151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 12

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 марта 2017, 11:20


Автор книги: Анастасия Сычёва


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 12 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Часть вторая
Сделать выбор

When all we see is misery, will you still believe in me?[1]1
  Когда все, что мы видим, – это несчастья, будешь ли ты еще верить в меня?


[Закрыть]

HammerFall. Dreams Come True

Глава 1

Со следующего утра на подготовку к отъезду в Вереантер были направлены все наши усилия. Кейн, Оттилия и я собрали вещи, и я впервые пожалела, что не попросила Кейна сделать Бьянке разговорный амулет для связи с нами. Отправлять письмо, а потом ждать ответа пришлось бы слишком долго – недели две точно – так что я скрепя сердце согласилась свалиться Бьянке и графине Лидии как снег на голову через портал. Адриан по понятным причинам должен был отправиться вместе с нами. Он сразу предупредил, что на перемещение Нади в Аркадию, его возвращение в Лорен, а оттуда с нами – в Бэллимор у него уйдет очень много сил, и потому мы все вместе сначала отправимся к Харди, а уже оттуда – сразу в Вереантер. Кейн неожиданно одобрил эту идею, заметив, что наша компания сплошь из королевских особ способна у кого угодно вызвать смятение, а они с Оттилией слегка сгладят его своим присутствием.

Так и поступили. Выезжали верхом, причем нам с Оттилией пришлось остаться в платьях, а поверх накинуть плащи – вампирша со вздохом заметила, что в столице нам обеим стоит с самого начала производить хорошее впечатление: мне – как королевской невесте, ей – как дочери герцога. Так что мужская одежда и оружие отправились в сумки, а Эр одолжил нам дамские седла из собственной конюшни. Оттилия и я некоторое время гарцевали по улице под ехидные комментарии Кейна и Дирка, вышедшего нас проводить, и заново привыкали к неудобным седлам, бросая косые взгляды на Надю, которая держалась в седле с изяществом и уверенностью настоящей амазонки и казалась очень довольной.

К собственному удивлению, я смогла вспомнить, куда именно надо открывать портал: в академии Бьянка как-то раз упомянула их загородное имение, находившееся так далеко от столицы, что они с Лидией бывали там редко. Однако сейчас у меня не было сомнений, что после моего предостережения и совета покинуть город они перебрались именно туда. Так что утром мы попрощались с Эром, Дирком, Гартом и Фростом – двое последних собирались тронуться в путь сразу после нас, но им предстояла обычная дорога, без порталов – и Адриан открыл полыхающий черным пламенем проход.

Мы очутились в сельской местности, возникшей перед нами широкой зеленой равниной. Выехав на проселочную дорогу, мы направились по ней, оставляя в стороне видневшиеся вдалеке деревни, и вскоре подъехали к воротам усадьбы, на которых был герб. Раньше я уже видела такой же на дверце кареты графини. Двое привратников с поклонами открыли тяжелые створки, мы въехали внутрь и обогнули по дуге круглый фонтан, находившийся между господским домом и воротами. Вода весело журчала и переливалась в лучах солнца, однако при внимательном осмотре становилось заметно, что краска на каменной девушке с кувшином на плече облупилась, от ее платка откололся значительный кусок, и отсутствовала часть лица. Но газон вокруг был подстрижен ровно и аккуратно, а значит, я не ошиблась, и Лидия с Бьянкой действительно здесь – вряд ли бы в их отсутствие садовники уделяли столь пристальное внимание состоянию травы.

Провожаемые любопытствующими взглядами прислуги, мы доехали до дверей, где к нам сразу бросилось несколько лакеев. Но мы с Оттилией спрыгнули с лошадей сами, не дожидаясь помощи, в то время как Надя ступила на землю очень изящно, поддерживаемая учтивым слугой. Тот был молод и смотрел на сестру с нескрываемым восхищением, а когда она одарила его благодарным кивком, весь засветился, как новенький золотой. Мы с Оттилией только переглянулись и философски пожали плечами – мы обе такой восторженной реакции у окружающих не вызывали. Из дома вышел дворецкий и с вопросительно-почтительным выражением лица направился в нашу сторону, но спросить ничего не успел – с противоположной стороны, оттуда, где начинался сад, раздался удивленный вопрос:

– Ваши высочества?

Обернувшись, я увидела, что к дому подходила Лидия в серо-голубом платье с рукавами до локтей, заканчивавшимися пышными оборками. Ее сопровождала незнакомая дама в темном платье и переднике – вероятнее всего, экономка. В руках графиня держала корзину, из которой виднелись пышные белые шапки гортензий. Лицо Лидии выражало растерянность, и, подойдя ближе, она присела в глубоком реверансе. Экономка поспешила последовать ее примеру и присела еще ниже.

– Доброе утро, графиня Харди, – приветливо улыбнулась я. – Прошу нас извинить, что мы без приглашения.

– Ничего-ничего, – заверила она меня сразу же, справившись с удивлением и превращаясь в радушную хозяйку. – Полагаю, вы хотите встретиться с Бьянкой?

– На самом деле с вами обеими, – призналась я.

– Только не говори мне, что Арлион Этари снова тебя похитил. – По лестнице с крыльца спустилась моя подруга-прорицательница, с подозрением оглядевшая меня. Но, убедившись, что выгляжу я не в пример лучше, чем во время нашей последней встречи, она с облегчением улыбнулась и посмотрела на моих спутников. – Доброе утро, ваше высочество. Привет, Кейн! И… ваше величество?! – Адриана она явно узнала, хоть видела лишь мельком во время нашей практики в Оранморе, и поспешила сделать реверанс.

Пришлось потратить некоторое время на то, чтобы представить остальных, включая Оттилию, с которой ни Бьянка, ни Лидия еще не были знакомы. Появление архивампира вызвало вполне предсказуемую реакцию – изумление, смятение и легкую панику вдобавок – но Адриан держался совершенно невозмутимо, почти ничего не говорил и не пытался смутить обеих графинь. Это не особо помогло, но когда я изложила свою просьбу, Лидия и Бьянка отвлеклись на нас с Надей и слегка пришли в себя. Мои слова их удивили, это было очевидно, однако, выслушав мои аргументы, почему Наде пока не стоит возвращаться в Валенсию, признали разумность моих доводов и согласились принять принцессу у себя. Надо отдать Лидии должное – когда первый шок прошел, к ней вернулся ее практичный подход к жизни, и вскоре она уже отдавала распоряжения слугам поселить Надю в гостевых покоях и доставить туда ее вещи. Бьянка выглядела более озабоченной, из-за чего казалось, что ее слегка курносый нос внезапно заострился. Когда вопрос с Надей был улажен, она попросила меня ненадолго задержаться в гостиной. Причины недоумения и тревоги подруги были мне понятны, и я, не тратя время на подробные разъяснения, сообщила ей о своей помолвке. Бьянка вытаращилась на меня своими синими глазищами и осторожно поинтересовалась, знает ли Адриан, что он женится именно на Корделии Этари, а не на Эржебете Батори. Пришлось сообщить ей пару деталей. К моему удивлению, Бьянка уверенно заявила:

– Я рада, что все так сложилось. Я еще месяц назад поняла, что он тебе нравится. – И в ответ на мой недоверчивый взгляд пояснила: – Когда ты догадалась, ради чего совершались все те жертвоприношения, ты побежала именно к нему, а не к нашим магистрам, и не смогла внятно объяснить, чем было продиктовано такое решение.

Прощание заняло совсем немного времени – Бьянка обняла меня, а затем Надя тоже отозвала меня в сторону на пару слов. Сестрица казалась взволнованной и говорила непривычно серьезно:

– Береги себя. Будь осторожна.

– Спасибо, – чуть удивленно отозвалась я. У меня почему-то не было сомнений, что Надя будет счастлива наконец-то от нас избавиться, но сейчас она не была похожа на человека, который жаждет со мной распрощаться.

Она еще помялась, а затем вдруг быстро обняла меня и чмокнула в щеку, для чего ей пришлось привстать на цыпочки.

– Удачи тебе!

Проводив ее недоуменным взглядом, я взлетела в седло, а затем Адриан открыл следующий портал. Глубоко вдохнув, я сосредоточенно взглянула на темное пламя. И почему у меня такое чувство, что встреча с Арлионом покажется легкой разминкой по сравнению с представлением вереантерскому двору?

На этот раз мы очутились в парке, разбитом вокруг королевского дворца. Я сразу же узнала это место – именно сюда Адриан перенес нас после встречи с призраком архимага Приама. Гравий захрустел под копытами четырех лошадей, но это был единственный источник шума – в остальном здесь было так же тихо, как и в прошлый раз. В отличие от солнечной Аркадии над Бэллимором сгустились тучи, причем дождь, судя по всему, прошел накануне – вокруг стелился туман, и из-за него дворец вдалеке было почти не видно.

– Ваше величество, – начала Оттилия, обращаясь к Адриану, когда портал закрылся. – Мои родители и я будем рады, если на время всех официальных церемоний Корделия поживет у нас.

Я удивленно моргнула, не ожидая такого поворота. Хотя, если честно, я совершенно не представляла, как будет организована моя жизнь в ближайшее время, так что мне, наверное, любое решение показалось бы внезапным. Адриан, однако, выглядел вполне довольным.

– Благодарю вас, леди фон Некер.

– Тогда мы поедем? – В голосе Оттилии проскользнули вопросительные нотки, и Адриан кивнул. Затем он улыбнулся на прощанье мне и направил коня к дворцу. Оттилия же тронула поводья, и мы втроем поехали в противоположную сторону, к выходу из парка.

– Оттилия, – позвала я ее. – А твои родители вообще как отнесутся к тому, что ты вдруг притащишь меня к ним?

– Нормально, – отмахнулась она. – Отец и братья все равно большую часть времени находятся во дворце, занимаются государственными делами и тебя будут видеть только по вечерам. А мама… Ну кто-то должен был заняться тобой, правильно? Ты только не подумай! – торопливо добавила она, на секунду обернувшись и увидев выражение моего лица. – Она не настроена по отношению к тебе недружелюбно! А учитывая, что мы с тобой подруги, логично, чтобы именно наша семья помогла тебе освоиться. К тому же мама – герцогиня, она с этой задачей точно справится.

– А ей самой об этом вообще известно? – не скрывая иронии, осведомилась я.

– Известно. Мы с ней разговаривали вчера, и я попросила ее помочь. Она согласилась.

Я поймала взгляд Кейна, который философски пожал плечами, и вздохнула, представив себе реакцию герцогини фон Некер. Она уж точно не должна была прийти в восторг от перспективы возиться со мной.

Выехав из парка, мы пересекли широкий каменный мост через реку и очутились в очередном типичном квартале знати, который отличался от таких же в Оранморе и Лорене только характерной для Вереантера архитектурой домов. Ехать пришлось недолго – городской дом фон Некеров, одного из самых приближенных к королю родов, находился в непосредственной близости от королевского дворца. В отличие от эльфийской столицы здесь дома не были окружены своеобразными садами в миниатюре, однако они все равно стояли раздельно, а не лепились тесно друг к другу, как у людей. Мы спешились у двухэтажного особняка из темно-красного кирпича, передали поводья конюхам, и Оттилия провела нас внутрь. Сама вампирша с каждым шагом выглядела все более неуверенной – насколько я помнила, она около двух лет не виделась с родителями и сейчас наверняка нервничала, представляя встречу. В холле нам первыми встретились дворецкий и несколько слуг, отвесивших поклоны вернувшейся хозяйке и нам, а затем из дверей вышла незнакомая вампирша, которую я сразу опознала как мать Оттилии. Она была невысокой – на полголовы ниже Оттилии – и в отличие от дочери-брюнетки ее волосы были русыми, как у Александра. Зато у обеих оказались одинаковыми губы, разрез глаз и разлет бровей. Одета она была в дорогое платье фисташкового цвета, а на шее и в ушах переливались бриллиантовые украшения. Однако в ее облике не было чрезмерности, наоборот, вампирша выглядела очень элегантно и этим напомнила мне Натаниэль. А взглянув на нее магическим зрением, я увидела, что аура у герцогини была средней яркости, и магом она была весьма слабым, как большинство низших вампиров.

– Мама. – Оттилия на секунду замялась, но затем подошла к ней и обняла, та крепко обняла ее в ответ.

– Пропадешь еще раз так надолго – и мы с отцом лишим тебя приданого, – пообещала она, когда дочь отстранилась, но я видела, что она улыбается.

– Ладно. – Оттилия улыбнулась в ответ, а затем шагнула в сторону, чтобы ее мать могла увидеть нас. Взгляд вампирши сразу же изменился – сначала она с любопытством взглянула на Кейна, и на ее лице промелькнуло удивление при виде светлого мага. Затем она посмотрела на меня – и ее взгляд стал цепким и внимательным. Впрочем, открытой враждебности в нем не было. – Мама, это мои друзья – Корделия Этари и барон Кейн де Энниндейл. Кейн, Корделия, это моя мама, герцогиня Катерина фон Некер.

Сама церемония знакомства не выходила из привычных рамок, и сразу после нее герцогиня вежливо предложила показать нам наши комнаты, немного отдохнуть и через час собраться в малой столовой на чай. Со мной она держалась очень вежливо и любезно, причем как с человеком, который если не выше ее по статусу, то, по крайней мере, равен ей. Вампирская сдержанность не позволяла герцогине демонстрировать ее настоящие чувства, и я не могла сказать, какое впечатление на нее произвела. С Кейном она разговаривала в той же манере, что и со мной, и я только спустя некоторое время подумала, что она наверняка просто не знала, как к нам отнестись. Светлый маг, человек и внучка Арлиона Этари в ее доме были явлениями странными, которые следовало обдумать и выбрать определенный тип поведения.

Через час мы все собрались внизу. Оттилия, Кейн и я переоделись, причем подруга за это время слегка пришла в себя и теперь казалась более расслабленной. Несколько раз я замечала, как она вертит головой по сторонам, заново осматривая знакомую обстановку и, кажется, почувствовала себя наконец дома. Кейн тоже выглядел вполне спокойным, и, похоже, только я все еще нервничала. Впрочем, насколько я могла судить, это состояние будет преследовать меня в ближайшее время постоянно.

Зато мне очень понравилось в герцогине, что за столом она не стала тратить время на разговоры о погоде или о том, как мы добрались, или пытаться выяснить, что я за птица и с чего Адриана угораздило сделать мне предложение. Вместо этого она предпочла сразу перейти к делу.

– Леди Этари, следующие три недели до бала окажутся для вас весьма суматошными. Полагаю, Оттилия рассказывала вам о готовящихся официальных мероприятиях?

– В общих словах, – подтвердила я.

– Так вот, в ближайшее время столичная знать вернется с курортов в Бэллимор, и перед балом наверняка пройдут несколько приемов, музыкальных вечеров и, вероятно, пикников, – продолжила Катерина, размешивая сахар в чашке серебряной ложечкой. Серебро приятно позвякивало, соприкасаясь с фарфором. – Вас в определенной степени можно сравнить с дебютанткой, которую предстоит вывозить в свет. Эти мероприятия немасштабны, и их можно использовать для того, чтобы представить вас некоторой части аристократов. Тогда на официальном балу ваша фигура уже не вызовет нездорового ажиотажа и вам самой будет легче.

– Но до возвращения знати еще несколько дней, – ободряюще улыбнулась мне Оттилия. – Так что не переживай, у тебя будет время морально подготовиться.

– И не только морально, – строго заметила Катерина и в упор посмотрела на меня, а затем перевела взгляд на ту часть моего платья, которую было видно за столом. – Леди Этари, я правильно понимаю, что ваш гардероб требует срочного обновления? Причем целиком?

Я слегка покраснела.

– Правильно.

– Тогда завтра я приглашу свою портниху, она снимет с вас мерки, и мы обсудим фасоны, которые вам идут, – совершенно спокойно заключила герцогиня.

Оттилия громко вздохнула.

– Сочувствую, – театральным шепотом обратилась она ко мне. – Они из тебя завтра всю кровь выпьют… фигурально выражаясь.

Кейн тихо хмыкнул, а ее мать и бровью не повела, а лишь невозмутимо заметила:

– Из вас обеих.

– Что? – Оттилия решила, что ослышалась.

– Тебе тоже стоит заняться своей одеждой, – терпеливо повторила Катерина.

– У меня здесь и так достаточно платьев, – возразила Оттилия. – Зачем?

– Затем, – охотно пояснила ей мать, – что ты уже пять лет не принимаешь участия в светской жизни и твои наряды уже давным-давно вышли из моды. А у нас на носу королевская свадьба, на которой ты должна выглядеть достойно! Ты уже и так нарушила все приличия, сбежав из дома несколько лет назад, а потому теперь будешь посещать все эти приемы вместе с нами и восстанавливать свое доброе имя.

– Ты говоришь прямо как Нарцисса Эртано, – уныло заявила Оттилия, представив себе озвученную перспективу. Вспомнив манеру, в которой Нарцисса в прошлом году поучала Оттилию, я только улыбнулась. – Получается, и этот солдафон в обличье женщины может иногда говорить правду?

– Не говори так о ней, – строго велела герцогиня. – Что ж, пожалуй, с остальными делами будем справляться по мере поступления. И начнем прямо сегодня…

– В каком смысле?

– Сегодня твои отец и братья приедут все вместе, – сказала Катерина. – Будет обед.

Я посмотрела на Оттилию. От меня не укрылось, как она быстро стрельнула глазами в сторону Кейна, очевидно надеясь познакомить его сразу со всеми родственниками. Интересно, а сам Кейн в курсе, что вампирша смотрит на него уже с исключительно матримониальным интересом?

Глава 2

Катерина оказалась права – следующие три недели слились для меня в череду сплошных светских раутов, встреч, знакомств и разговоров, напомнивших мою дворцовую жизнь, и о спокойствии пришлось забыть. Нет, я должна быть справедливой – все могло быть намного хуже. Приемы и званые обеды были вовсе не каждый день, народу на них было не слишком много, но после двухлетнего перерыва внезапно очутиться в центре всеобщего внимания все равно было тяжело. Впрочем, если честно, больше всего я нервничала в самый первый день, когда герцогиня сообщила, что мы с Кейном попадем на семейный обед к фон Некерам. Причина была проста – мне не хотелось, чтобы родственники Оттилии относились ко мне как к врагу. Мне нравился Александр, мне понравилась Катерина, и мнение этих вампиров внезапно стало меня волновать. Однако я никогда не умела намеренно нравиться людям, и всю жизнь мои отношения с окружающими строились на том, что я была им либо симпатична с самого начала знакомства, либо нет, так что ставку можно было сделать только на мое собственное обаяние, которого порой недоставало.

Ужин прошел благополучно. Оттилия представила меня с Кейном отцу и братьям, хотя Александра я уже знала, да и с ее отцом когда-то знакомил Адриан. Герцог фон Некер был советником Адриана, а Александр состоял на дипломатической службе. Единственным новым для меня лицом стал самый старший брат Оттилии Генри. Мне было известно, что он был на королевской службе, а сейчас из обтекаемого определения Оттилии я поняла, что он состоял в Тайной страже, следившей за безопасностью в стране. Внешне он был похож на брата, и, что интересно, русые волосы оба унаследовали от матери, в то время как Оттилия была брюнеткой в отца. Со мной все были предельно вежливы и ничем не выдали своего недовольства внезапным решением Адриана. За ужином родные принялись расспрашивать Оттилию о том, что происходило с ней в последние два года, участвовали в разговоре и мы с Кейном. Поскольку приключений у нас было достаточно, Оттилия явно старалась сглаживать рассказы о том, как мы стали свидетелями жертвоприношения, как столкнулись с Раннулфом в Триме, как пытались понять, в чем был смысл выбора мест для жертвоприношений и, наконец, о нашей встрече лицом к лицу с Арлионом. Не могу сказать, что все эти истории стали для семьи Оттилии шоком – о чем-то герцог уже слышал от Адриана и, похоже, от жены у него секретов не было. Но услышать то же самое из уст собственной дочери, которой в эти годы нередко грозила опасность, было нелегко.

– И что ты планируешь делать, когда с представлением леди Этари ко двору будет закончено? – осведомился Генри, когда Оттилия замолчала.

Катерина посмотрела на дочь очень выразительным взглядом, из которого следовало, что если Оттилия снова соберется сбежать из дома, ее банальнейшим образом посадят под замок.

– С осени я буду продолжать обучение в Госфорде, – хладнокровно отозвалась вампирша, которая явно не впервые препиралась с родителями по поводу того, что ей можно и что нельзя делать. – Не хочу бросать процесс на середине.

– Это может быть опасно, – не сдавалась герцогиня.

– В Госфорде? – искренне удивился Кейн. – С Грейсоном? Миледи, я уверяю вас, эта школа сейчас одно из самых безопасных мест в мире. К тому же там будут еще четверо наших друзей.

– Вот именно, они и весь прошлый год с меня глаз не спускали, – с готовностью подхватила Оттилия, ухватившись за спасительную соломинку. – Безопаснее будет только в Магической академии, поскольку у них там Кириан.

Я заметила, как Катерина бросила беспомощный взгляд на мужа, а он в ответ только возвел глаза к небу, и вспомнила, как Оттилия рассказывала мне, что родители с детства ни в чем ее не ограничивали и всегда позволяли заниматься тем, что ей нравится, даже если это расходилось с общепринятыми представлениями о том, какой должна быть благовоспитанная и благонравная девица. И что теперь делать? Запрещать ей, посадить по домашний арест? Замуж выдать?

На последней мысли я не сдержала слабой улыбки. Хотела бы я посмотреть на того самоубийцу, который попытается устроить судьбу своенравной вампирши, которая вдобавок не смотрит ни на кого, кроме Кейна. Кстати, интересно, как бы отнеслись к такому зятю фон Некеры?

А потом моя улыбка пропала, поскольку Кейн вдруг серьезно спросил:

– Корделия, а что будешь осенью делать ты? Что с твоей боевой магией?

– Пока не знаю, – нехотя ответила я, нахмурившись. – Я бы, конечно, хотела продолжить обучение, но с Адрианом мы это еще не обсуждали.

– Ваше возвращение в Аркадию не будет разумным шагом, – внезапно сказал герцог, и я вопросительно посмотрела на него. – О вашем статусе невесты архивампира скоро станет известно и в других странах, и это привлечет к вам всеобщее внимание, в том числе и ваших недоброжелателей.

– Дело не только в статусе, а в том, что всем станет известно, что вы трейхе Этари, – добавил Александр.

– Я бы в этом случае больше беспокоилась о вампирах, – мрачно вмешалась Оттилия. Родственники дружно перевели взгляды на нее. – А что? Куда больше вероятность, что ее прибьет кто-нибудь из наших!

Катерина явно не знала, как отнестись к внезапному переходу от застольной вежливой беседы к разговору начистоту, и только крепче сжала в руках столовые приборы. Мужская половина ее семьи выглядела более невозмутимой, но, кажется, против такого поворота не возражала.

– Да, лорд фон Некер, об этом мы не подумали, – нарушил тишину Кейн. – Но в таком случае Корделии нельзя будет возвращаться в академию, по крайней мере, пока не решится ситуация с Арлионом.

– Что вы имеете в виду? – вежливо уточнил Генри, а Оттилия внезапно прижала руку ко рту, сообразив, что подразумевал Кейн. Я сама чувствовала себя так, словно меня окатили ледяной водой. Проклятье, я об этом совсем не подумала! Ведь магам нужен трейхе для жертвоприношения, а обо мне вскоре станет всем известно! Да уж, после этого мне даже близко к академии подходить нельзя будет, чтобы у магистров не возникло искушения принести меня в жертву!

– Кейн прав, – наконец сказала Оттилия, не ответив на вопрос брата. – И Адриан тоже наверняка это понял. Значит, останешься здесь, – обратилась она ко мне. – По крайней мере, так безопаснее. Да и магию, думаю, ты сможешь и в Вереантере изучать. Ты же у себя в Валенсии была помощницей придворного мага? Может, и здесь…

Она осеклась под красноречивым взглядом отца, который был мне прекрасно понятен, и замолчала, но сказанного было не вернуть.

– Виктор умрет от счастья, – мрачно сказала я сконфуженной подруге. – Мое появление он еще, возможно, переживет, но если я еще начну путаться у него под ногами, он меня первый и убьет.

– Ладно, неудачная мысль, – торопливо согласилась Оттилия. – Ну, придумаем что-нибудь.

– Вам сейчас стоит в первую очередь сосредоточиться на официальных мероприятиях, – обратилась ко мне Катерина. – О том, что делать дальше, вам будет лучше поговорить с Адрианом, а сейчас очень важно, чтобы вы произвели благоприятное впечатление на двор.

Не сомневаюсь, что она прекрасно разглядела скептическое выражение на моем лице, но больше ничего не добавила, и вскоре разговор за столом перетек на обсуждение последних столичных новостей.

На следующий день Катерина и впрямь пригласила свою портниху – низшую вампиршу, которая считалась самой лучшей в Бэллиморе, и именно она шила для самых знатных дам-вампирш. Как тихо на ухо сказала мне Оттилия, я была у нее первой клиенткой не вампиршей за последние лет пятьдесят. Портниха, мадам Мадлен, прибыла в компании двух помощниц, и мы вшестером, включая Катерину, Оттилию и меня, собрались в будуаре у герцогини. Когда я вошла, Мадлен изучила меня с головы до ног с чисто профессиональным интересом, словно мысленно прикидывая, что на меня можно надеть. Катерина при этом заметила:

– Помимо королевского гардероба понадобится еще несколько нарядов для выходов до свадьбы и еще на сам бал.

Мадлен кивнула. Следующие несколько часов превратились для нас с Оттилией в вечность, так что я к концу с большим трудом сохраняла спокойный, невозмутимый вид, а Оттилия уже не скрывала мученической гримасы, за что заслужила, когда Мадлен с помощницами были заняты мной, подзатыльник от матери. Обмерив меня вдоль и поперек, сняв мерки со всех возможных мест, портниха и Катерина принялись обсуждать, какие фасоны мне бы подошли. Мое мнение их тоже интересовало, но уже через десять минут наша беседа плавно перетекла в диалог между ними двумя. Я не возражала, предоставив решить им все вопросы самостоятельно, настояв только на нескольких вещах – никакого обилия оборок и рюшек, никакого розового цвета и никаких шлейфов. С последним Катерина не согласилась, и мы через какое-то время нашли компромисс – платья для встреч с самыми высокопоставленными гостями можно сделать со шлейфами. За платьями пошло обсуждение плащей, юбок, жилетов, корсетов, белья, мелочей вроде перчаток… Под конец я решила, что хуже уже не будет, и попросила сшить мне новый брючный костюм, поскольку старый за прошедшие годы заметно истрепался. Вампирши переглянулись, но внезапно не стали спорить. Когда же разговор дошел до выбора тканей, я окончательно смолкла, и мы с Оттилией на цыпочках отошли от увлеченных обсуждением дам и принялись шептаться о своих делах. Когда потом Мадлен занялась Оттилией, я уже не смогла бы вспомнить, что мы решили насчет бального платья, потому что все цвета, ткани и фасоны перемешались у меня в голове. Воспользовавшись передышкой – внимание вампирш теперь было сосредоточено на Оттилии – я устало села на стул у окна и попыталась представить количество одежды, которое мне обещали в ближайшие недели сшить. Неужели у леди Алины такой же огромный гардероб? Никогда не задумывалась…

Следующие три дня прошли без происшествий. Никаких приемов еще не было, и мы с Кейном и Оттилией втроем занимались тем, что ездили по Бэллимору и осматривали его. Катерина не возражала против наших прогулок, поскольку во время первой же выяснилось, что ко мне по приказу короля приставили вооруженную охрану из четырех вампиров, следовавших за мной по пятам, едва я выходила из дома. На мое удивление после этого открытия герцогиня фон Некер лишь пожала плечами и сообщила, что эскорт мне полагается по статусу. Кейн долго потом потешался над моим растерянным видом, а я в первый момент хотела возмутиться, но вовремя вспомнила о королеве Исабеле, которую убили собственные подданные, и промолчала.

Затем через три дня начали поступать приглашения, от мадам Мадлен доставили несколько первых нарядов для нас с Оттилией, и относительно спокойная жизнь закончилась. Как легко можно было догадаться, известие о королевской свадьбе встревожило аристократов, как камень, брошенный в лесной муравейник, и потому буквально за неделю толпы придворных и просто дворян вернулись в столицу, несмотря на разгар лета. Только тогда я впервые подумала о том, а не будет ли их нелюбовь ко мне усугубляться еще и тем фактом, что во многих аристократических семьях, составлявших сливки общества, имелись молодые девицы на выданье и кто-нибудь наверняка строил планы, как бы выдать свою дочь за молодого и неженатого короля… А тут появляюсь я, и все их замыслы пошли прахом! Та же Оттилия, к примеру, была просто идеальной кандидаткой на роль королевы! Правда, я сильно сомневаюсь, что родителям удалось бы выдать ее замуж против желания, но это уже другой вопрос…

В общем, вскоре начались сами приемы. К счастью, из-за нехватки времени никто из аристократов не смог организовать ничего действительно масштабного и многолюдного, так что за эти недели я познакомилась не с таким большим количеством народу. Оттилия поначалу восприняла светскую жизнь как неизбежное зло, но предпочла не спорить с матерью, а когда поняла, что всеобщее внимание было приковано именно ко мне, вздохнула с определенной долей облегчения. Не могу сказать ничего плохого – выдержка вампиров и здесь дала себя знать, и открытой неприязни я не встретила нигде. Когда я с кем-то разговаривала, мы обсуждали исключительно нейтральные темы вроде погоды или моих впечатлений от Бэллимора. Было непривычно говорить исключительно на вереантерском языке и слышать вокруг себя только его, но к этому я надеялась в скором времени привыкнуть. Некоторые вампиры еще расспрашивали о том, где мы познакомились с Оттилией, но опасных вопросов об Адриане, Арлионе или прошедшей войне с Валенсией никто не задавал. Когда мое удивление такому сдержанному поведению надменных вампиров достигло пика, я убрала ментальные щиты и начала прислушиваться к их эмоциям, чтобы понять, что они испытывали на самом деле. Как я и ожидала, среди этих эмоций преобладали неприязнь и любопытство, однако помимо них было еще одно чувство, тоже отчетливо выделявшееся, – страх.

Да, именно. Оказывается, многие вампиры опасались меня, и не только потому, что я была Этари, но и потому, что Адриан собрался жениться на мне без каких-либо видимых материальных выгод – значит, во мне было что-то такое, что даже их прагматичный король проникся. В общем-то против такого отношения я не возражала. Когда тебя не любят, но боятся – это намного лучше, чем когда тебя просто не любят. Меньше вероятность, что от тебя будут настойчиво пытаться избавиться. Так что, немного успокоившись, я продолжала посещать обеды и приемы, общалась с вампирами, улыбалась, как фарфоровая кукла, и, вспомнив все, чему меня когда-то обучали гувернантки и леди Алина, вела себя как образцовая принцесса, не выбиваясь из этой роли. Одобрительные кивки Катерины служили мне лучшим подтверждением, что я все делаю правильно, а Оттилия как-то сказала:

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации