» » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 6 июля 2016, 03:40


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Александр Баранов


Жанр: Медицина, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Шрифт:
- 100% +

А.А. Баранов, Ю.Е. Лапин
Государственная политика в области охраны здоровья детей

Рецензенты:


академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор Ю. П. Лисицын

доктор политических наук, профессор Н. С. Григорьева

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации В. Д. Ермаков

доктор юридических наук, профессор А. М. Нечаева


1989–2009

Двадцать лет со дня принятия Конвенции о правах ребенка


Конвенция о правах ребенка была принята и открыта для подписания резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г.


Печатается при поддержке Союза педиатров России

Список сокращений

ЕРБ ВОЗ – Европейское региональное бюро ВОЗ

ИЭР – Институт экономического развития Всемирного банка

МПП – Мировая продовольственная программа ООН

ПРООН – Программа развития ООН

ЮНИСЕФ – Детский фонд ООН

ЮНФПА – Фонд ООН в области народонаселения

Предисловие

Книга, посвященная государственной политике в области охраны здоровья детей, выходит в свет в год двадцатилетия принятия Конвенции о правах ребенка (2009 г.), определившей основные направления не только законодательной, но и моральной практики в интересах детства в Российской Федерации.

Это также год «совершеннолетия» современной России.

Для педиатров восемнадцатилетний рубеж истории страны имеет особое значение потому, что во взрослый мир вступают ее ровесники, молодые люди, детский период роста и развития которых совпал с трудным временем становления новой государственности, новых общественных отношений. Работники педиатрической службы, научные коллективы многое сделали и делают сейчас, чтобы устранить или уменьшить воздействие неблагоприятных социально-экономических условий и факторов на состояние здоровья детей. Одним из направлений активных действий стало усиление взаимодействия педиатрии со сферами государственной политики и права, что способствовало актуализации разработки интегрального направления исследований – охраны здоровья детей как функции государства. Важным разделом этого направления является первичная профилактика болезней в детском возрасте, осуществляемая на основе правового регулирования общественных отношений в интересах детства. Такое регулирование есть суть государственной политики в области охраны здоровья детей.

Возрастающее внимание педиатров к социально-правовым аспектам здравоохранения своевременно и обоснованно. Поскольку стабильность общества, социальная и экономическая стратегии, состояние базисной инфраструктуры, конфликтные ситуации и другие детерминанты здоровья остаются сферами, неподконтрольными системе здравоохранения[1]1
  Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2003 г. Формирование будущего. Обзор. – Женева: ВОЗ, 2004. – 16 с. [56, c. 6]


[Закрыть]
, то наш вывод: для преодоления этого противоречия педиатрия вправе расширить свое предметное поле в направлении создания правовых методов воздействия на эти процессы, в том числе в форме государственной политики в области охраны здоровья детей. Характеризуя подобный междисциплинарный подход при изучении сложного объекта, В. И. Вернадский в свое время отмечал, что «мы все больше специализируемся не по наукам, а по проблемам» [28, c. 54].

Законодательное закрепление научно обоснованной государственной политики в области охраны здоровья детей позволит достигнуть рекомендуемого ВОЗ уровня взаимодействия органов власти и всех заинтересованных сторон [58], который необходим для преодоления разобщенности секторов общества, способных обеспечивать или содействовать обеспечению успешного функционирования системы детского здравоохранения.

Исследование показало, что в настоящее время в Российской Федерации имеется достаточный объем правовых оснований для научного и практического решения задачи выработки государственной политики в области охраны здоровья детей. В Конституции Российской Федерации содержатся нормы (статьи 38, 41, 71, 72, 114), позволяющие придать охране здоровья детей статус предмета государственной политики. Эти положения основного закона получили развитие в федеральных нормативных правовых актах. Начался процесс имплементации в национальное законодательство норм международных документов, регулирующих обеспечение прав детей. Наличие и пополнение корпуса федеральных и региональных актов по правам ребенка свидетельствует о формировании новой, «детской» отрасли права, развитие которой поддерживается педиатрами.

Обращение к исследованию сферы взаимодействия педиатрии, государственной политики и права продиктовано пониманием того, что дети – наше будущее, но граждане они уже сегодня.

Авторы выражают искреннюю благодарность ученым, взявшим на себя труд ознакомиться с данной работой и дать на нее отзывы (приложение 5): доктору медицинских наук, профессору, академику РАМН Юрию Павловичу ЛИСИЦЫНУ, доктору политических наук, профессору Наталии Сергеевне ГРИГОРЬЕВОЙ, доктору юридических наук, профессору, заслуженному юристу Российской Федерации Вячеславу Дмитриевичу ЕРМАКОВУ, доктору юридических наук, профессору Александре Матвеевне НЕЧАЕВОЙ.


Авторы.

Введение

Жизнь наших детей – единственная абсолютная ценность.

Из Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 16 декабря 1998 г. № 3384‑II ГД

Конвенция о правах ребенка, обязательства по которой взяли на себя почти все страны мира, предусматривает осуществление государствами-участниками широкого спектра законодательных, административных и других мер для первоочередного обеспечения интересов детей, в том числе в охране здоровья. В Российской Федерации Конвенция о правах ребенка, как и другие международные договоры, является частью национальной правовой системы и действует непосредственно или путем издания внутригосударственных актов для их применения. К настоящему времени в нашей стране выполнена определенная работа по приведению законодательства в соответствие с нормами этого документа, однако многие проблемы детства еще ожидают своего правового решения. Такие решения особенно актуальны в системе здравоохранения.

За последние два десятилетия одним из последствий неблагоприятных изменений в различных сферах жизнедеятельности общества стало ухудшение здоровья детей, в том числе рост хронических форм соматической патологии и психических расстройств, повышение частоты врожденных пороков развития, «возрождение» старых инфекций (туберкулез, болезни, передаваемые половым путем) и актуализация новых (ВИЧ, гепатит С), распространение алкоголизма, наркомании, снижение показателей физического развития и т. д. [51]. Несмотря на принимаемые педиатрами меры, показатели детского здоровья остаются неудовлетворительными. По данным, представленным на XVI съезде педиатров России (февраль, 2009), 40 % детей рождаются больными или заболевают в период новорожденности, почти каждый десятый младенец появляется на свет недоношенным или с низкой массой тела, ежегодно на 5–6 % растет общая заболеваемость детей всех возрастов, более чем у 50 % подростков диагностированы заболевания, которые в дальнейшем могут отрицательно повлиять на репродуктивную функцию, ежегодно 30 % юношей в возрасте 17 лет признаются негодными к военной службе по состоянию здоровья [224].

Указанные процессы подтверждают известный, но еще недостаточно учитываемый в стратегии национального развития факт, что здравоохранение является не единственным сектором, ответственным за сохранение и укрепление здоровья, поскольку основные причины, определяющие неблагополучие детей, относятся к социальной и экономической сферам. В документах ВОЗ отмечается роль сектора финансовой политики, который оказывает нередко значительно большее воздействие на состояние здоровья граждан, чем политика сектора здравоохранения [226, c. 13]. В Российской Федерации отрицательные последствия такого превосходства наиболее значительны в связи с отсутствием законодательно закрепленной политики здравоохранения. В результате «недостаточное финансирование службы охраны материнства и детства, …особенно профилактических мероприятий, привело к тому, что доля здоровых детей в ряде регионов составляет не более 10 %» (О. В. Шарапова, 2002) [323, c. 13].

Согласно заключению Комиссии по социальным детерминантам здоровья ВОЗ (2008 г.), признание органами власти существования подобной проблемы и понимание ее масштаба является важной платформой для принятия на государственном уровне адекватных мер, включая организацию научных исследований по вопросам улучшения общественного здоровья [339]. В качестве такой меры нами предложено (2002–2003 гг.) проведение комплекса научных и практических мер для выработки и осуществления государственной политики в области охраны здоровья детей, инструмента регулирования системы общественных отношений, направленного на усиление позиций детства в этой системе. Использование указанного инструмента позволит вывести проблемы охраны здоровья детей на наиболее высокий уровень внимания общества – на уровень реального предмета государственной политики.

В контексте настоящего исследования понятие регулирования, адаптируя определение Г. В. Мальцева (2006) [203, c. 193], рассматривается как правовое воздействие на общественные отношения, которое придает им свойства, необходимые для реализации государством обязательств по обеспечению прав детей на охрану здоровья. Предложенный подход отражает социально-экономическую обусловленность неблагоприятных изменений в состоянии здоровья детей в России и соответствует общей направленности норм международных документов по правам ребенка, в которых уязвимость и зависимость от условий и факторов внешней среды определяется в качестве важнейшей биосоциальной особенности детства. Осуществление государственной политики в области охраны здоровья детей соответствует положениям Декларации «Мир, пригодный для жизни детей», принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 мая 2002 г. [223], где подчеркнуто, что политика государства должна быть направлена на устранение не только непосредственных, но и «более широких и глубоких причин» сохраняющейся недостаточной защиты детей в обществе.

Научное обоснование применения методов политики для решения медико-социальных проблем детства относится к компетенции здравоохранения[2]2
  В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.06.2008 № 423 [193], выработка государственной политики в сфере здравоохранения относится к функциям Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.


[Закрыть]
. В 2003 г. совместным приказом Министерства здравоохранения России и Российской академии медицинских наук выработка научно обоснованной концепции государственной политики в области охраны здоровья детей была включена в программу мер, принятую по итогам Всероссийской диспансеризации детей (2002)[3]3
  Пункт 5.12. раздела «Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы» указанной программы [209].


[Закрыть]
. Необходимость решения указанной задачи поддержана участниками XIV (LXXVII) сессии Общего собрания Российской академии медицинских наук «Научные основы охраны здоровья детей» (9–11 декабря 2004 г.), в итоговом документе которой подчеркнуто ключевое значение государственной политики для комплексного решения наиболее актуальных вопросов детского здравоохранения [201]. Аналогичная точка зрения изложена в материалах Научной сессии академий наук, имеющих государственный статус, проведенной под лозунгом «Здоровье и образование детей – основа устойчивого развития российского общества и государства» (5–6 октября 2006 г.) [84].

В представленном исследовании в качестве его объекта определена сфера государственной деятельности в области охраны здоровья детей, функционирование и развитие которой подчиняется закономерностям, обусловленным уровнем развития здравоохранения, а также господствующей в обществе моральной и правовой практикой в отношении ребенка.

Предмет исследования охватывает общественные отношения, воздействие на которые средствами государственной политики позволяет получить необходимый результат – улучшение здоровья детей.

Исходя из вышеизложенного, целью данной работы явилось изучение условий и факторов формирования государственной политики в области охраны здоровья детей, обоснование концептуальной модели ее структуры и функционирования и выработка на этой основе рекомендаций по совершенствованию системы детского здравоохранения.

В ходе исследования решены следующие задачи:

– изучена эволюция стратегии охраны здоровья детей в России в конце ХХ – начале XXI вв.;

– проанализированы теоретические основания данного направления государственной политики;

– обоснованы рекомендации по совершенствованию понятийно-категориального аппарата научных исследований проблем охраны здоровья детей;

– изучено взаимодействие государственной политики в области охраны здоровья детей с другими направлениями политики (социальная политика, семейная политика, политика в области образования и др.);

– выявлены и исследованы объективные предпосылки институциональной дифференциации государственной политики в области охраны здоровья детей;

– изучены и систематизированы правовые основы формирования государственной политики в области охраны здоровья детей;

– обоснованы рекомендации по совершенствованию законодательного обеспечения детского здравоохранения;

– разработана концепция государственной политики в области охраны здоровья детей в Российской Федерации.

Предметная область исследования относится к макроуровню общественной системы: государство, здравоохранение, межсекторальное взаимодействие, прогнозы и стратегии социально-экономического развития, федеральные целевые программы, демографические, экономические процессы и т. п. Учитывая, что государственное управление входит в сферу относительно закрытых объектов для научного изучения [44, c. 4], особое внимание было уделено обеспечению адекватности эмпирической базы. С этой целью в разработку были включены источники информации (опубликованные и доступные в электронных информационных ресурсах), раскрывающие деятельность высших институтов государственной власти, ответственных за охрану здоровья детей. К таким источникам отнесены:

– федеральные нормативные правовые акты (Конституция Российской Федерации, федеральные законы, указы и распоряжения Президента Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти в области здравоохранения, научные документы Российской академии медицинских наук);

– официальные документы федерального уровня (государственные доклады о состоянии здоровья населения Российской Федерации, государственные доклады о положении детей в Российской Федерации, статистические данные и др.);

– нормативные правовые акты и официальные документы ряда субъектов Российской Федерации.

В исследование включены также международные документы (доклады и нормативные акты международных организаций системы ООН, Конвенция о правах ребенка, Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей, документы Комитета по правам ребенка и др.), научные публикации.

Существенной особенностью изученных федеральных нормативных правовых актов, в значительной степени обусловившей возможность проведения данной работы, является то, что многие из них содержат не только нормативные предписания, но и важную аналитико-синтетическую информацию, отвечающую в силу своего высокого статуса государственных документов требованиям актуальности и обоснованности принимаемых мер, надежности и достоверности включенных в систему аргументации фактов, статистических и других данных, объективности выводов и оценок, в том числе относительно причинно-следственных связей между изучаемыми явлениями.

Для формирования эмпирической базы были изучены около 900 источников информации, из которых 359 включены в разработку.

Использованные методы исследования: логический анализ, контент-анализ, метод научной идеализации, метод классификации, метод построения типологии, метод экстраполяции, структурно-функциональный анализ, исторический метод.

Как показывает наш опыт, научное исследование конкретной проблемы нередко актуализирует смежные вопросы, которые «могут получить осмысление и решение как ее частности» [40, c. 89]. Поэтому мы стремились не упустить из внимания и фиксировали те аспекты и существенные моменты изучаемых явлений, которые связаны с проблемами охраны здоровья детей и представляют интерес для последующего специального, в том числе междисциплинарного анализа.

Глава 1
Эволюция стратегии охраны здоровья детей в современной России

В данном исследовании понятие стратегии определяется как общий план развития определенной сферы жизнедеятельности общества и смежных секторов, а в качестве элементов стратегии идентифицируются: система представлений, норм, средств, методов и направлений деятельности по реализации этого плана. Стратегия «рассчитана на относительно длительный промежуток времени и ориентирована на достижение фундаментальных целей, определенных национальными целями и ценностями» (О. Бельков, 2006) [18].

Такое понимание стратегии соответствует характеру мер, осуществляемых в течение почти двух десятилетий в России с целью сохранения здоровья детского населения.

Поскольку понятие стратегии описывается категорией времени, в рамках нашего исследования в качестве исходной точки отсчета периода, охватывающего эволюцию государственных мер по охране здоровья детей в России, принято начало 90‑х годов. Для этого имеются следующие основания.

Во‑первых, 15 сентября 1990 года в Российской Федерации вступила в силу Конвенция о правах ребенка, в которой определены государственные меры по охране здоровья детей.

Во‑вторых, к началу 90‑х гг. относится принятие первых нормативных правовых актов по проблемам детства в новых социально-экономических и политических условиях Российской Федерации.

В‑третьих, во многих документах, в том числе последних лет, статистические и другие показатели положения детей в России нередко соотносятся с соответствующими данными за 1990–1991 гг., что отражает потребность наиболее полно проследить тенденции и закономерности изменения исследуемых процессов, а также проанализировать причины этих изменений.

Признавая, что критерии дифференциации этапов развития здравоохранения должны стать предметом будущих целенаправленных научных разработок, для решения задач настоящего раздела исследования была принята следующая рабочая периодизация изучаемых процессов:

– 1990–1993 гг. – начало рыночных экономических преобразований, резкое ухудшение показателей состояния здоровья детей[4]4
  А. А. Баранов и соавт. (1999) оценивают 1992–93 гг. как «время максимальной выраженности социально-экономического кризиса 1990‑х годов», когда «смертность детей была относительно выше, чем в предшествующие и последующие годы» [5, c. 136].


[Закрыть]
, актуализация проблемы усиления законодательного регулирования отношений в области охраны здоровья детей, принятие Конституции Российской Федерации;

– 1994–1998 гг. – нарастание кризисных процессов в здравоохранении, активизация нормотворческой работы в области охраны здоровья детей, принятие Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124‑ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» [300];

– 1999–2003 гг. – относительная консолидация общества вокруг идеи защиты прав детей на охрану здоровья, развитие программной деятельности в интересах детства, постановка Министерством здравоохранения Российской Федерации и Российской академией медицинских наук [209] задачи выработки научно обоснованной концепции долговременной государственной политики в области охраны здоровья детей.

Таким образом, изучение динамики стратегии детского здравоохранения соответствует интервалу «проблема – решение», начало которого относится к 1990–1991 гг., периоду нарастания социально обусловленных неблагоприятных изменений в состоянии здоровья детей («проблема»), а окончание – к 2003 г., когда на федеральном уровне было принято решение о преодолении существующих трудностей средствами государственной политики в области охраны здоровья детей («решение»).

1.1. Государственные меры по охране здоровья детей в 1990–1993 гг.

В 1990–1993 гг. в России был осуществлен ряд законодательных и административных мер, которые можно рассматривать в качестве предпосылок формирования, следуя терминологии ЮНИСЕФ, «особой политики» в отношении детей [139, c. 26]. Такая политика потребовалась в связи со значительным обострением проблем детства на фоне углубления кризисных процессов в социально-экономической сфере.

Среди нормативных правовых актов, принятых в начале исследуемого периода и касающихся вопросов охраны здоровья детей, необходимо отметить Постановление Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 г. № 298/3–1 «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе» [148], здравоохранительная составляющая которого включала приоритетную диспансеризацию и оздоровление детей, а также совершенствование правового регулирования условий труда женщин детородного возраста. В постановлении отмечена нарастающая кризисная демографическая ситуация в сельской местности, а осуществление намеченных мер представлено как первый этап комплексной программы по охране материнства и детства в Республике.

Верховный Совет РСФСР принял также Постановление от 1 ноября 1990 года № 298/4–1 [149] о разработке государственной Республиканской программы развития индустрии детского питания. Программа, реализация которой оценивалась как чрезвычайная и неотложная задача, предусматривала удовлетворение к 1994 году биологической потребности детей раннего возраста в продуктах детского питания [195]. Возникшие финансовые и другие трудности при осуществлении программы[5]5
  В 1993 г. Верховный Совет Российской Федерации констатировал невыполнение программы в запланированном объеме. За 1991–1992 гг. из запланированных 23 объектов в действие было введено только три [150].


[Закрыть]
потребовали принятия Постановления Совета Министров РСФСР от 15 мая 1991 г. № 261, предусматривавшего предоставление молочным кухням компенсации дополнительных расходов, обусловленных изменением розничных цен на отпускаемые за плату молочные смеси и продукты детского питания детям из малообеспеченных семей [196].

В начале 1991 г. в связи с реформой цен, переходом на рыночные экономические отношения в России начал формироваться значительный объем проблем детства, основным препятствием в решении которых был недостаток финансовых средств. О степени остроты этих проблем можно судить по тому, что для преодоления «чрезвычайной ситуации в организации отдыха детей и подростков» в качестве вынужденной меры было принято Постановление Совета Министров РСФСР и Совета Федерации Независимых профсоюзов от 18 апреля 1991 г. № 216 [197], предусматривавшее использование труда детей в детских оздоровительных лагерях для частичного восполнения расходов на их содержание.

После прекращения существования СССР в декабре 1991 г. новые органы власти России полностью приняли на себя обязательства по обеспечению прав детей. В этот период основной причиной ухудшения детского здоровья стало резкое снижение уровня жизни семей с детьми. В январе-феврале 1992 г. (начало либерализации цен) размеры средней заработной платы и минимального прожиточного уровня сравнялись [140, c. 20], что исключало возможность обеспечения полноценным питанием ребенка в семье. В Российской Федерации начала формироваться социально-экономическая среда (продолжительный кризис в экономике, появление и рост безработицы, увеличение численности бедных семей, снижение финансирования учреждений здравоохранения и т. д.), обусловившая ухудшение здоровья детей, в том числе рост в отдельные периоды младенческой смертности и смертности детей в возрасте 0–4 года (рис. 1).


Рис. 1. Динамика смертности детей в возрасте 0–12 мес, 0–4 года (на 1000 детей соответствующего возраста) и общей смертности (на 1000 человек) в 1990–2006 гг.

Стрелками показаны периоды увеличения указанных показателей в 1993 и 1999 гг. как следствие резкого обострения социально-экономического кризиса в России.


Неблагоприятные процессы в сфере охраны здоровья детей в России стали предметом внимания международного сообщества. В Итоговом докладе Миссии ЮНИСЕФ/ВОЗ с участием ЮНФПА, ПРООН и МПП, прибывшей в Россию в феврале 1992 г. для изучения положения дел в сфере охраны здоровья и благосостояния детей, констатирована «крайне обострившаяся ситуация», которая «фактически не имеет прецедентов». Было отмечено, что экономические трудности «крайне неблагоприятно отражаются на положении большинства семей», за два месяца «цены – особенно на мясо-молочные продукты – выросли в десять раз». В докладе отмечено также, что на грани выживания оказались 60–64 млн человек, значителен «недостаток средств в системе здравоохранения», в середине 1991 г. прекращено производство вакцины против кори, резко сократился охват детей иммунизацией, «социальные лишения, напряженность и нагрузки, ложащиеся на женщин вследствие роста цен на продукты питания, препятствуют грудному вскармливанию». Родители «крайне обеспокоены» будущим своих детей [59].

Анализ федеральных нормативных правовых актов, относящихся к началу 1992 г. и регулирующих вопросы защиты прав детей в России, показал, что уже в этот период проблемы детства начали приобретать признаки предмета государственной политики. В утвержденном распоряжением Президента Российской Федерации [221] «Положении о координационном комитете по вопросам семьи, материнства и детства при Президенте Российской Федерации» в качестве цели деятельности этого органа было указано формирование и реализация государственной семейной политики, а также политики улучшения положения женщин, охраны материнства и детства. Таким образом, в этот период проблемы детства хотя и были вовлечены в сферу решения методами государственной политики, но еще не приобрели статуса ее самостоятельного предмета.

Одним из первых нормативных правовых актов, отражающих формирующуюся стратегию нового государства в области охраны здоровья детей в сложных политических и социально-экономических условиях, стал Указ Президента Российской Федерации от 1 июня 1992 г. № 543 «О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90‑е годы» [257]. Указ предусматривал:

– приоритетное решение задач по обеспечению выживания, защите и развитию детей;

– финансирование (с выделением отдельной строкой) целевых мероприятий по проблемам детства;

– подготовку федеральной программы «Дети России»;

– создание в министерствах и ведомствах специальных структур, занимающихся проблемами детства;

– определение научно обоснованного перечня обязательных бесплатных социальных услуг женщинам и детям, предоставление которых должно быть гарантировано государством;

– разработку национальной программы действий по осуществлению Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей.

В соответствии с данным указом Правительство Российской Федерации подготовило доклад о выполнении в нашей стране Конвенции о правах ребенка для представления в «Комитет по правам ребенка ООН»[6]6
  Данный Указ, как и многие другие нормативные правовые акты Российской Федерации, а также официальные и инициативные документы по проблемам детства, содержит систематическую неточность в наименовании Комитета по правам ребенка, в котором не обозначена его принадлежность к учреждениям системы ООН. Согласно статье 43 Конвенции о правах ребенка, Комитет создан для рассмотрения прогресса, достигнутого государствами-участниками в выполнении обязательств, принятых в соответствии с Конвенцией.


[Закрыть]
. В докладе было отмечено, что уменьшение бюджетного финансирования здравоохранения (в первом полугодии 1992 г. – 53,7 % от уровня первого полугодия 1991 г. в сопоставимых ценах) повлекло сокращение гарантированной государством медицинской помощи детям [65].

В условиях начавшихся социально-экономических реформ в особенно тяжелом положении оказались многодетные семьи и семьи с детьми-инвалидами, численность которых в данный и последующие периоды неуклонно возрастала (рис. 2). Крайним проявлением неблагоприятного процесса стало учащение случаев, когда многодетные семьи, из-за непосильных расходов на содержание детей, принимали решение об устройстве их в детские дома «даже путем отказа от детей (особенно детей-инвалидов)» [65, c. 22]. В связи с этим, в Указе Президента Российской Федерации от 5 мая 1992 г. № 431 «О мерах по социальной поддержке многодетных семей» [253] было обращено внимание на то, что либерализация цен требует целенаправленной и адресной политики по усилению социальной поддержки многодетных семей. Однако утвержденные формы такой поддержки медико-социального характера были недостаточны и ограничивались бесплатным предоставлением лекарств по рецептам врачей для детей в возрасте до 6 лет, а также бесплатных завтраков и обедов для учащихся общеобразовательных и профессиональных учебных заведений.


Рис. 2. Динамика численности детей-инвалидов, получавших социальные пенсии (на 10 тыс. детей; Российская Федерация, 1986–2004 гг.). До 1999 года данные рассчитаны на возрастную группу 0–16 лет, с 2000 года – 0–18 лет.


Полностью вне указанных мер оказалось решение вопросов профилактики болезней и реального обеспечения гарантий бесплатной медицинской помощи детям.

В исследуемый период основными нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в интересах защиты прав детей, были указы Президента Российской Федерации и постановления федерального правительства. Вместе с тем, 1992 г. можно назвать стартовым на пути разработки и принятия законов, нацеленных на обеспечение охраны здоровья детей в современной России.

Среди первых таких актов был Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г. № 3185‑I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» [77], актуальность принятия которого для педиатрической службы объясняется нарастающей распространенностью психических расстройств среди детей и подростков (рис. 3). В законе дифференцированы две возрастные группы детей (в возрасте до 15 лет и до 18 лет) в связи с обеспечением их права на психиатрическую помощь. В частности, в отношении пациентов в возрасте до 15 лет особая роль в защите их прав отведена законным представителям ребенка – родителям, усыновителям, опекунам (статья 7). Несовершеннолетним, страдающим психическими расстройствами, гарантировано право на обучение (статья 6), в т. ч. на получение образования по программе общеобразовательной школы (статья 37). Определен порядок помещения несовершеннолетних в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения (статья 41), а также для специального обучения (статья 42). В законе отсутствуют нормы, регулирующие вопросы профилактики психических болезней.


Рис. 3. Заболеваемость детей психическими расстройствами в 1992–2002 гг. на 100 тыс. детей соответствующего возраста (по материалам Министерства здравоохранения Российской Федерации [52]).


Практически одновременно с указанным актом был принят Закон Российской Федерации от 10 июля 1992 г. № 3266–1 «Об образовании» [78], в котором установлен ряд важных положений, касающихся охраны здоровья детей (здравоохранительная функция закона рассмотрена в разделе 4.3.). Этот факт явился отражением понимания законодателем ответственности широкого круга институтов общества за охрану здоровья детей. С целью объединения такой ответственности в 1993 г. была создана межведомственная Комиссия по координации работ, связанных с выполнением Конвенции ООН о правах ребенка[7]7
  В названии данной комиссии, а также в текстах ряда действующих федеральных нормативных правовых актов и отечественных официальных документов, допущена, ставшая систематической, неточность, заключающаяся в том, что в официальном наименовании «Конвенции о правах ребенка» не установлен ее статус как конвенции ООН.


[Закрыть]
и Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей [198], в функции которой, наряду с прочими, входило решение проблем детского здравоохранения[8]8
  Комиссия работала в течение пяти лет и в 1998 г. была расформирована.


[Закрыть]
.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации