» » » онлайн чтение - страница 13

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 16 декабря 2013, 14:47


Автор книги: Алексей Исаев


Жанр: Документальная литература, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Сольцы: первое окружение

После завершения боев под Псковом на свет появился приказ группы армий «Север» № 1660/41, в котором, среди прочего, говорилось:

«4-я ТГр развертывается между озером Ильмень и Псковом для наступления на Ленинград:

а) она окружает Ленинград между Ладожским озером и Кронштадтской бухтой;

б) до подхода 16-й А она должна самостоятельно защищать свои тылы восточнее озера Ильмень;

в) заняв переправы через Нарву, она должна не позволить противнику отойти из Эстонии»[226]226
  Цит. По: Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 156.


[Закрыть]
.

На тот момент еще не было известно, насколько быстро удастся взломать советскую оборону на старой границе. Поэтому германское командование не спешило класть все яйца в одну корзину и сосредотачивать усилия на одном направлении. В LVI корпусе Манштейна в течение 9 июля еще строились мосты через реку Великую для развития наступления 8-й танковой дивизии с плацдарма у Пушкинских гор, юго-восточнее Острова. Мост, способный выдерживать танки, был готов к уже 23.00 (берлинского времени) того же дня. На следующее утро было запланировано «вскрытие» плацдарма. Однако на рассвете 10 июля, когда все было готово для броска на восток, наступление неожиданно отменили. Последовал новый приказ: «8-я тд прекращает движение на восток и немедленно начинает движение, имея впереди танки, через Остров по дороге на Порхов до Саланино». Свежепостроенный мост пришлось бросить, точнее, оставить шагающей где-то далеко позади пехоте 16-й армии.


Командир 8-й танковой дивизии генерал Бранденбергер


Манштейн позднее вспоминал: «К 9 июля окончательно выяснилось, что попытка командования танковой группы обойти силами 56 тк с востока силы противника, сосредоточенные, как полагали, в Пскове, не может дать успеха. Этому препятствовали болотистая местность и сильное сопротивление противника. Не оставалось ничего другого, кроме как прекратить проведение этого маневра и все же перебросить штаб корпуса вместе с 8 тд на север в направлении на Остров, куда уже была направлена ранее 3 мотопехотная дивизия»[227]227
  Манштейн Э. Указ. соч. С. 199.


[Закрыть]
.

Манштейн здесь несколько лукавит. Дело было не в неудачном обходном маневре, а в отсутствии необходимости вообще осуществлять этот маневр. В ЖБД XXXXI корпуса еще 6 июля указывалось:

«Командование ТГр отдает приказ следующего содержания: LVI AK в ходе своего наступления на северо-восток застрял в непроходимой для моторизованных соединений болотной местности. В связи с этим планируется перебросить 3-ю пд через Остров и затем повернуть ее на восток. Ввиду больших сложностей, с которыми связано нынешнее снабжение плацдарма Остров и предстоящее снабжение в ходе наступления на Псков, немедленное исполнение этого приказа представляется как минимум серьезно осложняющим продолжение боев корпуса. В любом случае такое мероприятие в пользу значительно отставшего LVI AK серьезно затруднит использование выдающихся успехов XXXXI AK»[228]228
  NARA T314 R979 frame 346.


[Закрыть]
.

Теперь LVI корпус должен был развивать успех своего соседа, XXXXI моторизованного корпуса, который уже прорвался в район Пскова. Дивизии корпуса Рейнгардта продвигались через Псков на Лугу и далее на Ленинград. Задачей Манштейна стало наступление на Ленинград по дороге через Опочку и Новгород с целью возможно скорее перерезать в районе Чудово железнодорожную дорогу Москва – Ленинград. Нельзя сказать, что Манштейн был в восторге от новых планов танковой группы и группы армий. Позднее он вспоминал: «Как бы ни была важна эта задача, такая группировка сил означала новый большой разрыв между обоими танковыми корпусами. В этом крылась опасность, что и та и другая группировка не будет обладать необходимой ударной силой. Усугублялась эта опасность тем, что сильно заболоченная и в значительной части покрытая лесом местность, отделявшая нас от Ленинграда, была не очень-то благоприятна для действий танковых корпусов»[229]229
  Манштейн Э. Указ. соч. С. 200.


[Закрыть]
.

Несмотря на все сомнения, приказ есть приказ. 8-я танковая дивизия начала выдвижение на новое направление через Остров. Далее она должна была свернуть на Новгородское шоссе. 3-я моторизованная дивизия 10 июля в ожесточенном бою взяла Порхов и была направлена дальше по второстепенной дороге на север. Дивизия СС «Тотенкопф» на тот момент была изъята из состава LVI корпуса и выведена в резерв танковой группы.


Подбитый под Сольцами (у Ситно) экранированный КВ-1


Первые неприятности начались уже под Островом. После неудачных контрударов советская 3-я танковая дивизия не исчезла бесследно. Она была отброшена на восток и оказалась на пути наступающих на восток и северо-восток частей корпуса Манштейна. Так 8-я танковая дивизия впервые всерьез столкнулась с новыми советскими танками. В истории соединения отмечалось: «Уже вскоре после начала наступления столкнулось с сильным противником. Головные танки были внезапно атакованы 20 русскими машинами, против которых наши 3,7-см пушки были бессильны. Лишь когда 7-я батарея 23-го зенитного полка с 8,8-см орудиями была спешно переброшена вперед, удалось подбить три 52-тонных КВ-2»[230]230
  Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 157.


[Закрыть]
. Советские источники потерь танков КВ в эти дни не подтверждают. По крайней мере, 3-я танковая дивизия их не теряла. Возможно, речь идет о танках Т-28.

12 июля 8-я танковая дивизия начала наступление на Шимск. Соединение двигалось вдоль Новгородского шоссе, разделившись на оторванные друг от друга боевые группы. Манштейн признавал: «Как бы то ни было, командование корпуса продолжало считать, что безопасность корпуса по-прежнему следует обеспечивать быстротой его маневра»[231]231
  Манштейн Э. Указ. соч. С. 200.


[Закрыть]
.

Сдерживала наступление немцев, отходя от рубежа к рубежу вдоль Новгородского шоссе, 3-я танковая дивизия 1-го мехкорпуса, точнее ее остатки. В составе дивизии оставался только 6-й танковый полк (27 танков), 5-й танковый полк действовал отдельно. Советская авиаразведка оценила противника как «до моторизованной дивизии и около 100 танков» в движении от Острова до Боровичей. Оценка с позиций сегодняшнего дня достаточно реалистичная.


Немецкий разведывательный самолет Hs-126B


Очередной бой танкисты дали на рубеже реки Ситня, к западу от Сольцов. Начиналось все «за упокой»: перед лицом охвата флангов командир 3-й танковой дивизии полковник К. Ю. Андреев решил отойти дальше на восток, за реку Ситня. После того как переправилась примерно половина подразделений дивизии, заряды моста самопроизвольно сдетонировали. Командир дивизии Андреев остался перед взорванной переправой. Он вместе с неуспевшими переправиться частями стал отходить на юг в поисках брода. Взрыв моста не только разделил отходящую колонну разбитого соединения. Он разделил время на «до» и «после». Переправившийся отряд возглавил начштаба 3-й танковой дивизии полковник М. Л. Кагарманов. Скорее всего, именно он решил прекратить отход и сражаться. Решению дать немцам бой благоприятствовал сбор некоторого количества пехоты для прикрытия танков. К полуночи 12 июля у одноименно деревни Ситня штабом 1-го мехкорпуса было собрано около 2 тыс. человек, 20 танков разных типов и 20 орудий. Отряд включал не только части 3-й танковой дивизии, но и полк 202-й моторизованной дивизии (200 чел.), части 37-го полка НКВД (200 чел.) и россыпь разномастных отходящих подразделений (500 чел.). В 2.00 13 июля отряд контратаковал немцев и выбил их из Ситни. Утром немцы сильным артиллерийским ударом сбили разрозненные части с рубежа реки и заставили отойти дальше на восток. Наличие в подвижных соединениях сильной гаубичной артиллерии всегда было козырем Панцерваффе. В истории 8-й танковой дивизии этот бой описан следующим образом:

«Сопротивление противника у Боровичей удалось сломить, и боевая группа Фронхефера, уничтожив 8 русских танков, вышла к Житне, где был сформирован плацдарм. Когда сюда ночью подошло около 20 вражеских танков, развернулись тяжелые бои, в ходе которых наши потери составили 4 танка. Тяжелым было положение и на следующий день, когда авангард 10-го танкового полка, за которым следовали 8-й мотоциклетный батальон и посаженный на грузовики II батальон 28-го сп, наткнулся у Райцев на еще один танковый заслон. 11 советских машин, в том числе два 52-тонных танка, были уничтожены. Это были танки 21-й советской тбр»[232]232
  Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 157.


[Закрыть]
.

Противник («21-я тбр») был идентифицирован немцами неверно, но на этот раз потеря двух танков КВ в точности подтверждается советскими данными. По документам проходят танки КВ-1 № 4810 и № 4815 (июньского выпуска ЛКЗ), потерянные под деревней Ситня. Обе машины получили повреждения артиллерийским огнем противника и были обездвижены. Один танк был сожжен экипажем, второй сгорел от попадания крупнокалиберного снаряда.

Ранним утром 14 июля авангарды 8-й танковой дивизии подошли к Сольцам. К этому моменту отряд полковника М. Л. Кагарманова разделился надвое. Часть 202-й дивизии и 5-й мотоциклетный полк по приказу члена Военного совета Северо-Западного фронта Штыкова отошли на южный берег р. Шелонь – считалось необходимым прикрыть направление на Старую Руссу. Вновь оставшийся без пехоты отряд Кагарманова Сольцы не удержал. В 13.00 14 июля части 8-й танковой дивизии были уже в 6 км восточнее Сольцов.

Однако немцы продвигались вперед крайне осторожно, ввиду возможных контратак танков КВ. В ЖБД 8-й танковой дивизии почти что одна за другой следуют записи нижеследующего содержания. Манштейн широким жестом передал передовому соединению все 88-мм зенитки:

«Из-за появления тяжелейших танков противника командир корпуса во время своего визита на КП дивизии приказывает немедленно передать последней все имеющиеся в распоряжении командования корпуса 8,8-см орудия».

Ввиду полнейшей беспомощности танков дивизии генерал-майора Брандебергера перед КВ, «ахт-комма-ахты» становятся залогом дальнейшего продвижения вперед, ЖБД гласит:

«Против врага, находящегося в лесу западнее Скирины, направлены стрелки, прочесывающие лес севернее главной дороги. Перед 10-м танковым полком 2 тяжелых танка русских. Запрошенные 8,8-см орудия прибыли».

Дорога от Сольцов на Новгород вьется через густые леса по берегу реки Шелонь. Ощетинившись зенитками, немецкие мотострелки наступают на Новгород. Запись от 17.00 в ЖБД сообщает, как это происходило:

«Дивизия перешла в наступление у Скирины. Зенитные орудия подтянуты и занимают позиции по обе стороны дороги. Два артдивизиона также заняли позиции. Стрелки продвигаются севернее дороги. Наступление проводится силами пехоты».

К слову сказать, советские самолеты атаковали вытянувшуюся вдоль шоссе ленту из танков, тягачей и грузовиков. К вечеру 14 июля немцы были в 3 км от реки Мшаги.

В 14.35 14 июля в ЖБД 8-й танковой дивизии появляется запись: «Воздушная разведка сообщает, что двигавшийся с севера противник приблизился и окапывается. Хорошо замаскированные танки уже на позициях, с севера подходят еще танки, населенные пункты заняты большим количеством вражеских войск, передвижения в лесах, видны лошади и люди»[233]233
  NARA T315 R483 frame 737.


[Закрыть]
. Это сообщение не вызвало паники. Подход свежих сил противника не заставил немецкое командование перейти к обороне. Напротив, ближайшей задачей дивизии стал захват моста через Мшагу в неповрежденном состоянии. Это было тем более самонадеянно перед лицом большой растянутости флангов. Открытый правый фланг по состоянию на 14 июля был длиной 70 км, левый – 40 км. Конечно, немцы могли рассчитывать разгромить сосредотачивающиеся части до того, как они перейдут к активным действиям. Однако советское командование уже в течение нескольких дней вынашивало план контрудара по вклинившемуся в построение Северо-Западного фронта противника.

Уже 12 июля в ЖБД Северо-Западного фронта появляется запись: «Командование СЗФ решает силами 1 МК(3, 21 тд, 202 мд) разгромить выдвигающегося противника на Сольцы. Такое решение не могло быть осуществлено, ибо противник имел решительное превосходство, а наши части отходили в Новогородском направлении. Противник преследовал по пятам и не давал произвести перегруппировку войск»[234]234
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 200, л. 25.


[Закрыть]
. Однако ситуация изменилась с прибытием в состав Северо-Западного фронта соединения. В тот же день, 12 июля, в районе к северо-западу от Шимска сосредоточилась 70-я стрелковая дивизия. Однако еще одно свежее соединение – 237-я стрелковая дивизия – еще задерживалось. На 13 июля из ее состава сосредоточилось около 40 % частей. Остальные части еще не прибыли ввиду разрушений на железной дороге.

Тем не менее 13 июля командование фронта поставило задачу: «В течение 14.7 восстановить положение в районе Сольцы, разгромив прорвавшиеся части противника»[235]235
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 200, л. 31.


[Закрыть]
.

Главным козырем для готовящегося контрнаступления были вновь прибывшие в распоряжение командования Северо-Западного фронта соединения: 70-я и 237-я стрелковые дивизии. Та и другая до войны содержались в сокращенном штате (5900 человек). В первой половине июня в связи с проведением учебных сборов их численный состав был усилен. С началом боевых действий получили резервистов по мобилизации. 70-я стрелковая дивизия (по крайней мере, ее офицерский состав) успела получить боевой опыт в ходе советско-финской войны, 237-я стрелковая дивизия формировалась с весны 1941 г. в Петрозаводске и никакого боевого опыта не имела. Более того, она была достаточно «сырым» соединением.


Совещание между командиром корпуса Э. фон Манштейном и командиром 8-й танковой дивизии генералом Бранденбергером


Согласно донесению о боевом и численном составе 11-й армии по состоянию на 10 июля 1941 г., численность личного состава 70-й стрелковой дивизии составляла 14 963 человека[236]236
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 32.


[Закрыть]
. По всем показателям ощущалось, что дивизия эта довоенного формирования. Далее у нас будет возможность оценить, какие дивизии пошли в бой с раскручиванием маховика «перманентной мобилизации». 70-я стрелковая дивизия насчитывала 444 ручных и 167 станковых пулеметов, 658 ППД. Она имела полный комплект артиллерии, 45-мм противотанковых пушек насчитывалось строго по штату – 54 штуки. Перед лицом немецких танков это было существенно. 237-я стрелковая дивизия была укомплектована несколько хуже, на ту же дату она насчитывала 11 952 человека[237]237
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 32.


[Закрыть]
. Укомплектованность стрелковым оружием была на том же уровне: 408 ручных и 174 станковых пулемета, 1388 ППД. К слову сказать, после углубленного изучения реального состояния соединений Красной армии 1941 г. жалобы на недостаток пистолетов-пулеметов выглядят просто смехотворными. В дивизиях, начавших формирование еще до войны, их достаточно часто оказывалось больше, чем в немецких пехотных и танковых дивизиях. К проблемам 1941 г. наличие или отсутствие пистолетов-пулеметов имело весьма отдаленное отношение. 45-мм противотанковых пушек в 237-й стрелковой дивизии было даже больше штатного количества – 60 штук.

Также к операции привлекались соединения 11-й армии, уже находившиеся на фронте. Они находились в удручающем состоянии. 202-я моторизованная дивизия, по донесению от 15 июля, насчитывала всего 1103 человека[238]238
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 9.


[Закрыть]
, но сохранила часть артиллерии, у нее даже оставались 3 гаубицы калибром 152 мм и 7 гаубиц калибром 122 мм. 183-я стрелковая дивизия на ту же дату насчитывала только 3496 человек. Из артиллерии у нее остались 11 «трехдюймовок», все гаубицы были уже потеряны. Таким образом, с самого начала было понятно, кто будет играть первую скрипку в готовящемся контрударе. 70-й стрелковой дивизии были приданы остатки 3-й танковой дивизии, в которых на 15 июля насчитывалось 22 исправные машины – 2 КВ, 4 Т-28 и 16 БТ-7. По другим данным, на 15 июля 3-я танковая дивизия насчитывала 3564 человек и 13 танков[239]239
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 9.


[Закрыть]
. Согласно отчету штаба 1-го мехкорпуса, для поддержки наступления 70-й стрелковой дивизии было выделено 16 танков БТ-7, 4 танка Т-28, 2 танка КВ и 8 орудий[240]240
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 116.


[Закрыть]
. Неизвестное количество техники еще оставалось в отряде командира 3-й танковой дивизии полковника Андреева (он тоже участвовал в контрударе).

Переход в контрнаступление произошел только в 18.00–19.00 14 июля. 70-я стрелковая дивизия успешно продвигается вперед и к полуночи оказывается в 4–6 км к северу от Сольцов. Продвинувшиеся на Шимск части 8-й танковой дивизии оказываются под угрозой окружения. В ночь на 15 июля никаких контрмер немецким командованием еще не принимается. Однако даже надеяться на помощь соседа пока не приходится. 237-я стрелковая дивизия вместе с частями 24-й танковой дивизии сковывает 3-ю моторизованную дивизию ударом с востока. Дивизия СС «Мертвая голова» где-то далеко позади, и рассчитывать на ее быстрое подтягивание к главным силам LVI корпуса не приходится.


Захваченные под Сольцами немецкие 37-мм противотанковые пушки ПАК-35/36


Через несколько часов в наступление перешла южная «клешня» подготовленных Ватутиным «канн». К 4.00 утра 15 июля полтора полка из состава 183-й стрелковой дивизии переправились на северный берег р. Шелонь. Этот маневр позволил атаковать тыловые колонны 8-й танковой дивизии. В ночь на 15 июля они попали под удар советских танков из числа оставшихся в строю машин 5-го танкового полка 3-й танковой дивизии. В их числе атаковали 10 огнеметных машин. Произошедшее далее живописует отчет начальника химической службы 1-го мехкорпуса подполковника Сапцова:

«Огнеметные танки действовали на огнеметание, уничтожая машины противника с боеприпасами и горючим. В этом бою противник был обращен в паническое бегство, оставив на поле боя 240 машин с боеприпасами и горючим. Из взятых трофеев, которые удалось вывести, была взята машина с секретными документами 52-го химического минометного полка»[241]241
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 201.


[Закрыть]
.

Согласно ЖБД 8-й танковой дивизии, колонны снабжения были атакованы вскоре после полуночи в ночь на 15 июля. Картину нетрудно себе представить. Ночная атака советских танков, сверкающие трассеры пулеметных очередей. Внезапно прохладная летняя ночь озаряется ослепительными струями горящей огнесмеси. На немецких тыловиков это должно было произвести неизгладимое впечатление. Особенно с учетом того, что они осознавали опасность смертоносного груза в кузовах и цистернах своих автомашин: горючего и боеприпасов.

В истории 8-й танковой дивизии этот эпизод отражен следующим образом: «…обоз дивизии оказался под угрозой уничтожения в районе Опаки, в 3 км восточнее Боровичей, будучи внезапно атакован советским подразделением с танками и артиллерией. Солдаты, бросив транспорт, отошли в Заклинье»[242]242
  Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 158.


[Закрыть]
.

Всего, по немецкой оценке, по горячим следам событий потери в результате атак на тыловые колонны составили 60 грузовиков. Интересно отметить, что грузовика с документами хватились только к вечеру 15 июля. В ЖБД 8-й танковой дивизии появляется осторожная запись: «3-я рота снабжения сообщает, что грузовик с документами попал в руки русских или сгорел»[243]243
  NARA T315 ССЫЛКУ.


[Закрыть]
.

Среди прочих захваченных советскими частями документов была обнаружена инструкция по использованию химических снарядов и мин, а также дополнения к ней, разосланные войскам еще 11 июня 1941 г. и содержащие указания по технике и тактике применения отравляющих веществ. Это дало повод обвинить немцев в намерениях нарушить существующие конвенции, запрещающие использование химического оружия. Захваченные наставления по применению отравляющих веществ уже 23 июля были опубликованы в газете «Правда». Публикация произвела большой пропагандистский эффект. Манштейн позднее жаловался: «Было вполне понятно, что московское радио с радостью протрубило на весь мир о захвате этого секретного наставления. Теперь Главное командование требовало от нас объяснений, «как оказалось возможным», что совершенно секретный документ попал в руки противника. Противник захватил наставление, конечно, не у передовых частей, а в обозе, когда он занял наши коммуникации»[244]244
  Манштейн Э. Указ. соч. С. 203.


[Закрыть]
.

Однако документы по химическим минометам, судя по всему, были лишь вершиной айсберга. Есть все основания утверждать, что под Сольцами была захвачена немецкая документация по использованию танковых войск. Об их захвате не было никакого смысла сообщать в центральных газетах. Эти документы стали для советских штабистов «ключиком» к тайнам использования немцами подвижных соединений.

С утра 15 июля 70-я стрелковая дивизия возобновляет наступление и в 10.00 врывается в Сольцы. Тем самым оказывается перехвачена дорога, по которой осуществляется снабжение наступающих на Шимск частей 8-й танковой дивизии. В истории соединения указывается: «Противнику уже утром удалось прорваться на главную дорогу дивизии на 15-километровом участке с помощью танков, артиллерии и пехоты и раздробить дивизию. Разделенные боевые группы сражались каждая по отдельности»[245]245
  Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 159.


[Закрыть]
.

Журнал боевых действий 8-й танковой дивизии, несмотря на многословность, написан довольно размыто. Столь же размыто освещает эпизод под Сольцами история соединения. Однако поскольку записи в ЖБД все же велись по мере развития боевых действий, можно сделать следующий вывод. Еще в ночь на 15 июля дивизия генерала Бранденбергера собиралась пробиваться на восток. Прорыв к Сольцам заставил ее стремительно отходить уже в первой половине дня 15 июля. Это привело к тому, что прорыв через сами Сольцы состоялся в тот же день и главные силы дивизии оказались к западу от города также уже днем 15 июля.

Собственно, в окружении к востоку от Сольцов оказывается так называемая боевая группа Боденхаузена. Точный состав ее в документах не просматривается. Основной задачей 8-й танковой дивизии становится оборона южного фланга во избежание образования «котла», отделенного от главных сил 4-й танковой группы десятками километров. С этой целью к западу от Сольцов занимают оборону две боевые группы – Кризолли и Шелера. Соответственно боевая группа полковника Шелера (8-й мотострелковый полк, 1-й и 3-й батальоны 10-го танкового полка, 2-й дивизион 61-го артполка, 1-й дивизион 80-го артполка, 59-й разедбатальон, 2-й дивизион 52-го полка реактивных минометов, а также боевая группа Шмидта в составе 43-го батальона истребителей танков, 59-го саперного батальона, 92-го легкого зенитного дивизиона и тыловых частей) заняла позиции от Любитово на Шелони до железнодорожного моста Клин. Боевая группа подполковника Кризолли (2-й батальон 10-го танкового полка, 28-й мотострелковый полк, 2-й и 3-й дивизионы 80-го артполка, части 43-го батальона истребителей танков и 59-го саперного батальона, 2-й дивизион 23-го зенитного полка) заняла оборонительную линию по Шелони между Рельбицами и Любитово к востоку от Сольцов. Ее коммуникации тоже были нарушены ударами с юга через Шелонь.

В связи с тем, что 8-я танковая дивизия стала первым соединением Вермахта, попавшим в окружение, будет небезынтересно сравнить ее действия с действиями оказывавшихся в «котлах» частей Красной армии. К каждой немецкой танковой дивизии была прикреплена эскадрилья отряда ближней разведки. В случае с 8-й танковой дивизией это была 3.(Н)/41, вооруженная самолетами Hs126B-1, известными по прозвищу «костыль». Самолеты-разведчики «Хеншель» не только позволяли эффективно освещать обстановку на фронте, но и корректировать ответный артогонь, повышая результативность артиллерии соединения.

Поэтому можно смело сказать, что танки 38(t) немецкой дивизии не являлись ее надеждой и опорой. Помимо них, в дивизии было вполне достаточно других средств борьбы. ЖБД соединения буквально рассыпается в похвалах «костылям»:

«Проведенная сегодня [15 июля. – А.И.] эскадрильей разведка имела огромное значение для дивизии в ее затруднительном положении. Она позволила нарисовать целостную картину противника как на правом, так и на левом фланге, а также перед фронтом дивизии. Точные и ясные результаты разведки, сообщенные по радио и дополненные участком карты с указанием позиций противника, сброшенным с самолета, позволили распознать на правом фланге сильную угрозу (донесение об отдельных группах противника в общей сложности до 100 единиц техники, в том числе танки и артиллерия), а также выявить на левом фланге у Михалкино непосредственную серьезную угрозу для находившейся там боевой группы, осуществлявшей оборону фронтом на север. Эта своевременная информация о непосредственной угрозе обоим флангам позволила дивизии принять контрмеры»[246]246
  NARA T315 R483 frame 744.


[Закрыть]
.

Анализ полученных от разведки данных привел к неутешительным выводам. Дальнейшее наступление и даже удержание достигнутых рубежей грозило катастрофой. Командованием было принято решение отвести подразделения 8-й танковой дивизии, находившиеся между Сольцами и рубежом реки Мшаги, западнее железнодорожной линии Дно – Уторгош. Следует отметить, что никакого плотного внутреннего фронта окружения не существовало. Советским войскам не удалось прочно перехватить основные коммуникации противника и занять оборону фронтом на восток. Они лишь контролировали дорогу из Сольцов на запад артиллерийским огнем.

Простреливаемая артиллерийским огнем дорога, разумеется, тоже была для немецкого командования серьезной проблемой. Для прорыва нужен был надежный коридор, через который на запад могли отойти не только танки и БТРы, но и многочисленные автомашины соединения. Даже отход под покровом темноты мог превратиться в ад и расстрел автомашин и другой техники на Новгородском шоссе. Однако во второй половине дня 15 июля советские батареи, державшие под прицелом шоссе, были уничтожены или подавлены при помощи корректируемого с Hs126B-1 артиллерийского огня. В ЖБД 8-й танковой дивизии признается: «Противник так расположил батареи, что они могли контролировать место прорыва. 3 из них находились так близко и с таким хорошим обзором, что отход отрезанной передовой боевой группы без больших потерь было под вопросом»[247]247
  NARA T315 R483 frame 749.


[Закрыть]
.

В ночь на 16 июля начинается прорыв 8-й танковой дивизии из окружения через Сольцы на запад. Основная масса автомашин прорывается без помех, однако на рассвете они подвергаются ударам с воздуха. Арьергарды соединения при прохождении через Сольцы попадают под артиллерийский обстрел и несут потери. К 10.00 16 июля дивизия полностью сосредотачивается к западу от железной дороги Дно – Сольцы – Уторгош и переходит к обороне.

Кризис, возникший под Сольцами, непосредственно повлиял на действия 4-й танковой группы в целом. В ЖБД XXXXI корпуса 17 июля отмечается: «В рамках общего кризиса, вызванного вражескими прорывами в полосе LVI AK, наступление 269-й пд остановлено на достигнутых рубежах. Поскольку 3-й пд, по всей видимости, не удалось удержать рубеж Николаево – Уторгош, необходимо считаться с нарастающей угрозой единственной коммуникации корпуса, дороге Псков – Новоселье, и флангу 269-й пд»[248]248
  NARA T314 R979 f ССЫЛКУ.


[Закрыть]
. То есть немецкому командованию пришлось отказаться от планов наступления на Лугу пехотой.


Командующий Северным фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов


В июле 1941 г. ограниченность успеха под Сольцами достаточно четко осознавалась советским командованием. В отчете штаба 1-го мехкорпуса отмечалось: «В результате медленных действий наших частей, действовавших севернее р. Шелонь, противнику, полуокруженному в районе Сольцы, частично удалось уйти от полного окружения»[249]249
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 86.


[Закрыть]
.

Также надо сказать, что Военный совет Северо-Западного фронта в полной мере осознавал, на чем базируется достигнутый успех. В докладе на имя К. Е. Ворошилова от 19 июля 1941 г. прямо указывалось: «На Новгород-Порховском направлении, благодаря своевременному прибытию двух свежих дивизий (237 и 70) и наличию некоторого количества танков в 3 и 21 танковых дивизиях, в районе Сольцы нам удалось не только сломить наступательный порыв противника, но и заставить его отказаться от дальнейшего наступления в направлении Сольцы-Новгород»[250]250
  ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 6.


[Закрыть]
.

Действительно, наступление в направлении на Новгород было отложено немецким командованием до подхода пехотных соединений. Собственно, сами Сольцы были взяты ударом с юга через Шелонь 11-й пехотной дивизией 20 июля 1941 г. Попытка 21-й пд внезапно переправиться через Шелонь в районе Шимска провалилась. Началась подготовка к планомерному наступлению на Новгород с привлечением сил, переданных из группы армий «Центр». Но рассказ об этом – впереди.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации