» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 апреля 2019, 22:40


Автор книги: Анатолий Бочаров


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Анатолий Бочаров
Король северного ветра

Пролог

Ему снился конец мира. Какого-то незнакомого, никогда не виданного им мира – отделенного от него самого и привычного ему порядка вещей бескрайней бездной то ли пространства, то ли времени.

Снился раз в несколько ночей, вот уже который месяц подряд – один и тот же сон, приходящий где-то за два часа до рассвета. Серебристые башни, что возносились к небесам, изящные и строгие, – эти башни каждый раз уничтожались, сметенные пришедшей с горизонта ударной волной. Он видел огромные города с невиданными дворцами из мрамора, металла и прозрачного стекла – и эти города погибали у него на глазах. Рушились колонны и падали огромные статуи. По ущельям проспектов и просторам площадей скользили, змеились глубокие трещины, стремительно расширяясь, полыхая рвущимся из недр земли огнем. Лишившись фундамента, возведенные с помощью неведомых сил циклопические строения этаж за этажом низвергались в бездну. Раскалывались каменные стены, разлеталось мириадами брызг стекло. Небеса горели, набухали огненными вспышками, клубились дымом, застилались пеплом. Потом наступала темнота.

Каждый раз затем он видел себя стоящим на вершине нависшего над узкой бухтой утеса. Впереди простиралось серое море, и лишь где-то далеко можно было разглядеть озаренные вспышками далеких молний грозовые тучи. В воздухе пахло дождем. Незнакомого покроя одежда была на нем, а под ногами сгибались ломкие травы. Он знал, что сменилась эпоха и пришло время давать истерзанной земле новый закон. Серебряная кровь, что текла в его жилах, пела. Очень хотелось действовать – и начинать следовало прямо сейчас. Свежий бриз, отзвук далеких штормов, приятно овевал лицо.

Ему казалось, он не один здесь, на этом утесе, и кто-то находится рядом, – но никак не удавалось понять кто. Просто тень присутствия – едва уловимое ощущение, тающий след. Порой слышалось нечто наподобие скользящего над травой шепота, но такого тихого, что его едва можно было разобрать.

Иногда чудилось – травы шепчут «приди ко мне». Иногда мнилось – травы кричат «беги без оглядки». А иногда ему казалось, он просто рехнулся, и нету в шелесте ветра и шепоте моря ровным счетом ничего осмысленного.

В любом случае, видение все равно сменялось. Теперь взгляду открывался круглый холм посреди травянистой равнины, и молодой человек на плоской вершине этого холма, в окружении кольца стоячих камней. Лицо юноши выглядело странно знакомым. Волосы цвета рассветного пламени, накинутый на плечи зеленый плащ, обнаженный тонкий меч в руках. Губы юноши беззвучно шевелились, с острия клинка падали тяжелые капли крови. Молодой человек запрокидывал голову, смотрел куда-то в небо, а спустя мгновение на его лицо падала тень.

В небо врывались, возникнув словно из ниоткуда, драконы. Десятки, может быть, сотни драконов – и гигантские их крылья поднимали неистовый ветер. Светловолосый юноша вкладывал меч в ножны, налетавший ветер развевал полы его плаща. Молодой человек делал шаг вперед, будто сам намереваясь обратиться драконом и упасть в небо.

Каждый раз после этого сна Гайвен Ретвальд, новый властитель земли Иберлен, награжденный своими подданными титулом Короля Чародея, просыпался в темноте своей опочивальни тяжело дыша, весь захваченный чувством, будто увидел нечто немыслимо важное, и теперь остается лишь понять – что. Всякий раз вместе с этим чувством приходило другое, тревожное и навязчивое – чувство, что некто давно позабытый ищет его и уже почти нашел.

Глава 1
Гости издалека

3 сентября 4948 года.

Три месяца спустя после битвы на Горелых холмах

– Лорд Айтверн, делегация из Таэрверна прибыла.

Молодой человек, сидевший возле давно потухшего камина, рассеянно повернул голову при этих словах.

– Так быстро? Мы ждали их хорошо если к следующей неделе. Во весь опор, что ли, неслись?

Принесший послание юноша, на вид чуть младше него, пожал плечами:

– Кони у них все в мыле. Ехали так, будто и впрямь торопились.

– Похоже, кому-то не терпится посмотреть на нашего нового государя. – Артур Айтверн усмехнулся и встал, надевая плащ. – Блейр, ты их уже видел, какие они из себя?

Блейр Джайлс, бывший оруженосец Артура, а ныне иберленский рыцарь и лейтенант малерионской гвардии, ответил, слегка нахмурясь:

– Короля с королевой не видел, они ждут вашего выхода в Большом зале. Видел капитана их охраны. Держится он весьма неприветливо. Посмотрел на меня – будто на войну приехал, не на праздник.

– Может, и на войну, тут черт-те что творится, – проворчал Артур, поправляя перевязь с мечом, рукоятка которого была украшена искусно вырезанной головой дракона. Посмотрел в зеркало, пригладил волосы, уже доходившие до плеч и сейчас изрядно спутанные. Он чувствовал себя невероятно устало, но говорить старался с привычной насмешкой. – Блейр, скажи, я похож на королевского министра? Я имею в виду – произведу я достаточно хорошее впечатление на гостей? С предыдущим иностранным королем я поладил, а как насчет этих?

– Вы бы производили куда лучшее впечатление, лорд Айтверн, если бы спали по ночам, – сказал Джайлс сухо. – Лицо у вас – будто скоро отпевать начнут.

Молодой герцог Айтверн помотал головой:

– Мне не спится последнюю неделю. Не знаю с чего. Да ну его к бесам. Я не старик, чтоб надо мной тряслись. Пошли уже.

– Пойдемте, – кивнул Блейр, отворяя наружу дверь кабинета – того самого, который прежде, еще каких-то полгода назад, занимал отец Артура, покойный ныне лорд Раймонд Айтверн. Теперь это был кабинет Артура, да только кабинетом командующего королевских войск он уже не был.

Три месяца прошло с того дня, как армия Гайвена Ретвальда заняла Тимлейн. Накануне того узурпатор трона, называвший себя Гледериком Карданом, был найден убитым в своих покоях – и в лагере мятежников наступил разброд. Когда войско законного наследника трона подступило к столице, на привратных башнях вывесили белый флаг.

Артуру запомнилась притихшая толпа, высыпавшая на городские проспекты. Сжатые губы, побелевшие лица. Больше всего жители Тимлейна боялись, что армия победителей начнет свирепствовать в предавшей дом Ретвальдов столице. Этого не случилось.

Еще Артур запомнил, как шел – медленно, не спеша – недавний принц, а теперь уже король Гайвен по главному двору цитадели. Солдаты гарнизона и дружинники мятежных лордов следили за ним, затаив дыхание. Гайвен словно нарочито не торопился. Артур смотрел ему в спину, шагая в трех шагах позади и положив руку на меч, и гадал, какие чувства отражаются на лице сюзерена.

У ступеней, ведущих в Большой зал, выстроились, положив мечи к своим ногам, лорды-изменники, прежде входившие в Коронный Совет. Впереди стоял старый герцог Коллинс, сжимая костлявыми руками пряжку дорогого пояса, с лицом белее, чем снег.

– Тимлейнский замок сдается на вашу милость, государь, – сказал герцог. – Вы вправе покарать нас, как вам будет угодно.

Гайвен подошел к Коллинсу на расстояние двух шагов.

– Я караю вас жизнью, – сказал он отрывисто. – И верностью. Только не сочтите это милосердием, я вас прошу.

– Не сочту, – тихо сказал герцог, глядя ему в лицо.

Возглавляемые Артуром и лордом Тарвелом войска заняли цитадель, и знамя Яблоневого Древа, прежде развевавшееся на ее башнях, вновь уступило место гербовому хорьку Ретвальдов. Вместе с Гледериком Брейсвером окончательно, видимо, иссяк древний род, тысячу лет правивший на этих землях. Попытка его реставрации оказалась короткой и закончилась бесславно.

Гайвен объявил себя королем, в нарушение древних обычаев не став дожидаться коронационных торжеств. В следующие дни новый владыка Иберлена огласил стране свою волю. Ни один из сторонников Гледерика Кардана не поплатился за участие в мятеже ни свободой, ни жизнью. В этом Гайвен Ретвальд сдержал слово, данное им Артуру Айтверну на военном совете в городе Эленгир. Но вовсе без всякой кары дело не обошлось – и, вопреки прежним обещаниям Гайвена, грехи изменников не были забыты полностью.

Первым делом государь уведомил подданных, что назначит в ближайшее время своих наместников в четыре домена королевства, поддержавшие бунт, – в герцогства Коллинс и Эрдер, графства Тресвальд и Гальс. Эти наместники будут следить за исполнением законов, получат право суда, станут заниматься сбором налогов и дорожных сборов, назначать магистраты. Вместе с тем в мятежные герцогства вступят королевские войска и займут ряд крепостей и фортов, прежде контролируемых местными лордами, – во избежание, как выразился Гайвен, новой смуты. И хотя предавшие дом Ретвальдов аристократы не теряли формально своих фамильных владений – власть их в пределах этих владений после объявленных королем новшеств изрядно уменьшится.

– Они не примут этих законов, – сказал Артур сюзерену вечером, когда они остались одни. – Вы чем думаете, ваше величество? Новой войны захотели?

Гайвен медленно повернул к нему свое бледное лицо, как никогда сейчас похожее на придворные портреты Бердарета Колдуна.

– Я хочу нового мира, – сказал он спокойно. – И в этом мире никто и никогда не начнет на иберленской земле междоусобицы. Без моей на то воли.

– Не пройдет и года, как они перережут твоих – наших – гвардейцев во сне и устроят новый бунт. Ты унизил их. Заставил их помнить, что они тебя предали. Хочешь объединить королевство? Сделай новые законы общими для всех. Малерион первым примет твоего наместника. Я приму.

– Ни дом Айтвернов, ни дом Тарвелов не предавали меня и моего отца. А вот эти господа – предали. Поэтому ты и лорд Данкан будете править своими землями и вассалами по вашему разумению, как правили ваши отцы. Но ни старым Коллинсу и Тресвальду, ни молодым Эрдеру и Гальсу я больше не доверюсь. Или, – король даже не возвысил голоса, но по спине Артура почему-то пробежал холодок, – ты хочешь новых Горелых холмов? Тебе мало было тогда?

– Не мало, – сказал наследник драконьих герцогов мрачно. – Но у нас был уговор. Полная амнистия восставших. Я просил тебя, когда уходил на смерть.

– Уходил и вернулся живым, Артур. – Гайвен избегал его взгляда, глядя куда-то в пустоту. Он говорил медленно, будто во сне. Последнее время молодой Ретвальд часто становился таким – отрешенным, непонятным, словно слышащим нездешние голоса. – Артур, твой идеализм делает тебе честь. Это качество редкое в наши дни, и еще недавно я мог бы лишь восхититься им. Однако теперь я правлю этой страной, и мне полагается править ею разумно. Ни одна из причин, побудивших наших врагов к восстанию, до сих пор не исчезла. Они по-прежнему являются противниками моего дома и моего знамени, и лишь лишились объединявшего их лидера. Пройдет немного времени, и такой лидер появится вновь. Будет ли это Виктор Гальс или кто-то еще наподобие – я не знаю. Но они станут мстить, как ты мстил за своего отца. Я не намерен давать им подобной возможности.

Артур хотел возразить, готовился спорить, но промолчал. Он почувствовал себя растерянно. Как прежде, когда наталкивался на отповеди отца или лорда Данкана.

– Твой отец, – продолжил Гайвен, будто не заметив его заминки, – точно так же был слишком добр к этим людям – и мы оба знаем, к чему это привело. И мой отец был добр. Прости, но я добрым не буду.

– Прости, но я не стану командовать армией, которая отправится усмирять восточные герцогства в случае их бунта. Мне не хотелось резни в Тимлейне – и в Дейревере тоже не хочется.

– Я знаю. Потому и поговорил с твоим дядей. Граф Рейсворт готов принять звание королевского констебля. Ты занимал эту должность с честью, однако необходимого опыта, чтобы исполнить поставленные мной задачи, у тебя нет.

На какую-то очень долгую секунду в комнате стало совсем тихо – и тишина эта была злой.

– Я понял волю моего короля, – сказал наконец Артур чопорно. – Мой король разрешит мне отбыть в Малерион, дабы я мог служить короне на своих фамильных землях, как верный ваш вассал? – Церемонные фразы срывались с его губ столь же легко, как и всегда, – благодарить здесь стоило нанятых некогда отцом лучших риторов королевства. – С позволения его величества, я отъеду с малым эскортом – полагаю, остальные солдаты моего домена пригодятся лорду Рейсворту на его службе.

– Мне не нужна твоя истерика, Артур. Возьми себя в руки. Ты мой вассал. И мой друг. И ты человек, благодаря которому я скоро надену корону. Я не отсылаю тебя в изгнание, и я не позволю тебе самому себя отослать. Королевский констебль – это тяжелая ноша, а не почетное звание. Тогда с этой ношей мог справиться ты, а сейчас мне нужен лорд Роальд. Это не значит, что для тебя не найдется другого дела. Я оценил твои дипломатические таланты, уж поверь. Они у тебя есть, как ни парадоксально это прозвучит. Мне нужен новый глава Коронного Совета, потому что при виде прежнего меня всего скручивает от омерзения и жалости. Так что вместо тана Лайонса теперь будешь ты.

– Я не политик, милорд.

– Нет, ты политик. Хватит, Артур, довольно учтивостей. Кем ты не являешься, так это военачальником. В командовании армией ты не смыслишь ничего. Это я понял, как бы ни пытался лорд Тарвел сохранить деликатность, докладывая о твоих делах. Ты получил шпоры два года назад и мог научиться хоть чему-то, но предпочел посещать кабаки. – Тон Гайвена сделался непривычно жестким. – Зато ты умеешь убеждать людей. Благодаря тебе я заключил союз с Тарвелом. Благодаря тебе меня не предали Рейсворты. Благодаря тебе Тимлейн не сожгли и не разграбили. Так что ты пойдешь, сядешь в кресло во главе Коронного Совета и будешь там сидеть. Боишься, что Иберлен разорвут на куски? Так не допусти этого. Я стараюсь. И ты постарайся.

Артур встал. Поклонился со всей возможной учтивостью. Молодой Айтверн стремился не дать воли своим чувствам – и у него это почти получилось.

– Простите, ваше величество, – повинился Артур. – Я вел себя неучтиво, как и всегда. Вам стоит меня извинить.

– Ты хотел лучшего, как и всегда. За такое не наказывают. И постарайся воспринять свое новое назначение как оказанное тебе доверие, а не так, как ты, кажется, это воспринял. Кстати, можешь также оставить себе отцовский кабинет. Я распоряжусь, чтобы тебе со следующей недели передали все дела, оставшиеся от прежнего первого министра.

Из монарших покоев Артур вышел с тяжелым сердцем. Дело было не во внезапной отставке, хотя он и гордился раньше, что носит звание констебля, продолжая дело отца. Дело было в самом Гайвене. Случившееся на Горелых холмах изменило его. С каждым днем Ретвальд становился все более непонятным. Он уже не был тем немного наивным книгочеем, которого Артур выводил подземными тропами из осажденного города. Артур едва узнавал своего господина. Перемены эти нарастали постепенно, день за днем, но были пугающими.

Свою коронацию Гайвен назначил на день осеннего равноденствия. Он повелел явиться на нее всем владетельным лордам королевства, чтобы принести присягу новому венценосцу. Они и являлись – встревоженные, напуганные, недовольные, в сопровождении жен, челяди и солдат. Приехал Виктор Гальс, младший брат убитого Артуром сэра Александра – сопровождаемый угрюмыми воинами угрюмый мальчишка, при встрече посмотревший на лорда Айтверна волком, но не сказавший ему ни одного нелюбезного слова. Приехал из замка Шоненгем в сопровождении огромной свиты Эдвард Эрдер – высокий, статный, улыбчивый, ничуть не похожий на своего мрачного, также ныне покойного, отца. Но и улыбка нового лорда Севера казалась Артуру столь же недоброй, как сжатые губы нового лорда Юга. Приехали из Дейревера два младших сына герцога Коллинса, один из которых ныне стал его наследником вместо юного Элберта, обстоятельства смерти которого до сих пор не были официально раскрыты. Все они привели с собой солдат. И это не считая прежде верных Кардану вельмож с их дружинами, что уже находились в Тимлейне и его окрестностях.

Артур не понимал, зачем Гайвен стягивает в Тимлейн своих недавних противников сразу после того, как еще больше настроил их против себя, издав указы, лишающие их власти на собственных землях. Ретвальд лишь отвечал, что на Мабон все аристократы поклонятся ему и признают своим сюзереном.

На равнине вокруг города и в долине реки Нейры раскинулись походные лагеря. Армия Айтвернов. Армия Тарвелов. Королевские войска, две трети которых еще недавно сражались под знаменем Яблоневого Древа. Отряды, подошедшие с востока и севера. Разумеется, между всеми этими солдатами не наблюдалось особенной приязни. То и дело возникали мелкие стычки, и хорошо еще, что мелкие. Виновников граф Рейсворт, принявший еще недавно принадлежавшее Артуру звание лорда-констебля, карал сурово и без малейшего снисхождения.

– Такова наша победа, дядя? – спросил его Артур однажды, глядя на то, как вешают у восточных ворот города затеявших поножовщину троих смутьянов. – Ради этого мы сражались?

– Ты видел одну войну, – пожал сэр Роальд плечами, – а я добрый десяток. Стой смирно, мальчик, у тебя кислое лицо. Не давай солдатам увидеть, что ты недоволен, – уж поверь, они недовольны сильней твоего. И поверь, не будем вешать этих – города нам не удержать. Не так-то по нраву народу твой Король Чародей.

Здесь Артур не мог не вступиться за сюзерена:

– Гайвен не виноват, что обладает магией предков. – Артур едва удержался, чтобы не сболтнуть о собственном изредка просыпавшемся даре. – И архиепископ не видит в его способностях ничего бесовского.

– Да, – кивнул дядя, – но только принять Гледерика людям было как-то попроще. Может быть, – сказал лорд Роальд совсем тихо, не отводя взгляда от виселицы, – ты все же заколол не того короля?

Артур не ответил. Еще одной ссоры ему не хватало. Лорд Рейсворт не жаловал наследника Ретвальдов с самого начала – и не стал лучше к нему относиться теперь. Ничего нового в этом не было, как не было и ничего удивительного.

Должность первого министра, полученная Артуром от Гайвена, виделась ему утомительной, формальной и скучной. Он выходил поприветствовать прибывающих лордов, когда Гайвен был занят или не считал необходимым встретить их лично. Сидел на советах, покуда Гайвен выслушивал доклады прочих министров или оглашал указы. Указов этих ныне издавалось немало. Новый набор рекрутов в королевскую армию. Увеличение столичного гарнизона. Подъем налогов на четверть. Ужесточение дорожных пошлин и сборов на границах королевского домена с восточными герцогствами. Право на реквизицию короной родового имущества всякого дворянина, кто в дальнейшем в чем-либо нарушит королевскую волю.

Все эти распоряжения Гайвен зачитывал со все тем же недрогнувшим, будто выточенным из камня лицом. Министры слушались. Лорды не роптали. Артур сидел и смотрел на развешанные по стенам знамена. Дракон и олень, и грифон, и даже хорек. «Этот хорек нами теперь и правит», – подумал он сердито.

Юноша понимал, конечно, что Гайвен в чем-то прав. И все равно не мог с этой правотой согласиться. Собственные надежды на всеобщее примирение теперь представлялись ему наивными и детскими. Милосердие, обещанное королевству победителями, вышло побежденным боком.

Айна вернулась из Стеренхорда лишь через три недели после сдачи Тимлейна. Приехала впереди свиты, и на лошади, не в карете – непозволительная для знатной дамы дерзость. Одетая в зеленый костюм для верховой езды, со шпагой на поясе, сестра показалась Артуру почти столь же чужой, каким стал ему сюзерен. Айна соскочила с коня, не приняв протянутой братом руки, и поправила перевязь со шпагой.

– Здравствуйте, герцог Айтверн, – сказала сестра, глядя на Артура в упор. – Я слышала, вы весь захвачены делами в последние дни? – Ее резкий тон напомнил юноше тот, последний разговор в замке герцога Тарвела, когда они поссорились.

И этого тона Артур принимать не стал.

– Здравствуй, – сказал он тихо. – Я скучал.

– Зато я – не особенно. Но надеюсь, ты хорошо развлекся на своей войне, – отрезала Айна, проходя мимо Артура. Солдаты эскорта посторонились, давая дочери лорда Раймонда дорогу. Неожиданно она остановилась и произнесла, не оборачивая головы и не глядя на брата:

– Я намерена занять родовой особняк, раз уж мне сказали, что ты там почти не бываешь. Надеюсь, ты разыскал мэтра Гренхерна? Я желаю продолжить уроки. Ваша глупая война не должна мешать моему образованию.

– У меня не было возможности его найти. Прости, сестра. Мэтр Мердок жив и докладывает, что мэтра Гренхерна не видели с начала бунта. Я посылал людей с расспросами в квартал, где он жил, – но толку пока нет.

Айна все же оглянулась – и в ее голосе завыла вьюга.

– Не суметь найти одного-единственного человека. Такова вам цена, герцог Запада? Я запомню.

Девушка легко взбежала по ступенькам вверх, скрывшись в дверях герцогского дворца, и Артур не стал ее догонять. Ему вдруг показалось, что он спит и смотрит кошмар – из тех, что неотличимы от яви. Это точно дурной сон. В жизни так не бывает, разве нет? Во всяком случае, так не бывает в хороших сказках, а ведь еще недавно собственная сказка казалась ему хорошей. Он победил врага и спас, как тогда считал, королевство от войны и смуты. Смотрел на занимающийся над городом рассвет и думал, что все теперь станет иначе. Все действительно сделалось иначе, но совсем не так, как ему хотелось. Сказка получалась невеселой.

В начале августа к иберленским гостям стали добавляться иностранные. Гайвен пригласил на свою коронацию чужеземных владык, дабы показать им, что смута в Иберлене закончилась и торговые сношения между государствами восстановятся в прежнем объеме. Первым прибыл владыка союзного Гарланда Клифф Рэдгар – крепкий черноволосый мужчина лет сорока пяти, почти никогда не снимавший на людях украшенных песьими головами доспехов. Сопровождали его сын и две дочки. С Артуром гарландский король держался любезно. От души пожал при встрече руку, приветливо улыбнулся.

– Одно лицо с отцом, – сказал лорд Рэдгар, внимательно изучая Артура. – Я знавал вашего батюшку, герцог. Вместе дрались под Аремисом, лет десять назад. Одна досада, так и не прищучили тогда этих скотов. Но с вашей помощью разберемся. Я же увижу вас на поле боя на следующую весну, милорд? Наверняка ваш новый король захочет поквитаться с лягушатниками за все.

– Об этом вам лучше спрашивать нашего короля, милорд, – ответил ему Айтверн ровно. – Но если будет война, я стану драться везде, куда он меня пошлет.

– Лишь бы в ад не послал, – усмехнулся Клифф широко и, когда придворные чуть отошли от них, понизил голос: – Это правда, лорд Айтверн, будто ваш владыка – чародей?

– Правда, милорд. Как и основатель его дома, король Бердарет, король Гайвен владеет магией.

Артур надеялся, что его голос звучит сдержанно.

Клифф подержал в руках наполненный вином бокал, изучая его содержимое. Выпил половину – и протянул затем Артуру.

– У нас есть один обычай, – сказал лорд Рэдгар просто, – наверно, совершенно варварский на ваш иберленский манер. Мы пьем из одного кубка, а после этого разговариваем откровенно. По крайней мере, до конца разговора. Выпейте, лорд Айтверн, а затем поговорим.

Артур выпил. Вино было неплохим на вкус, но ему больше нравились бренди и пиво. Он вытер губы салфеткой и отставил бокал на столик.

– Я слушаю вас, лорд Рэдгар.

– Вы очень спокойный молодой человек, – отметил Клифф. – Куда спокойнее, чем о вас говорят мои шпионы. И куда спокойнее, нежели был ваш отец. Вы знаете, что скоро в этот город явится по меньшей мере еще один колдун?

– Надеюсь, не Повелитель Бурь? – уточнил Артур.

– Про этого ничего не знаю. Но лет семь тому назад, а может и восемь, – тут голос Клиффа сделался раздумчивым, – некто лорд Эдвард, герцог Фэринтайн, хвалился мне, будто владеет чародейством своих предков.

– Вы говорите о короле Эринланда. – Артуру потребовалось усилие, чтобы произнести это невозмутимо. В конце концов, король Гарланда только что похвалил его самообладание – совершенно не хотелось ударить теперь перед ним в грязь лицом.

– О короле Эринланда, верно. Что вы знаете о нем и о его жене?

О царствующей фамилии Эринланда Артур слышал немногое. Это небольшое восточное королевство почти не поддерживало с Иберленом никаких связей. Отдаленный и небогатый, Эринланд считался медвежьим углом Срединных Земель. Он располагался между Гарландом и расположенными на пути в Венетию ничейными землями, омываемый с севера Ветреным морем, шесть месяцев в году почти несудоходным из-за лютых штормов. Нынешний эринландский король, наследовавший восемь лет назад своему погибшему на войне кузену, и в самом деле происходил по прямой линии от одного из старых эльфийских родов, подобно Айтвернам смешавшихся с людьми. Но о том, чтобы Эдвард Фэринтайн занимался колдовством, Артур ничего не знал. Впрочем, не ходило подобных слухов и об Айтвернах.

– Говорят, лорд Эдвард хороший воин, – заметил Артур осторожно.

– Да, побил меня на войне один раз – с тех пор мы почти друзья. И не вылезает из турниров. Однажды победил в Либурне на ристалище Алого Графа, а такое не многим удавалось.

– Я что-то слышал об этом. Что до его жены, она, кажется, наследница древнего рода, внезапно объявившаяся после долгой жизни в глуши?

– Про жену лорда Эдварда, лорд Айтверн, половина сплетников утверждает, будто она дикая ведьма с болот, смутившая его рассудок своими чарами, а вторая половина считает леди Кэран простой крестьянкой с какого-нибудь заброшенного хутора. Смазливой фермерской дочкой, соблазнившей владыку Эринланда. И все сходятся на том, что ее благородная родословная – байки, придуманные, чтобы оправдать их брак. Скандал получился тогда изрядный, ведь Эдвард ради этой выскочки разорвал помолвку с благородной девицей. Бедняжка оказалась столь безутешна, что мне пришлось взять ее в жены – из сочувствия к ее горю.

– Душещипательная история, – отметил Артур. – Так что с колдовством? И с ведьмами?

– Вы подгоняете короля, герцог.

– Подгоняю, – согласился Артур, беря от подозванного им слуги одну рюмку бренди и протягивая вторую Клиффу. – А вы не отставайте.

– Не отстану, – выпил король. – Я не знаю, болотная ведьма или безродная крестьянка леди Кэран. Я ведь почти не знаком с ней. Один солдат болтал спьяну, что якобы видел, как Кэран и Эдвард сошлись в поединке. Дескать, у нее были к нему какие-то счеты. Эдвард победил ее и захотел взять в жены, словно в какой-то балладе. Байка глупая, и я ей не верю, но тот солдат клялся, будто в поединке ее меч светился огнем, как если бы ловил от солнца блики. И это при том, что солнце из-за туч не светило. А в какой-то момент рука леди Кэран и вовсе загорелась призрачным пламенем. История эта больше напоминает выдумки – в харчевнях и не такое расскажут. Фактом остается, что за все прошедшие годы Кэран ни разу не проявляла на публике ничего, что позволило бы подтвердить слухи об ее даре, иначе бы все Срединные Земли стояли давно на ушах. Но Эдвард, мне говорили, с детства читал старые книги. Те, что были напечатаны еще до Войны Пламени – до того, как наши предки опять изобрели печатный станок. Вы многое знаете о давних временах?

– Мало, – признался Артур. – В Иберлене почти не уцелели никакие архивы Древних.

– И в Гарланде почти не уцелели. А вот в Таэрверне – уцелели. Хорошие, правильные книги, не какая-нибудь романтическая дурь. О математике, механике, естественных науках – за такие книги ваши академики душу продали бы под проценты. И книги о магии – тоже. Фэринтайны веками держали свои архивы под замком, в такой строгости, чтобы ни один древоточец не просочился. Впрочем, – усмехнулся Клифф, – я слышал, многие из тех книг не на бумаге даже напечатаны. Тонкие металлические листы, а также такие материалы, которым у нас и названий нет. Но это не так важно. Важно, что Эдвард все это читал. О нем давно болтали, будто он книжник и чародей, пусть и немного. А когда моя армия осаждала его столицу, началась буря. Дикая. Нас замело снегом, и мы были разбиты. Эдвард сказал мне, будто это он ее призвал.

– Простая похвальба, – пожал плечами Артур. – Думаю, он просто желал вас запугать.

– И все так подумали бы, мало ли как бахвалится победитель. Но я запомнил эти слова. А теперь Эдвард со своей супругой едут сюда, и у вас тоже объявился колдун. Подумайте, лорд Айтверн, о чем им найдется поговорить. И подумайте, что говорить вам. Простите, меня жена заждалась. – Король Гарланда неожиданно учтиво поклонился и направился к прелестной молодой женщине в серебристом, под стать белокурым волосам, платье, что выглядела в два раза моложе супруга. Артур вспомнил рассказы, что у короля Клиффа этот брак уже третий. И первый удачный.

Слухи, предостережения и намеки – они постоянно окружали его в эти дни. Туманные разглагольствования Рэдгара. Холодные глаза Гайвена. Отчуждение Айны. Блейр – и тот сделался как-то особенно нелюдим, но по крайней мере этому парню Артур доверял. Было с чего.

– Не споткнитесь, – сказал Блейр, вырывая Артура из размышлений. – Видите, ступенька.

– Вижу. Блейр, я правда не споткнусь, нечего меня под рукав хватать.

– Вы мой сюзерен. Расшибете голову при всем честном народе – от позора мне уже не укрыться.

– Ты достаточно быстро понял, в чем именно заключается дворянская честь.

– Это и дурак поймет, – усмехнулся Джайлс.

В Большом зале от народу было не протолкнуться. Иберленские и заезжие аристократы, лорды в камзолах и дублетах и дамы в нарядных платьях – все явились посмотреть на очередного чужедальнего короля. У дверей и стен выстроились почетным караулом солдаты, сновали слуги. В середине зала, не сменив еще дорожной одежды на придворную, стояли эринландские гости. Их делегацию возглавляли двое – и, увидев этих двоих, Артур в самом деле едва не споткнулся и не полетел по ступенькам вниз.

Мужчина. Высокий, статный, широкоплечий, с безвозрастным гладким лицом полуэльфа. Длинные волосы, раскиданные по широким плечам, – белые, такие же снежно-белые, какими стали волосы Гайвена после Горелых холмов. Глаза фиолетового оттенка, каких не бывает у людей. Белые доспехи и белый плащ. Он держался как бывалый воин, спокойно и уверенно, и смотрел прямо на Артура.

И женщина. Хрупкая, изящная, тоже какая-то вне возраста – то ли молодая, то ли зрелая сразу, с волосами алыми, словно небо на закате, что доходили ей до талии, в черном платье. Лицо этой женщины было ему знакомо. И лицо мужчины – тоже. Артуру вдруг показалось, будто прежде он видел этих двоих в каких-то позабытых снах. Может быть, даже в тех, что снятся до рождения на свет. На мгновение очень странное чувство узнавания посетило его.

Совладав со своим замешательством, Артур спустился в зал. Огляделся – Гайвена нигде не видать. Подошел к гостям.

– Добро пожаловать в Тимлейн, господа, – сказал он учтиво, отвесив по всем правилам придворный поклон. – Мое имя – лорд Артур, герцог Айтверн и герцог Малерион. Я – первый министр Коронного Совета этой страны и приветствую вас от имени короля Гайвена Ретвальда.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации