145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Похищение Бет"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 августа 2016, 12:10

Автор книги: Ребекка Маддимен


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Ребекка Маддимен
Похищение Бет

© Rebecca Muddiman, 2013

© Shutterstock.com / babaroga, Csaba Peterdi, обложка, 2015

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2015

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2015

* * *

Посвящается Стивену, с любовью


На самом деле вы не знаете, каково это, когда у вас похищают что-то такое, что значит для вас как ничто другое на свете. Вот оно было, а в следующий момент его уже у вас нет.

Подумайте о самом дорогом, что у вас есть. Подумайте о тех, кого любите больше всего. О тех, ради кого готовы умереть. А теперь представьте, что вы их потеряли.

Подумайте о словах утешения от окружающих и о том, насколько они бесполезны. Подумайте о том, что после этого жизнь вокруг вас будет продолжаться, в то время как ваш мир остановится. Подумайте о зияющей пустоте в своей душе в том месте, где когда-то была любовь.

Возможно, вас охватит оцепенение. Возможно, вам будет слишком больно даже представить себе такое. Возможно, вы не сможете вынести одной только мысли об этом и поэтому решите просто спрятать голову в песок и будете дальше представлять себе, что все в полном порядке.

Я этого сделать не могу. Не могу это отпустить. Не могу горевать и продолжать двигаться дальше. Я не хочу встретить остаток своих дней с пустотой в душе.

Мой выбор – сделать с этим что-нибудь. Я выбираю быть матерью. Ее матерью. Я выбираю ее. И я не остановлюсь, пока у меня снова не будет дочери.

2005

Глава 1

Нетерпеливо постукивая ногой, Эбби Хеншоу в очередной раз взглянула на часы и повернулась к дочке Бет, которая играла в стоявшей рядом коляске. Из кабинета доктора вышел мужчина с маленькой девочкой. Он подхватил ее и начал покачивать на руке, пока та не захихикала. У Эбби зазвонил телефон. Она вытащила его из сумки под любопытными взглядами сидевших в приемной и, взглянув на экран, мысленно выругала мужа, который звонит, зная, что в этот момент она должна быть у врача.

– Привет! Как прошел поход к доктору? – спросил Пол.

– Мы туда еще не попали, – ответила Эбби.

– А на какое время вы записаны? Я думал, это должно было быть пораньше, – сказал Пол.

– Так и есть. Но график немного сбился.

– По твоей вине или по их? – спросил он.

Она хотела сказать, что по их, но, понимая, что это было не совсем правдой, просто проигнорировала вопрос.

– Так что у тебя случилось? – спросила Эбби. – Голос какой-то усталый.

– Со мной все в порядке. Просто спал неважно. – Он помолчал. – Ладно, я лишь хотел узнать, как вы.

Она услышала какой-то шорох в трубке: похоже, Пол переставлял книги на полке.

– Что у вас еще сегодня по плану? – спросил он.

– После доктора Эванса мы отправляемся к тете Джен, ты забыл?

Эбби опустила глаза на Бет и провела пальцем по ее мягким, как пух, волосам.

В дверях, ведущих во внутренние помещения клиники, появилась медсестра и выкрикнула:

– Мартин Сэвэдж, проходите, пожалуйста!

Со стула поднялся мужчина на костылях.

– Джен, – хмыкнул Пол, – так это ты собираешься ехать к ней на машине?

– Ну да, я на днях говорила тебе об этом.

– Ничего ты мне не говорила, – сказал он, и Эбби уже открыла рот, чтобы возразить, но Пол опередил ее: – В любом случае, главное не это.

– А что же тогда главное? – спросила она.

– Почему она сама не может приехать сюда?

– Только не начинай, Пол!

– Я и не начинаю. Просто спрашиваю, почему она сама не может к тебе приехать.

– Она сказала, что у нее работают строители. И она не хочет оставлять их без присмотра.

Эбби услышала, как он фыркнул.

– Какая же она…

Пол запнулся. С момента рождения Бет он перестал ругаться и редко срывался. В этом смысле Эбби была не такой сдержанной.

– Это она должна к тебе приезжать, Эбби, – заявил Пол. – Это ведь ты родила ребенка.

– Да, но родила я его восемь месяцев назад. К тому же в прошлый раз приезжала она.

– Дело не в этом. Если она хочет, чтобы к ней ездили, нужно обосноваться поближе к цивилизации. Что она вообще там делает? С моей точки зрения, единственной причиной, по которой можно уехать в деревенскую глушь, это если тебя за что-то наказали.

– Она пишет, – сказала Эбби.

– Джен не пишет. Она живет жизнью «творца», – сказал он, и Эбби буквально почувствовала, как в его голосе прозвучали иронические кавычки.

Она опустила глаза на Бет и заметила, что та смотрит на кого-то, сидевшего рядом. Повернувшись, Эбби увидела рыжеволосую женщину, которая строила ребенку смешные рожицы. Эбби подтянула коляску поближе и вновь переключила внимание на Пола, который продолжал брюзжать.

– Я просто говорю, что это ей следовало бы приехать сюда. Ты там заблудишься, – сказал Пол.

– Не заблужусь, – возразила Эбби.

– В прошлый раз я полчаса потратил на то, чтобы по телефону вытащить тебя из той деревни.

– Со мной все будет хорошо.

– О’кей, – вздохнул Пол. – Делай как знаешь.

Эбби понимала, что его недовольство меньше всего вызвано неудобствами поездки, а в основном связано с отношением Пола к Джен. Некоторые считали весьма странным тот факт, что Эбби так дружна с бывшей подругой своего мужа, но сама Эбби находила это очень занимательным. В то, что Джен и Пол когда-то могли быть вместе, было настолько трудно поверить, что любая ревность, которую Эбби могла бы испытывать, казалась нелепой.

– Ладно, похоже, мне лучше вернуться к работе, – сказал он. – Нужно разобраться с одной очень крупной поставкой.

– Давай.

– Ты когда вернешься? Если, конечно, не заблудишься.

Эбби улыбнулась.

– Не знаю. Где-то в пять, может, в шесть.

– О’кей, тогда и увидимся. Поцелуй за меня Бет.

Она нажала кнопку «отбой» и наклонилась, чтобы поцеловать дочку в макушку. Мужчина на костылях вышел. Следом за ним появилась медсестра с перекидным блокнотом, просматривающая список. Бет смотрела куда-то мимо нее, и Эбби обернулась, чтобы взглянуть, продолжает ли еще незнакомая женщина строить ей гримасы. Та перехватила ее взгляд, но Эбби тут же отвернулась. Она заметила на лице женщины выжидательное выражение и не захотела вступать с ней в разговор типа «давайте сравним истории наших деток». Поэтому про себя она молилась, чтобы следующей вызвали кого-то из них.

– Хелен Дил, пожалуйста, – с улыбкой сказала невысокая светловолосая медсестра.

Соседка Эбби поднялась со стула и пошла в кабинет.


Эбби устроила Бет в детском сиденье в автомобиле и замерла, глядя, как по стоянке перед супермаркетом снуют люди. Интересно, сколько из них счастливы и довольны своей жизнью? Если хоть кто-то счастлив и доволен. Она где-то прочла, что человек, если захочет, может получить что угодно, но при этом нельзя получить все, что хочешь. Тогда это показалось ей очень мудрой мыслью. Она могла делать что угодно, но не могла делать все. Одновременно, по крайней мере. Если, конечно, хотела, чтобы все закончилось благополучно. Теперь-то она знала, что всегда что-нибудь да будет не так. К счастью, она уяснила это для себя вовремя, прежде чем что-то или кто-то успел серьезно пострадать. Дела идут неидеально, она не полностью счастлива, но все же довольна. И пока она сможет крутиться, поддерживая баланс, все будет неплохо. А неплохо – этого уже достаточно.

Она достала телефон и набрала номер, следя за Бет в зеркале заднего вида. Через несколько гудков включился автоответчик.

«Это Саймон Эббот. Я сейчас в Новой Зеландии, и меня не будет до двадцать восьмого сентября. Оставьте сообщение, и я перезвоню вам, как только смогу».

Эбби отключила телефон. Она думала, что он уезжает только завтра. Но это уже неважно. Да и что бы она ему сказала? Она снова почувствовала эту ужасную тяжесть внутри. Она уже и не помнила себя без этого жуткого ощущения. Почему она продолжает рисковать всем? Почему не остановится?

Потому что не может этого сделать. Не теперь. Поскольку уже слишком поздно. Она ввязалась в это и сейчас просто застряла. Она подумала о Поле. Она ведь любила его, правда любила. Тогда почему же она всем этим рискует? Она растерянно взглянула на Бет. Почему она рискует своей семьей?

Эбби набрала номер Джен. Через несколько гудков телефон переключился на голосовую почту. Она нажала сброс, нашла номер стационарного телефона Джен и попробовала позвонить еще раз. Без сомнения, та сейчас занята тем, что флиртует со своими строителями.

Снова автоответчик. Вздохнув, она дождалась сигнала, чтобы оставить сообщение.

– Привет, Джен, это я. Я немного задержалась, так что буду у тебя минут через сорок. Или через час, если заблужусь. Не знаю, где ты сейчас, но было бы лучше, чтобы ты оказалась на месте, когда я приеду.

Выезжая с автостоянки на главную улицу, идущую через весь город, Эбби думала, станет ли сегодняшний день тем самым днем. Ей уже столько раз хотелось поделиться с Джен своим секретом, но в последний момент она всегда передумывала. Ее подруга была далеко не ангелом. По имеющейся у Эбби информации (Пол рассказывал об этом неохотно, а Джен и подавно), их роман был коротким, страстным и в большей степени основывался на их страсти поспорить насчет творчества разных писателей, чем на великом чувстве друг к другу. Однако что-то ее останавливало. Возможно, между ними по-прежнему сохранялась своего рода лояльность, так что рисковать не стоило.

Свернув на разъезде с главной дороги к выезду из города, Эбби постаралась забыть о своих проблемах. Ей необходимо сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас – на дорожных указателях и на том, чтобы не сбиться с пути. Прислушиваясь к тому, как воркует Бет, засыпая на заднем сиденье, она думала, куда могла запропаститься Джен, если до этого та заявила, что целый день не сможет выйти из дому.

Глава 2

Возле паба на Лофтус-хай-стрит Эбби пришлось остановиться из-за длинной вереницы машин впереди. Вытянув шею, она попыталась разглядеть причину задержки, но все перекрывал стоявший перед ней грузовик. Две машины развернулись и поехали в обратную сторону – что бы там ни произошло, движение явно полностью застопорилось. Эбби осторожно проехала вперед и чуть высунулась из-за грузовика, чтобы видеть хоть что-нибудь, после чего принялась рыться в сумке в поисках подробного описания пути, которое специально распечатала для себя. Водя пальцем по карте, она пыталась сообразить, где находится. В итоге вариантов было два: поворачивать направо или налево.

Эбби включила поворот и протиснулась мимо грузовика. Ее место в веренице машин тут же занял белый фургон, выехавший со стоянки перед пабом. Еще раз заглянув в карту, Эбби повернула направо, после чего посмотрела в зеркало заднего вида. Бет крепко спала.

Доехав до конца боковой дороги, Эбби с облегчением увидела солнечный свет, появившийся после бесконечного свода из ветвей деревьев. На перекрестке она задержалась, прежде чем свернуть на узкую проселочную дорогу.

После нескольких выбоин, в которые попала машина, Эбби обернулась к Бет и удивилась, как той удается спать, несмотря на тряску. Еще через несколько сотен ярдов последние из немногочисленных домиков исчезли и деревья вновь заслонили собой солнце. Эбби ехала строго вперед. В очередной раз взглянув в зеркало, она с удивлением отметила, что позади нее теперь едет белый фургон. Она вновь переключилась на дорогу и приспустила стекло в окне, чтобы вдохнуть немного воздуха. Посмотрев в зеркало на Бет, Эбби увидела, что фургон подъехал ближе. Внутри у нее все сжалось. Да, конечно, ограничение скорости здесь было шестьдесят, а она ехала только сорок, но Эбби не хотелось двигаться быстрее. Только не по этой дороге, не с Бет в машине. Фургон подобрался совсем близко.

– Вот придурок, – тихонько пробормотала она, чтобы не потревожить Бет.

Эбби неохотно приняла немного влево[1]1
  В Великобритании левостороннее дорожное движение. (Здесь и далее примеч. пер.)


[Закрыть]
, чтобы пропустить фургон. Но тот и не пытался ее обогнать, продолжая тащиться сзади.

– Да ради бога… – проворчала Эбби. – Даже я смогла бы здесь проехать.

Она сильнее открыла окно и помахала рукой, предлагая автомобилю их обогнать. Фургон оставался на месте еще секунд десять, в течение которых Эбби чувствовала себя все более и более неуютно, и только потом ускорился и выехал на встречную, чтобы объехать ее. Эбби следила за ним в боковое зеркало.

– Ну наконец-то, – сказала она, разжимая напряженно сжатые кулаки.

Эбби повернула голову, чтобы через пассажирское окно посмотреть на идиота, который сидел за рулем, и глаза ее в ужасе округлились, потому что фургон качнулся в ее сторону. Она инстинктивно крутнула руль влево и резко затормозила. Фургон чиркнул ее машину по боковому зеркалу, после этого резко шарахнулся от нее, и водитель надавил на газ, в то время как Эбби пыталась сохранить контроль над автомобилем. Ветки кустов царапали стекло пассажирского окна, машина ехала наполовину по дороге, наполовину по траве обочины, пока в конце концов со скрежетом не остановилась. Эбби перевела дыхание и, отстегнув ремень безопасности, с гулко стучащим сердцем повернулась назад, чтобы проверить, как там Бет.

– О господи… – Эбби склонилась над дочерью, которая смотрела на нее широко открытыми глазами. – Ты в порядке, моя малышка?

На всякий случай Эбби внимательно осмотрела ее, хотя и была уверена, что с Бет все нормально. Прикрыв рот ладонью, она с трудом сдерживала рыдания, чувствую себя из-за подступивших к глазам слез довольно глупо. Бет внимательно смотрела на нее, потом расплакалась. Эбби вытерла ей лицо.

– Не надо, детка, все хорошо.

Она наклонилась назад, чтобы отстегнуть Бет от детского сиденья, но не смогла дотянуться. Эбби хотела уже открыть дверцу, как вдруг заметила, что белый фургон стоит на обочине немного впереди. Со стороны пассажира вышел мужчина и посмотрел в ее сторону. Эбби видела, что он прижимает к уху мобильный. Обуреваемая злостью, она распахнула дверцу и шагнула к нему. Мужчина выключил телефон и сунул его в карман.

– Какого черта вы вытворяете? – крикнула Эбби, останавливаясь, потому что мужчина пошел ей навстречу, подняв руки, словно извиняясь. – У меня ребенок в машине; вы могли его убить. Вы могли убить нас обеих.

– Простите… – сказал он с сильным акцентом.

– Одного «простите» тут недостаточно, – заявила Эбби, оглядываясь на Бет. – Я обязательно сообщу об этом куда следует…

Кулак мужчины с такой силой ударил ее в лицо, что голова откинулась назад. Эбби покачнулась и упала на землю. Ее захлестнул страх, сердце бешено застучало в груди. Ничего не понимая, она уставилась на незнакомца, оперлась на руку, пытаясь встать, и дорожный гравий больно впился в ладонь. Проведя рукой по лицу, Эбби почувствовала, что из носа течет кровь, и натужно сглотнула. Отползла в сторону и, встав на колени, с надеждой посмотрела на дорогу в поисках хоть кого-то, кто мог бы ей помочь. Потом потянулась к дверце машины, чтобы подняться на ноги. Мужчина тут же схватил ее за волосы и резко дернул назад. Эбби услышала крики. Бет, подумала она. Господи, Бет! Мужчина рывком поставил ее на ноги. Одной рукой он продолжал держать Эбби за волосы, а второй скрутил спинку ее джемпера в тугой узел и потянул назад.

Она видела Бет в своей машине, личико ее было спокойным и безмятежным.

И только тогда Эбби поняла, что это были ее собственные крики.

Глава 3

Эбби резко обернулась, вцепилась в лицо мужчины ногтями и, оттолкнув его, попыталась вырваться. Она как бы со стороны слышала собственный голос – какофонию криков, зовущих Бет и умоляющих отпустить ее. Со стороны водителя из фургона появился второй мужчина; лицо его было скрыто козырьком надвинутой на лоб бейсболки. Он подошел к ним, все время оглядываясь по сторонам, что-то сказал напарнику, и тот в ответ кивнул в сторону машины Эбби.

– Оставьте ее в покое! – крикнула Эбби, видя, что водитель заглянул внутрь и смотрит на Бет.

Он обернулся к ним и крикнул что-то на непонятном языке – похоже, на русском.

Первый мужчина швырнул Эбби на землю и, продолжая препираться с напарником, открыл заднюю дверцу фургона. Извиваясь всем телом, Эбби отползла от него, надеясь встать на ноги и сбежать. Но его нога ударила ей в спину, и она уткнулась лицом в землю.

Водитель нагнулся и, ухватив Эбби за запястья, поставил ее на ноги. Она изворачивалась, целясь локтями ему в лицо. Он закричал, вывернул ее руки за спину и поднял вверх, заставив ее вскрикнуть от боли. Первый мужчина наконец поднялся в фургон. Водитель приподнял Эбби и попробовал затолкать ее туда же, но она уперлась ногами в пол и откинулась назад. Мужчина внутри фургона схватил ее за ноги, и она лягнула его, тот выругался. Водитель, удерживая Эбби за руки, залез внутрь и швырнул ее на пол. Она поползла к двери, но была тут же отброшена в угол. Водитель спрыгнул на землю, остановился и что-то сказал напарнику, который навис над Эбби в углу. Похоже, они о чем-то спорили. Эбби хотела проскользнуть в кабину, но, прежде чем она успела двинуться с места, мужчина повернулся и усмехнулся, глядя ей в лицо.

Эбби оглянулась на водителя, который по-прежнему стоял у открытого фургона. Он выглядел не таким уверенным, не таким решительным. Он отвел взгляд от Эбби, оглянулся на ее машину и на Бет, закрыл дверцу, и в наступившем полумраке мир погрузился в тишину. Эбби поняла, что уже не кричит, и все, что она слышит, – это собственное прерывистое дыхание. Она почти ничего не видела внутри фургона. Послышался шум двигателя, и стоявший рядом с ней мужчина покачнулся, когда машина тронулась. Несколько секунд он молча смотрел на нее.

– Что вам нужно? – спросила Эбби. – У меня есть деньги, можете их забрать. Пожалуйста, возьмите все, что хотите, только отпустите меня! Я нужна моему ребенку. Я нужна ей!

Мужчина продолжал смотреть на нее. Похоже, слова Эбби его ничуть не тронули. Она даже не знала, понял ли он что-нибудь.

– Прошу вас… – попросила Эбби и почувствовала, как по щекам потекли горячие слезы.

Глаза понемногу привыкали к темноте, и она попыталась рассмотреть его, стараясь не думать о том, почему этот человек не надел маску, чтобы позже его нельзя было узнать.

Он наклонился. Теперь лицо его находилось в нескольких дюймах от Эбби, которая тихонько заскулила от страха. Она смотрела в глаза незнакомцу и старалась хорошо запомнить его. Кожа его была покрыта оспинами, и Эбби невольно вспомнила, как в детстве болела ветрянкой и мама советовала ей не расчесывать сыпь, чтобы не осталось следов. Но воспоминание это быстро улетучилось, и, когда он наклонился еще ниже, Эбби, вздрогнув, сжалась и постаралась отодвинуться подальше от этого зловонного дыхания и пустых черных глаз.

Человек отстранился, встал, слегка согнувшись в невысоком фургоне, что-то пнул ногой и, наклонившись, поднял грязную дерюгу. Потом повернулся к Эбби и что-то сказал. Она внимательно смотрела на мужчину, как будто могла понять значение незнакомых слов только по выражению его лица. Он указал на то место, откуда снял простыню. Эбби перевела туда взгляд и наконец поняла, что он хочет. Тело ее содрогнулось, стало трудно дышать. На полу возле стенки фургона лежал матрас – потрепанный от длительного пользования, испачканный, порванный в нескольких местах. Мужчина снова указал на матрас, голос его звучал настойчиво. Эбби почувствовала, как к горлу поступает обжигающая тошнота. Она попыталась еще глубже забиться в угол, исчезнуть в нем. Мужчина шагнул к Эбби, схватил ее за руку и потянул к себе.

– Нет, – простонала она, сопротивляясь. – Нет, нет, нет…

Тогда мужчина схватил ее обеими руками и потащил по холодному металлическому полу. Эбби, отбиваясь свободной рукой, закричала. Он бросил ее на этот отвратительный матрас, но она отползла в сторону, пытаясь ускользнуть от него. Мужчина замахнулся, и Эбби едва успела закрыть лицо руками, как он ударил ее кулаком в голову. Она кричала, а он наносил удары снова и снова. Эбби сжалась в клубок, обхватив голову руками и продолжая кричать в грязную ткань матраса. Слушая тяжелое, прерывистое дыхание мужчины, она молила Бога, чтобы все это быстрее закончилось. От вонючего матраса ее едва не стошнило, в ушах начало звенеть, и тут Эбби поняла, что он остановился. Мужчина громко и тяжело дышал, и, когда он наклонился пониже, она почувствовала исходивший от него резкий, как от зверя, запах пота. Он сплюнул на пол рядом с ее головой.

– Хорошая девочка, – сказал он.

Эбби чуть повернула голову, чтобы видеть его. Заметив, что он начал расстегивать змейку на джинсах, она снова закричала и попробовала отползти в сторону. Мужчина схватил ее за руки и, с силой сдавив, закинул их Эбби за голову, пригвоздив ее к матрасу. Лежа на ней, он поворочался, раздвигая своим весом ей бедра и прижимая так, что она уже не могла пошевелить ногами.

– Хорошая девочка, – повторил он и, высвободив одну руку, скользнул по телу Эбби к пуговицам на ее брюках.

Эбби задышала очень часто, чувствуя, что сейчас потеряет сознание. А когда он еще покрутился, устраиваясь поудобнее, и стал снимать с нее штаны, начала молиться, чтобы так и произошло.


Эбби покачивалась в такт движению фургона. В ушах звучал голос матери, баюкающий ее. Она не была уверена, что мама когда-нибудь пела ей колыбельную, но это ничего не меняло. Она чувствовала запах рвоты откуда-то из глубины фургона. В волосах было что-то мокрое. Голые ноги ощущали холодный ветерок, прорывавшийся в щели дверцы. Может быть, она уже дома?

Фургон притормозил и остановился. Эбби услышала шаги по гравию. Дверца открылась, и она увидела в проеме силуэт мужчины. Она надеялась, что это Пол, который пришел за ней.

В фургон залез водитель и склонился над Эбби. Потом осторожно придержал ее за плечи, чтобы она села. В глаза ей он не смотрел.

– Где Бет? – спросила Эбби, но водитель не ответил и даже не посмотрел на нее.

Тут она заметила второго мужчину, который, сгорбившись, сидел в углу фургона и курил сигарету. Он взглянул на Эбби и выдохнул в ее сторону густую струю дыма, отчего она закашлялась.

Водитель помог Эбби подняться и, отступив к выходу, поманил за собой. Она постояла, покачиваясь, – ноги были словно ватные, – затем оперлась рукой о стенку и двинулась к двери. Яркий дневной свет ослепил Эбби, и она зажмурилась. Водитель протянул руку, чтобы помочь ей выйти, и вдруг уставился на ее голые ноги. Эбби проследила за его взглядом и тоже долго рассматривала их. Они казались грязными. Она потерла пятна, но они не исчезали. Водитель полез в фургон, нашел брюки и туфли и протянул Эбби, но второй мужчина бросился к нему и забрал ее вещи, крикнув что-то на непонятном языке. Он швырнул одежду обратно в фургон и, оттолкнув Эбби и напарника в сторону, захлопнул заднюю дверцу. Потом снова что-то крикнул и грубо подтолкнул водителя. Затем обошел фургон с другой стороны и сел на пассажирское сиденье.

Эбби молча смотрела вслед автомобилю, быстро удалявшемуся по длинной и пустынной дороге. Опустив глаза, она с удивлением увидела, что руки ее трясутся, хотя настолько холодно ей не было. Между ног было мокро. Взглянув вниз, она заметила струйку крови, стекавшую по внутренней стороне бедра. Мир поплыл и начал кружиться. Перед ее глазами вспыхнуло лицо дочери – совсем одной и испуганной, – и Эбби, потеряв сознание, упала на землю.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации