» » скачать книгу Улисс

Книга: Улисс -

  • Добавлена в библиотеку: 15 марта 2015, 21:22
обложка книги Улисс автора Джеймс Джойс


Автор книги: Джеймс Джойс


Жанр: Зарубежная классика, Зарубежная литература


Возрастные ограничения: +16
Язык: русский
Язык оригинала: английский
Переводчик(и): Сергей Сергеевич Хоружий, Виктор Александрович Хинкис
Издательство: Иностранка, Азбука-Аттикус
Город издания: Москва
Год издания: 2014
ISBN: 978-5-389-08737-8 Размер: 2 Мб

сообщить о неприемлемом содержимом

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста).
После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Описание книги

Джеймс Джойс (1882–1941) – великий ирландский писатель, классик и одновременно разрушитель классики с ее канонами, человек, которому более, чем кому-либо, обязаны своим рождением новые литературные школы и направления XX века. Роман «Улисс» (1922) – главное произведение писателя, определившее пути развития искусства прозы и не раз признанное лучшим, значительнейшим романом за всю историю этого жанра. По замыслу автора, «Улисс» – рассказ об одном дне, прожитом одним обывателем из одного некрупного европейского городка, – вместил в себя всю литературу со всеми ее стилями и техниками письма и выразил все, что искусство способно сказать о человеке.

Последнее впечатление о книге
  • 951033:
  • 22-10-2019, 22:53

Предуведомление: эта рецензия задумывалась три с половиной года назад в виде интервью, как резонанс, разговор двух только что прочитавших «Улисса» друзей, разделённых сотнями километров, поэтому содержит несколько анахронизмов.

Ещё

951033 Осень в Санкт-Петербурге за последние двадцать лет совершенно не поменялась. Туман сожрал соседний дом, мост и половину телебашни. Парк превратился в водянистую субстанцию из мокрой травы и песка. На газонах появляются загадочные грязевые круги, синие заборы шелестят на ветру. Город превращается в Зону Тарковского. Откуда-то из легковушки за домом как и в 98-м бахает Scooter, только новый, уже восемнадцатый по счёту альбом. Воссоединились хардкор-легенды 90-х МашнинБэнд и вновь как и в 99-м рубят злобную песню про бомбу. Вадим Самойлов приезжает с программой песен Агаты Кристи, будто 97-й на дворе. В общем, ничего не изменилось. И дождь. Дождь не кончится никогда. Он будет лить до тех пор, пока серая Нева не выйдет из берегов и не понесёт свои мутные воды по узким улочкам, топя редких пешеходов. Этот город уйдёт на дно. Туда, откуда он и появился. Илья, а как сейчас с погодой в Москве, столице нашей Родины?

volgov

951033: Кстати, ещё о том, что ничего не меняется: выгляни-ка во двор, ты у себя в Бутово с двенадцатого, я у себя в порту со второго. Видишь, мужик идёт? Он уже две с половиной тысячи лет здесь каждый день вот так вот проходит. Каждый божий день. Иисусе, да он неимоверно поспешает, точно сам диавол его распаляет. Это Улисс. Как раз недавно я прочитал про него один роман. Знаешь, как это бывает - людская предубеждённость зачастую лишает их наивысшего удовольствия открывать неведомое, вот так и я полагал роман про Улисса скучноватым модернистским произведением со списком кораблей, который никто не прочтёт до конца, кому это нужно - увидеть там свои имена? Нет, список кораблей в романе про Улисса конечно же есть, в кавычках, только нарочито невыносимый и издевательский. Но я о том, что уже первые страницы романа про Улисса вызывают улыбку своим грубоватым юморком, так что сразу понимаешь и принимаешь господина Автора. Или вот для меня ещё существует такое понятие как «точка входа в роман». Обычно она, эта точка входа, расположена сразу на первой странице или даже в самом первом предложении. Я так раньше выбирал к приобретению незнакомые мне книжки в магазине: читал первое и последнее предложения, если впёрло - всё, беру. А в романе про Улисса точка входа для меня случилась ни много ни мало, а аж на сто пятьдесят третьей странице, вот, послушай: «Целый особый мир. Кругом бочки с портером, красота. Но крысы и туда забираются. Упьются раздуются с собаку и плавают на поверхности. Мертвецки упившись портером. Налижутся до блевотины как черти». Эти строчки - они как пароль, как знак того, что господин Автор - свой в доску парень и ему можно довериться, как доверяется девственница гинекологу на первом осмотре. Илья, есть ли у тебя свои точки входа в роман об Улиссе, либо в другие романы, и что ты вообще об этом всём думаешь?

Дальше...

volgov:

951033: Это всё прекрасно. Но вот что я ещё придумал. Я часто сравниваю литературу с музыкой: сборники рассказов с альбомами, большие романы с симфониями. Ты скажешь, что так всё время делает 36105997 , и да, отвечу я, но я делаю это гораздо дольше. Поэтому здесь мы не можем не отметить удивительную музыкальность языка господина Автора романа про Улисса, и вот в чём она состоит: смысл в том, что и буквы и ноты - они как клопы на белой блузке. Будучи всего лишь зафиксированными на бумаге, они сами по себе не звучат и не вещают. Роман сам по себе состоит в голове господина Автора, клопы на бумаге - средство его кое-как зафиксировать, далее же роман самореализуется в голове у читателя. И если красота музыки зависит не только от гения композитора, но и от мастерства исполняющего, то почему же красота литературы тогда должна, по убеждению многих, зависеть только лишь от гения литератора? Нет, красота литературы в равной степени, так же как и музыка, зависит от опыта и мастерства ЧИТАЮЩЕГО нотный стан букв. Не господин Автор каждый раз вслух сам читает нам с доверительной интонацией роман, это МЫ САМИ его читаем. И каждый раз мы можем читать его по-новому, надо только подтянуть струны, разучить два новых заковыристых аккорда и распеться. Илья, что ты думаешь об алхимическом браке музыки и литературы? Что ты слушал во время чтения романа про Улисса и повлияла ли эта музыка на восприятие тобой романа?

volgov:

951033: Поистине, чтобы втиснуться в эту нору, надо стать кроликом. Сам господин Автор без стеснения осознавал музыкальность своего текста и бесстыдно использовал приёмчики кабацких песен и всякого такого. В принципе, господин Автор наверное впервые в двадцатом веке сотворил нечто, что позже стали называть битничеством. Он впустил на страницы серьёзной нежанровой литературы похабщину, секс и пьянство с потаскухами, ввёл в повествование мотивы черни и простонародья, которые внезапно стали превалировать в литературе двадцатого века. А снобские сказки про заламывание рук, плак-плак на подоконнике, глядя как дворник метёт улицу, и какое же платье мне надеть сегодня к вечернему коктейлю, остались позади, стали пережитком прошлого. Серьёзная литература перестала быть частной утехой элитарного клуба литературных знатоков. Здесь я хочу привести антиханжескую цитату Ярослава Гашека: «Люди, которых коробит от сильных выражений, просто трусы, и такие слабые люди наносят наибольший вред культуре и общественной морали. Они хотели бы превратить весь народ в сентиментальных людишек, онанистов псевдокультуры. Правильно было когда-то сказано, что человек, получивший здоровое воспитание, может читать все. Осуждать то, что естественно, могут лишь люди духовно бесстыдные, изощренные похабники, которые, придерживаясь гнусной лжеморали, не смотрят на содержание, а с гневом набрасываются на отдельные слова». Словом, всем доморощенным моралистам хочу сказать одно: поцелуй мою благородную ирландскую жопу, ПМБИЖ. Илья, что ты думаешь о похабщине и потрахушках в литературе?

951033: Да, как говорится, и самовар у вас электрический, и сами вы довольно неискренни. У нас на дворе вот уже скоро как сто лет минет со дня публикации романа про Улисса. А совсем скоро грядёт вековой юбилей Великой Октябрьской социалистической революции. Думаю, как и век назад, у нас произойдёт некая смена исторических парадигм, пласты уже потихоньку подвигаются. Я, например, наконец приобрёл новый компьютер, старому уже восемь лет, пора ему в утиль. Или вот, смотри, что у нас сейчас происходит в музыке: самые примитивные, казалось бы, жанры потихоньку выбираются из клоаки в топы, обретают вес и голос. И если среднестатистическая лирика попсовой песни сейчас выглядит как «ЧО ЧО ЧО? ЧО ЧО ЧО!», а многострадальный наш рок всё больше скатывается в «ЧО ННА? ЧО ННА!», то смотри, какие небывалые качественные изменения произошли с русским рэпом за последние лет буквально десять, смотри, какая сила слов и убеждения:

Кто-то самый прошаренный скачал из интернета По-быстрому скинул на флешку телефона К вечеру у половины людей с района Уже стоит на рингтонах, с утра уже на болванках В подозрительных девятках и иномарках И даже без сетки эти треки попадут к вам По холодным туннелям и трамвайным путям Я на седьмом этаже. Это как шестой, но на один повыше Иногда залезаю на крышу И мне не важно откуда дует ветер Лишь бы он не сдувал всякие мои там плюшки и шишки

Или вот ещё:

Совершенству нет предела, значит ты беспредельщица И если этот год с тобой, то в нём всего два месяца Я не лечусь, открыт, словно при мне дворецкий Между нами всё неуловимо, фокус на леске Глаза на мокром месте, Сейшелы И нас молотит, словно кофе, сей жернов Любовь не выспалась, варит себе покрепче с пеной Решая это уравнение с двумя неверными Семь оттенков серого, книголюбы Наши страницы слишком тонкие для этих букв Мы не набили шишек, зато набили руку В пути от станции Москва до станции Разлука

- это просто какой-то небывалый смыслово-качественный рывок. Уверен, через пяток лет русскую литературу тоже ждёт небывалая смена парадигмы и мы получим свой новый роман про Улисса, который будет аукаться нам все ближайшие сто лет. Илья, как ты относишься к революции? К любой, социалистической, музыкальной ли.

volgov:

Свернуть
Остальные комментарии


Комментарии
  • Комментариев: 200
  • Maria Lavrova:
  • 14 мая 2016 06:32 Пользователь offline
скука смертная. не помню, чтобы еще хоть одна книга ввергала меня в такую тоску, уныние и, можно даже сказать, депрессию. я-то возлагала большие надежды на этой произведение (наверное, и автор тоже), но они совершенно не оправдались.
  • Комментариев: 0
  • Добрый Злодей:
  • 3 февраля 2017 16:41
Начните с колобок, оч веселая книга, правда с трагическим концом
  • Mihail_Kazhaev:
  • 1-10-2019, 18:21

Роман Джеймса Джойса «Улисс» претендует на звание самой неподъемной классики.

800-страничная книга рассказывает о летнем дне в городе Дублин образца 1904 года.

Ещё
  • Tombrello:
  • 26-09-2019, 04:05

О, Господи, что это было и как теперь с этим жить?????????? Я "прорывалась" через текстовые джунгли две недели, клевала носом, засыпала, просыпалась, но дочитала.

Ещё
  • AndrejKostrov117:
  • 16-09-2019, 22:52

На самом деле, у меня были большие ожидания по поводу данной книги. И частично, они оправданы. Джойсу удалось в шестьсот страниц впихнуть один день, поэтому детали порой бывают дотошными и ты невольно пролистываешь, когда понимаешь, что описания затянулись.

Ещё
  • MetalloSunstruck:
  • 8-09-2019, 22:52

Это однозначно самая сложная, трудная и вначале не понятная книга, которую я когда либо читала. Самым сложным было не бросить чтение книги на странице 3-4, я не понимала ровным счётом ничего, я даже череду событий не могла уловить, мне казалось, что автор просто текстом пишет набор не связанных слов.

Ещё
  • ananis:
  • 21-07-2019, 21:59

Небольшое предупреждение. Я в литературоведении неофит, и как сказал Д.Быков: «выступаю с позиции нормального читателя, который наслушавшись об этом романе, берется за него и что-то может оттуда выудить».

Ещё
  • Sharku:
  • 12-07-2019, 23:44

Вот то, что вынесено в заголовок - слова не мои, но эта единственная цитата, с которой я соглашусь. Прочитать Улисса целиком - героическое испытание, если кто-то смог осилить каждую главу от и до, особенно последнюю - я вас могу поздравить, ну и тем, кто решил заняться подобным экспериментом - я вам искренне сочувствую.

Ещё
  • angelinalchk:
  • 8-07-2019, 12:59

Думаю книголюбы, особенно любители классики, поймут меня, что всегда себя чувствуешь почему-то слегка виноватым когда «не понял». Любой писатель - творец, достойный уважения.

Ещё
  • SophiePinchuk:
  • 24-06-2019, 21:53

Прочтение романа "Улисс" ирландского модерниста Джеймса Джойса стало для меня настоящим испытанием. Хитросплетение витиеватых изречений и отсылок к весьма неоднозначным событиям из жизни самого автора становится для читателя непроходимыми джунглями.

Ещё
  • wondersnow:
  • 23-06-2019, 22:41
«Каков имеет возраст душа человеческая? Коль скоро прирождён ей хамелеонов талант менять оттенки свои при всякой перемене окрест, быть радостною с весёлыми, печальной с поникшими, ужели не зрим, что и возраст её столь же переменчив, как и её настроенья?».
Ещё

Сей роман можно смело наречь хамелеоном, до того часто он менял свой облик, свою речь, свою суть. Потому я за него и взялась, ибо всякий знает, что "Улисс" – это нечто совершенно необыкновенное в литературном плане. Но была ли я готова к тому, что ожидало меня на страницах этого тысячестраничного тома? Как показала практика, нет. Но я старалась. Пытливые умы в великом поиске. Вот и я изо всех сил продиралась сквозь джойсовские тернии, пытаясь понять, что же он хотел сказать.

А что он, собственно, хотел сказать? На эту тему написано великое множество трудов, где каждый автор пытается хотя бы на миг стать самим Джеймсом Джойсом и суметь понять великий замысел великого. Я не буду читать ни эти работы, ни отзывы учёных, ни рецензии читателей, потому что считаю это излишним. Очевидно, что Джойс в первую очередь писал о своих мыслях и думах, переживаниях и волнениях, смятениях и тревогах. Джойс писал о самом себе. Дублин и его достопримечательности, все герои, как главные, так и причастные, – абсолютно каждая деталь была взята из жизни самого писателя. Издатели, переводчики и прочие провели огромную и поистине выдающуюся работу, приведя текст в порядок и расшифровав многие его моменты, но всё-таки большую часть отсылок, намёков и образов они не раскрыли, ибо о них и их смысле знает только один человек. И сама эта мысль отчего-то волнует. Не может не волновать.

Роман я прочитала за двенадцать лет дней. Подумать только, это ведь даже не половина месяца, отчего же у меня такое чувство, будто я провела с этой книгой несколько лет? Поначалу читать её было легко и очень интересно: как и всякое знакомство, узнавать нового для себя автора и наблюдать раскрытие героев всегда занимательно. А вот затем начались трудности. Практически сразу стало понятно, что сюжет в данном случае вообще никакой роли не играет, здесь нужно следить за мастерской игрой автора, отмечать все тонкости и стараться не потонуть. Это было сложно. Это было чертовски сложно. Тот поток, в котором я оказалась, постоянно норовил унести меня как можно дальше от смысла, поэтому вторая половина действа далась мне с большим трудом. Я до сих пор поражена тем, как Джойс смог задействовать столько литературных стилей, как мастерски он музицировал на каждом из них! Признаюсь, порой было сложно сориентироваться и влиться в правильное русло, но со временем каждый эпизод был преодолён.

Как необыкновенна эта история в стилистическом плане, столь же она банальна в плане сюжетном. Фабула совершенно не пришлась мне по душе. Это первое творение автора, которое я читаю, потому Стивен так и остался для меня по большей частью загадкой, ибо, судя по комментариям переводчика, о нём больше рассказано в ранних работах Джойса. Леопольд был раскрыт со многих граней, здесь пререканий нет, но если поначалу я ему симпатизировала (в определённой степени), то к концу романа он начал вызывать у меня просто дичайшее отвращение, и почему – не знаю. Возможно, всему виной та суть, которой пронзена вся книга: смысл женской измены. Интересные выводы делает Джойс относительно женских измен и выбора спутника жизни в принципе. Я бы могла ещё его понять, если бы его личная жизнь была сумрачной, но ведь у него была верная и любящая жена, которая всяко не подходит под тот образ мысли, коим жила Молли. При всём при этом суждения Джойса о женщинах в целом были симпатичны, ибо он их ценил, он ими восхищался, он им сочувствовал, и это ещё больше озадачивало меня. Знаю, что многие женщины высказывали ему своё мнение на сей счёт, он же загадочно улыбался с тем смыслом, что уж ему лучше знать. Да, конечно. Всё-таки ревность – это страшная вещь. С той поры, что он встретил Нору, и до самой своей смерти, всё это время он был одержим съедающей ревностью, бессмысленной и беспощадной, потому такие выводы и делал, облекая всякую особь женского пола под одно-единственное описание. Это, на мой взгляд, неправильно.

О таком значимом романе можно разговаривать и разговаривать, ибо почва благодатная. Но в этом нет особого смысла. Мне хочется покончить со всякой мыслью об этой книге, забыть на время леопольдов, стивенов и молли, очистить свой разум, опустошить свою душу, начать что-то новое. Ибо это был тяжёлый путь. Очень. Но я довольна тем, что я смогла его преодолеть. Можно сколько угодно рассуждать о стилях и сюжете, о смыслах и отсылках, кто-то останется от прочитанного в восторге, кто-то разочаруется, но одно неизменно: это великий труд. Впрочем, и вся наша жизнь – это труд, каждый её день – это труд, и всё что нам остаётся – это плыть по её течению да не бояться самой главной встречи, которую никому из нас не удастся избежать: встречи с самим собой.

«Каждая жизнь – множество дней, чередой один за другим. Мы бредём сквозь самих себя, встречая разбойников, призраков, великанов, стариков, юношей, жён, вдов, братьев по духу, но всякий раз встречая самих себя».
Свернуть
Добавить комментарий
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Популярные книги за неделю

Рекомендации