151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 декабря 2015, 15:20


Автор книги: Ольга Маховская


Жанр: Педагогика, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

8. Настоящий ураган: гиперактивный ребенок

«Моя дочка как юла, не сидит ни минутки, вертится как обезьянка в цирке!»; «На сына жалуются в детском саду. Он расторможенный, невнимательный. Говорят, у него синдром гиперактивности, ужас!»; «Мне кажется, гиперактивность – это детская инфекция. Как только в группе появляется шустрый ребенок, дети перестают слушаться»; «У моей подруги гиперактивный мальчик. Я не люблю, когда она приводит его с собой. Ни поговорить, ни чаю выпить, а потом еще убирай два часа после таких гостей!»


ГРДВ – синдром гиперактивного расстройства и дефицита внимания – характеризуется внешней моторной активностью и расстройством внимания, но не означает снижения самых важных познавательных функций: интеллекта и памяти. После того как в США ГРДВ отнесли к психиатрическим расстройствам, наблюдается рост диагностируемых случаев. Встревоженные и уставшие родители торопятся к доктору, чтобы получить медикаментозные средства для успокоения ребенка. Гипердиагностика детских неврологических и психиатрических заболеваний – бич нашего времени. Вспомним, что американцы считаются нацией прозака, часто прописываемого антидепрессанта. Любое снижение настроения, которое может быть рассмотрено как симптом депрессии, купируется лекарствами. В российской и американской традициях разные требования к детям: у нас они завышены, у них занижены, у нас рассчитаны на сильных детей, у них – на слабых.

Наши родители, тяготеющие к строгим дисциплинарным воздействиям, часто перегибают палку. Например, противоестественно требовать от ребенка с сильным темпераментом, чтобы он сидел в углу неподвижно, не разговаривал громко и не заливался задорным смехом. Интересно, что еще совсем недавно детей старались не водить к психологу, опасаясь услышать психиатрический диагноз. Сегодня родители прикрываются диагнозом, чтобы школа не предъявляла претензий ни к ребенку, ни к ним.

Иногда психологу кажется, что родители приходят с одной целью – узнать, на какие кнопки нужно нажимать, чтобы ребенок подчинялся командам и не отвлекался на посторонние дела. Таких кнопок нет. Кнопки есть на девайсах. Прежде чем завести ребенка, нужно все-таки понять: может, вам просто стоит купить еще одно управляемое устройство? Беспокойство должны вызывать неподвижные, заторможенные дети, не издающие ни звука.

Родители часто пытаются привлечь детского психолога или педагога к «коррекции» в периоды, когда гиперактивный ребенок адаптируется к новой группе, классу. Они рассчитывают, что дополнительные занятия помогут выработать ему усидчивость и научат сосредотачиваться на главном. Но если тревожность повышается в группе, то и корректировать ее нужно в группе. После первого этапа «дезадаптации» наступает привыкание, и ребенок начинает играть и общаться с другими детьми. Первый этап может занять от двух недель до четырех месяцев! Но воспитание вообще требует терпения…

Особую группу «риска» составляют дети, которых отдают в школу с шести лет. Хотя они могут продемонстрировать свои таланты, но навыки произвольного поведения, способность к концентрации внимания, произвольному запоминанию и воспроизведению у них еще не сформированы. Синтетические функции, целостность восприятия, способность устанавливать причинно-следственные связи между предметами, событиями, действиями и последствиями обеспечиваются зрелостью коры головного мозга. Школа рассчитывает на то, что все дети адаптируются к единому режиму. Родители должны помочь педагогам учесть индивидуальные особенности ребенка. Необходимо снисходительно отнестись к тому, что ребенок пока рассеян, забывает в школе тетрадки, не записывает домашнее задание, не включается в работу группы, все время что-то чертит или стучит ботинком по полу и что-то бормочет, когда все дети корпят над прописями.

Ситуация 1

Сереже три с половиной года, и мама водит его в группу неполного дня, только на развивающие занятия. Чтобы родить Сережу и вырастить его лучшим мальчиком на свете, мама оставила свою карьеру менеджера и весь жар души вложила в развитие сына. Она – идеальная мама, но несмотря на это вынуждена признать, что Сережа пока не достиг желаемых результатов. Занимаются английским – выучил несколько латинских букв, да и те забыл через пару дней, в одно ухо влетает, в другое – вылетает. Преподаватель жалуется, что Сережа бегает по группе, не повторяет за ней слова, не поет песенки. Она уверяет, что мальчику еще рано заниматься. Но мама-то расспросила родителей: дети примерно Сережиного возраста. В группе уже есть «звезды». Вон малышка Катенька, наверное, вырастет, выйдет удачно замуж за топ-менеджера иностранной компании и будет счастлива сама, и ее дети тоже…

Что происходит

Родители: «Надо делать как другие ребята и стараться выйти в лидеры! Ты сможешь!»

Ребенок: «Мне страшно, я хочу убежать и спрятаться! Пустите меня!»

Неправильно
Правильно

Родители, желающие реализовать себя и живущие по принципу «Не мы, так наши дети!», оказывают психологическое давление на ребенка, несопоставимое с его силами. Наши родители одержимы ранним развитием. Группы неполного дня в детских садах и центрах развития переполнены трех-четырехлетними детьми, которым по физиологическим требованиям нужно гулять на свежем воздухе, включаться в подвижные игры. Они еще не умеют застегивать пуговицы, но уже знают несколько фраз на английском. Мамы и няни на прогулках ревниво присматриваются к достижениям других детей, чтобы не отстать. Их логика понятна: раньше выйдешь на старт, раньше станешь чемпионом. Но в жизни она не подтверждается: слишком «ранние» быстро выдыхаются, а в зрелом возрасте лидируют бывшие троечники, сохранившие запал и накопившие контакты, а не только знания, умения, навыки. Конкурентность, характерная для взрослой жизни, тяжелым грузом ложится и на детские плечи. Ажиотаж взрослых вокруг любых личных достижений возбуждает и ребенка. Его еще не научили выполнять элементарные задачи, выбирать, планировать и контролировать процесс, а перед ним уже ставят высокие цели. Ребенок растет с чувством неполноценности, надеясь на то, что однажды сможет сорвать джекпот и «заткнуть всех за пояс». Так формируется психология неудачника. Сегодняшний неудачник – это не человек с грустным лицом и опущенными плечами, а живчик, который с энтузиазмом заваливает одно предприятие за другим и тут же берется за еще более сложные задачи.


Ситуация 2

Маленькая Сонечка в свои четыре с половиной года уже не оставляет ни маме, ни няне, ни приходящей по выходным бабушке надежды на спокойную жизнь. Даже во сне ее ручки что-то изображают, а пальчики перебирают. Она разговаривает и ворочается в постели. Очевидно, что режим работы папы, творческого человека, с активной ночной жизнью, влияет на настроение и жизненный ритм ребенка. Сонечка утром ждет, когда папа проснется, чтобы хоть немного поиграть с ним. Вся семья по утрам ведет себя тихо, ходит на цыпочках, чтобы не разбудить «главного». Зато, когда он просыпается, в доме начинает звучать музыка. Сонечка танцует и громко смеется. Из-за папиного режима все занятия переносятся на вечер. Из-за болезненности ее не отдают в детский сад. Перевозбужденная, она долго не засыпает, прислушивается, не пришел ли отец. Последние два месяца девочка не только носится по квартире, бросает занятия, едва начав, но еще и кривляется и плачет, как маленькая, просится на руки и даже, беда, перестала проситься на горшок. То есть ребенок демонстрирует все признаки регресса. Психолог, к которому обратились родители, верно заметил: «Попытки блокировать прогресс приводят к регрессу!»

Что происходит

Родители: «Ты активная, вся в отца. Так ведут себя мальчики, а не девочки!»

Дочка: «Я веду себя как папа. А папа хороший!»

Синдром гиперактивности диагностируется в основном у мальчиков. В среднем они с рождения доставляют больше беспокойства родителям, чем девочки. Мальчики чаще болеют, меньше слушаются, более экспансивны и агрессивны. Все эти симптомы говорят о повышенной возбудимости именно у мальчиков. Но дело не только в мужских гормонах, но и в гендерных различиях в воспитании детей противоположного пола. Девочек больше ласкают, с ними тише и нежнее говорят, их чаще гладят и носят на руках. Эти приемы успокаивают, расслабляют. А если в семье рождается мальчик, то даже бабушка громче поет колыбельную. Как будто все в семье сговорились ходить маршем, громко и четко отдавать команды, не миндальничать, сдерживать эмоции. Обстановка в доме становится более сдержанной и напряженной. Пытаясь адаптироваться, мальчик неизбежно будет подстраиваться под общий уровень напряженности в семье. Работает закон усреднения. Таким образом, семейные установки влияют на поведение детей.

Неправильно
Правильно

Повышенная возбудимость девочки может быть следствием как генетической предрасположенности, так и стремления ребенка имитировать поведение любимого родителя. Внешнее сходство объясняет взаимную симпатию, а разница в поле усиливает очарование друг другом. Как бы мы ни сопротивлялись самой мысли о неравенстве родителей, дети чувствуют, как к ним относятся, и подражают тому, кто им ближе.


Ситуация 3

Маленький Пашка родился в семье, где уже был один «гиперактивный» ребенок – его старший брат Семен. Конечно, родители надеялись, что за терпение и бессонные ночи последних шести лет будут вознаграждены девочкой, настоящим ангелом. Но нет, родился мальчик, и, как обнаружили, сравнивая фотографии маленького Семы и Пашки, сыновья похожи друг на друга как две капли воды. И началось: один кричит, другой орет. Старший отбирает у младшего игрушки, а младший норовит стукнуть, не боится получить сдачи. Если удается усадить одного что-то рисовать, то другой срывается с места и носится по дому. Чтобы собрать мальчишек на прогулку, нужно полчаса искать вещи – носки, варежки, ботинки. Спасение, когда одного из парней забирают дедушка с бабушкой. Они уверяют, что нет проблем ни с одним из мальчишек. Если парней разделить, они вполне вменяемы и послушны. «Может, конечно, старший дурно влияет на младшего, но, скорее всего, это гены!» – говорит психологу папа. Однако дело не только в том, у бабушки с дедушкой Пашка или Сема могут успокоиться, поиграть, получить внимание, то есть быть вне конкуренции. Дело еще и в том, что меняется воспитательная среда – другой дом, другие взрослые…

Что происходит

Родители: «Вам достались плохие гены, из-за этого нет никакого сладу!»

Сын: «Если мне не повезло, тогда почему вы все время орете на меня?!»

Мы постоянно наблюдаем, как посторонний для семьи человек, друг или родственник, который пока не устал от детей и у которого не «замылен глаз», легко договаривается с ребятами, а потом не только не жалуется, но и рассказывает невероятные вещи: они – умные, вежливые, аккуратные, добрые, чудо-дети. Родительский страх не справиться с воспитанием детей «конвертируется» в уверенность, что это уже произошло, но по вине не взрослого, а ребенка, или по причине дурной наследственности. Родитель физически может находиться рядом с ребенком, но психологически устраниться. Если поведение детей-сиблингов (братьев и сестер) сходно, трудно понять, виной тому наследственность или воспитание. Проверить это можно только эмпирическим путем. В частности, разделить детей и на время поместить их в разные семьи.

Неправильно
Правильно

Если причина в воспитании, потребуется немалая наблюдательность и известная самокритичность, чтобы выявить систематические ошибки. Ошибки должны послужить основой для выработки правил. А правила помогут, если родители будут вести себя последовательно. Если уж вы решили применять дисциплинарные воздействия, следите за соблюдением собственных правил. Для мальчиков подходит система условных штрафов. Каждое отклонение от правил – красная галочка в «листе штрафников», каждый случай послушания – зеленая галочка. За соблюдение «законности» в семье полагается приз! Соревновательность мальчиков может проявляться не в драках, а в интеллектуальных играх.

Случается, неопытные воспитатели в детском саду тоже преждевременно паникуют, жалуясь, что им в группу «набросали» слишком много гиперактивных детей. Гораздо чаще можно встретить педагогически запущенного ребенка, которого пока не научили, как себя вести в новой группе.



Что делать родителям гиперактивного ребенка?

1. Строгая дисциплина в отношении еды-сна-прогулок с самого рождения малыша снижает уровень тревожности и, соответственно, суетливости и неупорядоченной активности. Режим может меняться, но все равно стоит придерживаться выбранного расписания, причем так, чтобы пик активности выпадал на утро, а не на вечер. В течение дня накапливается усталость, а это значит, что «устают» и системы физиологической и психологической регуляции поведения ребенка. Он становится более капризным, невнимательным, суетливым.

2. Строгая дисциплина не означает подавления любых эмоциональных всплесков, сильных желаний ребенка. В безопасной среде, дома или в детском саду, необходимо дать ребенку возможность попробовать разные уровни активности. За высокой моторной активностью иногда скрывается индивидуальная потребность в физической нагрузке. Проблема не в высоком уровне активности, а в слабой саморегуляции.

3. Если в основе гиперактивности лежит проблема механизмов торможения, то особое внимание стоит уделять планированию деятельности. Часто родители с энтузиазмом агитируют ребенка что-либо сделать, но забывают показать, чем и как заканчивается игра или интересное занятие. Мотивация – это очень важно. Но в основе саморегуляции – навык целеполагания. А чем должно было все закончиться? Я называю результат такой методы обучения «синдромом развязанных шнурков». С тех пор как синдром гиперактивности стал широко известным, на него списывают все недостатки воспитания: неубранные игрушки, разбросанные ботиночки, немытые чашки, открытые дверцы шкафчиков на кухне. Ребенок что-то начал делать, но не завершил: надел ботинки, но не завязал шнурки, напялил шапку шиворот-навыворот, не застегнул куртку или застегнул, но неправильно, и т. д. У него еще не сформирована ориентировочная основа деятельности, а также функции самоконтроля.

4. Пока дети не научатся читать и следовать длинным инструкциям, используйте метод пиктограмм – набор символических рисунков, изображенных на альбомном листе, прикрепленном к стене, который подскажет ребенку последовательность шагов. Дети с удовольствием «читают» дорожные знаки, вывески на магазинах и офисах. Это те же пиктограммы. Можно, например, придумать значки для занятий с пластилином. Пусть пластилиновая гусеница напомнит, что по ночам она любит прятаться в коробочке, а не оставаться брошенной на столе.

5. Прекрасную возможность для тренировки способности ориентироваться и контролировать результаты своих действий, договариваясь с другими детьми, дает ролевая игра. Получая отклики от других, ребенок учится смотреть на свои действия со стороны. Сравнивая достижения разных детей, он сможет оценить результативность своих усилий. Задача взрослого – не только инициировать и организовать ролевую игру, но и помочь детям преодолеть неизбежные конфликты.

6. Обратите внимание на клубы, кружки, специалистов по месту жительства. Система неформального образования и развития для детей набирает темпы и отличается большим разнообразием подходов, методов, дисциплин. Для малышей нужно выбирать активность не по критерию полезности, с учетом будущей профессии, а по критерию готовности ребенка к новому режиму взаимодействия в группе. Сможет ли ребенок адаптироваться к новой ситуации развития?

7. Следите за эмоциональным фоном в семье. Избыточная нервозность и напряженность в отношениях между взрослыми скажутся и на возбудимости ребенка. Называйте вслух свои и его эмоции, помогайте ему правильно оценивать намерения других людей, распознавать свои и чужие чувства, учитывать их во взаимодействии.

8. Настольные игры (домино, мозаика, лото) прививают усидчивость и настраивают ребенка на взаимодействие. Игра строится по простым, понятным даже 4-летнему малышу правилам. Результат игры очевиден – выигрыш, а ее продолжительность – 10 – 15 минут. Именно столько времени ребенок 4 лет может заниматься непрерывно, чтобы не устать и не потерять интерес. Переутомление – злейший враг мотивации достижения! Небольшие и своевременные перерывы помогут ребенку сохранить высокую концентрацию внимания и включенность в перипетии игры на протяжении 1–2 часов.

9. Как бы ни вел себя ребенок, оценивайте его действия, а не приклеивайте ярлыки, снижая самооценку. Такие номинации, как «болтушка», «непоседа», «юла», «торнадо», «катастрофа», не для вашего ребенка.

Резюме

Никто кроме специалиста, регулярно наблюдающего ребенка, не может поставить диагноз со страшным словом «гиперактивность». Дети с сильным темпераментом отличаются повышенной подвижностью. Такова особенность их нервной системы. Движение – это способ адаптации ребенка к окружающему миру. Чаще всего «расстройство» психики и поведения ребенка объясняется диссинхронией (неравномерностью) его развития, несформированностью навыков планирования и контроля деятельности. Существуют десятки психологических приемов, доступных любому родителю и позволяющих ребенку совладать со своим поведением. И не потребуется никакого медицинского вмешательства.

9. «Он постоянно врет»: правда о детской лжи

«Мой сын растет лгунишкой. У нас в семье приняты искренние, открытые отношения, где он научился врать?»; «Его фантазиям нельзя найти нормальное объяснение, они меня пугают»; «Он смотрит мне в глаза и говорит первое, что ему придет в голову, не думая о последствиях!»; «Он говорит в школе, что его мама – кинозвезда, а папа – космонавт. Мне стыдно ходить в школу!»


Канадские ученые установили, что ложь в раннем возрасте – признак хорошего интеллекта. В два года «врут» 20 процентов детей. Обман – это один из элементов игры. Когда ребята играют в лото или в прятки, они стремятся обмануть ожидания сверстников, чтобы выиграть. Плуты и хитрецы в сказках постоянно предпринимают неожиданные и рисковые действия, чтобы выжить, выйти сухим из воды, унести ноги и т. д. Колобок обманул ожидания Деда и Бабки, пока не напоролся на мошенницу экстра-класса – Лису. Кот в сапогах врал нон-стоп и даже научил этому своего простака-хозяина. Буратино никогда не унывал, потому что был оптимистом и знал, что как-нибудь выкрутится. И что же, вы скажете, что мы не учим хитрить и изворачиваться своих детей? Или, может, они не видят, как в театре люди переодеваются, выдавая себя не за тех? Плуты и пройдохи очень нравятся и детям, и взрослым, потому что жизнь можно рассматривать не как несение тяжелого креста, а как разновидность игры и цепь занятных приключений. И тогда ложь – это всего лишь креативное решение с перспективой выигрыша, а не акция, направленная специально на то, чтобы оскорбить и унизить лучшие чувства своего собеседника.

Итак, каждый пятый ребенок врет в возрасте двух лет, но мы относимся к этой лжи лояльно, понимая, что малышам трудновато различать реальность и фантазии. Более того, мы предпринимаем усилия, чтобы развивать детскую фантазию: рисуем, поем, читаем книги и смотрим мультфильмы вместе с ними. В результате к четырем годам количество «лгунишек» удваивается. Они становятся более изобретательными, начинают понимать, с кем можно поделиться своими фантазиями, и учатся манипулировать родными, чтобы получить дивиденды. «Мама, у меня болит животик. Можно я полежу? Ты уберешь мои игрушки?»; «Если бы мне дали одну-единственную конфету, я бы рассказал стишок про мишку…»; «Я не играл. Я только начал…» – что это, если не уловки, милые обманки для взрослых?

Пик «ложного поведения» выпадает на 12 лет. В зону воздействия детей попадают одноклассники, учителя, родители. Дети уже неплохо научились обходить порой трудновыполнимые требования взрослых. Что это, если не обман, – списанная контрольная? А традиционная байка про потерянный дневник и ключ от квартиры, в которой осталось прекрасно выполненное домашнее задание? Серьезная корректировка на правдивость происходит годам к 16; это начало очень трудной внутренней жизни детей. Они обнаруживают, что мир не такой уж веселый и дружелюбный, как думалось. И что играть придется по-взрослому. Собственно, здесь и заканчивается детство. Им предстоит решить, готовы ли они рисковать и маневрировать самостоятельно, когда вокруг сильные, дерзкие и опытные игроки.

Исследования показывают, что чем с большим размахом врут дошкольники, тем более интересное будущее их ждет. Но, конечно, в том случае, если дети научатся различать границы лжи и правды и станут управлять своими фантазиями. Ври, ври – не завирайся!

Думаем, это пока слабое оправдание для моралистов, которые считают, что говорить нужно правду, и только правду, всегда, при любых обстоятельствах… Попробуем разобраться?

Ситуация 1

Катя рассказывает в школе, что ее папа работает в разведке шпионом. Из-за секретной работы ему приходится скрываться. Иногда Катя видится с папой по выходным. Для этого иногда приходится даже лететь на самолете в неизвестную страну, под покровом ночи… Понятно, что девочка стала объектом насмешек одноклассников. У педагогов Катя вызывала жалость: они знали, что мама воспитывает дочку одна, а папа давно исчез в неизвестном направлении. Мама ругала дочку, но толку чуть: Катя упорно настаивала на своем, пока в ситуацию не вмешался школьный психолог…

Что происходит

Мама: «Ты позоришь меня! Зачем врать, что ты – дочь шпиона?»

Дочка: «Это лучше, чем говорить, что ты – бедная мать-одиночка! Мне стыдно рассказывать, что нас бросил папа…»

Если детям чего-то не хватает, они могут придумывать – персонажей, обстоятельства, случаи. Если в классе ситуация высокой конкурентности, неизбежно возникающая в случае, если в нем учатся дети из разных социальных групп, может начаться борьба за статус, который будет определяться не академическими успехами, а положением родителей. Дети часто хвастаются возможностями своих пап и мам, демонстрируя «крутизну». Прямо скажем, это дурная практика, и учителям нужно вести активную контрпропаганду, чтобы создать познавательную атмосферу в классе и развивать навыки сотрудничества и солидарности. Некоторые дети настолько далеки от жизни, что не могут объяснить слов «инвалид» и «сирота». Такая низкая социальная компетентность, узкий кругозор и высокий эгоцентризм – показатели педагогической запущенности. Дети приносят в школу дорогие мобильники, некоторых подвозят на дорогих машинах, девочки могут надевать в школу дорогие украшения. Все это создает атмосферу зависти и давит на психику «обделенных» учеников. Под влиянием сильных и ни с кем не разделенных эмоций они могут предпринимать чрезвычайные меры, чтобы оказаться хотя бы на время на высоте, вызвать интерес у одноклассников. И тогда они начинают или нелепо шутить на уроке, или придумывать невероятные истории, или пытаться «дружить» с «крутыми», или подворовывать. Сказки, прочитанные в детстве, учат тому, что однажды может произойти чудо: появится необыкновенный человек и разведет беду руками, сделает что-то такое, от чего все ахнут, и начнется совсем другая жизнь. Некоторые дети годами спасаются такими пустыми фантазиями и берут их с собой во взрослую жизнь как самый дорогой образ. Но это стратегия «несчастного человека». Счастливый – тот, кто умеет отличить блеф от подлинных отношений любви и дружбы.

Неправильно
Правильно

Ситуация 2

Никита, 8 лет, только что переехал в Москву из небольшого города и пошел в новую школу. Он неплохо учился, но все-таки обнаружилось сильное отставание по ряду предметов: английскому, литературе, математике. Нужно было время и дополнительные занятия, чтобы выровнять ситуацию. Никите не терпелось зарекомендовать себя с лучшей стороны, и он стал придумывать непреодолимые причины, по которым домашнее задание нельзя было выполнить: в доме выключили электричество, сосед залил их квартиру, ключ от квартиры остался дома, а родители пришли поздно, кто-то украл дневник, в котором записаны домашние задания… После того как вызвали родителей, дома разразился скандал.

Что происходит

Родители: «Ты валяешь дурака, врешь, вместо того чтобы учиться!»

Сын: «Вы хотите, чтобы меня считали дураком? Я не виноват, что учился в плохой школе!»

Когда у детей не складываются отношения в классе, не идет учеба, они могут выбрать три стратегии объяснения причин своих неудач:

1) «Со мной что-то неладно, я виноват в своих неудачах, мне и исправлять»;

2) «Обстоятельства складываются так, что я не могу быть успешным: переезды, болезни, развод родителей мешают мне показать свои лучшие качества»;

3) «Виноваты учителя и одноклассники; если бы они были ко мне добрее, это помогло бы учиться».

Когда дети (да и взрослые!) кивают на обстоятельства, они выбирают самый компромиссный вариант разрешения конфликта: «Никто не виноват, ситуация форс-мажор!» Ребенку кажется, что он нашел вариант, который должен всех устраивать. Действительно, обстоятельства могут существенно осложнять учебу, ведь не все дети легко адаптируются к школьной обстановке, новым людям, не все схватывают на лету новый материал. Более того, через 2–4 месяца ребенок может устать от непривычной обстановки, запаниковать, поскольку прогресс невелик. Именно в это время и появляются придуманные истории про непреодолимые обстоятельства.

Психолог может помочь разобраться с истинными причинами отставания и поможет усилить потенциал развития ребенка, настроив и родителей, и педагогов на помощь, поддержку «новичку». Но главное: придать уверенности ребенку в том, что у него самого хватит сил и способностей совершить «прорыв», учиться на хорошем уровне. А до сих пор фантазирование – лишь мысленный эксперимент по изменению ситуации в свою пользу, а также хороший способ укрепить и защитить положительную репутацию.

Неправильно
Правильно

Ситуация 3

Федя часто оставался один дома, и это было любимое время, когда можно было заниматься всем, что душа пожелает! Когда родители возвращались, все чистые листы были изрисованы, на полу разложены игрушки так, что не пройти, а в коридоре мелом нарисованы какие-то тайные знаки. Вид у мальчика был довольный, он явно рассчитывал на одобрение родителей. Конечно, они хвалили Федю за изобретательность, а главное, послушание. Но прошел год, и 5-летний сынишка стал раздражать своей экспансивностью, неугомонным желанием рассказывать истории. «Вся квартира захламлена игрушками, не пройти…» А когда Федя пошел в школу, он по привычке стал изрисовывать все, что ему под руку попадало – обложку дневника, тетрадки, парту, учебник. Иногда учитель останавливал урок, и в тишине все слышали Федино бормотание. «Ну и с кем ты на этот раз?» – «Это пожарники. Горит башня в Лондоне!» – спокойно отвечал Федя. Такая неадекватность и настораживала, и раздражала. На уроках нельзя заниматься посторонними делами! Никому! Школьный психолог догадался «конвертировать» способности мальчика в фолианты. «Раз ты, Федюшка, умеешь уже писать, напиши нам детскую книжку. Вот такое тебе домашнее задание…» Самое интересное, что Федя вырос и стал писателем, хотя неплохо закончил школу и мог бы выбрать другую профессию. И писал он не фантастику, а исторические романы. Когда ребенок (или взрослый) садится писать, он становится более сосредоточенным, а уровень реализма в описаниях возрастает…

Что происходит

Родители: «В школе дети учатся. Все остальное запрещено!»

Сын: «В школе нельзя заниматься ничем интересным».

«Ложь» может стать профессией, если ребенок выберет творческую специальность, станет писателем, журналистом, сценаристом. Искусство – в некотором смысле искаженный образ мира, но все же это не ложь. Это версия событий, которая могла бы стать реальностью при определенных обстоятельствах. Умение представлять последствия поступков людей, влияния одних персонажей на другие – в основе способности планировать свое поведение, жизнь в целом. Мы столько раз сталкивались с тем, что наши планы нарушались… Может, нас просто не научили планированию, пресекая детские фантазии и возвращая на землю: «Хватит в небесах витать, пора возвращаться в реальность!» Лишь у немногих хватает дерзости попробовать что-то необычное. Основные достижения человечества родились из детских фантазий: самолеты, космические корабли, компьютерная и мобильная связь. Неутомимые мечтатели и фантазеры одарили нас книгами, музыкой, техникой. У кого-то хватило терпения и такта выдержать буйство их мыслей. И у вас хватит!

Неправильно
Правильно


Вот основные причины лжи.

1. Ложь – это способ воздействия на других: родителей, одноклассников, прохожих. Иногда дети лгут с заведомой целью – получить материальную или моральную выгоду, что-то выпросить, обратить на себя внимание, оклеветать соседа по парте, чтобы не задавался. Они поступают так, потому что не знают других способов достижения цели и пока не могут справиться со своими чувствами и желаниями. Но часто дети поступают спонтанно, интуитивно чувствуя, чего от них хотят или как можно изменить ситуацию в свою пользу. Понять истинные причины лживого поведения поможет психолог. Для этого ему придется проанализировать ситуацию развития ребенка – всех агентов воспитания, способности и ожидания самого ребенка, его образ мира.

2. Иногда дети лгут из страха. В условиях строгого воспитания, когда за неверно сделанный шаг и не вовремя произнесенное слово дети сурово наказываются, они не знают, что и как лучше сказать. Сильное психологическое напряжение – плохой фон для адекватного поведения и реальной оценки событий. Ребенок не уверен в своих реакциях, отвечает наобум и часто «лжет», т. е. попросту ошибается.

3. Посредством лжи и фантазирования дети компенсируют «дефициты». Если им не хватает любви и они чувствуют себя одиноко, то придумывают фантастических существ, с которыми играют и разговаривают: Карлсона на крыше или Домовенка Кузю. Так возникают легенды о родственниках-миллионерах – гарантах грядущего богатства, о встрече с инопланетянами – существами, которые расширяют возможности ребенка за пределы планеты; о встрече с Терминатором, который сделает парня непобедимым. И точно так же дети могут придумывать себе братиков и сестричек, рассказывать о хороших отцах, которые их не бросили, а просто отъехали по каким-то важным делам…

4. Дети копируют взрослых. Они часто не понимают реальных причинно-следственных связей между событиями и людьми и не очень понимают происхождение новостей. По дороге из садика домой мама Леночки постоянно останавливается, чтобы поговорить с очередной знакомой. Каждый раз она рассказывает про какую-то Светлану Николаевну, у которой завелся «жених». Все так радуются и удивляются, что совершенно не обращают внимания на Леночку. И тогда она объявила дома: «А у меня завелся жених!» – «И кто же это такой?» – «Такой желтенький, с красными пуговицами!» Все засмеялись, а Леночка была очень довольна. Ложь это или выдумка?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации