Электронная библиотека » Александр Мазин » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Кровь Севера"


  • Текст добавлен: 27 марта 2014, 06:13


Автор книги: Александр Мазин


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Первым делом я отвязал священника от бревна.

Потом попытался наладить диалог. Это оказалось намного легче, чем с мальчишкой в лесу. Прибавив к своему хилому словарю средневекового французского английский и скандинавский диалект германского, я без особых проблем смог донести до патера суть предложения Трувора. От себя добавил, что искренне заинтересован в спасении жизней его паствы. Но если что-то пойдет не так: например откуда-нибудь появится франкская кавалерия, – участь пленников предрешена. Убьют всех. Может появиться такая кавалерия?

Не скоро, отвечал католический попик. До замка барона де Чего-То-Там – миль десять. То есть подмога будет, и будет непременно, потому что хозяин здешнего надела оруженосец барона и получил землю именно как баронов вассал. Но подоспеет баронская рать не раньше, чем к вечеру. А скорее – завтра утречком. Но зачем нам убивать людей и животных? Может, мы просто уйдем? За небольшое вознаграждение?

Лично он, патер, готов заплатить нам целых полмарки серебра. Дал бы и больше, но – нету.

– Нет у него серебра! – заявил Руад, когда я перевел предложение. – Я сам его обыскивал.

– Серебро – там, – попик показал в сторону часовни.

– Хорошо, – кивнул Трувор. – Значит, к тому, что я сказал, – еще полмарки серебра.

Ну извини, патер, я тебя за язык не тянул. Ты ведь знал, с кем имеешь дело.

– Скажи своим хозяевам, чего хочет мой вождь, – сказал я священнику. – Пусть он решает, и решает быстро.

Оруженосец барона с ответом затягивать не стал. Заявил, что никого серебра и заложников мы не получим, потому что слово и честь нормана – это столь же мифические понятия, как голоса рыб и ум овец.

– Я сам могу стать заложником, – робко предложил священник.

Но предложение было отклонено. Поскольку он уже был у нас в закладе.

– Что ж, – сказал Трувор. – Нам предстоит тяжелая работа. Не будем терять времени. Витмид, выведи из конюшни лошадей – они нам пригодятся. А этих, – жест в сторону перепуганных крестьян, – загони внутрь. Прикончим всех сразу, когда подожжем сарай.

Мой мозг отчаянно искал выход. Уговаривать Трувора пощадить несчастных – бесполезно. Он свое слово сказал. Значит, значит…

– Погоди, Жнец! – воскликнул я. – Вижу способ выкурить зверя из норы!

– Да? – Трувор заинтересовался. – Какой же?

– Выкурить, – сказал я. – Как лисиц. Это дом нельзя поджечь. Но можно сделать так, что внутри станет очень неуютно.

Моя идея была проста. Дом ведь негерметичен. Если мы запалим десяток килограммов сырой соломы (солома здесь в избытке) с подветренной стороны, то дым легко проникнет внутрь дома. Помешать нам защитники не смогут. Изнутри. А если решатся на вылазку, то еще лучше. Думаю, пройдет не так уж много времени – и хозяин пересмотрит свою точку зрения на предложение Трувора.

– Отлично! – заявил наш вождь. – Ты молодец, Волк! А я нет. Мог бы и сам сообразить.

Стемид, Руад, сколачивайте щиты. Рулаф – тащи соломы. А ты, Волк, займись обедом. Когда мы закончим, я был бы не прочь перекусить.


Получилось. Устроить вылазку осажденные не рискнули. Метали стрелы из окон… Без толку. Щиты из тележных днищ. Такие разве что катапультой пробить можно. И дым хороший получился. Густой, вязкий, черно-желтый. И десяти минут не прошло, как в доме закхекали и заперхали. Но предпочитали задохнуться, чем выходить. Такая смерть казалась франкам более легкой, чем непосредственно от рук норманов. Я их понимал. Снятие живьем кожи с последующим окунанием в морскую воду было далеко не самым жестоким развлечением викингов.

Так что пришлось мне подыскать еще один довод:

– Мы не норманы, мы венды, – сообщил я попику. – Скажи им.

Вендов, то бишь западно-словенские племена в бывшей империи Карла Великого тоже не жаловали, но боялись меньше.

Сработало. Вылезли. Шестеро мужчин и, главное, почти полсотни женщин и детишек.

Побросали оружие, выстроились понуро.

Трувор тут же вычленил хозяина и его старшего сына. Их упаковали и погрузили на телеги. Заложники. Затем варяги-специалисты отбраковали негодный к переходу скот, выбрали рабов пободрее, и мы тронулись. Единственное: забыли прихватить симпатичных девок. Медвежонок, когда очухался, целый день ворчал. Мол, самое главное оставили.


Обратно ехали почти всю ночь. Трувор помнил, что сказал священник, и встречаться с баронской дружиной (если таковая имелась) не хотел.

Мы и не встретились. Зато вечером хлынул дождь. Будто великанский бурдюк на небе прорвало. Натуральный тропический ливень.

Отличная утоптанная дорога уже через час превратилась в болото. Колеса телег временами увязали чуть ли не по ступицы. Овцы по брюхо проваливались в ямы… Под шумок четверо пленников попытались бежать. Глупо. Вот если бы они все разом дернули. Да в разные стороны… Беглецов поймали. Выявили зачинщика и прирезали. Зато Трувор наконец объявил привал. Очень вовремя. Лично я еле ноги передвигал. Впору завидовать раненым и Медвежонку, «отдыхавшим» на телегах.

Наскоро соорудили загон для четвероногих, потом – шалаши для двуногих. Повязали, загнали внутрь. Нам подобные удобства не светили. Зато мы поужинали. Всухомятку, но с винишком. Затем поделились на смены – и в караул. Мне повезло – оказался во второй. Так что завернулся в мокрый плащ, залез под телегу и вырубился… Секунд на пять, по моим ощущениям. А потом меня разбудил Рулаф. Вторая смена. Я кое-как собрал вместе мышцы и кости, нацепил шлем и вылез наружу. Рулаф тут же плюхнулся на мое место.

Ливень перешел в унылый моросящий дождь. Со мной в компании оказались Витмид и Харра Стрекоза. Мы быстренько распределили посты. Мне как самому непутевому достались пленники. Проверять, в каком они состоянии, я не стал. Всё равно в шалашах ни хрена не увижу. Осмотрел только заложников. Нормально упакованы. И дрыхнут, счастливчики. А мне часа три ходить дозором.

Я и ходил, пока не рассвело. Зато согрелся. Очень кстати, потому что дождь так и не прекратился.


К Туру мы вышли мокрые, грязные, но довольные. Особенно были рады мои товарищи. Они всерьез опасались, что, пока мы фуражирствуем, Бьёрн с Хальфданом возьмут Тур.

А вот хренушки!

Вчера объединенное войско викингов оставило под стенами несколько сотен покойников, но не продвинулось дальше рва. Стены высокие, расположение удобное (меж двух рек), гарнизон большой и квалифицированный. Тем более всем было хорошо известно, что будет, если город падет.

Когда мы вернулись, попытки взять город временно прекратились. Реки разлились и превратили город в полуостров. Да еще грязюка непролазная…

Бьёрн предложил осажденным откупиться. Сообщил, что готов снять осаду за пятьсот марок серебром.

Нормальный вариант. Недавно мы содрали примерно такую же сумму со славного города Анжера. Тур, правда, крупнее, но у него и оборонительные сооружения посерьезней. Справедливая цена. На наш взгляд.

Однако граф турский не желал платить ничего. Мол, скорее вы, норманы, с голоду сдохнете, чем возьмете Тур, ибо город сей находится под личным покровительством Святого Мартина. Так что хрен вам от дохлой собаки, а не серебро.

Переговорщик так и сказал. Дословно.

Рагнарссоны обиделись. Особенно молодой и горячий Хальфдан. Он даже чуть не поклялся, что не возляжет с женщиной, пока не вырвет нахалу язык. Но вовремя сообразил, что правильная осада – дело долгое.

В общем, братья решили заняться строительством. Насыпи, осадные башни, орудия…

Опыт был. Не хватало рабочих рук и провизии. Тут-то и пригодилась наша добыча. Лишний скот мы поменяли на серебро, а пленников Хрёрек от щедрот подарил Бьёрну. Кроме заложников. Этих (тоже за серебро) выкупил турский епископ. Они приходились ему родственниками.

Пока часть воинства работала на ударной стройке, руководил которой лично Бьёрн, остальные (и мы в том числе) шарились по окрестностям. В первую очередь искали монастыри. И находили, что характерно.

Глава одиннадцатая,
которая начинается традиционно, грабежом, а заканчивается дальней дорогой

Место, где стоял монастырь, нам выдали селяне. По собственной инициативе. Мол, не надо нас потрошить, люди недобрые, нечего с нас взять. А вот там, за леском, если по дорожке ехать да свернуть не вправо, а влево, имеется обитель святая. Вот у них, у монахов, всего вдоволь.

– А бабы есть? – спросил Стюрмир по-франкски. Ученость, значит, продемонстрировал.

Наши все уже во французском немного наловчились. На грабительский словарь лексикона хватит. Бабы входят в первый список. Викинги – они любвеобильные. Хотя при необходимости могут месяцами «поститься». А у меня вот с тягой к противоположному полу в последнее время какой-то спад. Как глаза закрою: не дивы прекрасные перед внутренним взором предстают, а кровавые сцены «пира победителей».

Но моих соратников кровь да кишки не напрягают. Они могут и похоть утолить, и кишки выпустить, и тут же, на труп присев, шмат полусырого мяса слопать. А чего? Тут кровь, там кровь… Дело привычное.

Черноногие пахари засмущались. Не рискнули соврать. Нету в монастыре баб.

Залопотали быстро-быстро, по-своему, так что даже я со второго на третье понимал. Но подключился Вихорёк и перетолмачил: мол, бабы есть, но такие некачественные, что благородным шевалье точно не понравятся.

С моей точки зрения, «качественных» женщин в среде местных поселян в принципе быть не могло. Замуж их выдавали чуть ли не в двенадцать лет, старухами они становились в тридцать. Плюс голод, болезни, изнурительная работа…

Но викинги менее придирчивы.

– А лучших баб небось в лесу спрятали? – поинтересовался Ульфхам Треска.

Судя по перепуганным рожам поселян, так оно и было.

– Хватит! – вмешался в допрос Хрёрек. – Ты, ты и ты! Покажете дорогу!


Не соврали землепашцы. Имелся монастырь. Небольшой, но пригожий. И в отличие от обители, которую мы брали вместе с Хальфданом, куда более доступный. Ограда хилая. Сам храм, правда, каменный, но к обороне не подготовленный. Слишком много дверей. Его обитатели, вероятно, посчитали, что враги в эти чащобы не доберутся, и не стали вкладываться в оборону. Исключительно мирный вид у обители. Поля вокруг, луга, коровки пасутся. Просто рай на земле…

В который вторглись аж три сотни чертей из пекла.

Сопротивления нам практически не оказали. Кому тут сопротивляться? Сотня с хвостиком монахов, раза в два больше обслуги да несколько мужиков с дубьем – при воротах.

Эти, как нас увидали, так тут же дубинки побросали – и дернули к лесу.

Дальше – грустно. Дальше – мясня.


Первый этап грабежа. Всё, что могло противиться, устранено. Покрошено в фарш. Деловитые викинги мечутся среди обезумевших от ужаса обитателей монастыря, прихватывая на что упадет глаз, безжалостно калеча церковные реликвии и мимоходом срубая тех, кому не повезло оказаться между разбойником и вожделенным трофеем. Впрочем, некоторые монахи бросались к реликвиям совершенно сознательно. Надеялись: Бог защитит. Ну да, конечно! Сотни других не защитил, а тебя – непременно.

Хряп! И расчлененное тело, в агонии, оползает на алтарь, а убийца, наступив умирающему на грудь, умело вышибает самоцветы из обрызганного кровью распятия.

А строгий лик Христа взирает на побоище с фрески и… ничего. Хотя это здесь – ничего, а там, где обитают души, наверняка другой расклад сил.

Я, как обычно, стоял в сторонке и приглядывал за общим развитием событий. Мало ли – подоспеет откуда-нибудь вооруженный отряд защитников? Или руководство монастыря пожелает по-тихому сдернуть с места событий, пока длится первый хаотический этап разграбления. На втором этапе это будет уже невозможно. Всех пленников изолируют, рассортируют и определят: кого – в рабы, кого – в расход, а кого (этим особенно не повезло!) – в работу. Вот уж кто тысячу раз пожалеет, что его не зарубили!

Страшнее только, если то же самое – но в женском монастыре.

К счастью, меня от такого судьба пока миловала. Женских монастырей на нашем пути еще не попадалось. А то бы я даже не знаю, что делал. Не исключено, что погиб бы в неравном бою с собственными друзьями.

Тут мой наметанный на необычное глаз упал на нечто неординарное…


Этот монах среди прочей вопящей и визжащей братии выглядел как орел в стае воронов.

Он не визжал, не вопил, не суетился. Стоял спокойно, я бы даже сказал – гордо. Не выказывая страха. С чего бы? Оружия при нем не было. Одет весьма скромно, даже бедно. Но я собственными глазами увидел, как набежавший викинг, вместо того чтобы привычно срубить помеху топором, просто отпихнул монаха плечом с дороги. Монах качнулся, однако не упал, следовательно, толчок был – легонький. А лицо монаха осталось таким же: уверенно-безмятежным. Казалось, видит он не резню и поругание святынь, а нечто совсем другое: чистое и светлое. Очень интересный персонаж!

Ага! Кажется, первый этап завершен. Хрёрек проревел команду, и стратегический резерв хирда пришел в движение: выстроился цепью и двинул вперед, загоняя перепуганное стадо в стойло. С другой стороны двинулись варяги и личная гвардия Хрёрека под руководством Ульфхама Трески… Мое место – в первой группе.

Не скажу, что я очень удивился, когда увидел в толчее подгоняемых древками копий монахов, служек и монастырских рабов того самого, невозмутимого. Причем прямо перед собой. И еле успел перехватить древко Руада, вознамерившегося треснуть по голове «тормозную овцу».

– За мной иди! – гаркнул я, толкая необычного монаха влево, под защиту своего щита.

Честно сказать, я немного опасался, что он заартачится или просто не поймет моего корявого франкского, но монах воспринял мое действие как должное. И, оказавшись позади нашей цепи, не сделал попытки дать деру, а двинулся следом за мной, как привязанный.

Минут через пять (быстро, поскольку работа привычная) второй этап завершился. Сейчас начнется сортировка…

– Э, ворона! А ну-ка марш к своим!

Викинг-норег сунулся к моему протеже… И очень удивился, обнаружив между собой и монахом меня.

– Ты ослеп, Гуннар? – очень вежливо поинтересовался я. – Этот человек со мной.

– Человек? – прорычал мой брат по хирду Гуннар Гагара. – Это не человек! Это меньше, чем крыса! Тьфу!

Но на конфликт, естественно, не пошел, развернулся и удалился.

– Зачем? – спросил меня загадочный монах.

Я пожал плечами. Насколько это возможно в броне.

– Я бы хотел – туда, – монах кивнул в сторону загнанных в придел обитателей монастыря.

– Нет! – отрезал я. Мое знание средневекового французского не позволяло вести дискуссии. – Хочешь там забрать? Кого?

Монах задумался… Покачал головой.

– Все в руке Божьей, – сказал он. Во всяком случае я его так понял.

– Ульф! Мы его ищем, а он тут с вороной треплется! – Это Харальд Щит. С ним Стюрмир и мой ученик Скиди.

– Подружку себе нашел, га-га-га! – Это Стюрмир. Шутник, блин!

– Тебя ярл зовет! – единственную дельную фразу произнес малыш Скиди.

Я глянул туда, где вокруг груды сокровищ стояли наши лидеры: Хрёрек, Ольбард… И Тьёрви-хёвдинг. Вот уж кого я не ожидал здесь увидеть.

– Скиди, присмотри за ним, – я кивнул на монаха.

– Зачем он тебе? – Это Харальд спросил. Скиди просто принял к сведению, как и положено ученику. Пусть даже с правами полноценного дренга.

– Языку франков меня будет учить, – ответил я первое, что пришло в голову.

Главное – дать логичное и практическое объяснение своим поступкам. Тогда твои друзья-викинги не будут думать, что ты – с придурью. Хотя, если бы я сказал что-нибудь типа: «На него указал Один», – это тоже было бы принято нормально. То, что лет через тысячу назовут мистикой, здесь – объективная реальность. Но ссылаться на Одина в данном случае было бы неумно. Любому норману известно: если одноглазый бог выбрал какого-то монаха, то лишь для того, чтобы предать его особенно изощренной смерти.


– Ульф, – сказал мне мой ярл. – Тебя хочет видеть конунг.

– Вот как? – Ничего хорошего от желания Рагнара лицезреть мою скромную особу я не ждал.

– Гонец прискакал вчера.

Ага. Мой добрый ярл просто не хотел волновать меня перед штурмом.

– Я должен ехать?

Хрёрек не успел ответить. Его опередил Тьёрви:

– Ты что, хускарл? В своем ли ты уме? Конунг зовет тебя, а ты – упираешься! Или забыл, как награждает Рагнар тех, кто ему нужен?

Ну да, зачем ломаешься, глупышка? Хорошо будет! Еще и денег на обратную дорогу дадим.

– Рагнар – наш конунг, – спокойно произнес я. – Но я давал клятву не ему, а Хрёреку-ярлу. Он прикажет – я поеду к Рагнару.

Вот так, дорогой мой. Рагнарссон – великий герой. Воплощение Тора и Одина в одном лице. Но здесь не армия. И мы не подчиненные, а союзники.

Тьёрви нахмурился. Обиделся. Зря я его так. Он же хотел как лучше. Для меня. Тем более мы с ним – почти друзья.

– Ты поедешь, – не стал углублять конфликт Хрёрек. – Конунг сейчас около Руана, но намерен идти на Париж. Так что, думаю, тебе надо двигаться именно туда. Путь неблизкий. Кого с собой возьмешь?

– Медвежонка, – не раздумывая, ответил я. – Стюрмира. Скиди…

С большим удовольствием я бы назвал имена Трувора и еще десятка варягов, но понимал: ярл не отпустит. Что бы там ни задумал Рагнар, но посылать со мной лучших хольдов он не станет. Так что – хватит с меня. Путь изрядный, но четверка викингов с трудностями управится. И внимания к четверке поменьше, чем к дюжине.

Тут подал голос Тьёрви:

– Я тоже пойду.

Я удивился. И обрадовался. Тьёрви – это здорово. К тому же он прилично болтает по-здешнему. Откуда такая доброта?

– Хальфдан-ярл сказал: если его отец послал за каким-то мелким нахальным хускарлом, то, значит, хускарл ему действительно нужен, – пояснил Тьёрви. – Я буду старшим.

Старшим так старшим. Рыжий датчанин – хёвдинг. А мы – простые труженики меча и топора. И если Хальфдан посылает со мной своего лучшего офицера, то – поклон ему и сердечная признательность.

Так что я кивнул и отправился собираться в дорогу.

Чем скорее выедем, тем лучше. Надо опередить слухи о разграблении монастыря и появлении викингов на здешних мирных французских пажитях. Вернее, лесных просторах, потому что здешние сельскохозяйственные угодья совершенно теряются среди дремучих чащ. Вот и мы потеряемся. Впятером лучше путешествовать инкогнито. И прикидываться местными шевалье. Мало ли благородных воинов бродит по стране по делу и без оного? Вот и мы – из таких.

Из всей выбранной мною команды лишь Стюрмир выразил недовольство. Здоровяк хотел поучаствовать в дележке монастырских сокровищ, которая будет завтра. Я сказал ему, что о наших долях ярл позаботится лично. Следовательно, доли будут хорошие. Стюрмир в этом не сомневался. Но всё равно ворчал. Дележка – это шоу. И лучший из праздников для правильного викинга. Если не считать, конечно, хорошей драки.


Выехали мы с первыми звездами. Тьёрви, Стюрмир, Свартхёвди, Скиди и я. Еще – сам гонец Рагнара, отважный хускарл Хавард Ночная Тень и четырнадцатилетний дренг из команды Тьёрви Тейт Мышелов. Монаха я тоже прихватил с собой. И пастушка Вихорька, который уже показал себя полезным членом нашего разбойничьего общества. Но они как бы не в счет. Трэли. Шли бы мы пешком, я бы оставил этих двоих в лагере – не поспеют «штатские» за «северным спецназом». Но на лошадках, вернее – на мулах (лошадки для таких – слишком жирно), они нас не обременят.

Глава двенадцатая
Ночной бой и боевые потери

Французская дорога девятого века – нелучшее место для ночных прогулок. Слева – лес, справа – лес и овраг. Посередине – кочки и колдобины. Грязь, естественно. Зато направление хорошее: на северо-восток. Как раз туда, куда нам и надо.

Ночная Тень вел уверенно. Этой дорогой он и пришел. Один. Хотя из Рагнарова лагеря близ Руана они отправились вдвоем. Спутнику Ночной Тени не повезло. Разбойнички.

Совсем здешние плохие парни страх потеряли. Тоже понятно. В стране – смута, каждый вшивый барончик норовит с путника подорожную взять. Частенько – вместе с жизнью. На крестьян господину – с высокой башни. Собрать налог (то есть ободрать как липку), реализовать право первой ночи с малолеткой посимпатичнее – и на локальную войнушку: драться с другим бароном или за жалованье – с тем, на кого укажет сюзерен. А бывает, и простых землепашцев барон с собой прихватит – как ополчение. Пика в руки, топор дровосека на пояс, куртень из бычьей кожи – на тушку – и в бой. Мясо на ножках. Вот только это «мясо», повоевав, начисто теряет склонность к пахоте на дядю…

Напарника Хаварда прирезали ночью. В избушке смолокура, которую самоуверенные викинги сочли безопасным местом. Напарник сам виноват: злоупотребил хозяйским винишком. Выдул весь запас. Хавард тоже выдул пару кувшинов, но проснулся вовремя. От хруста прорубленных ребер напарника.

На этом удача смолокура и его семейства иссякла.

Путешествовать в одиночку Ночной Тени было немного напряженно. Зато теперь, с нами, старина Хавард расслабился и разговорился. Тем более, мы с Медвежонком – люди ему не чужие. Хавард – с Сёлунда. Там у его батюшки поместье нехилое в трех днях пути от фьюлька Свартхёвди.

Рассказывал в основном о Рагнаре и его успехах. Успехи были примерно как у нас. Разграбленные города, выпотрошенные аббатства. Никакого сопротивления, если не считать мелких стычек. Король Франции копил армию и, по непроверенным данным, готовился дать бой. Неделю назад войско Рагнара стояло под Руаном. Вожди терли с местной верхушкой насчет выкупа. Но времени не теряли: грабили округу. Примерно как мы – под Туром.

Ехавший впереди (по праву и обязанности предводителя) Тьёрви придержал коня и поднял руку, изобразив знаком: слушать!

Ночная Тень немедленно заткнулся. Полная тишина. Только чья-то лошадь фыркнула да мой падре тихонько посапывал простуженным носом.

Лично я ничего не услышал, кроме обычных ночных звуков. Но я – не показатель. Вот Свартхёвди точно что-то засек. Беззвучно стек с лошади и оказался возле Тьёрви. Тот тоже спешился. Две тени почти касались головами… Я с лошадки слезать не стал. Надо – скажут.

Сказали.

Медвежонок повернулся и поманил меня. В темноте его жест был почти неразличим, я его скорее угадал, чем увидел.

Я спешился. Ночная Тень – тоже.

– Что? – шепотом поинтересовался я у названого брата.

– Дерутся, – последовал ответ.

Блин, полуночники!

– Обойдем?

– Поглядим, – шепнул Тьёрви. – Я, ты и Свартхёвди.

– А я? – выдал протестную реплику Хавард.

– Ты знаешь дорогу, – отрезал Тьёрви.

Это следовало понимать так: тебе еще рано в Вальхаллу, хускарл. Сначала приведи нас к цели.

– А он? – Это в мою сторону. Логично. Это же меня желает видеть Рагнар…

Лапа Стюрмира опустилась на плечо Ночной Тени:

– Ульф – везунчик. Он пойдет, а ты – нет.

– Я вижу в темноте как днем, – сообщил Хавард. – Я – Ночная Тень. Я пойду тоже.

И засопел, аки мой монах. Очень хотел подраться.

Тьёрви согласился. Хрен с тобой, золотая рыбка.

Я встряхнулся, проверяя… Нет, металлическая шкурка лежит как надо: не шелестит, не звякает.

Бегом марш!


Ну вот и я услышал! Точно, дерутся. Лязг, бряканье, крики… Визгливый вопль, перешедший в утробный вой… Ага, кому-то вскрыли брюшную полость.

Вот, уже близко! Я ждал: Тьёрви свернет с дороги, чтобы сначала посмотреть, а уж потом лезть в мясорубку. Но хёвдинг, надо полагать, услышал всю необходимую информацию и погнал нас сразу с корабля на бал. А я так надеялся перевести дух…

Дорога. Рядом – полянка. На полянке – костерок. С полдюжины нервничающих лошадок… Темная коробка возка… И много нехороших людей, заглянувших на огонек.

Что ж, неосторожно! Отошли бы в лес, спрятали лошадок, глядишь, и не заметили бы вас…

Но это я додумывал уже срисовывая остальную картинку: десяток трупов на травке и примерно столько же живых, с ожесточением выясняющих, кто кому должен.

Расклад был не совсем равный: девятеро на двоих. Правда, двое стояли плечом к плечу у возка и отбивались вполне квалифицированно. И вооружены были прилично: у одного бронь, щит и короткое копье, у второго – щит и приличный клинок. Качество я определил, когда он этим клинком, плоскостью, парировал косой удар секиры. Дурная сталь точно лопнула бы…

Двоих давили четверо. Тоже не лохи в воинском деле. Еще пятеро вертелись вторым эшелоном, пытаясь помочь. Один даже вспрыгнул на кожаную крышу возка… И сверзился оттуда с визгом, хватаясь за конечность. Надо полагать, в возке прятался кто-то кусачий.

Мы стояли и смотрели. Я понимал Тьёрви. Пусть соперники покрошат друг друга по максимуму, а мы уж займемся теми, кто остался.

А лошадки у владельцев возка – очень даже ничего. Три – настоящие громадины по датским меркам.

Один из пары отвлекся на миг: глянул вверх: нет ли на тенте возка еще кого-нибудь нехорошего? Это он зря. При таком раскладе головой вертеть – дорогое удовольствие. Оп! Один из нападавших исхитрился цапнуть его за копье… Мужик качнулся вперед (не захотел отдать оружие) – и схлопотал дециметр стали между ребер. Его партнер по боевым танцам заорал грозно и треснул обидчика друга щитом, отбросив назад, но это мало что изменило. Храбреца отвлекли двойным финтом, а тем временем боец из второго ряда с размаху всадил ему в щит копье и рванул на себя. Мужика развернуло… И другой злодей ошеломил его очень специальным оружием: молотком на длинной рукояти. Бум-м-м! И последний герой выпал в осадок. На чей-то меч.

Герой еще падал, а мы уже бежали к возку.

А впереди нас летел срывающий башню рев берсерка. Свартхёвди еще не впал в боевой транс, но был к этому чертовски близок.

Сшиблись мы звучно! Лично я с прыжка влепил ногой в край щита оказавшегося на пути противника. Громко получилось. Щитоносец даже топориком махнуть не успел, как врезался в своего приятеля. Приятель устоял, но ненадолго. Чирк по роже повыше бороды (легонько – шлем-то без стрелки) и на обратном ходе – по правой ручонке щитоносца.

Хряп! – Это молотобоец достал кого-то из наших. Но разбираться некогда. Надо действовать. Молотобойца срезал Тьёрви. И тут же, с разворота, вскрыл панцирь еще одного негодяя. Последнего. Шумно дыша, мы стояли в центре дурнопахнущего натюрморта. Мы. Трое.

Я не успел испугаться, потому что одним из троих был Медвежонок.

Значит… Значит, прав был Тьёрви, когда пытался оставить Хаварда Ночную Тень при обозе. Или, может, его еще рано отпевать?

Нет, не рано. Конец котенку. С такой вмятиной на железной макушке не выживают.

Надо же как неудачно получилось. То есть по понятиям всё хорошо.

Воин Рагнара умер – да здравствует новый воин Одина! Но кто нас теперь до места доведет?

Ладно, разберемся. Ну-ка, а что у нас в коробчонке?

А в коробчонке у нас – сюрприз!


Нет, Тьёрви всё-таки нетипичный викинг. У типичных как? Обнаружил богатого мужика с тремя женскими особями? Имущество – в кассу. Мужика – в расход. Женщин – в общее пользование, а потом по настроению. Скорее всего, тоже в расход.

Ничего подобного Тьёрви не допустил. Деликатно придержал Медвежонка и меня (хотя меня – это лишнее, я и так цивилизованный), вежливо (на франкском наречии) поинтересовался: кто, откуда, в каком звании?

Оказалось: шевалье местный. Рыцарь то есть. Бежал с казной, семейством и вассалами от свирепости норманов… И угодил в лапы соседнего барончика. Давнего недоброжелателя шевалье.

Кто-то из слуг слил инфу. Барончик послал своих головорезов. И пришел бы к шевалье пушистый северный зверь, если бы не мы.

Стало также понятно, почему шевалье прятался в возке, когда его слуги умирали снаружи. Шевелье был – инвалид. Потерял полноги, сражаясь за короля Франции Карла Лысого против его старшего брата Лотаря.

Тьёрви тоже представился. Назвался рыцарем другого королевского брата, немецкого короля Людовика. Разумно. Представиться немцем, чтобы объяснить скандинавский акцент.

Опередив Тьёрви, я заявил, что приплыл с той стороны Ла-Манша. Удачно получилось. Шевалье английского не знал и уличить меня не мог.

Медвежонок вообще никак представляться не стал. Шевалье не настаивал, потому что и без представлений видно: Свартхёвди – благородный человек. Каким еще может быть тот, у кого меч по рукоять в крови твоих врагов.

Кроме шевелье в возке прятались трое. Его жена (изрядно перепуганная толстушка), дочь (молоденькая и хорошенькая) и служанка (тоже ничего так). И там был сундучок с казной.

Половину казны шевалье тут же отдал нам. Справедливо. Люди нехорошего барона забрали бы всё. Контролирует, понимаешь, негодяй ключевое направление дороги. Грабит всех, кто подвернется. Пиявка! Вино из золотого кубка пьет – как король. А ему – всё мало!

Я понимал с пятого на десятое, но словосочетание «куп дор» уловил легко. И по тому, как по-волчьи вспыхнули в темноте глаза хёвдинга Тьёрви, понял, что не ошибся с переводом.

Из золота пьет? А кушает барон небось тоже на золоте? А далеко ли его замок?

Не очень. Рукой подать. А что?

А то, что зло должно быть наказано, пояснил Тьёрви.

Шевалье забеспокоился. У нехорошего барона – целое войско преданных вассалов. Аж тридцать семь человек.

– Считая этих? – поинтересовался Тьёрви, указав на живописно распределенных по поляне покойников. Если да, то у барона уже не тридцать семь, а всего двадцать три. Сущие пустяки для таких славных воинов, как мы. Тем более что нас не трое, а намного больше. Аж шестеро.

Шевалье удвоение нашей численности не впечатлило. Он честно признался: рассчитывает на то, что мы проводим его до пункта назначения. Если половины сундучка мало, то он готов расстаться еще с четвертью. Примерно в десяти милях от Анжу – замок его дяди.

Всё это сопровождалось такими красноречивыми жестами, что перевода не требовалось. Тем не менее я отозвал Тьёрви в сторонку и напомнил о нашей задаче: доставить меня к конунгу.

Фигня, отмахнулся хёвдинг. Сроки доставки не оговорены. А баронское золото, если не поторопиться, может забрать кто-то другой.

К беседе присоединился Свартхёвди. Целиком на стороне хёвдинга. Меня это не удивило. И можно не сомневаться: все наши спутники, обладающие правом голоса, тоже будут «за».

В таком случае у меня – вопрос. Каким образом мы вшестером (это если Скиди и Тейта считать за полноценные боевые единицы) возьмем укрепленный замок? Пусть замок этот – не цитадель с подъёмным мостом, но нам и через трехметровый частокол сходу не влезть.

А мы и не будем лезть, заявил Свартхёвди. Переоденемся в тряпки покойников, прихватим шевалье с семейством – для маскировки. И доверчивые франки впустят нас в замок без всякого сопротивления.

Тут им и хана.

Замечательный план. Как раз в скандинавском стиле. Возражать – бессмысленно. И так уже мой братец Медвежонок косится на меня подозрительно: а не прилетело ли тебе в бою, Ульф, чем-то тяжелым по головенке, если ты возражаешь против такого разумного, эффектного, а главное, выгодного плана старшего товарища?

Я плюнул и согласился.

Шевалье пообещал показать дорогу. Справедливо. Он перед нами – в долгу. К тому же – человек благородной крови. А что может быть благороднее мести?

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.4 Оценок: 8
Популярные книги за неделю


Рекомендации