» » » онлайн чтение - страница 17


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:13


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Барбара Делински


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 17 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Прошу меня простить, мистер Маккей, – сказала она тихо, но твердо, старательно обуздывая свой гнев, – но я не могу согласиться на ваше предложение.

– Не могу? Что это значит?! Ведь не такая же вы, в самом деле, дура, чтобы жертвовать своей карьерой и спокойной, обеспеченной жизнью ради… ради каких-то иллюзий?

В голосе Нии окрепла уверенность в своей правоте:

– Это не иллюзии, а любовь, а ради любви я готова рискнуть!

– Пах-пах-пах! – передразнивая ее пылкость, произнес Маккей. – По-вашему, это ответ? Это просто-напросто абсурд и чистейшей воды бабий треп!

– А вот в этом вы как раз и ошибаетесь, Харлан, – произнес глубокий мужской голос, неожиданно вступивший в разговор. Обе головы разом повернулись в сторону говорившего.

Ния пришла в себя первой.

– Дэниэл! – прошептала она, сразу же задаваясь вопросом: что именно ему удалось услышать из их с Харланом беседы и каковы его мысли по этому поводу? Внешне, по крайней мере, Дэниэл был вне себя от гнева. Может быть, она поступила неправильно и ей вовсе не следовало разговаривать с Маккеем? Может быть, по его разумению, она взялась не за свое дело?

Дэниэл стоял в дверном проеме, согнувшись и касаясь головой притолоки. Оттолкнувшись от нее, он направился к Нии. В этот момент Ния поняла, что на кон поставлено ее будущее и сию минуту все решится. Он смотрел на нее не мигая темными, почти черными от переполнявших его противоречивых чувств глазами.

– Дэниэл? – прошептала она снова, вкладывая всю свою любовь в это имя.

– Все в порядке, детка, – сказал он и, улыбнувшись, приобнял ее за плечи. Потом он повернулся лицом к Харлану, который отчего-то занервничал.

– И сколько же времени вы простояли у двери? – спросил Маккей.

– Вполне достаточно, чтобы услышать, как вы ей угрожали.

Харлан поднял вверх руку, призывая к миру:

– Послушайте, что я скажу вам, Дэн…

– Нет, Харлан, это вам придется меня послушать! – разгневанно произнес Дэниэл. Он был настолько сердит, что Ния просто физически чувствовала, как по его телу прокатывались одна за другой волны ярости. Впрочем, Ния была зла на Харлана, пожалуй, не меньше Дэна.

– Итак, вам придется меня выслушать, поскольку дважды повторять то, что мне угодно вам сообщить, я не намерен. Если вы еще когда-нибудь, повторяю, когда-нибудь прибегнете к угрозам вроде тех, что я только что слышал, я немедленно привлеку вас к суду. Я люблю эту женщину и, если она даст на то согласие, готов на ней жениться. – Сердце Нии едва не выпрыгнуло из груди, но Дэниэл продолжал говорить: – Я отдал брейкерам четырнадцать лет своей жизни, и за это время вы ни разу не получили повода к неудовольствию. Если вы полагаете, что моя привязанность к Антонии дурно скажется на исполнении моих обязанностей тренера, можете меня уволить. Это просто, как дважды два! – Выражение его лица потеплело, как только он снова встретился глазами с Нией. – Пойдем, детка. Нам нужно о многом поговорить.

Харлан Маккей все еще стоял в дверях офиса Дэниэла с отвалившейся от удивления челюстью, но Ния уже выкинула и его, и его угрозы из головы. С ней рядом шествовал Дэниэл, раздвигая перед ней плечом толпу еще не угомонившихся болельщиков. Он вел ее прочь от спортивного комплекса, туда, где все еще золотилось вечернее солнце. Он молчал и лишь крепко прижимал к себе руку Нии, словно опасаясь, что его возлюбленная вдруг исчезнет. Дэниэл выпустил ее руку из своей ладони, лишь когда помогал усаживаться в «Датсун».

– Дэниэл? – начала было она, когда тренер брейкеров проскользнул на свое место за рулем автомобиля, но он жестом попросил ее замолчать.

– Давай-ка прежде доберемся до дома, детка. Мне требуется время, чтобы остыть.

Ния готова была молчать хоть целые сутки, лишь бы он после этого повторил то, что сказал в запальчивости Харлану. Неужели эти слова просто вырвались у него в припадке ярости? Не преувеличил ли он своих чувств намеренно, чтобы тем самым основательнее прижать Харлана?

Поездка продолжалась, казалось, целую вечность. И все это время Ния чувствовала себя так, словно ее подвесили на ниточке над пропастью. Когда машина наконец остановилась, Дэниэл снова завладел ее рукой, но повел ее не к дому, а в лес, что начинался за ним. И опять он долго молчал и заговорил снова, только когда они основательно углубились в заросли. Дэниэл хотел, чтобы густая листва скрыла от них все следы человеческой цивилизации. Там, среди деревьев, он отпустил ее руку на свободу, сунул ладони в карманы и повернулся, чтобы видеть перед собой ее лицо. Его глаза были переполнены невысказанными чувствами, но лицо – по контрасту с глазами – хранило мрачное и, пожалуй, напряженное выражение. В этот момент Ния была уверена, что он собирается с духом, чтобы покаяться перед ней. Сейчас он скажет, что там, в офисе, ему пришлось солгать. Поскольку Дэниэл никак не решался начать разговор, Ния не выдержала и произнесла:

– Ну, ты и в самом деле меня любишь… или, – тут она с фальшивым оживлением огляделась вокруг и цинично ухмыльнулась, – привез меня сюда, чтобы убить, разрезать на кусочки и закопать их в разных местах?

Дэниэл наконец позволил себе улыбнуться, и эта улыбка дала ему возможность как-то освободиться от собственной скованности.

– Думаешь, ты самая умная, да?

– Думаю… что не самая… Более того, я чувствую себя настоящей дурой…

– Что так?

– Мне уже давно следовало все рассказать тебе.

Судя по всему, Дэниэл раздумывал, как ему следует понимать ее слова, потому что продолжал смотреть на нее во все глаза, но ничего путного выдавить из себя так и не сумел. Нии же показалось, что он чего-то боится, а вернее, попросту жалеет о том, что так неосмотрительно разболтался в офисе. Но она была настолько взволнованна, что больше тянуть не могла.

– Я люблю тебя, Дэниэл. – Вот и завершилось объяснение, которое она так давно откладывала.

Глаза Дэниэла сначала расширились, а потом просветлели и засияли. Черты его лица тоже приобрели совсем иное выражение. Но говорить он по-прежнему отказывался.

– А ты? Ты меня любишь? – в полном отчаянии спросила она.

Медленно, очень медленно его губы, которые она так любила, сложились в несмелую улыбку. При этом он мотнул головой и наконец произнес:

– Ты же слышала, как я об этом говорил!

– А ты и в самом деле хотел сказать именно это? Или просто так наговорил невесть что в запальчивости?

– Да, конечно, это было сказано в запальчивости. Но я сказал то, что думал.

– Значит, ты не соврал и тогда, когда кричал Маккею, что хочешь на мне жениться?

– Нет, не соврал.

– Ох, Дэниэл…

Это было единственное, что она успела произнести, пока Дэн преодолевал те несколько шагов, которые их разделяли. Потом он принял ее в свои объятия и прижал к себе, как некий самый драгоценный для него выигранный кубок.

Его поцелуй был долгим и крепким. И еще любящим, другими словами, ничем не отличался от тех многочисленных поцелуев, которыми они обменивались прежде, до того, как набрались наконец смелости признаться друг другу в своих чувствах.

– Я люблю тебя, Ния, – прошептал он, – и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

Ния не могла себе представить, чтобы на свете существовали другие слова, которые были бы в состоянии доставить ей большее счастье. Тем не менее ей хотелось до конца прояснить некоторые обстоятельства.

– Как-то раз ты сказал, что никогда не сможешь предложить женщине разделить с тобой ту жизнь, которую ты ведешь. Ты что же, передумал?

– Угу. – Его уверенная улыбка не оставляла никаких сомнений в искренности этого заявления.

– Но почему? Что заставило тебя изменить взгляды на жизнь?

Дэниэл размышлял о том, что с ним происходит в одиночестве, когда Нии по какой-либо причине не было рядом. Еще по ночам, когда Ния засыпала, а он лежал рядом, мучаясь бессонницей, оттого что боялся ее потерять. Теперь ему удалось окончательно сформулировать новые принципы своего существования, и он был готов и хотел говорить.

– Ты сама изменила меня, Ния. С самого начала я знал, что ты не такая, как все другие женщины. В тебе было все, что я когда-либо мечтал обнаружить в представительнице прекрасного пола. Все мои попытки приостановить наше сближение провалились. В один прекрасный день я понял, что уже не могу без тебя обходиться. С твоей помощью мне удалось себе уяснить, что баскетбол – всего-навсего работа. Я радовался, когда заканчивалась очередная игра, чего раньше со мной не случалось. Просто теперь мне было куда пойти. И был человек, который стал значить для меня больше, чем обожаемый мною прежде баскетбол.

– Но как же твоя докторская степень?

– Психология – это профессия, специальность, но не старость. Разумеется, она играла и играет в моей жизни важную роль, но ей отведено лишь второе место. Я всегда говорил себе, что наука может и подождать до того рокового дня, когда мой роман с баскетболом закончится.

– Надеюсь, он еще не завершился?

– Пока нет. Сомневаюсь, чтобы Харлан уволил меня после такого блистательного сезона. Но я и сам знаю, что мне пора уходить. Еще год или два – и с баскетболом будет покончено.

– И ты станешь психологом?

– Именно. А еще я стану мужем… и даже, возможно, больше, чем мужем… Отцом, к примеру…

У Нии перехватило дыхание.

– Ты думаешь, у нас получится?

– Должно получиться! Если мы поставим перед собой такую цель.

Разве ее мать не говорила что-то подобное? И разве она, Ния, не согласилась тогда с матерью? Но услышать это из уст Дэниэла дорогого стоило! Он продолжал говорить, а она слушала его, опасаясь упустить хотя бы слово.

– Когда ты осталась у меня в ночь после пожара, я решил отложить вылет на один день. Раньше мне такое и в голову бы не пришло, но знаешь, – тут он изобразил на губах ироническую улыбку, – мои ребята отлично без меня обошлись. А потом, когда ты была особенно мне нужна, ты оказалась со мной рядом, и мы отлично провели время в отеле. Я, конечно, отдаю себе отчет в том, что далеко не всегда мы сможем находиться вместе – так просто не бывает. Но я тем не менее хочу, чтобы у нас была семья, и хочу, чтобы я оказался рядом в том случае, если Мэхони снова решит дать ход своему поганому иску. Я хочу, чтобы ты путешествовала вместе со мной всякий раз, когда редакция будет посылать тебя в командировки. Слушай, ты же упряма ничуть не меньше меня, и если мы хотим, чтобы у нас получилось, то так оно и будет! – Дэниэл замолчал, чтобы перевести дух. – Все это и привело к тому, что я решил кое-что изменить в своей жизни. Впервые я встретил человека, женщину, ради которой можно было постараться и изменить правила игры!

– Ох, Дэниэл, если бы ты знал, как я тебя люблю! – воскликнула Ния, поверив наконец в то, что у них с Дэниэлом все будет в порядке и ее будущее обеспечено. Она снова обвила его шею руками и повторила: – Я люблю тебя.

– Но выйдешь ли ты за меня замуж? – проворчал он то ли в шутку, то ли всерьез.

– И ты еще сомневаешься? – откликнулась она, поднимая голову, чтобы взглянуть ему в красивое лицо.

– У тебя ведь уже был, так сказать, не слишком приятный опыт по этой части, – тихо возразил он. – Может быть, тебе вовсе не хочется снова испытывать себя семейной жизнью?

– Если я не попытаюсь еще раз, – сказала она, глядя на него сияющими фиалковыми глазами, – то моя жизнь сделается пустой. Ты придаешь всему окружающему какой-то особый смысл, обогащаешь его. А кроме того, – тут она смахнула с глаз непрошеную слезинку, – ты бросил мне вызов! Так что я просто обязана попытаться снова. У нас все получится, я уверена в этом!

– И ты права, детка, – сказал Дэниэл и обнял ее за плечи. – Вот какую упрямицу мне довелось полюбить! Хотя по этой причине мы еще не раз поссоримся с тобой, но я и на это согласен – лишь бы ты почаще говорила мне, что любишь…

Ния закинула голову, чтобы лучше его видеть, и ослепительно улыбнулась.

– Что ж, мистер Стрэйхен, будем считать, что мы договорились!


Вечером того же дня, много позже их знаменательного разговора, когда они насытились друг другом ко взаимному, хотя и временному удовольствию, речь у них зашла о будущем в узком, так сказать, смысле этого слова.

– Команда будет то и дело летать в Вашингтон и обратно, потому что у нас на носу финальные общефедеральные игры, Ния. Можем ли мы пожениться до среды – до того, как начнется новая серия матчей?

– А почему бы и нет? С моей стороны возражений не предвидится, – ответила Ния. Она была умиротворена и обласкана, любовь переполняла ее, в этот момент Ния согласилась бы с любым предложением.

– А ты поедешь со мной в Вашингтон, чтобы посмотреть игры?

– А почему бы и нет? – Она глубоко вздохнула и вытянулась вдоль его длинного обнаженного тела.

– Там ты могла бы набрать достаточно материала для статьи.

– Действительно, почему бы и не набрать материала?

Он игриво ткнул ее пальцем в живот.

– Есть ли хоть что-нибудь на свете, что способно в настоящий момент вызвать у тебя раздражение?

– О, можешь не сомневаться! Есть! – воскликнула Ния. – Я, к примеру, страшно обозлюсь, если ты вылезешь из постели с иной целью, нежели…

– Тогда как насчет телевизора? Может быть, я прокручу на видике последний матч?

Ния добродушно на него посмотрела, отлично зная, что не сможет ему отказать и в этом.

– Ты и в самом деле хочешь просмотреть последнюю игру в видеозаписи прямо сейчас?

– Почему нет? – насмешливо сказал он, явно ее проверяя.

– О'кей, – она усмехнулась. – Включай, пожалуйста. Но при одном условии.

– Та-а-ак… – Он закатил глаза к потолку. – И каково же это условие?

– Тебе придется смотреть игру здесь.

– В спальне?

– Но ведь мы же сейчас в спальне – что ж ты спрашиваешь?

Дэниэл смутился.

– Но видеомагнитофон-то в другой комнате! – Этого Ния не предусмотрела, и ей меньше всего хотелось, чтобы он таскал тяжеленную аппаратуру из комнаты в комнату, наживая себе грыжу.

– Подумаешь! Мы перейдем туда… очень даже просто.

– Но мы же голые?

– С каких это пор такие вещи стали тебя смущать? – Ния насмешливо блеснула глазами.

Дэниэл тоже улыбнулся подобному проявлению невинного бесстыдства.

– Детка, я же тренер. А тренеры не смотрят матч в голом виде!

Ния не смогла удержаться от смеха и от души расхохоталась.

– Кошмар какой-то! В таком случае прихватим с собой это одеяло. Давай поднимайся.

Он покорно встал с кровати и терпеливо ждал, пока Ния закутывала в один конец одеяла его, а в другой задрапировалась сама.

– Ну вот! – сказала она. – Теперь совсем другое дело. Скажи, тебе нравится?

Его рука скользнула под одеяло и коснулась ее тела.

– Нравится.

– Тогда пошли. Я вижу, ты изнываешь от нетерпения.

Им удалось добраться до гостиной, причинив себе минимум ущерба и упав только два или три раза. Падения же – Ния была уверена в этом – целиком лежали на совести тренера. Но если ему было так необходимо посмотреть игру – пусть терпит. Дэниэл, продолжая тащить ее за собой, как на буксире, прошел к телевизору и нажал на все необходимые тумблеры. Потом он повернулся, окончательно запутался в одеяле и, увлекая Нию за собой, рухнул на диван, успев, правда, положить пульт управления на столик, что стоял рядом.

– Знаешь что, – сказал, притворяясь рассерженным и строгим. – Успокойся и сядь прямо. И не так, а чуточку левее… Вот так лучше…

Ния крутилась и вертелась, как могла, следуя его наставлениям, а сама думала: «Знает ли он, Дэниэл, что творит?» Судя по всему, он отлично понимал, что к чему, поскольку сразу же ткнул пальцем в экран и произнес:

– А вот и я! – На экране шло интервью с Дэниэлом, которое журналист взял у него до начала игры. Ния проследила за его указующим перстом, но тот скрылся под одеялом. – Хм, похоже, что я начал набирать вес…

– По телевизору ты всегда кажешься более упитанным, чем на самом деле, – пошутила она и вдруг замолчала, почувствовав, как забравшийся под одеяло палец Дэниэла стал совершать рискованные маневры, то тут, то там касаясь ее обнаженной кожи.

– Правда? – как ни в чем не бывало спросил он, нагибаясь к ней и покусывая ее за ушко. – Должно быть, мне пора отпускать бороду.

– Не смей! – воскликнула Ния, невольно повышая голос, поскольку его рука под одеялом уже распоясалась вовсю и весьма ощутимо поглаживала ее груди.

– Почему нет? – спросил он самым невинным тоном, хотя в этот момент его рука уже опустилась на выпуклость ее бедра.

– Потому что ты и без того чрезмерно… сексуален, – сдавленным голосом произнесла она, безуспешно сражаясь с его неутомимой рукой.

– Смотри-ка, ты куда-то исчез, – сказала она, краем глаза наблюдая за экраном, на котором Дэниэла уже не было.

Глухие ко всему, кроме стука их бешено колотившихся сердец, они тем не менее еще разобрали начальные слова национального гимна, медленно и торжественно струившегося из динамика телевизора. Тем временем Дэниэл дрожащей от страсти рукой нежно дотрагивался до ее лица, касаясь то губ, то глаз, то носа. Эта нежность светилась в его полном обожания взгляде. Эта ошеломляющая нежность вознесла Нию на седьмое небо. Она заполняла все вокруг, обволакивая влюбленную пару невидимым глазу покрывалом. Дэниэл снова коснулся ее губ большим пальцем, и губы с готовностью разомкнулись. Ния тут же была вознаграждена поцелуем. В этом поцелуе объединились и любовь, и обещание чего-то восхитительного. И кроме того, поцелуй означал еще и начало…

Ослепленный страстью и растворившийся в своей и ее любви, Дэниэл нашарил на столике пульт и коротким нажатием на кнопку погасил экран.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации