Электронная библиотека » Дональд Сулл » » онлайн чтение - страница 4


  • Текст добавлен: 31 октября 2018, 11:41


Автор книги: Дональд Сулл


Жанр: Личностный рост, Книги по психологии


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Эвристические правила – это мощный инструмент принятия решений, почти не уступающий по эффективности более изощренным подходам, а иногда даже превосходящий их. Эвристические правила легко запоминать и применять, и это увеличивает шансы на то, что вы не только выберете правильное направление, но и будете последовательно придерживаться его, приступив к действиям. Простые правила полезны тем, что подсказывают лучшие решения, к тому же позволяют целым сообществам координировать действия и общими силами продвигать большой и важный проект, который невозможно реализовать в одиночку, – примером тому служат пчелиные семьи, выбирающие себе новые гнезда.

Простые правила организуют коллективное поведение

В природе существует примерно двадцать тысяч видов пчел, и подавляющее их большинство – одиночки. Земляные пчелы, например, прорывают в земле норы-тоннели и сооружают некое подобие ячеек, где в одиночестве живут и так же умирают. Некоторые виды пчел (например, Apis mellifera – пчела медоносная, или европейская) поднялись в эволюционном развитии до способности формировать сложные сообщества, объединяющие десятки тысяч особей. Отдельная особь медоносной пчелы не сильно превосходит в чем-то своего сородича-одиночку. Однако коллектив медоносных пчел может строить гнезда со сложной ячеистой структурой для хранения запасов пищи и выращивания расплода, круглый год поддерживать в гнезде (или улье) одну и ту же температуру и направлять друг друга в места, наиболее перспективные с точки зрения добычи пропитания. А японские пчелы защищают свои гнезда от гигантских шершней, облепляя неприятеля живым горячим клубком. Интенсивно вибрируя крылышками, пчелы выделяют внутрь клубка столько тепла, что шершень спекается заживо; этот защитный механизм иногда называют горячим оборонительным пчелиным шаром[85]85
  Detection of Neural Activity in the Brains of Japanese Honeybee Workers During the Formation of a ‘Hot Defensive Bee Ball’ / Atsushi Ugajin et al. // PLoS One. 2012. Vol. 7, no. 3. Статья доступна на сайте Национального центра биотехнологической информации (National Center for Biotechnology Information): http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3303784/.


[Закрыть]
.

Наблюдая за такими сложно организованными структурами, как пчелиный рой, мы думаем о том, что они созданы в соответствии с разумным замыслом. Эта сложная система предполагает вмешательство какого-то хитроумного организатора. Однако повелительница роя – пчелиная матка – далека от роли мудрого руководителя, планирующего и направляющего строительство столь сложного объекта, как пчелиное гнездо. В сущности, пчелиная матка – всего лишь машина для откладывания яиц. А изощренно-многосложное поведение пчелиной колонии есть сумма поступков отдельных особей, которые следуют простым правилам, чтобы синхронизировать свои действия с действиями остальных особей. В качестве примера правил, управляющих коллективным поведением, предлагаем рассмотреть, каким образом медоносные пчелы выбирают себе место жительства, решая жизненно важный для себя вопрос[86]86
  Наш рассказ о том, как пчелы выбирают новое место для гнезда, основывается на исследованиях Томаса Сили, особенно на книгах: Seeley Thomas D. Honeybee Democracy. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2010; Stop Signals Provide Cross Inhibition in Collective Decision-Making by Honeybee Swarms / Seeley et al. // Science. 2012. Vol. 6 (January). P. 108–111.


[Закрыть]
. Поздней весной или ранней осенью пчелиный рой из нескольких тысяч особей окружает плотным, хорошо организованным клубком старую пчелиную матку, покидает гнездо и перелетает на ближайшее дерево. Там он зависает на несколько дней, роясь вокруг пчеломатки; со стороны кажется, будто у дерева выросла густая кудлатая борода. В это время пчелы-разведчики коллективным разумом оценивают потенциальные места для гнездования и решают, где будет новое гнездо. Если пчелы выберут неудачное место, они не смогут накопить за лето достаточно меда, чтобы пережить зиму, и тогда вся колония погибнет.

Профессор Томас Сили в своей книге Honeybee Democracy («Пчелиная демократия») подробно описывает этот процесс. Сначала несколько сотен пчел-разведчиков разлетаются из роя во всех направлениях на поиски удобных мест для гнезда. Как правило, они подыскивают дупла в деревьях, достаточно просторные для хранения меда, которого хватит колонии на зиму, и расположенные настолько высоко, чтобы наземные хищники не могли достать их. Все вместе разведчики отыскивают до нескольких дюжин потенциально удобных мест. Обнаружив таковое, пчела-разведчик возвращается к рою и сообщает о своей находке, исполняя своеобразный танец – выписывая на спинках своих сородичей восьмерки. В этом танце закодированы все важные сведения о найденном для гнезда месте. Ориентация пчелы в этот момент указывает направление, а энергичность исполнения и количество восьмерок характеризуют качества объекта.

Другие пчелы-разведчики, которые толкутся на «танцполе», следуют указаниям разведчицы-танцорки, которую заметили первой, и вылетают для независимой экспертизы найденного места, а по возвращении исполняют уже свой виляющий танец. Пчела, обнаружившая более привлекательное место для гнезда, исполняет танец дольше, тем самым привлекая внимание большего числа разведчиков. При этом возвратившиеся к рою разведчики могут «бодать» танцоров, рекламирующих другие места, убеждая их прекратить танец. Независимая оценка найденных мест большим числом разведчиков уменьшает шансы на то, что пчелиная семья выберет для гнезда плохое место, поддавшись на энергичные, но ошибочные рекомендации одной особи. В итоге какое-то одно место набирает кворум сторонников – обычно около сотни пчел-разведчиков, и тогда весь рой направляется к новому гнезду. Старания пчел завербовать как можно больше сторонников самого удачного места и исключить из игры альтернативные варианты ограждают колонию от тупиковой ситуации, когда не удается выбрать между двумя конкурирующими предложениями. К тому же пчелы должны торопиться с поиском: находясь на дереве, рой уязвим для хищников и природных стихий.

Этот процесс, регулярно происходящий в пчелиной жизни, безусловно, впечатляет: он предусматривает поиск множества вариантов, гарантию независимой оценки достоинств каждого из них, коллективное их обсуждение и достижение общего согласия; при этом исключается вероятность зайти в тупик. Столь поразительная координация коллективных действий достигается за счет следования каждой пчелой простым правилам, например таким: «Танцуй тем дольше, чем лучше найденное тобой место», «Следуй за первым танцором, которого заметил», «Бодай разведчиков, агитирующих за другие места». Правила подсказывают отдельным разведчикам, что им делать, но оставляют достаточно свободы для исследования неожиданных возможностей. В итоге согласованные действия складываются из индивидуальных действий сотен отдельных пчел. Никогда одна пчела-разведчик не обследует все найденные места, чтобы сделать прямые сопоставления, а пчелиная королева не взвешивает самолично все варианты и не диктует рою окончательный выбор. Вместо этого все пчелы коллективно следуют правилам, что позволяет им собрать разрозненные кусочки информации, совместно «обдумать» их, оценить и принять решение. Благодаря этому выбор пчелиного коллектива оказывается лучше того, какой могла бы сделать любая из пчел в одиночку.

Наши персональные судьбы во множестве ситуаций тесно переплетены, наш успех, поражение и даже выживание порой зависят от поступков других людей. Как и насекомым, простые правила позволяют нам синхронизировать собственные действия с действиями остальных.

В главе 3 мы увидим, как актеры-комики из театра импровизации, пользуясь простыми правилами, выстраивают в режиме «здесь и сейчас» стройные репризы из подвернувшихся под руку разрозненных материалов, без заранее продуманного сценария и без режиссера, который направлял бы их игру. А участники открытых сообществ (таких, например, которых объединяет сайт Indiegogo), выполняя простые правила, мобилизуют тысячи незнакомых друг с другом людей на сбор средств для реализации различных проектов. В обоих случаях члены групп не следуют заранее составленному плану и не обращаются к «начальнику» за указаниями. Наоборот, их целенаправленное коллективное поведение складывается из поступков индивидов, каждый из которых подчиняется простым правилам.

Легко понять, почему простые правила так хорошо регулируют жизнь пчел, ведь сама природа заложила в них программу действовать в интересах пчелиной семьи. Но что насчет нас, человеческих существ, которых заботит прежде всего личная выгода? Простые правила вводят минимальный уровень координации действий и оставляют огромный простор для того, чтобы каждый мог преследовать свои цели. Как простые правила уравновешивают согласованность действий и индивидуальные интересы, можно увидеть на примере Zipcar – сервиса по каршерингу (совместному пользованию автомобилями), который в 2000 году основали Антье Дэниелсон и Робин Чейз. Zipcar, мировой лидер среди каршеринговых сетей, насчитывает сейчас 810 тысяч членов и более десятка тысяч автомобилей в городах и студенческих кампусах, рассеянных по территории США, Канады, Великобритании и других европейских стран. В отличие от традиционных автопрокатных компаний, таких как Hertz или Enterprise, Zipcar не имеет пунктов проката и штата специалистов, которые бы мыли, проверяли и заправляли автомобили. Вместо этого Zipcar полагается на своих абонентов (членов клуба), предоставляя им возможность самим приводить машину в надлежащее состояние. Таким образом степень удовлетворенности абонента арендованной машиной зависит от поведения совершенно незнакомого ему человека, который ездил на данной машине перед ним.

Наверное, для успешной координации действий своих абонентов компания Zipcar могла бы отпечатать толстенный контракт с массой всевозможных правил, которые лишь немногие абоненты сумели бы осилить и тем более запомнить. Также компания могла бы просить абонентов связываться друг с другом и обговаривать варианты передачи автомобиля. Вместо этого в первые двенадцать лет существования Zipcar координировала передачу машин от одного абонента к другому с помощью всего шести простых правил: 1) сообщайте о поломках; 2) содержите машину в чистоте; 3) не курите в салоне; 4) заливайте полный бак; 5) возвращайте автомобиль вовремя; 6) домашних питомцев перевозите только в переносках[87]87
  Когда сервис Zipcar был приобретен Avis Budget, первоначальные шесть простых правил Zipcar переделали в пятьдесят один часто задаваемый вопрос, причем их разбили на десять категорий, включая и такие, как «частота поездок, выставление счетов и плата», «страховка и повреждение транспортного средства» и «история вождения а/м с механической коробкой передач». Такие правила простыми уже не назовешь. Правило о запрете курения растянули на двадцать шесть слов (плюс приложение), правило о перевозке питомцев в переносках – на семьдесят три слова, а о своевременном возврате – в целое программное заявление из 142 слов (http://www.zipcar.com/how#faqs (дата обращения: 28.01.2014)).


[Закрыть]
. (Разумеется, компания имела подробно расписанное абонентское соглашение, но оно вступало в действие в тех редких случаях, которые не могли быть предусмотрены простыми правилами.) Простые правила Zipcar, легкие для запоминания и исполнения, задавали абонентам базовую планку ожиданий от пользования сервисом. Как оказалось, подавляющее большинство споров между членами клуба возникало из-за невыполнения действий, предусмотренных простыми правилами. Напротив, следование им помогало избежать практически любых проблем. До тех пор, пока простые правила неукоснительно соблюдались, абоненты Zipcar были вольны использовать автомобиль в своих интересах: студенты – чтобы затариваться продуктами и напитками, съемочные группы – чтобы перевозить по городу аппаратуру, а парочки – для романтических вылазок на природу в выходные[88]88
  Примеры использования арендуемых у Zipcar автомашин взяты с сайта компании http://www.zipcar.com/?redirect_p=0 (дата обращения: 04.08.2014).


[Закрыть]
.

Если в сообществе установлены простые и ясные правила поведения, его участники могут наблюдать друг за другом и принимать меры к нарушителям. Рассмотрим для примера сообщество шеф-поваров. Как показал опрос десятков именитых французских шефов, многие из которых удостоены звездочек гастрономического справочника «Гид Мишлен», в их сообществе принят ряд простых правил, направленных на защиту их интеллектуальной собственности, что не мешает им обсуждать способы приготовления и ингредиенты блюд[89]89
  Fauchart Emmanuelle, von Hippel Eric. Norms-Based Intellectual Property Systems: The Case of French Chefs // Organization Science. 2008. Vol. 19, no. 2. P. 187–201.


[Закрыть]
. Шеф-повар не может защитить свой фирменный рецепт: трудно наложить патент на рецепт рагу из рульки молодого барашка. Закон о защите авторского права в этом случае тоже не поможет. Да, кулинарная книга в целом может быть защищена авторским правом, но на отдельные ее рецепты оно не распространяется. В итоге французские шефы позаботились о себе сами и ввели в своем сообществе жесткие нормы поведения, сформулированные в виде нескольких простых правил, например таких: «Не копируй рецепты других шефов», «Никому не передавай фирменные секреты шефа без его разрешения» и «Всегда указывай автора рецепта».

Не записанные ни на каких скрижалях, эти правила хорошо известны и понятны всем членам сообщества. И если кто-то дерзнет нарушить их, последствия будут ужасны. Интеллектуальная собственность в мире высокой кухни защищается с большой строгостью, хотя секреты рецептов часто не слишком сложно раскрыть, если воспользоваться методом обратной разработки или проштудировать изданные кулинарные книги (правда, в публикуемых рецептах шефы предпочитают умалчивать о своих маленьких уловках или секретных ингредиентах). Один шеф-повар объяснил, что грозит нарушителю: «Если другой шеф в точности копирует чей-то рецепт, все члены сообщества приходят в неописуемую ярость: мы объявляем ему вечный бойкот и больше никогда не будем передавать ему никакую информацию»[90]90
  Fauchart Emmanuelle, von Hippel Eric. Norms-Based Intellectual Property Systems: The Case of French Chefs // Organization Science. 2008. Vol. 19, no. 2. P. 193.


[Закрыть]
. Эти этические нормы уже перешагнули границы Франции и соблюдаются большинством мэтров высокой кухни по всему миру. В цитируемом исследовании приводится известный случай, когда злостное нарушение этических норм сообщества аукнулось на другом конце света: шеф австралийского ресторана попытался выдать рецепты, которым обучился в чикагском ресторане, за собственные. Лавина осуждения обрушилась на него в интернет-блогах, а оттуда информация просочилась в новостные медиа. Совладелец чикагского ресторана публично поставил под сомнение «интеллектуальную чистоплотность» австралийского коллеги на гастрономическом онлайн-форуме eGullet, который спонсируется некоммерческой организацией Society for Culinary Arts & Letters (Общество кулинарного искусства и писем). Провинившийся шеф принес свои извинения и удалил «скомпрометированные» блюда из меню[91]91
  Fauchart Emmanuelle, von Hippel Eric. Norms-Based Intellectual Property Systems: The Case of French Chefs // Organization Science. 2008. Vol. 19, no. 2. P. 198.


[Закрыть]
.

Конечно, простые правила – не единственный способ, каким общественная группа или общество могут координировать свои действия. В современной экономике многие виды взаимодействий регламентируются различными соглашениями об ипотеке, аренде или лизинге, положениями об условиях пользования онлайн-сервисами, трудовыми договорами, контрактами с мобильными операторами и прочими – и их никак нельзя назвать простыми. Например, у PayPal положения и условия контракта содержат 36 275 слов – это почти в пять раз больше, чем в Конституции США (со всеми поправками)[92]92
  Parris Rich. Online T&Cs Longer Than Shakespeare Plays – Who Reads Them? // Which? 2012. March 23. URL: http://conversation.which.co.uk/technology/length-of-website-terms-andconditions/. Конституция США со всеми поправками содержит 7600 слов.


[Закрыть]
. Официальные контракты особенно эффективно координируют поведение, когда участвующих сторон немного и все они могут потратить время и усилия на то, чтобы прийти к общему пониманию предмета соглашения. Важно также, чтобы каждая сторона разбиралась в договорном праве и четко осознавала, какие обязательства она берет на себя, заключая официальный контракт. Двум многоумным и искушенным в контрактном праве сторонам – таким, например, как Samsung и Google, – при выстраивании очень специфического технологического альянса определенно имеет смысл руководствоваться не простыми правилами, а формальным контрактом, оговаривающим все детали. Когда же речь идет о взаимодействии большого числа сторон, простота по эффективности превосходит сложность. Так, простотой отличается имущественное право, где преобладают простые правила («Посторонним вход воспрещен») и существует простой принцип: «Владельцу земли принадлежит воздушное пространство над ней и почва под ней»[93]93
  Это правило известно в формулировке «ad coelum» (от латинского выражения «Cuius est solum, eius est usque ad coelum et ad inferos»), что означает: «Тот, кто владеет землей, владеет как небом над своим участком, так и недрами», то есть права на владение землей распространяются вверх и вниз.


[Закрыть]
. Простые и ясные нормы четко определяют границы частной собственности и однозначно понимаются каждым, кто имеет с ней дело[94]94
  Merrill Thomas W., Smith Henry E. What Happened to Property in Law and Economics // Yale Law Journal. 2001. Vol. 111. P. 357–398.


[Закрыть]
.


Простые правила эффективны, поскольку хорошо делают три вещи. Во-первых, они предоставляют свободу действий, позволяющую не упускать возможности, избегая при этом как излишнего нагромождения правил, так и хаоса от полного отсутствия таковых. Простые правила особенно действенны, когда ситуация зыбка и переменчива, когда гибкость предпочтительнее последовательности и когда выигрыш от использованных возможностей покрывает цену допущенных ошибок. Во-вторых, в большинстве ситуаций простые правила способны подсказать более удачные решения, чем усложненные модели выработки решений, причем быстро, при минимальной потребности в информации и без необходимости глубоко вникать в причины и следствия. Простота облегчает нам запоминание и исполнение этих правил и повышает шансы на то, что мы будем придерживаться их в долгосрочной перспективе. В-третьих, простые правила отлично справляются с организацией сложных коллективных действий, например с поиском пчелами места для нового гнезда, даже когда интеллектуальные способности отдельных членов сообщества ограниченны и ни один из них не в состоянии оценить ситуацию в целом. Следуя ряду простых правил, сообщества могут добиться большего, чем отдельные его участники, действующие в одиночку: например, выбрать лучшее место для гнездования или надежно защитить права на свою интеллектуальную собственность.

Больше всего в простых правилах восхищает их многообразие. Правила ранних иезуитов не имеют ничего общего с правилами здорового питания или правилами поведения пчел. Тем не менее за долгие годы изучения простых правил мы пришли к выводу, что все они стоят на общем фундаменте и подразделяются на шесть обширных категорий. В двух следующих главах мы представим читателю шесть типов правил и расскажем, для чего они нужны и когда эффективнее всего работают. В главе 2 речь пойдет о правилах для принятия решений, в главе 3 – о правилах для практических действий.

Глава 2. Простые правила улучшают решения

В судебных драмах кульминация чаще всего наступает в момент, когда судья возвращается в зал для оглашения вердикта. Однако это всего лишь одно решение в ряду тех, от которых зависит, восторжествует ли правосудие. В большинстве стран судья должен решить, какую меру пресечения применить к подозреваемому: заключить ли его до суда под стражу или выпустить под залог (то есть разрешить внести определенную сумму в качестве гарантии того, что он не скроется от суда и будет являться на все последующие судебные заседания)[95]95
  Berry David. The Socioeconomic Impact of Pretrial Detention. New York: Open Society Foundation, 2011.


[Закрыть]
. В Соединенных Штатах ежедневно дожидаются суда за тюремной решеткой порядка пятисот тысяч человек, а это 20 % от числа всех заключенных в тюрьмах страны. В мире же каждый день примерно три миллиона человек сидят в заключении, хотя не находятся под судом и не признаны виновными.

Выпуск под залог – решение очень ответственное. С одной стороны, отпущенный под залог подозреваемый может быть опасен для невинных потерпевших и общества в целом. Он способен совершить еще одно преступление, скрыться от суда или начать запугивать свидетелей. С другой стороны, заключение подозреваемого до суда тоже влечет за собой определенные издержки – как для него самого, так и для общества в целом. В масштабах общемировой судебной практики срок досудебного содержания подозреваемых под стражей составляет в среднем полгода, а в некоторых странах растягивается на несколько лет. Содержание под стражей до суда лишает обвиняемого возможности выполнять семейные, общественные и трудовые обязанности. Как показало проведенное в Англии исследование, половина мужчин и две трети женщин, имевших на момент ареста работу, теряли ее, если их оставляли под стражей до суда[96]96
  HM Chief Inspector of Prisons. Unjust Deserts: A Thematic Review by HM Chief Inspector of Prisons of the Treatment and Conditions for Unsentenced Prisoners in England and Wales. London: HM Inspectorate of Prisons for England and Wales, 2000.


[Закрыть]
. Чаще всего именно в тюрьме молодые люди окончательно встают на преступный путь и проходят свои первые «криминальные университеты»: согласно одному исследованию, несовершеннолетние правонарушители, которых до суда содержали под стражей, впоследствии были более склонны к рецидивам, чем их сверстники, отпущенные под залог[97]97
  Holman Barry, Ziedenberg Jason. The Dangers of Detention: The Impact of Incarcerating Youth in Detention and Other Secure Facilities. Washington, DC: Justice Policy Institute, 2006.


[Закрыть]
. При этом у первых в три-четыре раза больше риска получить тюремный срок, чем у вторых, хотя криминальное прошлое у тех и других одинаковое. Кроме того, сроки наказания у содержавшихся под стражей обычно оказываются в два-три раза длиннее, чем у тех, кто был выпущен под залог[98]98
  Pretrial Criminal Justice Research / Laura and John Arnold Foundation. Houston, TX: Laura and John Arnold Foundation, November 2013. URL: http://www.arnoldfoundation.org/sites/default/files/pdf/LJAF-Pretrial-CJ-Research-brief_FNL.pdf; Davies C. Pre-Trial Imprisonment: A Liverpool Study // British Journal of Criminology. 1971. Vol. 11, no. 1. P. 32–48.


[Закрыть]
. Тюрьма и так-то место малоприятное, но во многих странах обвиняемым, которым отказали в залоге, она грозит еще и насилием, болезнями и пытками.

Для судей выбор между залогом и содержанием под стражей всегда сложен. Чтобы оценить связанные с ним риски, судья мог бы принимать в расчет множество факторов, в том числе обстоятельства инкриминируемого обвинения, прошлые судимости и аресты, ранее выданные (неисполненные) ордеры на арест, прошлые случаи неявки в суд и факты совершения насильственных действий, постоянство трудовой занятости и проживания, общественные и семейные связи, финансовое положение, психическую вменяемость, склонность к злоупотреблению алкоголем и наркотиками, а также характер и личные качества[99]99
  Van Nostrand Marie, Lowenkamp Christopher T. Assessing Pretrial Risk Without a Defendant Interview. Houston, TX: Laura and John Arnold Foundation, November 2013. URL: http://www.arnoldfoundation.org/sites/default/files/pdf/LJAF_Report_nointerview_FNL.pdf.


[Закрыть]
. Теоретически судьи при вынесении решения о мере пресечения должны руководствоваться определенным набором факторов, предусмотренных в статуте для судей, либо подробно расписанными на этот случай моделями оценки рисков. На практике же они выносят решения о залоге, руководствуясь несколькими простыми правилами. Как показало одно исследование, 95 % решений о выпуске зависят от ответов на три простых вопроса: 1) ходатайствует ли обвинение за условное освобождение под залог или возражает против залога в принципе; 2) налагались ли судьей условия освобождения под залог ранее в данном судебном процессе; 3) настаивали ли предыдущие суды на содержании данного подозреваемого под стражей[100]100
  Dhami Mandeep K. Psychological Models of Professional Decision Making // Psychological Science in the Public Interest. 2003. Vol. 14, no. 2. P. 175–180.


[Закрыть]
. Если ответ на любой из этих вопросов положительный, велика вероятность того, что судья назначит высокий залог или вообще откажет в нем. Что ни говори, а судьи действительно руководствуются простыми правилами.

На первый взгляд, эти правила судей совершенно не похожи на правила, помогающие пчелиной семье искать место для нового гнезда, или те, что подвигали ранних иезуитов к поиску новых форм миссионерского служения. Однако при всей очевидной несхожести простых правил, применяемых в разных сферах, мы установили, что эффективные простые правила неизменно попадают в одну из шести категорий. Правила различаются по типу действия, по времени действия и по легкости их освоения. В этой главе мы сосредоточимся на трех типах правил, которые оптимизируют решения, помогая структурировать выбор варианта и определиться с дальнейшими действиями. Эти правила работают, поскольку легки в применении и дают возможность быстро принимать верные решения во многих жизненных ситуациях.

Базовая разновидность правил принятия решений – правила разграничения. Они помогают сделать выбор между двумя альтернативными вариантами: например, отпустить подозреваемого под залог или оставить под стражей. В ситуациях, когда вариантов много, правила разграничения помогут отделить возможности, которыми стоит воспользоваться, от тех, что не заслуживают внимания. Два других типа правил принятия решений – правила приоритизации и правила отмены действий – требуются нам реже, к тому же их труднее освоить, чем правила разграничения. Правила приоритизации расставляют по степени важности варианты распределения ресурсов – как в ситуациях, когда нужно решить, в какой очередности оказывать помощь раненым или на какие статьи направить средства стартапа. Правила приоритизации особенно полезны в случаях, когда нехватка ресурсов или времени не позволяет сделать все, что полагается, или когда существуют противоположные мнения о том, что следует делать. Правила отмены действий подсказывают, в какой момент нужно изменить решение на противоположное. Они могут задать временной ориентир – определить срок, когда необходимо продать акции, прекратить поиски брачного партнера или начать спуск с коварной горной вершины.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.8 Оценок: 5
Популярные книги за неделю


Рекомендации