112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 25 мая 2015, 16:58


Автор книги: Алексей Переяславцев


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

Алексей Переяславцев
Негатор. Враг стабильности

Приношу самую сердечную благодарность:

Лилии Аркадьевне Бажан – за неизменно теплую и дружескую поддержку, а также за выловленные грамматические и смысловые ошибки;

Александру Великовичу – за бескорыстную проверку моих идей в части теоретической магии; а также читателям Самиздата под никами:

Пасценди Доминик Григорьевич – за цепкость в части технологии, физики и логики;

aussy – за отменные фанфики (один использован) и благотворное влияние на логику повествования, особенно в части, связанной со спецслужбами;

Алмаз Альбертов – за хорошие советы и поправки в самых различных областях;

Дмитрий Иванович – за ценные советы в химии и металлургии;

Крытик – за доброжелательную критику;

а также многим иным, перечислить которых не в силах за нехваткой места.

Автор

Пролог

Я – враг стабильности в том мире, куда я попал.

Стабильность здесь очень высоко ценится – настолько, что ее врагам завидовать не стоит. И все же я стал таковым, сам того не желая.

Я враг стабильности, поскольку этот мир наполнен магией, а я не только не являюсь магом – это еще могли бы простить – но гашу собой любую магию, где бы таковую ни встретил, хоть в вещах, хоть в людях. Мой ведущий аналитик назвала меня по этой причине негатором, но это слово я и моя команда стараемся не употреблять.

Я враг стабильности, ибо мне удалось открыть способ усиливать здешнюю магию путем специальной обработки кристаллов – если, конечно, держать эти кристаллы подальше от меня. Эта обработка (в сущности, не что иное, как полировка граней) дает настолько большие преимущества обладателю подобных кристаллов, что нарушает стабильность общества.

Я враг стабильности, поскольку создал команду, где есть и маги, и не-маги. У меня в ней доктор магии жизни, два лиценциата (один универсал, второй телемаг), один магистр магии телепортации, да еще туда входят мастер по гранению кристаллов, мастер-оружейник (это благодаря ему у нас есть магические винтовки, пистолеты и аналог артиллерии) и небольшие вооруженные силы во главе с бывшим лейтенантом армейской разведки. Это бы еще ничего, но маги высшего ранга в ней подчиняются магам низшего ранга (иногда), а то и не-магу. Это нарушение установленного порядка, то есть направлено против стабильности.

Я враг стабильности, потому что у меня в команде делают карьеру люди, которых не должно подпускать к таковой. Маг-универсал здесь считается обреченным навсегда на ранг бакалавра и не более, а я своего довел до лиценциата. Другой из моих лиценциатов должен был остаться на уровне бакалавра ввиду своей не слишком востребованной специальности. Двое подмастерьев, правда, не стали мастерами номинально, но их уровень стал вполне мастерским.

Я враг стабильности, поскольку изобретаю в области техномагии. Мою гражданскую продукцию (например, судовые двигатели, стеклянные вазы и стаканчики) терпят, но среди моих изделий числятся винтовки на основе магии. Они по боевым качествам лучше здешних арбалетов, которые запрещены властями (Академией магов). А уж магические гранатометы (на самом деле это скорее артиллерия) и вовсе имеют запредельную мощь, которая далеко превышает возможности здешних боевых магов.

Вероятно, есть еще причина, по которой я числюсь врагом стабильности, потому что на мою особу выдан заказ Гильдии наемных убийц. Кто заказчик – не знаю. Пока что я жив. И придется приложить большие усилия для сохранения такого положения дел.

Я враг стабильности здешнего мира. Термодинамика гласит, что если система нестабильна, то она стремится перейти в такое состояние, чтобы снова стать стабильной. Но эта наука не оперирует со временем как с переменной и потому ничего не сообщает о том, как долго совершается указанный переход.

Глава 1

– Моана, прошу вас, объясните в подробностях вашу идею.

Именно этими словами я попытался извлечь из провалившегося мозгового штурма хоть что-то полезное. Госпожа доктор магии жизни начала излагать:

– Видите ли, я не думаю, что Гильдия наемных убийц насчитывает очень большое количество человек. Иначе ее бы раскрыли. Насколько мне известно, у нее много врагов…

Я счел необходимым перебить:

– Простите, вы можете подтвердить фактами, что у нее много врагов? Мне представляется, все ее враги уже мертвы.

– Вы не правы. И вот вам пример: смерть академика Дирам-она. Дело давнее, тому прошло… э-э-э… много лет, но я все еще хорошо его помню. Заказчиков так и не нашли – и знаете почему? Все, кому убийство было выгодно, имели безупречное (непонятное слово)…

После короткого объяснения в моем словаре появился перевод слова «алиби».

– …у них в этот момент было заседание… так вот, все цепочки, ведущие к гильдии, были оборваны. Я хочу сказать, появились еще четыре свежих покойника, допрос которых ничего не дал…

«Допрос покойника» – никак не могу привыкнуть к этому словосочетанию.

– …между тем лиц, заинтересованных в раскрытии, было немало: все связанные с академиком маги, человек примерно двадцать, в том числе два кандидата в академики. И ничего в результате. Подобных случаев накопилось порядочно. Делаю вывод: гильдия малочисленна. Раз так, они должны высоко ценить своих… э-э-э… работников. Тогда наша задача – всеми силами создать у гильдии… э-э-э… дефицит подготовленных кадров.

Изящно сказано. А как этого добиться? В голове ни единой умной мысли.

– Вот что, ребята, давайте сделаем перерыв. Подумаем еще раз как следует, а наутро соберемся еще раз.

Сказанное, разумеется, я отнес и к себе тоже. Как следует проанализировав создавшееся положение, я пришел к выводу: ДУМАТЬ ВРЕДНО!

А полезно, оказывается, думать хорошенько. Этим я и занялся.

Тот выход, что надумала Ирочка, – не выход. Она предложила мне скрыться от гильдии наемных убийц где подальше. К сожалению, моя милая руководствовалась врачебным принципом «Не навреди!» Ей простительно, она целительница, а мне надо прикидывать варианты всякого рода, в том числе перспективные. Вывод: издалека я не смогу эффективно руководить своими, это может привести к нехорошим последствиям. К тому же целиком защитная тактика хороша, если у противника ограниченные возможности и ресурсы. А о таковых мне совсем ничего не известно.

Если же я останусь в поместье, придется применить подход, предложенный Моаной: потихоньку избавляться от чужих наблюдателей. И делать это до тех пор, пока гильдия не сочтет, что заказ становится невыгодным. Замечательный подход, прямо чудодейственный, неясно лишь, как его осуществить. На сегодняшний день гильдия уже доказала, что мы не в состоянии обнаружить их людей стандартными средствами. Значит, надо делать нечто нестандартное… А что?


Сцена, которую я видеть никак не мог

– Милая, у меня появилась идея. Совершенно безумная, и командир ее наверняка не одобрит, но сработать может.

– Выкладывай.

– Мне Шахур для этого нужен.

– Я за ним схожу.

– Сиди смирно, тебе много ходить вредно. Я сам его позову.

– У тебя определенно пробелы в практической магии жизни. Хотя нет, это к магии не относится, скорее к целительству. К твоему сведению, умеренная ходьба полезна беременным. Не веришь – спроси у Иры.

– Ладно, верю. Пойдем вдвоем.

Через пять минут в комнате Моаны уже было трое магов.

– Шахур, у меня появилась идея, как выловить наблюдателя… я хочу сказать, как его обнаружить, но для этого понадобишься ты.

– Валяй.

– Идея вот в чем: обнаружить магические переговоры и взять пеленг… это морское выражение, оно означает «засечь направление». Если мы с тобой вдвоем с разных точек отметим направление… ну, как линию на карте… то пересечение этих линий и будет то место, где сидит наблюдатель.

– И выходит, нам сидеть в этих местах и ждать, пока соглядатай заговорит?

– Нет. Вынудить его заговорить. Есть способ.

Эффектная пауза.

– А способ вот какой: представь себе, как командир с группой охраны выезжает из поместья. Наблюдатель должен передать весть о его выезде следующему по цепочке. Вот тебе и одно сообщение. А если вдруг не удастся с первого раза засечь, то через пяток минут нашу группу догонит… да кто угодно, хотя бы еще один солдат, и передаст командиру записку. Тот прочитает и отдаст команду ехать обратно. Тогда должно пойти еще одно сообщение, и уж его-то наверняка мы используем для пеленгации. Ну, что скажете?

– Допустим, мы найдем место, где этот тип прячется. А что с того толку?

– Вышлем пару стрелков. И они его прихлопнут. Может быть, даже удастся допросить.

– Можно мне сказать? Не возлагайте больших надежд на допрос. На месте гильдейских я бы предприняла все меры, чтобы труп ничего не рассказал. Уж не говорю о том, что ты, дорогой, в некромантии не особо силен, да и я тоже. Вот разве Тугур… хотя не уверена, что его стоит привлекать. Ну ладно, это решит Профес. Но есть еще соображение. Сколько вам времени нужно, чтобы настроиться на чужой кристалл – имею в виду, чтобы услышать чужое сообщение?

Лиценциаты переглянулись. Потом слово взял Шахур – все же это была его специальность.

– В той диссертации не было сказано, но, полагаю, минута, не меньше… или две… Но тут есть вот что. Чем ближе переговаривающиеся кристаллы по свойствам, размеру и форме – тем легче идет настройка.

– Короче, вы не пробовали, а знать заранее, какие кристаллы использует противник, никак нельзя. Тогда вопрос: а что, если время настройки будет больше, чем длительность сообщения?

Молчание. Потом Сарат робко проблеял:

– Можно попытаться сделать самопоиск… чтоб сам кристалл искал… точнее, два кристалла… нет, что я говорю – три кристалла…

Шахур сильно приободрился:

– О! Вот именно, что три кристалла. Главный по магсвязи – рутил, у нас он точно есть. Управление… да хотя бы аметистом, их много, задействовать через галенит.

Но особо почтенная упорно продолжала наводить критику:

– Допустим, вы сделаете… нечто этакое. А как быстро ОНО будет действовать?

Тут уже Шахур был в своей стихии:

– А проверить экспериментально! Кто-то из наших… безразлично, кто… выходит с невинным магическим сообщением, скажем, таким: «Раз, два, три, четыре, пять, вышла норка погулять, вдруг мышонок выбегает, норку ловит и съедает…»[1]1
  Стихотворение дано в моем вольном переводе с маэрского. – Здесь и далее примеч. авт.


[Закрыть]
Засекаем время с начала сообщения, потом момент, когда сигнал ловится. Ну, что скажете?

Госпожа доктор магии утратила кротость, каковая вообще-то никогда не была ей присуща:

– Скажу, что ничего глупее придумать нельзя. Твое счастье, что ты не у меня на экзамене… Ну-ка, поставь себя на место того, кто подслушает ТЕБЯ: что он подумает?

– …

Сарат перехватил нить беседы:

– А ведь верно: я, например, подумал бы, что это некий шифр.

– Именно. А нужна фраза, которая…

Тут Моана на секунду замялась, пытаясь сформулировать требования. Но Шахур уже нашелся:

– Вот! Сколько угодно! Совершенно нейтральные фразы: «Первый, проверка связи. Первый, я тебя не слышу. Первый, повторите. Первый, проверка связи…» Все в таком духе. Как вам?

– «Похвально», если уж речь идет об оценках. Не хватает завершающей фразы после, скажем, первой минуты.

– Пожалуйста! «Да провались все к Темному, ничего не слыхать!» И связь выключается.

На этот раз все засмеялись, а Сарат подвел итог:

– «Весьма похвально», даже по меркам Хорька. И все же остался вопрос: а что потом? Мне кажется, вопрос о ловле всяких посторонних – это в ведении Тарека.

– Мог бы его назвать «особо почтенный Руфан-ом», а не Хорек, – чуть обиженным тоном возразила Моана.

– Я его буду звать именно так… с того момента, когда он поставит студенту «превосходно».

Шахур попытался сделать вид, что откашливается. Он уже хотел переменить тему, когда это сделала Моана:

– Тут у меня вышел разговор с командиром. Он задал вопрос… сначала я сочла его идиотским, но потом вспомнила… короче, вот какая возможность существует…

Последовал рассказ о переделке человеческого организма с целью обострения органов чувств.

Лиценциаты выслушали внимательно. Шахур хмыкнул. Сарат почесал в затылке.

– Насколько я помню твои же лекции, серьезное улучшение возможностей достигается лишь переделкой этих самых органов чувств. Да и то… в учебнике написано, кстати, что орлы – при том, что видят вдаль превосходно, – не различают цвета. Одно за счет другого. Переделка… хм… Положим, зрение в этом не нуждается, если есть бинокль. А вот обоняние… да и слух тоже… То есть бинокль отпадает… Отсюда кое-что следует. Когда наш наблюдатель увидит ихнего, пусть обратит внимание на какие-то необычные черты… крупные глаза, например, или там длинный нос.

– Хорошо бы доставить этого человека вам, Моана, на вскрытие. Уж вы-то не пропустите анатомические особенности.

Моана до этого никогда не слышала комплиментов от молодого лиценциата. Потрясение было настолько велико, что доктор магии чуть ли не автоматически ответила благодарственным поклоном-реверансом, хотя таковой (при обращении к к магу низшего ранга) считался явным нарушением этикета.

– Вот еще вопрос, милая. Если бы ТЕБЕ поставили задачу: как сделать, чтобы человек сохранял молчание после смерти – как бы ты за такое взялась?

– А это зависит от того, кто пытается разговорить труп. Если бы я рассчитывала на твои усилия, то тут просто: устанавливается постоянный конструкт, который по остановке сердца стирает узловые точки магических потоков. Маломощный и недорогой. Мне на тридцать минут работы, да чего там: даже ты справился бы… часа за три. А вот если противодействие на уровне доктора магии разума… тут как раз доктор и нужен. Тоже конструкт, после смерти быстро разрушает структуру тканей головного мозга. К тому же неустойчивый, его регулярно подновлять надо. Мало того, эти два конструкта могут мешать друг другу. Очень дорогостоящая работа сама по себе, а самое скверное: подновление конструкта, если его делает не тот, кто установил, требует примерно таких же усилий, как его создание. Говорю, сложная вещь. Одна такая вот задачка – это стабильный доход для доктора магии жизни на весь срок жизни пациента. Можно позволить себе ничем другим вообще не заниматься…

На этом моменте рассуждений взгляд Моаны вдруг утратил осмысленность. Вместо точных и логически безупречных пассажей умная и проницательная женщина понесла полную околесицу:

– Так вот почему он умер… выходит, сменил практику… теперь понимаю… значит, каждые две недели… и с тех пор не было… ну почему я тогда не догадалась… выходит, многие знали, только я не знала…

Оба лиценциата не на шутку испугались. К счастью, особо почтенная быстро пришла в себя. На взволнованные вопросы последовали четкие и ясные (как обычно) ответы:

– Не переживай так, милый, я в полном порядке. Было совершено преступление. Я его только что раскрыла, но обнародование смысла не имеет. Дело очень давнее; и жертва, и преступник мертвы. По сути дела могу добавить вот что: последние… я хотела сказать, в последнее время никто, повторяю, НИКТО из магов жизни не практикует подобные вещи. На этот счет есть неопровержимые данные. Но могу сообщить еще кое-что. Ты знать этого не можешь: уровень магистра. Ткани головного мозга после смерти распадаются сами по себе, а это и есть защита. Если, сверх того, магические узлы разрушены тем конструктом, о котором я говорила, то через сутки – самое большее, даже я не смогу ничего прочитать. А вообще-то для распада хватает и нескольких часов.

Сарат всеми силами старался вести разговор в деловом ключе:

– Ну а если я буду рядом и поддержу сердце? И одновременно наложу «Частичный паралич»?

– Но конструкт, уничтожающий узлы, все же останется.

– Наш командир мог бы затереть конструкт.

– Да, но для этого ему надо подойти близко и быстро.

– Нереально…

– С вашего разрешения, господа, подведем итоги. Получить какую-либо информацию от наблюдателя мы сможем только при огромном везении. Рассчитывать на это нечего. А вот доставить его ко мне – разрешимая задача. Вскрытие – ну, это наше девичье дело…

Шахур не удержался от смешка.

– …а на вас две системы поиска. Тарека привлечь немедленно, у него мозги работают, он может еще что-то предложить. Вопросы? Дополнения?

– Есть дополнение: часы понадобятся. Начать передачу в точно отмеренное время, а также оценить длительность поиска.

– А вот на это я могу ответить. Часы есть, три штуки, только позавчера доставили. Полная регулировка по всем правилам, я проверил. Так что, пригласим лейтенанта на обсуждение?

Оказалось, что бывший разведчик тоже думал над заданием. Но только делал он это со своих позиций.

– Понимаете, ребята, я стал прикидывать вот что: а как наилучшим образом расположить наблюдателя? Вводная: никак не ближе полумили, иначе есть риск, что засекут; обязателен хороший обзор, причем так, чтоб был виден вход в дом и въездные ворота.

На столе появился план поместья с окрестностями.

– В плане наблюдения идеальное место – вот этот холм. Все видно. Но я бы не стал располагать там своего человека.

– ?

– Очень открытая позиция. Если понадобится срочно отступать, это не сделать незаметно.

– Я уже говорила: такие… специалисты по наблюдению очень дороги. Следовательно, их берегут. Я бы приказала такому ни в коем случае не рисковать. Отсюда следует…

– …что вот тот холм предпочтителен, пусть даже он дает худшие возможности для наблюдения.

– Выходит, стоит понаблюдать за этим холмом в бинокль?

– Вряд ли. Если тот хорошо замаскировался, ничего мы не увидим.


Все это было доведено до моего сведения. В целом результаты команды меня обрадовали, что я и выразил вслух. Куда менее успешны были мои собственные усилия. Пока мои товарищи плодотворно трудились, я тщетно пытался вычислить, какой организации я столь сильно стал поперек дороги.

Напрягшись, я попытался включиться в мозговой штурм:

– Ребята, а зачем, собственно, следить за въездом в поместье?

Тарек, судя по лицу, сообразил, а остальные не поняли.

– Противнику важнее знать, куда я направляюсь. Отсюда попытаться представить расположение наблюдателей. Какие варианты?

– Поставить наблюдателя у перекрестка. Если оттуда ты на север – это в город, если на запад – в порт Хатегат, на восток – в Субарак. Отдельные наблюдатели – по пути. А если людей не хватает – на въезде в каждый населенный пункт.

Возражений не было.

– Где бы ты расположил наблюдателя у перекрестка?

– К востоку слишком ровная местность, да и весна к тому же, трава не подросла. С запада – местами кусты, но опять же листва весенняя. Хотя можно. К северу полно крупных камней, а между ними прошлогодняя трава. По мне так наилучшее место. Но только не слишком близко к дороге, а то отступать неудобно. Пятьсот ярдов от дороги – вот подходящая дистанция. Даже если наблюдателя увидят, он в два счета скроется среди камней, и мы его не догоним. На коне там лишь шагом проехать.

– Но я бы проверил и тот холм, о котором ты раньше говорил. На всякий случай. Послать того же Вахана с мощным биноклем на чердак.

– Почему на чердак?

– Там темно. Не видно перемещений человека. Опять же не надо бояться, что стекло блеснет на солнце. Лучше пусть смотрит из того окна, что ближе всего к северной стороне.

– Причины?

– Дальше всего от входа.

– Ладно, сейчас распоряжусь.

Глава 2

Сцена, которую я видеть никак не мог

Сударь комендор взялся за поручение со всей ответственностью. Пошарив взглядом по холму в течение получаса, он не нашел никого. Но потом мой снайпер решил творчески переработать приказ и стал прикидывать: а где бы он сам устроил лежку для стрелка? Вахан обследовал холм биноклем медленно и последовательно, то есть именно так, как его учили более опытные разведчики. И первым делом он подумал: а что надо сделать для полной незаметности прихода и ухода?

Выбор был не особенно богат: две цепочки не особенно густых кустов по обе стороны холма, а то, что было между ними, не очень-то подходило: трава только-только пустилась в рост, в ней спрятаться трудно, а перемещаться незаметным образом вообще невозможно.

Снайпер оценил правую цепь кустов. Проползти, маскируясь за ними… пожалуй, можно. Позицию выбрать за передним кустом. Листва не особо плотная, но все же маскирует.

Мысленно прикинув, как должен перемещаться наблюдатель, снайпер мысленно же отверг эту позицию. Да, со стороны дома засечь движение невозможно. Зато со стороны дороги – запросто.

После этого анализу подверглась левая группа кустов. Укрытие она предоставит примерно такое же, но со стороны дороги наблюдателя закроет возвышение холма. Пожалуй, левая полоса кустов подойдет лучше.

Через час кропотливой и нудной работы Вахан сдался. Но как любой старательный военнослужащий, он пошел докладываться непосредственному начальнику.

Лейтенант Тарек знал, что умение метко стрелять и навыки вести разведку (в частности, умение замечать то, что от тебя стараются скрыть) – совсем не одно и то же. Вот почему с его стороны последовало предложение еще раз поглядеть на тот холм, но уже вдвоем.

Очутившись на чердаке, бывший командир взвода разведки первым делом потребовал от подчиненного подробного рассказа о том, как он действовал и что при этом думал.

Потом взял тяжеленный бинокль и стал рассматривать холм. Через четверть часа лейтенант обернулся к подчиненному:

– Наблюдателя я не вижу. А смотрели мы хорошо. Возможно, что его и вправду нет.

Последовало задумчивое:

– Наблюдателя нет…. Теперь что же, докладывать командиру?

– Именно.


Получив доклад, я отпустил ребят на время, а сам сильно задумался.

Допустим, наблюдателя и в самом деле нет. Что это может означать?

Первое, что пришло в голову, – заказ на мою особу вообще отменен. Мысль приятная, что и говорить, но подтверждающих фактов у меня нет. Отставим.

Со всей очевидностью покушавшиеся думали, что я слаб в магии смерти. Два заклинания этого вида магии подряд – вполне себе основание для такого вывода. Откуда они такое взяли? Не так это и важно; допустим, это значится в моем досье. Гильдия убийц взяла его, скажем, от заказчика, это дешевле всего. А на поверку выяснилось, что не такой уж я слабак. Любой нормальный предприниматель выскажет «фе» – что ж вы, ребята, даете неточную информацию? Начнется бодание, это время. А дальше? Дальше я бы потребовал за такое дополнительную плату: гильдия понесла расходы. В идеальном для меня случае заказ отменят. В неидеальном… последует что-то вроде: «Ах, извините, накладочка вышла, вот вам еще мильёнчик, только вы уж постарайтесь». Это значит: через какой-то промежуток времени слежка возобновится.

Что делать? Для начала убедиться, что слежки на данный момент нет. Как? Пока вижу только один способ: пытаться перехватить сообщения в магоэфире. Если активность есть – ну, тогда строить планы по наблюдателям. Если нет – отслеживать эфир ежедневно. А можно ли это сделать автоматически? Вопрос к Шахуру.


Еще одна сцена, которую я видеть никак не мог

Сарат был встречен механиком со всеми почестями, а именно: уверениями в совершеннейшем уважении, пожеланиями здоровья, а также стаканчиком (стеклянным!) водки. К вышеперечисленному был приложен увесистый мешочек – доля с продаж. Но к делу перешли довольно быстро.

Передача магических двигателей вкупе с оправами управления и инструкциями по применению таковых заняла, как ни странно, час. После этого завязался боковой разговор.

– Видите ли, достопочтенный…

– Дорогой Фарад, я слишком уважаю ваше мастерство, чтобы позволить вам именовать себя столь официально…

Поклон.

– …поэтому называйте меня просто по имени.

– Да будет так. В прошлую нашу встречу высокочтимый Профес-ор высказал… заинтересованность в найме искусных металлистов, причем не обязательно мастеров.

Многозначительная пауза.

– Передайте ему, что я нашел таковых.

– Уважаемый Фарад, я с радостью сообщу эту, несомненно, хорошую новость. Но ведь он спросит о том, кто такие предложенные вами… умельцы?

Не было сказано: «Почему выбор пал на них?» Но Сарат рассчитывал, что его поймут – и не ошибся.

– Первый из них по уровню – мастер Валад-им, известен под прозвищем Хромой Валад. Он и вправду хромает, но у него никогда не бывает достаточно денег на услуги мага жизни…

Сарат сделал мысленную отметку в памяти.

– …этот мастер весьма знающ и в прокатке металлов, и в штамповке, равно искусен в литье и ковке. Но…

Совсем короткая пауза. Но тоже весьма значительная.

– …в гильдии он числится возмутителем спокойствия. Постоянно придумывает новые варианты обработки металлов. Это не очень-то одобряется. Методы, позволяющие получать изделия быстрее, например; или, скажем, ситуация, когда за ту же стоимость технология позволяет получить изделие лучшего качества… Короче, такие нововведения подрывают стабильность в пределах гильдии.

Слово было сказано, пусть и с оговоркой.

– И это не все. У мастера есть также личные неприятные черты…

Это было произнесено с абсолютным бесстрастием. Пожалуй, даже чрезмерно нейтрально.

– …а именно: он неизменно вежлив в обращении с подмастерьями и даже с учениками (хотя ошибки замечает и отмечает), но не проявляет должного уважения к мастерам. Я имею в виду, к некоторым мастерам.

Лиценциат, в свою очередь, сделал невозмутимое лицо, хотя намек был прозрачен:

– Понимаю. У вас в списке только один мастер?

– Да. Остальные – подмастерья. Вот, извольте ознакомиться…

На столе появился список имен и адресов.

– Что же движет ими?

Фарад явно был готов к этому вопросу.

– У этого налицо стремление перейти к другому мастеру, поскольку он считает, что, работая на своего нынешнего мастера, лишен возможности расти. Не подумайте дурного, никаких личных конфликтов, всего лишь недостаточность (по мнению подмастерья, конечно) знаний мастера. Но переход к другому в рамках гильдии – практически невозможная вещь. Требуется согласие Совета гильдии…

Понимающая улыбка. Такая ситуация была вполне знакомой.

– Вот этот подмастерье, как я о нем слышал, трудяга. Работает за троих. И его мастер совершенно не заинтересован в потере такого работника путем продвижения его до уровня мастера. Да и платит – по мнению подмастерья, понятно – недостаточно.

Сарат кивнул. Подобные истории он слышал много раз, только в применении к бакалаврам.

– А вот этот – особенный. Я немного знаком с его наставником; так вот, он горько сожалеет о том, что в свое время сделал молодого человека подмастерьем, а не оставил в учениках. Похоже, Пресветлые возложили знак на голову этого парня…

Сарат от души удивился, хотя виду, ясное дело, не подал.

– …в результате знания огромные, а умения… с тем же успехом он мог бы работать ногами. Но мастеру не нужны ученые, он и сам достаточно сведущ в своем деле. Ему нужны хорошие руки в первую очередь. А работник из этого подмастерья… сами понимаете. Это тот редкий случай, когда Совет гильдии согласился бы на переход. Да вот беда: никто такого брать не захочет.

Сарат очень сомневался, что и командир согласится на этакого, но отказываться заранее не стал.

– Что ж, дорогой Фарад, спасибо вам за сделку. Надеюсь, она была небезвыгодна для вас. Также благодарю за список, но тут, как вы понимаете, решаю не я один.

Последовал поклон, который Сарат посчитал учтивым. Посторонний человек так бы не подумал: очень уж телодвижение противоречило выражению физиономии мастера, но молодой маг уже хорошо знал механика. Однако разговор со стороны лиценциата еще не был закончен:

– Разрешите еще кое-что добавить.

– Сундук моего внимания готов принять золото ваших мыслей.

– Профес-ор полагает, что те мастера, которые купили наши двигатели…

По мнению Сарата, такая лесть была отнюдь не вредной.

– …через примерно полгода выразят желание усовершенствовать механизмы – точнее, увеличить их мощность. Мы всегда готовы пойти навстречу таким покупателям…

На лице механика также отразилась полная готовность пойти навстречу – за приличные деньги, понятное дело.

– …и, разумеется, мы были бы весьма рады, если список, что вы мне дали, пополнится. Профес-ор полагает, что может предложить этим людям… некоторые новые возможности.

Конечно же последовали обещания сделать все в соответствии с пожеланиями высокочтимого.


Мы проверили возможности наших кристаллов практически. Отладка нужной структуры заклинаний заняла целый день. Я не удивился, поскольку понимал всю новизну подхода. На следующее утро мои бойцы-антисвязисты тихонько выскользнули через окно (то, которое оставалось невидимым для потенциального противника) и незаметно отошли на расстояние полукилометра от здания. Получив сигнал об их готовности (знак белыми платками) я выехал в сопровождении двоих солдат, а через пять минут за мной галопом помчался солдат с «запиской». Он, конечно, нас догнал, я «прочитал» и дал отмашку на возвращение.

Вопреки ожиданиям, мой главный связист отнюдь не торопился с докладом. Но когда он появился, то имел несколько пасмурное выражение лица.

– Значит, так, командир. Совершенно ничего… то есть хочу сказать, что в пределах возможностей нашего прибора…

Я удивился столь нетривиальному сообщению. Лишь через несколько секунд до меня дошло, что пеленгация и даже перехват – дело все же не мгновенное.

– … то есть если бы было сообщение длительностью более семи секунд…

Я тут же пересчитал на земное время – вышло три секунды.

– …мы бы его засекли. Но никаких следов.

– Все равно хорошая работа. Вызывай Тарека, будем прикидывать, как запеленговать второго, если он, конечно, есть.

Пеленгация вместе с подготовкой заняла меньше времени, поскольку нужная структура заклинаний уже была создана. Но результат был тем же.

Пришлось снова работать головами.

Предложения устроить секреты вблизи предполагаемых позиций наблюдателей отверг Тарек. Он опасался возможности раскрытия своих людей, если враги и вправду имеют повышенные возможности в части слуха, нюха и зрения.

Сарат предложил установить сигнализаторы с ретрансляторами. Немедленно разгорелся спор. Особенно горячился Шахур:

– Как определить точно позицию наблюдателя? Твой… ну ладно, наш… амулет даст сигнал, что в радиусе пятидесяти ярдов кто-то есть. И все! А если этот тип выйдет из его радиуса действия?

На этом месте у меня прорезалась некая мысль.

– Стоп, ребята. Вопрос ко всем сразу: возможно ли сделать так, чтобы сигнал от чужака различался в зависимости от сигнализатора?

– Конечно, можно.

– Точно, можно.

– Тогда пусть, скажем, дается световой сигнал от каждого амулета по отдельности. А кристаллы-излучатели сделаем маленькими – нам ведь мощный свет не нужен – и поместим прямо на карте. Наблюдатель будет идти по местности, а мы по загорающимся сигналам – следить за его перемещениями. Что на это скажете?

Шахур состроил скептическую мину.

– Да, с десяток подобных сигналок задействовать можно. Даже два десятка, но…

– Но?

– А что, если у противника есть амулеты против отслеживания?

Я сел в лужу. Она была мокрая и неуютная.

– Ребята, разъясните мне принцип действия таких устройств.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации