально отведенную для этого комнату. Только вот Малыш и Синява все понимали, тогда как Амалия недоумевала. Бесцеремонно дергая меня за фалду, она спросила:

– А почему не садимся? Что-то случилось?

Пришлось и тут действовать несколько невежливо. Да и мешала бы она нам при переодевании. Подозвав жестом распорядителя, я силой вложил в его руку кисть Амалии и приказал:

– Проводить ее сиятельство на место!

Тот был из наших служак, поэтому сразу стал умело действовать, перекрыв движение недовольной красотке собственным корпусом. Из комнаты переодеваний я всех вытурил только одним жестом и выразительным взглядом. А потом стал помогать супруге переодеваться.

– Кошмар! Что ж такое случилось? – бормотала она. – И почему мне так жарко стало?

– Да потому, моя милая, что я бы предпочел тебя видеть в скафандре «Гратя»! И удобнее, и безопаснее, и вентиляция отменная, и выглядела бы ты раз в сто эффектнее.

– Я уже с тобой почти согласна… Осторожно! Прическу испортишь! – Тут она заметила, что Малыш со своей супругой и не думают переодеваться, хотя и для них имелись комплекты: – А вы чего стоите?

– Да все нормально! – ответила парочка почти в унисон, вытирая влажными салфетками лица.

Императрица посмотрела на меня:

– А ты чего так «поплыл»? Уснул твой Булька, что ли?

«Уснешь тут с вами! То их похищают, то убивают! И почему я не достался простому крестьянину?!» – вспылил мой друг, но я его раздраженные высказывания дипломатично не стал озвучивать, просто приукрасил его действия:

– Работает, как никогда. Тебе привет передает…

– Взаимно! – Она уже меняла нижнее белье, прикрываясь мною от Малыша, который и так не смотрел в нашу сторону. – Но зачем ты графа неведомо куда отправил? Без него бы не справились?

Вместо меня ответил все слышавший Алоис:

– Он и в самом деле может сильно пригодиться. Но как только освободится, мы его незаметно опять в строй вашей компании подкинем.

– А что нового по телу?

– Как раз начали разминировать. Саперы говорят, что ничего сложного… Причем уверены, что вся система делалась в страшной спешке, с применением подсобных материалов и даже с риском непроизвольного срабатывания устройства…

– Ага! Значит, времени у камикадзе не было достаточного для подготовки?

– Вот именно! Саперы утверждают, что взрывчатка сделана в пределах одних, максимум полутора суток… Простейшая… Но мощная… Есть! Разобрали! Опасность взрыва миновала. Ага! И поступила наводка на идентификацию тела. Есть адрес! Ближайшая группа выдвигается туда с обыском. Ну и это… Цой приступает к работе… Ищет яды…

Конечно, если кто подсмотрит из неосведомленных, то этот поиск выглядит странно. Ботаник просто положит руки на человека и замрет, мысленно переговариваясь со своим симбионтом. На самом деле именно риптон и будет выполнять невероятный объем работы, начиная от состояния здоровья камикадзе и кончая запахом предметов, которые отыщутся у него в карманах. Единственно, что заставляло переживать, так это хватит ли у Вулкана опыта и умений для такого крупномасштабного исследования.

Об этом не только я переживал.

«Все ли он сделает? – волновался Булька. – Лучше бы я отправился! Ах да!.. Консорта так просто из флаера не вытолкаешь…»

«Еще и сопротивляться буду! – добавил я. – Мое место возле Патри…»

То, что говорил Цой Тан, мы слышать не могли, зато нам его слова сразу дублировал Алоис. При этом он всеми силами пытался сделать вид, что возле тела еще и агенты остаются, продолжая обыск:

– О! Нашли странный пульт дистанционного управления. Был прикреплен к внутренней стороне браслета с часами. Занятная штучка… Саперы приступили к предварительному осмотру…

– Может, это нечто от гаража, ворот дома или транспортного средства? – задавая вопрос, я двигался вприсядку, расправляя оборки нового платья на супруге. С другой стороны мне помогала Синява Кассиопейская. И пожалел на мгновение, что выгнал камеристок… Зато говорить можем спокойно.

– Совсем непохоже… Тоже сделано из подручных средств… Ух ты! Говорят, что и дистанция действия всего лишь метров пятьсот по прямой и на открытом пространстве.

Наверное, не только Алоис сообразил, что это могло значить. Никак у террориста имелся соратник с другим взрывным устройством? Или некое место было заминировано, и если бы мы там проехали, беды бы не миновать.

В который раз я услышал от риптона похвалу за мое стремление к перестраховке.

Но тут же возникал вопрос: если у убийцы имеется подельник, зачем тогда пульт управления? Следовательно, все-таки мина? Окружающую местность проверяли и прощупывали в течение последних суток, заранее заложить взрывчатку террористы не смогли бы. Значит, принесли только недавно? Как и кто? Удастся ли отыскать этого человека? И где он оставил свой смертельный груз? И вдруг он сделал это именно в том месте, где мы и выйдем из здания? Вдруг он уже протолкался к тому месту, на которое мы, не угадав, и сунемся? Объявить общую тревогу и начать вывод людей с площади одновременно с обыском каждого? Тоже не факт, что получится без жертв…

Операторы миниатюрных летающих шпионов работали с максимальным напряжением. Но ведь людей десятки тысяч! В такой толпе, даже зная конкретного человека, и то найти проблематично.

Вопросы носились в голове, как рой рассерженных пчел, не находящих выхода. А тут еще и свадебный кортеж с молодоженами стал въезжать на площадь. Следовало что-то предпринимать.

– Цой Тан закончил работу, – многозначительно проинформировал наш аналитик, и это меня подтолкнуло к единственно верному решению:

– Патри, остаешься в здании, что бы ни случилось, и держишь возле себя Амалию! Малыш, Синява, за мной! Встречаем молодых! Алоис! Графа к нам! Делаем план «Записки». Живей…

Конечно же, императрица осталась жутко недовольна. Но когда я говорил таким тоном, и тем более после последних событий, когда принятые мною титанические усилия оказались не напрасными, она и слова не сказала против и не стала влезать со своими советами. Тем более о такой наработке она знала, и понимала, для чего я ее запустил в действие: чтобы лично присмотреться к тем, кто пробился к зданию ближе всех. Именно эти люди, а вернее, террористы среди них, и будут наиболее опасны в любом случае.

На выходе нас уже встречал работник спецслужбы. Он приготовил по внушительному пакету мини-комплектов, которые мы между собой называли «разовая кляуза». В каждый комплект входили кусочек красивого картона, с гербовыми печатями вверху и завитушками по углам, и прикрепленный к этой картонке самописец. Подобные штуковины раздавались на мероприятиях, подобных этому, и давали возможность каждому из подданных написать жалобу, замечание, пожелание, а если оных не было, то просто панегирик в адрес императрицы. Эти записки передавали в почтовый флаер, и считалось, что ими занимается лично ее императорское величество.

Тут же к нам подскочил Цой Тан, и мы все четверо стали плотной кучкой, как бы рассматривая новые образцы и раскраску картонок. На самом деле мы соединили руки, чтобы Вулкан мог быстро передать Бульке собранную информацию. А тот много насобирал, даром что молодой! Две минуты пришлось стоять под недоуменными взглядами толпы.

Уже и Гарольд взошел по парадным ступеням, поглядывая в нашу сторону призывно и задумчиво одновременно. Но я ему махнул рукой, показывая: мол, двигай, и начинайте церемонию, а мы чуть позже присоединимся.

Вслух же я распределил сектора поиска между каждым из нашей четверки носителей, и мы двинулись раздавать горожанам «разовые кляузы». И только приблизившись к своему участку, я понял, что выбрал не тот. Сюда следовало направить нашего ботаника или, в крайнем случае, наследницу барона Монклоа. Потому что передо мной предстала толпа дам разного возраста, достатка и сословий. Видимо, для них тут бургомистр выделил отдельный квадрат, куда они с энтузиазмом и натолкались, словно сельди в бочку. С огромными прическами, со смешными сумочками и в платьях такой давности, что надетое Фаиной могло показаться последним писком моды, эти расфуфыренные фанатички, увидев меня, прямо взвыли от счастья. Ну, еще бы, сам консорт их заметил и именно к ним подался раздавать бланки под записки для императрицы. И как раз в моем секторе линия оцепления чуть не была прорвана напором бойких бабулек, степенных матрон и экзальтированных, словно накачавшихся наркотиками, девиц.

Понимая, что второго камикадзе явно не отыщу, я старался двигаться с солидной скоростью, просто касаясь пальцами жадно подставленных ладоней и изредка кладя на них комплект с самописцем. Понятное дело, что Булька в таком бедламе мне ничем не мог помочь, только и пожаловался тихонько:

«Какого вакуума они все так громко орут? Ладно, когда ты был бароном Артуром…»

«Обижаешь? – с раздражением сказал я скорее машинально. – Все ведь знают, что это я обучал Артура, потому и не сомневаются, что я лучше».

«Ага! Ты как все самцы: еще скажи, что любая с тобой прыгнет в постель, невзирая ни на какие моральные запреты. И смотрит на тебя, вывалив язык на подбородок от вожделения!..»

Естественно, заявить подобное мне бы совесть не позволила. Хотя дух противоречия хотел было возмутиться. Но именно словосочетание «смотрит на тебя» меня почему-то встревожило. И я даже приостановился, пытаясь понять, что же меня смутило. Своей интуиции, не раз меня спасавшей, я привык доверять.

Осмотрелся, автоматически протягивая комплекты взревевшим от радости почитательницам, и только тогда уловил основную неправильность. В третьем ряду, а может, и во втором с половиной (трудно понять в такой давке) стояла женщина лет двадцати пяти. И вроде не сильно отличалась от своих соседок: роскошное старинное платье с глубоким декольте, довольно неплохие натуральные украшения в ушах и на шее, высокая, настоящее произведение искусств, прическа. Но! Взгляд совершенно потухший, равнодушный. То есть она никак не подходила под определение «вывалив язык на подбородок от вожделения!». Женщину толкали со всех сторон, пытались оттереть назад, но она довольно активно держала позицию, работая локтями и не выпуская из рук синюю сумочку. Как раз в тон вставкам на платье.

Интенсивно мысленно общаясь с Булькой, я для задержки времени этаким игривым голосом крикнул в толпу:

– А как вы относитесь к участию в этой свадьбе ее императорского величества?

Ответили, наверно, человек сорок одновременно, создав настоящую какофонию. Зато мы с риптоном успели заметить, как при упоминании об императрице глаза странной дамы буквально загорелись интересом. То есть она, скорей всего, только и пришла взглянуть на Патрисию Ремминг. И я, прикусив передатчик, тихо сказал Алоису:

– Ну-ка, для меня сюда подгоните специально несколько «пчелок»!

– Они рядом с тобой. Кого хочешь проверить?

Еще не совсем убежденный, я почти шагнул в толпу, раздавая комплекты и восклицая:

– Не все сразу! Попрошу говорить по очереди! – и ткнул картонкой прямо в сумочку дамы, которая опять стояла с потухшим взглядом. – Берите!

Она машинально взяла, и пальцы наши соприкоснулись. Я удержал ее и спросил:

– Вот вы, красавица, что думаете?

Та растерянно уставилась на свои пальцы, которые крепко оказались зажаты моими, и стала краснеть от волнения.

В этот момент все и закрутилось. Первым закричал Булька:

«Внимание, Тан! У нее такой же запах, как у того камикадзе! – Мой друг успел сделать первые анализы. – И частицы его плоти под ногтями!»

Тут же заорал наш аналитик, которому сообразительные операторы за несколько мгновений до того выдали шокирующую информацию: «В прическе у объекта взрывчатка с рассеивающимися элементами поражения!»

– Тан! Уходи немедленно! Бегом! Она может быть на дистанционном пульте! Уложим без тебя!

Я тут же выпустил пальцы дамы и стал двигаться дальше влево, крича какой-то подпрыгивающей от нетерпения бабушке:

– А вы что скажете, уважаемая?!

Но прошел мимо, чтобы успокоить если не саму смертницу, то тех, кто готов ее подтолкнуть к смерти. Ведь вполне возможно, что дистанционный пульт управления как раз и предназначался для подрыва этой прически с сюрпризом.

Внимание спецов, сидевших на управлении «пчелками», сейчас было сконцентрировано на синей сумочке в руках дамы. Уж слишком рьяно она за нее держалась, а это могло стать для нас огромной проблемой. Ведь могла существовать «отжимная кнопка». То есть активация уже произведена, и взрыв сдерживается лишь вдавленной кнопкой. Стоит ее только отпустить, как грянет взрыв. О количестве невинных жертв в таком случае страшно даже подумать. И хуже всего, что никакого отчаянного агента женского пола, которая сейчас подобралась бы к террористке и сжала ее руки с сумочкой, поблизости не было.

А я сам упустил единственно верный момент! Надо было полностью перехватить ее руки! Сразу! И тогда у меня был отличный шанс!

Опять-таки, если не существует иного пульта дистанционной инициации взрыва.

«Возвращайся! Рискнем еще раз! – в азарте завопил Булька. – Мне кажется, ничего у нее в сумочке такого нет!»

«Ну, раз нет, то нет и смысла возвращаться», – решил я.

Да и все сроки затягивания атаки на диверсанта вышли. Я отошел на безопасное расстояние и по команде Алоиса присел, а он со стоном выдавил:

– Пошла игла с парализующим ядом!..

Видимо, «пчелка» сработала на «отлично». Потому что атакованная женщина беззвучно рухнула в толпе столичных дам, и тут же послышался чей-то крик:

– Дура! Смотри, куда падаешь!

Почти сразу раздались другие голоса:

– Врача! Девушке дурно! Помогите! Она без сознания!

Во-первых, в линии оцепления из гвардейцев отыскалось два очень доверенных человека из спецслужб, которые уже получили команду оттереть публику в сторону и проследить, чтобы никто не касался синей сумочки. Во-вторых, так как вокруг дворца была зона для стоянок флаеров, то еще одна машина, замаскированная под «Скорую помощь», прямо-таки въехала в край бурлящей толпы. Ну, и в-третьих, к ним уже мчались опытные специалисты по разминированию. Самое обнадеживающее, конечно, помимо отсутствия взрыва, это довольно спокойное отношение людей ко второму уже падению в толпе. Ну, упали в обморок… Ну и что? Мол, каждый раз нечто такое случается. Потому и дежурят машины с врачами.

Я же дисциплинированно прошел периметр выделенного мне сектора, все так же тщательно присматриваясь ко всем и пытаясь визуально выделить в толпе каждого подозрительного человека. Паранойя у меня уже зашкаливала. Ведь если есть два смертника на площади, то почему и третьему не появиться? А то и (озноб по коже!) четвертому! Знал бы, что так все получится, зубами и ногтями держал бы Патрисию дома и никуда бы она у меня не вышла! Пусть бы хоть головой об стену билась! И пусть на меня бы потом Гарольд до конца жизни за такие действия обижался!

До того разнервничался, что пошел уже по сектору, который достался Малышу. Меня дружно стали возвращать в действительность и требовать вести себя нормально как Булька, так и Алоис.

«Кончай бродить вокруг да около! – заявил риптон. – Тут дальше и без нас справятся. Мы свое дело сделали».

– Поторопись в здание! – сказал наш чернокожий аналитик. – Там всеми силами задерживают начало церемонии из-за твоего отсутствия. И остальные трое носителей тебя уже ждут у главного входа.

Я двинулся на парадное крыльцо. Там остановился, с тоской обвел глазами людское море и в какой-то момент захотел толкнуть речь, которая и заключалась бы в трех фразах: «Бегом по домам! Объявляю комендантский час! Кого поймаю на площади последним, отпинаю!»

Я мог и в самом деле такое устроить. Данная мне власть еще и не такое позволяла. Но тогда уж точно от народной любви ко мне только один пшик останется.

Видимо, вся гамма чувств отразилась у меня на лице, и к уговорам Бульки подключился наш смешливый и циничный аристократ. Загородив от меня площадь своим высоким телом, он с ехидством спросил:

– Никак тебя потянуло на вторую женитьбу? Ха! Вот я расскажу Патрисии, как ты для себя выбрал сектор с красотками!

В наушнике нервно рассмеялся Алоис, и меня немного отпустило. Стиснув зубы от досады, я первым поспешил на отведенное мне место. Еще и не пристроился как следует рядом со своей любимой, как грянула величественная музыка и церемония началась.

Конечно же, слышавшая все перипетии событий императрица до сих пор получала комментарии Алоиса. И прекрасно понимала, что произошло, насколько я взвинчен и насколько она была близка к страшной опасности. Наверное, и свое возмущение припомнила по поводу излишних якобы действий с моей стороны, по усложнению периметров охраны. Поэтому просто протянула ладошку и положила на мой дергающийся кулак. Еще и виновато заглянула мне в глаза. И прошептала:

– Ты у меня самый лучший!..

Несомненно, что это мне помогло успокоиться гораздо быстрей, чем интенсивный, с искорками массаж, которым риптон жестоко терзал мое тело. Легкие задышали спокойно, кровь стала растворять чрезмерно впрыснутый адреналин, и я уже более адекватно и вдумчиво стал воспринимать подаваемую нашим координатором информацию. Так что воспоминания о самой свадебной церемонии у меня остались смутные. Я больше слушал Алоиса и даже пытался давать разные советы и команды. Но там и в самом деле дальше хорошо справились и без меня и моих ценных указаний. Тем более что предварительная работа нами была проведена верно, и людей хватало на все.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации