Электронная библиотека » Анна Минаева » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Наказание жизнью"


  • Текст добавлен: 28 ноября 2018, 19:41


Автор книги: Анна Минаева


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Анна Валерьевна Минаева
Наказание жизнью

© Минаева А., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Глава 1
Карта судьбы

Она кричала. Кричала от обиды, от злости и от боли. Лёгкие разрывало на части, обжигало огнём. А она кричала и не могла остановиться.

– Экая звонкоголосая у тебя дочь, Фрида. – Женщина в возрасте передала новорождённую девочку в руки матери.

Бережно приняв свёрток из одеял, в которых пряталось её маленькое сокровище, роженица улыбнулась. Спустя многие годы ей удалось выносить и родить здорового ребёнка. Хельмунд, конечно же, будет недоволен. Он хотел сына – наследника. Того, кому можно будет передать дом, землю и копье. Но малышка так громко заливалась криком, что Фрида совершенно забыла о муже.

Принимавшая роды Галия вышла из избы, тихо закрыв за собой двери. Остановилась на крыльце, прикрыла глаза и прислушалась к летнему ветру. Он нёс тепло с юга и перешёптывания луговых трав. Идиллию нарушили тяжёлые шаги. И как он добычу не спугивает? Женщина повернулась к подошедшему Хельмунду.

– Светлых дней, тёплых звёзд, – поздоровался охотник.

– Тихих ночей, попутных ветров, – ответила Галия, думая, как сообщить ему новость о том, что все надежды на наследника рухнули.

– Как себя чувствует Фрида?

– Она счастлива, – улыбнулась повитуха. – Только…

– Только? – В чёрных глазах всплыло что-то недоброе. Женщина почувствовала себя добычей, которую выследил хищник.

– Только я хотела поздравить тебя с рождением дочки.

Казалось, что мир померк перед его глазами. Дочка? Девочка? Как же так? Он трижды ходил к старой ведунье, и та трижды подтверждала: сын.

Хельмунд задержал дыхание, чтобы не закричать от разочарования. Это было бы недостойное поведение для мужчины, для охотника.

– Ты ничего не перепутала?

– Что можно перепутать? – Галия отвела взгляд от соседа. – Девочка. Совсем кроха с чистым звонким голосом, будто весенний ручей.

– Спасибо за помощь. Следующая добыча достанется тебе. А теперь иди домой, я хочу побыть со своей семьёй.

Тяжело ступая, Хельмунд поднялся на крыльцо дома, который построил своими руками. Открыл дверь и замер на пороге, собираясь с мыслями. Мужчина слышал тихое пение жены и всхлипы своего ребёнка. Дочери.

Прошмыгнув мимо соседа, Галия поспешила убраться домой. Главный охотник был слишком вспыльчив и вполне мог обвинить женщину в том, что она специально достала из его жены не сына, а дочь. Но такая мысль даже не закралась в голову отца. Хельмунд решил всё же ещё раз сходить к ведунье, пусть объяснит, что это всё значит. А сейчас он хотел только одного – увидеть свою семью.

Фрида лежала на узкой деревянной лежанке и баюкала на руках затихший свёрток. Из кучи пелёнок выглядывало круглое покрасневшее личико со вздёрнутым носиком. Ребёнок спал, иногда тяжко вздыхал, будто о чём-то ведал.

– Я могу взглянуть? – Мужчина остановился в дверях небольшой комнатки.

Стараясь не сбиться с напеваемой мелодии, женщина подняла на него тёмные глаза и кивнула головой, подзывая мужа. Тяжёлый шаг тут же сменился на лёгкую поступь. Охотник, казалось, вновь крался к добыче, занося копьё для смертельного удара.

Малышка, будто почувствовав приближение, распахнула глазки и слишком осмысленным взглядом уставилась на отца.

– Фрида, – прошептал мужчина, забыв, что хотел сказать.

– Правда, она красавица? – улыбнулась женщина, продолжая качать дочь.

Он согласно кивнул. И пусть ребёнок сейчас не сильно походил на прекрасное создание, в душе отца шевельнула пушистым хвостом нежность.

– Правда.


Непроглядная тьма съела, казалось, весь мир. Ночь упала своим грузным телом, скрыв всё от взора богов.

Скрипнула дверь, на пороге кто-то был. Если бы только можно было разглядеть… Послышались шаги, потом что-то зашуршало, затрещало, и пламя, занявшееся на изголовье специального древка, осветило худое удлинённое лицо. Глаза мужчины несколько минут привыкали к свету, что разгонял плотную, как смёрзшийся снег, тьму. Подняв факел над головой, Хельмунд сделал несколько шагов к плетню, который ограждал территорию его семьи. Мужчина замер и прислушался – в доме захныкала малышка. Он зажмурился, слушая, как стучит его сердце. Если Фрида заметит его отсутствие – быть беде. Но женщина подхватила дочь и отошла от окна, чтобы покормить её, и не заметила пятнышка света на заднем дворе.

Ноги охотника тонули в высокой жёлтой траве, носившей название ратиниа. Её посеяла Фрида. Считалось, что места, где растёт ратиниа, защищены богами, несут удачу и ограждают от бед. Хельмунд отмахивался от суеверий, но позволил жене посеять растение только потому, что ратинию ещё использовали для отвара от головных болей, которые так мучили мужчину. Начались они пять лет назад, после одного случая.

Он и ещё четыре охотника набрели на гридней. Разл не успел даже занести копьё, а раздвоенный хвост снёс ему голову. К счастью охотников, гридней было всего двое. Одна из тварей – детёныш. Из плохих новостей: взрослый гридень был самкой. Она рычала, серое длинное тело было напряжено, хвост метался из стороны в сторону. С длинных острых зубов капала слюна. Бестия защищала своего ребёнка. Хельмунд знал, что яда для замедления у них не хватит, а в честном бою убить ловкую тварь вряд ли удастся.

Главный охотник не успел дать клич к отступлению. Она напала.

Один из охотников надеялся на лёгкую добычу и хорошую награду, занёс копьё для удара. Шкура гридней состояла из множества мелких, но очень прочных серых чешуек. Если не сильно повредить, то можно сшить крепкую одежду для таких как он – для охотников. А зубы и когти с радостью купит кузнец Тэйн. Он мог переплавить их и сковать добротные наконечники для охотничьих копий или даже меч. О таком мечтал каждый охотник деревни, но ни у кого не хватило бы денег или материалов для желаемого оружия.

Хельмунд крикнул, но не услышал своего голоса.

Один из мужчин метнул пропитанный ядом нож в монстра. Но остриё не пробило защиту. А только разозлило бестию. Она изогнулась и прыгнула на обидчика. Острые зубы, лязгнув, перекусили шею. Осталось трое. Заляпанная кровью морда повернулась к охотникам. Широкие ноздри затрепетали, втягивая запах чужаков. Узкие, близко посаженные глаза определили следующую жертву. Хельмунд почувствовал, как смерть по-дружески сжала его плечо. Вцепившись в древко, охотник направил наконечник своего копья на гридня. Надо было бежать!

– Время показать ей, кто тут добыча, – усмехнулся один из выживших.

Охотники понимали, что у них остался только один путь, и вступили в бой. Хельмунд бросился на самку, выставив перед собой копьё, та зарычала и откинула его со своего пути хвостом. Остриё на кончике прошлось по мужскому лицу, раздирая кожу до мяса.

Тогда он хорошо приложился головой о камень и потерял сознание. Он выжил. Остальные – нет. Самка не тронула его. Охотник и сам не знал почему. Судьба отвела от него беду. Видимо, у неё были на него свои взгляды.

О том случае напоминает лишь шрам, тянущийся через всю левую половину лица. Да головные боли. Раньше отвары из ратинии снимали их полностью, теперь лишь заглушают. Потому и стал ходить охотник к лесной ведунье. Той, кого зовут Эфрикс. Женщина готовила отвары из неизвестных ему трав и ягод, которые помогали изгнать противную сжимающую боль. А также могла предсказать погоду и сделать амулет, приносящий удачу, что было очень полезно для охотников. Хельмунд не знал, помогает ли ему каплевидный кулон на нитке, но отказаться от подарка не смог. Сейчас же он шёл к ведунье не как друг, а как недовольный и обманутый человек. Именно Эфрикс трижды за беременность Фриды пообещала охотнику наследника. Того, что будет сражаться и защищать; убивать и добывать. А родилась девочка. Зачем она его обманула?

Дом ведуньи был спрятан стеной густого леса и стоял у истока реки, что протекала через деревню и бежала голубой змеёй на запад. В окнах стояла тьма, Эфрикс уже спала. Но охотника это не смутило. Он пришёл почти в сердце Рощи без оружия и не уйдёт, не получив ответа.

Тяжёлый кулак опустился на деревянную дверь три раза. Послышалось шевеление, зажглась свеча, и дверь отворилась. На пороге стояла женщина в возрасте с длинными, почти до пят, белыми волосами. Сонный взгляд недовольно ощупал лицо гостя, остановившись на шраме:

– Чего тебе?

– Светлых дней, тёплых звёзд, – произнёс Хельмунд, наклоняя голову.

– Тихих ночей, попутных ветров, – пробурчала ведунья в ответ, пропуская охотника в дом.

В полупустой комнате на столе горела свеча. Под потолком сушились травы. С широкой лавки свисало тёплое одеяло, в которое, по всей видимости, куталась старуха.

– Случай на твою голову. Какого ляда так поздно? – Эфрикс присела на один из стульев у стола.

– Сегодня Фрида родила мне ребёнка.

– Поздравляю. В чём проблема? Он болен?

– Нет, ребёнок здоров. Проблема в том, что ребёнок – девочка.

Хельмунд мог поклясться, что лицо ведуньи побледнело. Её предсказание впервые оказалось ложным.

– Я правда видела мальчика, – она нервничала.

– Тогда почему Фрида сейчас кормит девчонку?!

– Я могу разложить карты и спросить у них ответа, – предложила женщина.

Охотник кивнул головой и молча опустился на второй стул. Он наблюдал, как Эфрикс мечется по комнате, доставая всё необходимое для ритуала. Колода потрёпанных карт из бересты легла рядом с большим ритуальным ножом. Женщина разрезала ладонь и оставила отпечаток на столешнице, затем взяла в целую руку карты и рассыпала по столу. На красный отпечаток ладони легло пять из пятидесяти. Зажав раненую руку в кулак, Эфрикс перевернула первую из карт и заговорила:

– Вестник перемен говорит о том, что первые мои прогнозы были верными. Но что-то помешало им воплотиться. Ты должен был получить наследника.

– Что говорит вторая карта? – Хельмунд заёрзал на стуле, как нетерпеливый мальчишка.

Сморщенные старостью пальцы перевернули второй кусок бересты. На них смотрела красивая высокая женщина в белых одеждах.

– Богиня судьбы. Неужели сами боги вмешались в беременность?

Третья карта показала нож с каплями крови.

– Смерть, только не вижу чья.

Четвёртая карта изображала небольшой домик и человека.

– Ты зря расстраиваешься, охотник, будет у тебя наследник. Эта карта говорит о том, что твоё копьё и твой дом перейдут по наследству.

Пятая карта оказалась пуста.

– Что это значит? – Хельмунд непонимающе посмотрел на ведунью, пустая карта выпала впервые за всё время, что она ему гадала.

– Человека, на которого разложены карты, нет. Это значит, что ребёнка не существует.

Глава 2
О чём говорят звёзды

Из хижины ведуньи Хельмунд вышел через час. Плечи поникли, он еле переставлял ноги. Слова Эфрикс снова и снова звучали в его голове:

– Малышка не существует. Её не видят карты.

Охотник даже не знал, что и думать. Если человека не видят карты, он или мёртв, или отвергнут богами. Ведунья говорит, что на её памяти пустая карта выпадала всего раз, когда она делала расклад на будущее погибшего человека. Сейчас же его ребёнок был жив и здоров. Неужели боги отвернулись от дочери?

Утром Фрида странно посматривала на мужа. Охотник нянчился с малышкой, помогал по дому. Всё бы ничего, но женщина ловила его взгляды, кинутые на дочь. Так смотрят на нечто пугающее, отталкивающее. Фрида не отличалась выдержкой, потому уже через полчаса таких взглядов заговорила:

– Хел, что происходит?

– Ты о чём?

– Что не так в нашей дочери, почему ты так странно на неё смотришь?

– Я пытаюсь привыкнуть к мысли, что у меня родился не наследник. – Хельмунд пожал плечами. Ему не хотелось обманывать жену, но и правду сказать не мог.

Фрида опустила глаза, виня себя в том, что не смогла оправдать ожиданий любимого мужчины:

– Через год мы снова можем попробовать…

Она не знала, что меньше чем через год Хельмунда не станет. Он уйдёт охотиться на оуксюков, которые погрызут два дома у леса.

До этого случая существа считались нейтральными и не нападали первыми на людей. Были медлительны и неповоротливы. Питались деревом, а не мясом. Но, собираясь в стаи, могли противостоять многим быстрым и опасным тварям. Трёх охотников, выделенных старейшиной на устранение вредителей, не хватило. Выжил только один, он сбежал сразу после того, как оуксюки напали первыми. Но и беглец прожил недолго – один из оуксюков, по всей видимости самый быстрый, прокусил мужчине вену на ноге. Кровь вскипела от яда, и охотник в ужасных муках скончался через неделю уже в деревне.

Но тогда они об этом ещё не подозревали.

Хельмунд приобнял жену за плечи и неловко чмокнул в губы:

– Конечно, попробуем. Я никуда от тебя не денусь.

Но у судьбы были другие планы.


Смерть главного охотника изменила намного больше, чем казалось с первого взгляда. Группа охотников потеряла своего лидера, и начались долгие и нудные состязания. Никто не ходил в лес, не добывал пищу, мужчины сражались друг с другом. Овощи, собранные с огородов и полей, заканчивались. Это было время голода для деревни Гудрас.

Жители селения взывали к старейшине, но тот разводил руками:

– Таковы обычаи. Всегда так было. И если мы не хотим рассердить богов, терпите.

Наступили тяжёлые времена и для семьи Хельмунда. Фриде пришлось оставлять маленькую дочь дома саму. Вдова уходила почти на весь день. Она и ещё десяток женщин собирались в доме у старейшины и плели нити из шерсти, что приносили охотники; занимались выделкой шкур и шили одежды. Это был тяжёлый и изнурительный труд. Но тот серебряный шурль, что получала женщина за две недели работы, кормил её дочь и саму Фриду.

Ещё не получившая своего имени малышка была предоставлена сама себе. Только в обед мать прибегала домой, чтобы накормить дочь, и вновь возвращалась к работе. Несколько раз жена Хельмунда просила Орцеда позволить ей забирать шкуры домой и обрабатывать их там. Но старейшина был непреклонен, а после в очередной раз поднятой темы намекнул на то, что многие хотели бы получать такие деньги, как она.

Малышке было всего три года, когда она познакомилась со своим первым другом. Он был чуть выше её и чуть старше. Парнишкой оказался сын кузнеца. Как и у всех детей до семи лет, у него не было имени.

Имя даровали на ритуале, что проводился в первый весенний звездопад. Этот день символизировал начало новой жизни. А ещё говорили, что ведуньи и жрецы богини Сэлис именно со звёзд собирали имена и награждали ими детей. Ребёнок, получивший имя, считался взрослым и способным принимать решения. Он уже сам выбирал, чем займётся в жизни и кем станет в будущем. Пойдёт ли по выбранному пути или изберёт свой. Боги закрепляли решение на звёздах, и никто не мог оспорить сказанное на ритуале принятия имени.

Ведуньей, дававшей имена в этой деревне, была Эфрикс. Женщина очень нервничала, ожидая год взросления дочери Хельмунда. Она помнила о том гадании, будто оно было вчера. В кошмарных снах видела она ту пустую карту в женской ладони. Просыпаясь в холодном поту, Эфрикс обещала себе и Роще, что постарается изменить судьбу девочки, найдя ей стоящее имя, которое вернёт ребёнку благосклонность богов. Невдомёк ещё было старой ведунье, что оно уже выбрано, осталось только произнести. Но до нужного весеннего звездопада было ещё очень много времени.

Малышка после знакомства с мальчишкой часто заглядывала в дом к кузнецу Тэйну. Дети много времени проводили вместе: воровали яблоки из чужих садов, бегали купаться в мелкой речушке, что несла свои воды через деревню Гудрас и, конечно же, спорили, ссорились и мутузили друг друга в придорожной пыли. Это было то самое счастливое детство, которое девочка сохранит в своём сердце на всю жизнь.

В один из самых обычных осенних дней, когда девчонка с каштановыми волосами зашла во двор и ждала своего друга, судьба подарила ей мечту. Кузнец опередил сына и встретил гостью сам:

– Здравствуй, цветочек. – Улыбка утонула в чёрной бороде. – Не хочешь сегодня пропустить купание и остаться у нас? Я хочу вас двоих чему-то научить. Эти навыки передал мне мой отец, теперь моя очередь. Сын, иди сюда!

Мальчишка высунул нос из-за двери и медленно вышел на улицу. В руках Тэйн держал нечто деревянное. Дочь Фриды с интересом изучала странные, но такие знакомые ей предметы.

Тэйн улыбнулся и присел перед детьми на корточки:

– Я хочу передать вам свои знания. Не смотри так на меня, цветочек, я не наковальню вам подарить хочу и не молот. А это, – протянул он по предмету каждому ребёнку. Мальчик, не раздумывая, схватился левой рукой за деревянную рукоять вырезанного из красного дуба меча. Дочь Фриды долго сверлила взглядом кузнеца, потом подарок и наконец произнесла:

– Это ведь оружие, да? Похожее было у моего отца. – Маленькая ладошка обхватила деревянный эфес, она попробовала пальчиком тупой наконечник. – Оно прекрасно. Ты научишь меня им пользоваться?

Тэйн утвердительно кивнул, чувствуя, что не ошибся в выборе подарка. Хотя знал, что в доме Хельмунда водились только копья и небольшие метательные ножи. А в фиалковых глазках уже вспыхнуло пламя интереса.


Седьмая весна для дочери Хельмунда и Фриды наступила слишком быстро. Девочка все ещё чувствовала себя неготовой к принятию одного из самых важных решений в её жизни. После получения имени она должна будет выбрать – кем хочет стать. Малышка не представляла, что скажет ведунье. Ей нужно определиться заранее? Или звёзды правда покажут её будущее?

Задумавшись, она пропустила выпад, и деревянный меч был выбит из девичьей руки.

– Ну ты чего? – Мальчишка почесал затылок. – Не спи, я же пытаюсь отработать тот приём, что отец показывал!

– Ты его уже неделю отрабатываешь. Сколько можно? Пора уже принять мой вызов на дуэль. А отрабатывать приёмы ты можешь и на дереве.

– Потом как-нибудь. – Он отбросил меч в сторону и присел на молодую траву. – Ты уже знаешь, кем хочешь стать?

Девчонка не ожидала такого вопроса и не сразу нашла что ответить:

– Мама хочет, чтобы я была как она: пряла, ткала, шила. Но это же так скучно. Ты только представь! Каждый день одно и то же! Изо дня в день! Каждый год – всю жизнь. Или заниматься хозяйством. Мыть, стирать и готовить. Мне это и сейчас не по душе.

– Зато у тебя всегда будет дело. Пока будут охотники – будут материалы. Мне это отец говорит. Он ведь у них скупает множество необходимых ему вещей. Ты вот знала, что когти и зубы некоторых животных можно переплавить, как металл? Представляешь, меч из железа, а не из дерева. Как бы я хотел добыть какой-нибудь материал для нормального оружия!

– Мама что-то говорила про когти и зубы гридней.

– Их добыть не так уж и трудно. Отец говорит, что даже руда попадается реже, чем эти твари. Потому оружием из гридней никого не удивишь. Отец мне как-то рассказывал, что существуют такие твари, у которых сами кости металл или что-то очень похожее на него. Кожа у них не уступает по прочности лучшим доспехам. – Он мечтательно закатил голубые, как ясное небо, глаза. – Вот бы хотя бы увидеть такое чудо.

Девчонка улыбнулась, глядя на замечтавшегося друга.


Когда красное светило медленно скатывалось в сторону моря, которое было на границе королевства Айвория и провинции Фарлонд, детей лет семи собрали их родители и повели к истоку реки – к дому ведуньи. Эфрикс готовилась к ритуалу дарования имени несколько недель. Заранее проверила, хватит ли у неё осколков звёздного камня на всех детей – в этом году их должно было быть чуть больше десяти. Плодотворный год для такой старой деревушки почти на границе королевства Айвория. Она собрала необходимые для отвара и благовоний травы; не нашла несколько видов мха, но потом смогла подобрать замену. Несколько дней сравнивала, похож ли запах сожжённых благовоний с теми, что она жгла предыдущие года. Когда всё было готово, ведунья свободно выдохнула и проспала трое суток.

Светило ушло на заслуженный покой, небо потемнело, приобретя тёмно-фиолетовый окрас. Такого же цвета были глаза девчонки, что пришла вместе с матерью на ритуал принятия имени. Она подняла взгляд на небеса и затаила дыхание. Девочке казалось, что кто-то взял шило и проковырял в небосводе множество дырочек, через которые пробивался яркий белый свет. Он струился вниз, сливаясь в поток, и обрушивался на землю.

Ведунья стояла у небольшого озера. Увидев пришедших, зашла по колено в воду и ждала. Дети жались к родителям, им было страшно. Деревья тёмными силуэтами покачивались за их спинами. Фрида приобняла дочь за плечи:

– Я надеюсь, ты увидишь сегодня свою судьбу, дорогая. Когда-то и я тут стояла и ждала, пока наступит мой черёд. Не бойся, боги уже приготовили тебе дело.

Девочка взглянула на мать и кивнула в ответ.

– Не переживай. Я ещё не знаю имени, но уже знаю, чего хочу.

Фрида недоверчиво посмотрела на дочь, ведь никто до этого не шёл по своему пути, предпочитая предложенный богами. Женщина подтолкнула дочь в сторону Эфрикс, но сын кузнеца её опередил. Он быстро преодолел расстояние до воды и остановился перед жрицей сегодняшней ночи.

Ведунья дала ему в одну руку склянку с мутной жидкостью и подожгла пучок травы, держа его над головой ребёнка. Во вторую руку женщина вложила серебристый камень с острыми краями, он был отполирован самими богами. Как только ребёнок почувствовал запах неизвестных ему трав, небо пришло в движение. Сотни и тысячи звёзд наперегонки падали по небосводу, оставляя за собой огненные следы, вырисовывая картину судьбы.

– Выпей отвар и посмотри на своё отражение. Что ты видишь?

Он повиновался и нашёл на камне себя:

– Я вижу взрослого мужчину с молотом в руке. Он куёт меч.

– Боги предлагают тебе такую же судьбу, что и у твоего отца. Ты хочешь быть кузнецом?

Мальчик утвердительно кивнул. Эфрикс забрала камень и теперь сама посмотрела в него. Удовлетворённо хмыкнула и кинула его в воду:

– Быть тебе помощником и заменой своего отца, Рэйнер. Судьба будет благосклонна к тебе и позволит заниматься любимым делом. Да благословят твоё решение звёзды, Рэйнер, сын Тэйна и Нии.

Получивший имя мальчик вернулся к родителям. Отец крепко обнял своего ребёнка и наследника, а мать поцеловала в макушку и, отвернувшись от соседей, утёрла слёзы.

Подошла очередь девочки с фиолетовыми глазами. Стоя рядом с матерью, она не чувствовала волнения и беспокойства, но стоило сделать шаг к ведунье, как эмоции нахлынули на неё, как волны легендарного океана: сбили с пути и утащили на дно.

Девочка встретилась взглядом с Эфрикс. Ей показалось, что ведунья и сама нервничает. Но что мог понимать семилетний ребёнок. Холодный ночной ветер ударил в грудь, будто хотел остановить. Но она не сдалась, делая шаг за шагом, подошла к женщине и протянула руки. В одну ткнулся сосуд с гладкими округлыми боками.

«Какое знакомое чувство», – пролетела мысль у девочки.

В другую лёг тёплый камень. Одно неаккуратное движение, и острые рваные края могли распороть кожу. Не дожидаясь вопросов от Эфрикс, малышка залпом выпила горькую и тягучую жидкость, которая огнём обожгла внутренности, втянула носом запах, исходящий от подожжённой травы, и подняла взгляд на ведунью:

– Я хочу стать охотником.

Взрослые зашептали.

– Ты даже не взглянула на свою звезду, – неуверенно проговорила женщина.

– Я знаю, что там увижу. Но я хочу быть охотником, Эфрикс.

– Да будет таково твоё решение. – В горле ведуньи пересохло, на её памяти охотниками становились только мужчины. Но она не могла отказать. Таково правило ритуала. – Надеюсь, что боги примут его и благословят. Отныне ты будешь считаться претендентом в группу охотников, Лилиит, дочь Хельмунда и Фриды.

Девочка замерла, вслушиваясь в своё имя. Лилиит. Внутри что-то дрогнуло, а перед глазами поплыло небо с бегущими наперегонки звёздами.

– Лилиит, – шептал ей ветер. – Ты помнишь, что ты сделала, Лилиит?


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации