Электронная библиотека » Алексей Фомичев » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 4 июня 2015, 19:30


Автор книги: Алексей Фомичев


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

…Ударило и отпустило ледяное дыхание космоса. Мелькнул и пропал звездный хоровод. Стало легче дышать, в глазах просветлело, но в голове еще плавал серый туман.

Когда под ногами захрустел битый кирпич, взгляд выхватил унылый пейзаж улицы: разрушенные здания, искореженный асфальт, куски бетона и жгуты арматуры…

В этот момент за спиной скрипнули тормоза. Глаза зацепили что-то небольшое и черное, упавшее неподалеку. Потом оглушительно грохнуло, вспыхнула яркая звезда, и все исчезло…

Глава 1
Казнить нельзя казнить

Куратору третьего направления.

17.04.95.


Вчера в 18.02 дежурной сменой установки контроля (УК) ПСД зафиксирован спонтанный пробой ПСД (пространственно-сопряженной динамики). Из-за расстроенных параметров установки произвести точную настройку с целью обнаружения места пробоя не представилось возможным. Старший мастер-техник определил наиболее реальное местонахождение прошедшего объекта: полу-остров Ламакен, северная часть. Вероятность ошибки – 34 %.

В настоящее время на поиск проникшего объекта ориентированы три унтер-официала службы охраны станции. Одновременно технический персонал принимает все меры к восстановлению полного контроля над УК ПСД.

Из-за неукомплектованности инженерно-технического штата станции провести эффективные мероприятия по поиску объекта не представляется возможным. Экстренно принятые меры общей безопасности:

– группа охраны переведена на усиленный вариант несения службы;

– персоналу запрещено покидать станцию без специального разрешения;

– маскировочный режим переведен в положение «максимум».

Обер-официал Уверан, начальник станции ПСМ. Третье направление Управления пространственно-сопряженных миров Государственная Тайная Полиция. Третья планета ПСМ N№ У1-02-04-01.
18.04.95. 01.28.
* * *

Обер-официалу Уверану

По получении рескрипта приказываю:

– всеми доступными средствами обеспечить поиск проникшего объекта на вверенной вам территории;

– принять меры к восстановлению установки ПСД и приведению ее к 90 % реальности определения.

Довожу до вашего сведения, что руководством Директората принято решение направить в ваше распоряжение оперативно-поисковую группу в составе 6 человек и команду специалистов инженерно-технического отдела в составе 4 человек во главе с приват-доцентом Института сопряженных пространств Агредой.

Обеспечьте максимально комфортные условия для работы.

Подготовьте развернутую справку по планете и области наблюдения.

Исполнение доложите.

18.04.95. 9.34.
Куратор третьего направления Свард.

…Из-за черной стены леса выехала вереница машин и, поднимая клубы пыли, направилась к окраине поселка. Стоящий у шлагбаума боевик поправил ремень автомата и поднял радиостанцию.

– «Сват», «Дозор» говорит. Наши возвращаются.

Через несколько секунд хриплый голос ответил:

– Понял, «Дозор». Встречай.

Боевик сунул радиостанцию в нагрудный карман жилета, смахнул пот со лба и негромко позвал:

– Лас. Ла-ас! Хватит дрыхнуть, выползай. Наши едут.

Из маленькой кирпичной будки показалась голова второго боевика. Небритое лицо, мешки под глазами, пересохшие губы. На широком лбу татуировка: пикирующий орел и надпись «Холодор».

Боевик мутными глазами проследил за тем, как его напарник поднял ржавый покореженный шлагбаум, пропуская четыре внедорожника, вяло ответил на приветствие и исчез в будке.

Стоявший неподалеку от леса поселок утопал в зелени. Около сотни кирпичных и деревянных домов, множество сараев, пристроек, амбаров, гаражей, мастерских, две небольшие фабрики на окраине – в поселке была база крупной банды «дорожников».

Машины миновали мост, свернули к центру поселка и, распугивая кур и гусей, покатили по грунтовке.

…Десятка два бандитов, увешанных оружием, устроили соревнования – кто попадет ножом в привязанную к ограде собаку. Клинки вспарывали воздух, но ни один пока не поразил цель, сталь лишь немного поцарапала шкуру. Животное с воем извивалось на коротком поводке и норовило залечь за штакетником.

Из окна соседнего дома высунулся широкоплечий здоровяк с сильными залысинами на голове и широким шрамом на подбородке. Немигающие глаза окинули площадь недобрым взглядом.

– Эй, там! Затихли, живо!

Резкий голос заставил всех смолкнуть, только собака скулила, слизывая кровь с лапы. Грохнул выстрел, и скулеж оборвался. Здоровяк удовлетворенно хмыкнул, отошел в глубь комнаты и поднес к уху телефон.

– …Мы как договаривались? Транспорт, оружие и половина груза наши. А что теперь? Ты хочешь забрать грузовик…

– Виконт, я все помню. Но мы потеряли «маног». Мне надо на чем-то добычу увозить. Машину я тебе верну.

Трубка сотового телефона неприятно грела кожу. Говоривший поморщился, вытер платком потное лицо и переложил телефон к другому уху.

– Пусть так… Грузовик поведут мои ребята. Они его обратно и пригонят.

Собеседник замолчал, потом рассмеялся.

– Хорошо, черт недоверчивый! Жадность когда-нибудь тебя сгубит, Виконт.

– Перетерплю. Бывай… – Виконт отключил аппарат и бросил его на стол. – Скот!

Сидевший на диване помощник Виконта хмыкнул.

– Смешно? Свяжись с покупателями, пусть готовят деньги. – Виконт подошел к выходу и открыл дверь. – Стас!

В проеме возникло хмурое лицо боевика – дежурного по штабу.

– Чего?

– Где Диж?

– Пока не приехал.

– Как явится – доложи.

– Угу.

На столе зазвонил телефон. Виконт кивнул помощнику, и тот поднял трубку.

– Да? Это Глеб… Где?.. Ладно, посмотрим…

Помощник хмыкнул, цапнул со стола пульт управления телевизором.

– Что там? – полюбопытствовал Виконт.

– Тимоха звонил. Говорит, по телеку передача о нас.

На экране телевизора возникла картинка.

– …Вчерашнее нападение на армейскую колонну, перевозившую продукты, боеприпасы и запчасти для пятого форпоста, приписывают бандам Виконта и Латамира. В ходе скоротечного боя бандитам удалось отбить две машины…

Пошли кадры документальной съемки. Горевшая машина, трупы солдат, дым над дорогой…

– …Общие потери правительственных войск – восемь убитых и одиннадцать раненых. На поле боя нашли три трупа боевиков. По оценкам командования колонны, по крайней мере в два раза больше бандиты успели унести.

Виконт смачно выругался, глядя на телевизор.

– Мудаки!

– …Боевики довольно удачно выбрали место для засады. Колонна растянулась на пятьсот метров, и охрана не успела среагировать… – Усталый голос мрачного капитана – командира колонны – звучал за кадром.

Молодая девушка-репортер сунула микрофон ему под нос. Капитан отошел на шаг назад, за его спиной стали видны бегающие фигурки солдат. К севшему вертолету быстро несли раненых.

– Скажите, как вы прокомментируете заявление сенатора Годорна? Он сказал, что сейчас Ругия не в силах обеспечить соблюдение закона на территории Зоны.

Капитан глянул на дорогу, потом посмотрел в камеру. С губ готово было сорваться все, что он думал о сенаторе, о назойливой репортерше и обо всех, кто сейчас ему мешал.

– Гм… Наше дело – сопровождать караваны. А политики разберутся сами…

Репортерша недовольно сморщила носик – военный упорно избегал скользких тем.

– Говорят, в захваченных боевиками грузовиках был особый груз. Это так?

– Мне об этом ничего не известно…

Репортаж прервали, на экране возник ведущий.

– Как видите, военные опровергают слухи о том, что в машинах перевозили секретное оружие, но мы имеем все основания полагать, что…

Виконт дальше не слушал, махнул рукой, и Глеб выключил телевизор.

– Быстро эти писаки пронюхали. Может, кто наводку дал?..

На интеллигентном лице Гента промелькнула легкая улыбка. Он поправил пенсне и произнес:

– Латамир проболтался… или кто-то из его парней.

В комнату заглянул дежурный. Закинув автомат за спину, промычал набитым ртом:

– Диф приефал. На плофади…

– Перестань жрать! – поморщился Виконт. – Дижа сюда.

Дежурный исчез, оставив запах чеснока и лука. Глеб недовольно сморщил нос и включил вентилятор.

Метрах в тридцати от двухэтажного особняка, превращенного в штаб, рядом с густым малинником стоял сруб колодца. Первый джип с визгом затормозил у самого сруба. Не успела осесть пыль, а из-за руля уже выбрался рослый парень в потертых джинсах и кожаной безрукавке на голое тело и сразу подошел к колодцу. Внедорожники останавливались, из них лихо выскакивали боевики и под приветственные крики приятелей разминали ноги, скидывали пропахшие потом майки, жилеты, складывали оружие на сиденьях и спешили к воде.

Толпа, лишившись развлечения, окружила прибывших, жадно выспрашивая подробности поездки. У соседних домов мелькнули силуэты женщин, из гаража выглянула чумазая физиономия механика.

На крыльцо штаба выскочил Стас, торопливо дожевывающий бутерброд. Вытерев рукавом рубашки рот, он крикнул:

– Диж! Диж! Давай к Виконту!

От толпы отделился среднего роста, полноватый боевик с бритой головой и огромными усищами, свисавшими ниже подбородка. Поправив на ремне открытую кобуру, он пошел к штабу.

– Стас, – окликнули с джипа дежурного, – что новенького?

Тот неопределенно пожал плечами:

– Завтра бои. Наши хотят араба выставить. Ставки два к одному.

Водитель презрительно сплюнул, натянул на голову кепку козырьком назад и бросил:

– Лучше уж я бы вышел…

Когда Диж вошел в кабинет, Виконт разговаривал по телефону. Увидев гостя, махнул рукой на диван и перевел взгляд на экран компьютера.

– …Цена на такой товар обычная. Вряд ли вы найдете дешевле… А я говорю, ниже пятисот никак… В Магрибе мне дадут в полтора раза больше, а англичане вообще с руками оторвут…

Диж сел, вытянув ноги, глянул на Глеба. Тот меланхолично листал порнографический журнал, внимательно слушая разговор. Как помощник главаря он был в курсе практически всех дел.

– …Да, мы договаривались… – Виконт подхватил с подоконника бутылку пива и сделал изрядный глоток. – Но только о цене. И если она меня не устроит, я найду другого покупателя. Подумайте еще раз. Я перезвоню вечером.

Он отключил телефон и положил его на стол. Повернулся к Дижу:

– Ну, рассказывай.

Диж кашлянул, покосился на бутылку пива.

– Съездили… В Арзане опять резня. Грав хочет весь сбыт коки[1]1
  кокаин.


[Закрыть]
под себя взять. И плату за дорогу поделить с Канном. Ствол получается не удел. Ему только плантация мака да шлюхи остаются. Ствол с Канном объединяются.

– С Канном говорил?

Диж опять сглотнул.

– Чего мнешься? – Виконт открыл холодильник, вытащил банку пива и бросил Дижу. – Лови.

Тот поймал ледяной цилиндр, вспорол крышку и присосался к банке.

– Фу-у… благодарствую. Канн не хочет пока открыто воевать с Гравом. У того народу побольше и поддержка от Ролки обеспечена. А тот весь центр Зоны держит.

– Знаю… – Виконт задумчиво почесал нос.

Глеб закрыл журнал, отбросил его в угол дивана, поправил пенсне на носу и произнес:

– Если Грав заберет Арзан, мы потерям северный рынок сбыта техники и оружия. К тому же у Грава появится возможность восстановить завод, и тогда автоматные и пулеметные патроны упадут в цене раз в пять. И пистолетные тоже.

– Ну да! – Диж допил пиво, смял банку и катал ее в ладони. – У него столько металла не будет. А материал все равно через нас поступает.

– Вывезет через Ушастика или Тивера.

Виконт возразил:

– Через Ущелье? Грав не дурак. Да и Ролка на это не пойдет. Цена товара, доставленного через Ущелье, возрастает в два раза. Ладно… С этим потом разберемся. Что еще интересного?

– Да все… Грава не видел, ты сам не советовал. Толкнули Стволу три генератора, посмотрели два боя и поехали. Да! На обратном пути стычка была.

– С кем?

– Хрен их знает… На площади… этой… Тройке. В общем, машину Оскара обстреляли, тот ответил.

– Кто, как одеты? – спросил Глеб.

– Да обычный прикид: джинсы, кожа. И оружие как у всех.

– И что?

– Торм на них налетел возле развалин института, говорит, машин пять было. Два грузовика «котон», джипы. Те ввязываться не стали, постреляли и отошли, а мы не преследовали.

– Верно, дальше.

Диж неуверенно пожал плечами:

– Мне показалось… в общем, вроде…

– Не тяни, – тронул пенсне Глеб.

– Кажется, это с Ламакеи были. Я видел двух в форме. Остальные по виду боевики.

Виконт с Глебом переглянулись. Военные самозваной республики раньше никогда не заходили так глубоко в Зону, да еще без предварительной договоренности с главарями банд, контролирующих области.

– Точно в форме?

– Ну… – Диж развел руками. – Вроде да. Гент тоже видел, говорит – они.

– Ты Канну или Стволу об этом говорил?

– Нет, я уже уехал от них.

Виконт замолчал, задумался. Если сведения верны, Грав ищет контакта с Ламакеей. Хочет напрямую вести поставки наркотиков и получать оружие по бросовой цене. А это значит… Это много что значит.

– Ладно… Все сделал верно. Отдыхай, Диж. Скоро дело предстоит, так что готовься.

Диж встал, бросил банку в ведро.

– Тут вот еще… Мы в Арзане у института одного подобрали…

– Кого?

– Да хрен его знает. Выскочили к дороге, Гент с гранатой бежал, все готовился бросить. А эти… с Ламакеи уже уезжали. Ну, Гент и швырнул. А тот откуда-то вынырнул, граната метрах в тридцати и рванула. Как его осколками не зацепило, не пойму.

– И что?

– А ничего. Мы подбежали, он на карачках ползает. Со лба немного кожу стесал.

– Оружие было? – полюбопытствовал Глеб.

Диж достал из кармана нож в ножнах и бросил его Виконту. Тот повертел клинок в руках, неопределенно хмыкнул и отдал Глебу.

– И все?

– Да.

Виконт повернулся к Глебу:

– Что скажешь?

Тот все вертел нож в руках.

– Ручная работа. Ковка. Булатная сталь. Вещь дорогая. На континенте есть любители, могут и не такое сделать. Ножны из кожи, не пойму чьей. И что вы с ним сделали?

– С собой привезли.

– Зачем?

– А что с ним делать? Не похоже, что он из команды Грава. Слишком… – Диж напрягся, подыскивая подходящее слово. – Чистый, что ли…

– Да?.. – неопределенно протянул Виконт. – Ну, пойдем посмотрим на твоего пленника.

Боевики уже покинули площадь, осталось человек десять, в основном те, кто приехал с Дижем. Сели под брезентовым навесом возле деревьев и не спеша обедали. Двое мальчишек лет по тринадцать сновали вокруг машин с тряпками и ведрами – отмывали борта.

Виконт в сопровождении Дижа и Глеба подошли к крайнему «мустангу».

– Показывай.

Диж кивнул боевику, и они вдвоем залезли в открытый кузов. В нише под пулеметной турелью сидел человек со старым мешком на голове и связанными за спиной руками. Бандиты грубо вытащили его из машины, сняли мешок и поставили перед главарем.

Виконт внимательно осмотрел пленника. Перед ним стоял молодой парень, лет двадцати двух – двадцати трех, с отросшими темными волосами, трехдневной щетиной и запыленным лицом. Когда мешок сняли, на Виконта глянули глаза серого цвета. Губы сжаты, скулы немного выпирают. Взгляд растерянный, но без страха.

Виконт посмотрел на его одежду и начал понимать, что имел в виду Диж. На незнакомце были обычные черные джины и джинсовая рубашка с коротким рукавом. На ногах кроссовки. Одежда запылилась, но, в общем, чистая, без заплат, потертостей, словно ее недавно купили или постирали…

– Развяжи его.

Диж одним взмахом рассек веревку, незнакомец замедленными движениями стряхнул обрывки с рук и застыл на месте, недоуменно оглядываясь по сторонам. Как заметил Виконт, особого страха тот не испытывал, только безмерное удивление и какая-то заторможенность.

– Кто ты такой? Как зовут?

Пленник взглянул на Виконта, наморщил лоб, словно вспоминая что-то, и неуверенно вымолвил:

– Не… Не знаю… – В глазах появилось напряжение. – Я не знаю…

Глеб коротко хохотнул.

– А имя?

– Имя? Мое?.. Не знаю…

Его глаза блуждали, смотря то на боевиков, то на машины, на дома, на труп собаки, которую так никто и не удосужился убрать.

Виконт повернул голову к Глебу:

– Что скажешь, спец?

Глеб подошел вплотную к пленнику, смерил его подозрительным взглядом. Потом посмотрел на руки, провел пальцем по щеке, понюхал его.

– Диж, ты что в мешке таскал?

– Сахар.

– Тьфу, дрянь! Эй, склеротик, скинь рубашку.

Незнакомец недоуменно посмотрел на боевика, расстегнул застежки и стащил джинсовку. Глеб обошел вокруг, сильно надавил на правое плечо, приказал показать ладони, ткнул кулаком в живот, хмыкнул.

– Здоровяк…

Диж следил за действиями Глеба с любопытством – о таланте зама по безопасности в банде ходили легенды, – потом махнул своему водителю и указал на труп собаки. Тот понятливо кивнул, отошел в сторону, и через минуту пожилая женщина утащила убитое животное с площади.

– Значит, так… – Глеб снял пенсне, потер переносицу и водрузил стекла обратно. – По крайней мере месяц не брал оружие в руки. А то и больше. Следов, точнее, синяков нет, на ладонях пороховой налет отсутствует, а мозоли здоровые. Качок – штанга, турник, может, с лопатой работал. Мышцы в тонусе, тренирован хорошо. Одежда чистая, следов оружейной смазки нет, порохом не пропахла. Действительно чистенький. А нож хороший…

– Нож оставь. Что скажешь, может он быть из какой-то банды?

– Все может быть. Татуировок нет, это странно. Шрамов нет, следов пулевых ранений не видно, если только на ногах. – Глеб встал перед пленником, вперил в него пристальный взгляд. – Как имя?

Незнакомец невозмутимо смотрел в глаза дознавателя, тщетно пытаясь сообразить, что сказать. В голове кавардак, мысли скачут с бешеной скоростью. В мозгу мелькают образы, обрывки воспоминаний, словно кубики мозаики. Попытка зафиксировать отдельную мысль оканчивается тем, что та попросту сбегает. Что-то огромное возникает перед глазами, брызжет искрами, слепит, заставляя морщиться от странной боли в голове.

«Я! Кто я?»

«Кто?.. кто… – несутся вскачь мысли. – Откуда?.. Где я?..»

– Где я? – спросил незнакомец.

– М-да… – протянул Виконт. – Глеб, как думаешь, он не кривляется? Может, подставили его нам?

– С такой легендой? – усомнился Глеб. – Глупо. Даже если рассчитывали на нашу реакцию… Слишком мудрено. Да и кто способен на такое? Уж не Ролка с Гравом.

Виконт прикусил губу, рассматривая странную добычу. Своих умозаключений о возможной связи Грава с ламакейскими спецслужбами он никому еще не высказывал. Но Глеб прав – этот заторможенный здоровяк мало походил на шпиона.

– Где ты живешь? В каком городе? Как зовут твоего друга? Подругу?.. Грава знаешь? А Ролку? Тра? Ушастика? Ты ругийский язык понимаешь?.. А на каком тогда говоришь? Виконт, этот придурок совсем мозги потерял, – раздраженно бросил Глеб. – Диж, ты его ничем не приласкал? Прикладом, например?

– Нет…

Глеб дотронулся до ссадины на лбу незнакомца. Заставил того склонить голову, пальцами ощупал макушку и затылок.

– Шишка небольшая на затылке… Ну, это мог и стукнуться, когда на асфальт летел. Sprehen sie deutsch?

– Ja, – вдруг ответил незнакомец.

– О! Хоть что-то. Do you speak english?

– Yes.

– Та-ак, – довольно проурчал Глеб. – Parlo italiano?[2]2
  – Ты говоришь по-немецки?
  – Да.
  – Ты говоришь по-английски?
  – Да.
  – Говоришь по-итальянски?


[Закрыть]

– Что?

– Англия – это что?

Пленник наморщил лоб, тщетно пытаясь понять суть вопроса.

– Я… Англия… Это, наверное… это страна?

– Ага-ага! – Глеб прямо-таки потирал руки от удовольствия, не отрывая глаз от лица пленника, следя за каждым движением мускулов, дерганьем зрачков и взмахом бровей. – А это что?

Он указал на автомат, висевший на плече боевика.

– «Калашников», – без запинки ответил пленник.

– Это?

– «Стечкин».

– Это?

– Пулемет НСВ.

– Там?

– Машина. Джип.

– Как называется?

– Не… знаю.

– Это что? – ткнул пальцем в джинсы Глеб.

– Брюки. Джинсы.

– Где мы стоим?

– На улице… – Пленник глянул по сторонам. – Деревня…

Виконт, Диж и боевики с удовольствием наблюдали, как Глеб раскручивает незнакомца.

– Из какого города приехал?

– Э-э… не знаю.

– Из какой страны?

– Не знаю…

– Whom do you work for?

– Don’t know.[3]3
  – На кого ты работаешь?
  – Не знаю (англ.).


[Закрыть]

Через минуту Глеб довольно хлопнул ошарашенного незнакомца по плечу и повернулся к Виконту:

– Амнезия. Контузия ударной волной или от удара об асфальт… Забыл начисто все о себе, о стране, о языке. Знает английский, немецкий. Разбирается в оружии, по крайней мере по названию.

– Ну и кто он, по-твоему?

Настал через Глеба пожимать плечами:

– Не поймешь. Не военный точно. И не боевик. На шпиона не похож. Репортер, зевака, турист…

– Даже имя забыл, – вставил Диж.

Виконт глянул на часы, задумчиво побарабанил по стеклу циферблата, вопросительно посмотрел на Глеба. Тот понял немой вопрос.

– Без оружия был. Здоровый… пригодится. Выставим на схватку, пусть попробует себя. Или вон в гараж, Корень все жалуется, что механиков нет.

Виконт повернулся к пленнику:

– Машину умеешь водить?

– Д-да… вроде. – В голове вновь промелькнула мозаика образов и воспоминаний. – Могу…

Пленник поймал взгляд лысого с окладистой бородой бандита, который привез его сюда, попробовал уловить хоть одну мысль. Но в голове словно сквозняк гулял, выдувало даже подобие воспоминания.

– Ладно! – Виконт ткнул пальцем в грудь Гента. – Отведи его к Корню, пусть посмотрит, на что он сгодится. Если Корень возьмет, пусть пока там работает. А нет, действительно на бои выставим. Все.

Бородач согласно кивнул и толкнул пленника в спину.

– Топай, чувак. Черт, как же тебя называть?

Пленник открыл было рот, желая назвать имя, но в последний момент замер – оно так и не всплыло в памяти.

Глеб покачал головой, насмешливо бросил:

– Найденыш… нет, слишком длинно. Найд, Над…

– Нэд, – подсказал Диж, – на американский манер.

– Во! Нормально. Добро пожаловать, Нэд, в самое веселое место на планете. В Зону.

Новоявленный Нэд глухо спросил:

– А что такое – Зона?

Глеб, Диж, Гент и даже Виконт дружно рассмеялись.

– Зона – это рай для ее хозяев… и ад для всех остальных!


Раскаленное оранжевое солнце жарило беззащитную землю, превращая ее в потрескавшееся бетонное поле. Листва на деревьях пожухла, увяла, кустарники и трава стали меньше в размерах, тоньше, спасаясь от убийственного пекла. Все живое пряталось от небесного убийцы в тень, только по необходимости выходя из укрытий и тут же спеша обратно.

Кто-то открутил вентиль трубы до отказа, и вода из старого шланга под чудовищным напором била в разные стороны. Резиновый змей метался по земле, обдавая брызгами всех, кто проходил мимо.

Сначала забавлялась немногочисленная ребятня, подставляя обгорелые плечи под живительную влагу, потом подошли боевики, пацанов как ветром сдуло. Хотя кому-то большие дядьки были отцами, но встречаться с ними лишний раз ни у кого желания не возникало.

Бандиты сперва окатили из шланга машины, сбивая пыль с бортов, потом перешли друг на друга. Детский смех и визг сменили рев и мат луженых глоток, привыкших единым духом выпивать по литру пива.

В центре маленькой площади постепенно натекла лужа, кроссовки и берцы месили грязь, кого-то столкнули в черную жижу, в ход пошли шлепки, зуботычины, потом дело дошло до прикладов автоматов и лязганья затворов.

На шум из огромного здания гаража выглянул старый механик, невысокого роста узкоплечий мужичок с крючковатым носом. Маленькие глаза недобро посмотрели на боевиков. Он брезгливо сплюнул, старой промасленной тряпкой вытер обильный пот на почти лысой голове, крикнул в темный проем ворот:

– Нэд! Оставь ящик, Стас отнесет.

Из глубины гаража вышел рослый широкоплечий парень в старой спецовке. Промасленные брюки с дыркой на колене, выцветшая куртка с обрезанными рукавами и нелепая маленькая кепочка на голове придавали ему комичный вид. Левая щека испачкана, руки черные, в мелких царапинах.

– Тут же недалеко. Мне все равно колеса забирать…

– Я сказал, Стас отнесет. Видишь? – Механик кивнул на резвящихся бандитов, что уже сняли автоматы с плеч и теперь потрясали оружием, не пуская, впрочем, его в ход. – Домотаются до тебя, и все. Сдуру пришибут, и Виконт не поможет.

Нэд угрюмо посмотрел на боевиков, вздохнул:

– Хорошо. Тогда я помогу Богдану. Он колеса на «союре» меняет.

Корень кивнул, посмотрел на уходящего парня и подумал, что более странного типа давно не видел.

Виконт прислал его в гараж три дня назад. В ходе короткого разговора Корень выяснил, что парень машины водить может, но как механик мало чего стоит. Все его познания ограничивались умением сменить колесо, залить тосол, масло и бензин, протереть свечи и попинать шины. Но старший механик недовольства не высказал; у него осталось всего три человека, и этот найденыш мог взять на себя всю тяжелую и грязную работу.

За три дня знакомства Корень понял: парень от работы не бегает, делает все добросовестно, легко учится. Несмотря на потерю памяти – чему Корень в душе не верил, – быстро схватывал на лету новое, охотно помогал механикам.

Вел себя тихо, незаметно, голос никогда не повышал, на все шуточки и приколы отвечал спокойно и вообще демонстрировал редкое добродушие. Корень поначалу подумал, что тот трусоват. И лишь потом заметил, как блестят глаза новичка и каменеет фигура, если кто-то проходит слишком близко от него или говорит что-то обидное.

«Не прост», – решил механик, но делиться выводами с Глебом не спешил, хотя первый помощник Виконта специально предупреждал посматривать за новичком и докладывать ему, если что заметит неладное.

Десять лет назад Болеслав Корнеев имел несчастье проезжать со своими ребятами неподалеку от границы Зоны с Ламакеей и угодил в ловушку. Две машины, товар и три человека стали очередной добычей бандитов. И хотя между боевиками и новоявленной страной было негласное соглашение не трогать друг друга, боевики частенько нарушали его, когда речь шла о выгоде.

Платить выкуп, как того требовали бандиты, Корень не мог, он и его парни вложили в бизнес все. Боевики, побив их для острастки, перепродали другой банде. Еще год Корня перепродавали в разные районы Зоны, он работал на маковых плантациях, таскал на узких плечах мешки с продуктами, на западном побережье ремонтировал лодочные моторы и только потом попал к Виконту. Тот предложил простой выбор: либо Корень ремонтирует ему машины, либо отправляется в «забой» – на ринг гладиаторских боев. А так как силой и умением он не обладает, его ждет скорая и ужасная смерть.

Корень умирать не хотел; в отряде Виконта больше не стало поломанных машин, а Корень в награду через три года получил свободу.

В этом – да, в этом Виконт был честен. Сказал – сделал. Сказал, за побег сожжет на костре, и старый приятель Корня Мирко Сверин целый час заходился в реве, когда его на глазах у всех рабов живьем жарили автогеном – от ног до пояса. Больше тот не выдержал.

На бандитов Корень работал уже не за страх, а за совесть. Но ненавидел тоже на совесть, хотя умело скрывал. И помогать им не спешил.

…Нэд шел через поселок, неся в руках пустые армейские термосы. Обед в гараж привозили на старом мотороллере, а обратно посуду механики таскали сами. Заодно заскакивали в ларек за пивом. Сегодня очередь идти на кухню выпала Нэду. Новичок уже знал маршрут, по сторонам особо не глазел, только старался быстрее пройти перекресток, чтобы не попасть на глаза бандитам.

Бандитам…

Старый механик, когда к нему привели нового работника, неодобрительно посмотрел на него, спросил, знает ли тот технику, и, получив уклончивый ответ, показал отгороженный брезентом угол, где стояла старая койка с продавленным матрасом.

– Будешь спать здесь. Туалет и душ дальше, за дверью.

Показав гараж, Корень отвел его в сторону, за здание.

– А теперь главное. Ты здесь никто! Раб, невольник, живая игрушка. Твой хозяин – Виконт, он может тебя казнить, помиловать, дать свободу, живьем в землю закопать. Попробуешь перечить кому-либо из банды – пристрелят. В лучшем случае – изобьют. Все приказы исполнять бегом, высунув язык.

Нэд ошеломленно смотрел на механика – не шутит ли?

– Знаешь сколько человек пытаются удрать отсюда?

– Из поселка?

– Из поселка, с фабрики, с плантаций… В месяц по три-четыре побега. Знаешь, сколько они успевают пройти?

– Ну-у…

– Пять километров от силы. Потом их ловят. Везунчики умирают сразу, их просто пристреливают. Кому не повезло – живут по два-три дня. Доживают… Иногда их растаскивают на куски в прямом смысле слова.

Нэд передернул плечами, зажмурил глаза. Что-то страшное и мерзкое сверкнуло перед глазами: кровь, обрубок тела, кривой от крика рот и…

– Ты специально меня пугаешь?

Механик свирепо глянул на новичка, тот прикусил язык.

– Ты еще увидишь подобные представления, обещаю.

И он увидел.

Как травили собаками пожилого мужчину, как капала кровь с клыков огромных волкодавов, как орал несчастный, мокрыми от крови ладонями пытаясь пристроить на место куски плоти, оторванные четвероногими убийцами.

Как по очереди стреляли в двух женщин, посмевших отказать пьяным подонкам. Женщинам было лет по сорок, и они были далеко не красавицами, но бандитов это мало волновало. Пули пробивали хрупкие тела насквозь и с визгом рикошетили от бетонной стены, жертвы сползали вниз, оставляя широкие полосы крови на шершавой поверхности…

А рядом ходили жители поселка, немногочисленная ребятня носилась по пустырю, играя в войнушку, мирно поскрипывал журавль колодца, пахло хлебом из пекарни. По дорогам пролетали джипы боевиков, слышался ор и хохот, били короткие очереди в воздух. Приходили колонны с товаром, приезжали «коллеги», гости из Ламакеи…

«Зона – это рай для ее хозяев… и ад для всех остальных!» – Виконт слов на ветер не бросал.

Нэд разговор запомнил. Был замкнут, послушен, исполнителен. Он хотел жить. А еще очень хотел узнать – откуда и кто он.

Пройдя поворот, Нэд подошел к ларьку. Из окошка выглядывала большая лысая голова с обожженной кожей над ухом. Извилистый шрам шел от затылка к виску и пропадал в уголке рта.

Голова принадлежала хозяину ларька Назару. Хмуро оглядев визитера, он сунул в рот сигарету и щелкнул зажигалкой.

– Здравствуйте. Я…

– Сколько? – Шелестящий голос звучал словно треск бумаги.

– А… семь. Семь бутылок. Но откуда?..

– Корень говорил.

На прилавок со стуком встали бутылки. Назар просунул в окошко пакет. Нэд быстро перегрузил в него пиво.

– Я должен…

– Нет. Мы с Корнем потом рассчитаемся.

– Спасибо…

Нэд взвесил пакет, поднял бачок – донесет. Сзади послышались шаги. Мягкий женский голос насмешливо проговорил:

– Здравствуй, Назар. «Мальборо» есть?

Нэд обернулся. За спиной стояла высокая красивая девушка с длинными распущенными волосами до плеч. Миндалевидный разрез глаз, тонкие черты лица. Фигура стройная, изящная, одежда почти не скрывает ее. В глазах смешинка.

– Привет, Лада. Есть, легкие.

– Дай две пачки.

Нэд завороженно смотрел на девушку, чувствуя смятение. Близость женщины волновала.

– Как дела?

– Идут потихоньку…

Лада наконец обратила внимание на застывшего парня. Лукаво улыбнулась:

– Новенький. Как тебя зовут?

– Нэд…

– Хм… – Девчонка откровенно разглядывала его. – Говорят, ты память потерял. Правда?

Нэд смутился, не зная, что сказать. Назар посмотрел на него и хмыкнул:

– Оставь его, Лада, видишь, парень еще в себя не пришел.

– Ладно, Назар.

Девчонка протянула тому деньги и взяла сигареты. Нэд взвесил сумку в руке и пошел обратно. Чувствовал он себя весьма странно.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4.3 Оценок: 4
Популярные книги за неделю


Рекомендации