Электронная библиотека » Джейн Кренц » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Семейный мужчина"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:29


Автор книги: Джейн Кренц


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Джейн Энн Кренц
Семеный мужчина

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Если придерживаться фактической стороны вопроса, то Люка Гилкриста никак нельзя было назвать «ублюдком», хотя вот уже тридцать шесть лет он исполнял эту роль, целиком и полностью отдавшись своему амплуа.

«Гилкристы всегда с жаром предавались тому, что делали», – напомнила себе Кейти уэйд, выбираясь из машины. Над этой семейкой легко посмеяться, если на минуту забыть о том, что они чертовски опасны.

Кейти решительно взяла свой кейс и направилась к террасе старого, потерявшего вид под воздействием стихии дома. Люк Гилкрист праздно стоял в дверях, поджидая ее, словно ястреб, караулящий, пока мышка высунется из своей норки. Он был не один. Крупная черная собака неизвестной породы ждала вместе с ним, держа в зубах большую металлическую миску.

Кейти никогда раньше с Люком не встречалась, но все эти годы Гилкристы окружали ее, поэтому она отлично знала такую разновидность людей. Молодая женщина узнала бы члена их семьи повсюду. Как она говорила брату и секретарше, клан Гилкристов напоминал ей сборище рослых, элегантных ведьм и колдунов.

Кейти это пришло в голову вовсе не оттого, что иссиня-черные волосы, аристократические черты и редко встречающиеся зеленые глаза являлись семейным отличием. Все дело состояло в непонятной зловещей ауре, исходившей от них. За аристократической внешностью скрывалась странная, достаточно гнетущая темная душа.

По мнению Кейти, Гилкристы от природы впадали в крайности, становясь либо холоднее льда, либо обжигающе горячими. Спокойная, уравновешенная середина редко встречалась среди них.

Гилкристы кипели. Они вынашивали какие-то планы. Идея пойти своим путем легко становилась навязчивой. В этой семье могли годами таить злобу против кого угодно.

Гилкристы слыли умными, даже гениальными, но их никогда не интересовали светлые стороны жизни. Для них существовали только страсть или страдание, победа или поражение. Люк как раз пользовался такой репутацией. Кейти не могла себе представить Гилкриста в игривом настроении.

Только говоря о деньгах или мести, эти люди поддавались эмоциям, отдаленно напоминающим счастье.

Кейти представилась возможность все хорошенько обдумать за эти несколько лет, но, честно говоря, ей так и не удалось узнать, с чем же связано то отсутствие светлого, которое она ощущала в членах клана. Иногда ей казалось, что это происходит от их излишней амбициозности. А в другое время она приходила к выводу, что это результат странного сочетания генов. Но порой Кейти говорила себе, что семейные проблемы возникли из-за многолетнего железного правления главы клана – Джастины Гилкрист.

Но лишь в одном Кейти никогда не сомневалась – с ней Джастина обращалась хорошо, и молодая женщина была ей очень обязана. Но это вовсе не означало, что Кейти не собиралась вырваться из лап Гилкристов как можно скорее. Такая возможность наконец-то замаячила на горизонте. Стала почти осязаемой. Но прежде всего ей следовало убедить основного колдуна вернуться в лоно семьи.

Люк Гилкрист, сам не подозревая об этом, стал для Кейти пропуском на свободу.

Идя по дорожке к дому, молодая женщина осторожно рассматривала его. Ее беспокоило растущее чувство неловкости. «Странное ощущение», – мелькнула мысль, хотя она привыкла иметь дело с Гилкристами. Вся штука заключалась в том, чтобы не принимать их настолько же серьезно, насколько они относились к себе сами.

Но по какой-то причине именно этот Гилкрист удивительным образом воздействовал на ее чувства. Может быть, оттого, что он ей был необходим. Ее собственное будущее теперь связано с ним.

Люк казался типичным представителем своего клана, выставляющим напоказ всю грацию хищника. Ввиду того что Кейти хорошо знала семейные легенды, окружающие его, для нее не осталось тайной, что мужчине тридцать шесть, на восемь лет больше, чем ей. В его черных волосах уже пробивались серебряные нити.

Зеленоватые льдинки в его глазах, вероятно, застыли там с самого его рождения.

Для Кейти, с ее ростом в пять футов и четыре дюйма, Гилкристы казались удручающе высокими. А этот экземпляр самый высокий из всех, виденных ею раньше, – шесть футов плюс один или два дюйма. Когда молодая женщина приблизилась, то Гилкрист буквально навис над ней. А Кейти просто ненавидела подобное.

Подойдя к ступенькам, она не смогла не заметить, насколько Люк похож на гигантского черного пса, вертящегося у его ног. У обоих мощная мускулатура и ледяной взгляд. «Из этих двоих, – решила Кей-ти, – встретиться в темной аллее я предпочла бы с собакой». Животное казалось намного благоразумнее своего хозяина.

Ступив на нижнюю ступеньку, Кейти опасливо покосилась на собаку со злобными глазами, потом посмотрела вверх на мужчину, стоящего в выжидающей позе на пороге. Она подумала, что весь ее опыт общения с семьей свелся к нулю. Заговорить о погоде? Да, верно, Гилкристы всегда начинают беседу с рассуждений о погоде.

Ветер, завывающий у нее за спиной, нес шторм с океана. Внизу волны, бьющиеся об одинокий, обдуваемый ветрами утес, вспенились белыми гребешками. В любую минуту несущийся через океан дождь мог пролиться на землю.

Кейти проделала долгий путь от городка Дрэген-Бей, штат Вашингтон, расположившегося на побережье севернее Сиэтла, до этого безлюдного уголка в Орегоне. И тем не менее ей вдруг неожиданно захотелось вновь очутиться в своей машине и вернуться домой. Неважно, что придется провести за рулем всю ночь. Ей хотелось, чтобы эта неприятная экспедиция завершилась как можно скорее.

– Я полагаю, что вы и есть Люк Гилкрист, – заявила Кейти.

Она давно выучила, что с Гилкристами следует быть настойчивой. Они имели склонность к тому, чтобы переехать прочих смертных и даже не заметить этого.

– Я-то Гилкрист, – отозвался Люк. – А вы кто, черт бы вас побрал?

– Кейти Уэйд, личный помощник вашей бабушки. – Она еще крепче вцепилась в ручку кейса, стараясь не замечать, как его низкий голос раздражает ее нервные окончания. «Да что же это со мной такое?»– гадала молодая женщина. Гилкристы никогда так на нее не действовали.

– Ах, мисс Уэйд, – негромко протянул Люк. – Я так и думал, что рано или поздно вы должны появиться.

– Я неделями пыталась до вас дозвониться, мистер Гилкрист, оставив не менее двенадцати сообщений на автоответчике. Послала четыре письма и две телеграммы. И я знаю, что вы их получили. У меня есть квитанции, вы их подписали.

– Ну и что? – Люк прислонился плечом к косяку и посмотрел на нее взглядом вампира, запатентованным Гилкристами.

Кейти пришлось признать, что этот Гилкрист выглядит лучше всех в семье. Она нашла, что его тревожные зеленые глаза смущают больше, чем взгляд остальных членов семьи.

В глазах Люка было нечто гипнотизирующее. У Кейти закружилась голова, словно она падает в омут зеленого пламени. Странное ощущение необычного возбуждения зародилось где-то в глубине ее существа.

В отчаянии молодая женщина постаралась отвести взгляд от глаз Люка и прийти в себя, рассматривая его одежду.

Люк был одет в облегающий черный свитер с высоким воротом, черные брюки и короткие черные сапоги. Такой наряд лишь подчеркивал естественную элегантность его худощавого тела. Судя по всему, все Гилкристы питали склонность к черному цвету, лучше всего подходящему к их сложным натурам.

И все члены клана обладали отличными белыми зубами.

А то, что вы не соблаговолили мне ответить, мистер Гилкрист. – Кейти откинула упавшие на глаза пряди рыжих волос, растрепанных ветром, и посмотрела на него снизу вверх.

– Я никогда не отвечаю людям, обращающимся ко мне от имени Джастины Гилкрист или компании «Гилкрист, инк.». – Он оглядел женщину от макушки до очень высоких каблуков желтых туфель. – В этом нет ничего личного.

Кейти почувствовала, что заливается гневным румянцем под его изучающим взглядом. На какой-то миг ей показалось, что в этом разглядывании было нечто волнующе чувственное. Но она тут же сказала себе, что это лишь игра воображения. Ни один из Гилкристов никогда не обратит на нее внимания. Определенно, она не в их вкусе.

Да и они не принадлежат к тому типу людей, какой нравится ей.

В это мгновение огромная собака, чья голова была похожа на змеиную, начала подвывать от голода. Губы псины растянулись вокруг миски, которую она держала в зубах. Из пасти текла слюна.

Кейти взяла себя в руки.

– Послушайте, мистер Гилкрист, вы не будете возражать, если я зайду в дом? Дождь начинается.

И она стала смело подниматься по ступенькам, отлично зная, что если дожидаться приглашения, то ей придется простоять на улице в течение всего их разговора. Гилкристы способны на почти убийственное очарование, но только в том случае, если им это выгодно. Кейти догадывалась, что Люк вовсе не считает ее достойной какого-либо усилия с его стороны.

Чувствовалось, что и Люк, и его собака колеблются, пока женщина шла им навстречу. Наконец, пожав плечами, хозяин отступил в холл.

– Черт побери! Вы явились сюда и, судя по вашему виду, принадлежите к категории людей, кто без борьбы не сдается. – Люк посмотрел вниз на собаку. – Прочь с дороги, Зик. Смотри, как леди будет входить в дом.

Красные глаза Зика взглянули на Кейти. Он негромко взвыл еще раз, обнажив огромные клыки. Потом пес неохотно повернулся, мягко пошлепал в холл и скрылся за углом в комнате, вероятнее всего в гостиной.

– Почему он все время носит свою миску? – запинаясь, поинтересовалась Кейти.

– Зик никогда никуда не ходит без нее.

– Понятно. А какой он породы?

– Будь я проклят, если знаю. Он забрел во двор пару лет назад и остался. Зик обладает множеством качеств, необходимых для живущих со мной под одной крышей. Его почти не слышно, он не требует к себе внимания и не докучает прислуге.

– Ну что ж, я постараюсь не захлебнуться очаровательным гостеприимством, лично вашим и вашей собаки. – Кейти проворно вошла в дом, поставила кожаный кейс на пол, покрытый старым линолеумом, и начала расстегивать пуговицы сияющего солнечной желтизной жакета.

Собираясь на эту встречу, она выбрала желтую шелковую блузку и очень узкую зеленую юбку. Трудно было предугадать, как именно следует одеться для сражения с загадочным внуком Джастины, но Кейти достаточно знала о Гилкристах, чтобы не забыть об очень высоких каблуках.

– Знаете ли, вы попусту тратите время, – заговорил Люк.

– Только мне судить об этом. – Она подчеркнутым жестом протянула ему свой жакет.

Люк посмотрел на него с видимым отвращением и даже не пошевелился, чтобы взять у нее жакет.

– Нет никакого смысла его вешать. Вы здесь долго не пробудете. Бросьте его на стул в прихожей.

Кейти стиснула зубы и перекинула жакет через руку. Потом снова взялась за ручку кейса и последовала за негостеприимным хозяином по коридору. Люк Гилкрист оказался еще более невыносимым, чем она себе представляла.

Да и чего, собственно, могла она ожидать от человека, с самого рождения не побеспокоившегося найти общий язык со своими бабушкой, дядей, двоюродными братом и сестрой? Его отец, Торнтон Гилкрист, бросил вызов Джастине, женившись на матери Люка – Клео, поэтому их отпрыска почти с момента его зачатия все остальные члены семьи иначе как Ублюдком не величали.

И он точно заслужил это прозвище.

Люк шел впереди по коридору, не поворачиваясь, поэтому у Кейти появилась возможность получше рассмотреть его. Впечатление, что он очень высокого роста, оказалось несколько обманчивым. Может быть, пять футов одиннадцать дюймов, возможно, шесть футов, не больше. «Не так уж и велик», – подумала Кейти. Ее семнадцатилетний брат Мэтт почти такой же.

Но Мэтту было далеко до широких плеч и мощной жилистой фигуры Люка. Большая разница между юношей и мужчиной, и это различие называется силой.

«Гладкое, поджарое тело Люка вполне бы подошло молодому воину, – решила Кейти, – но вот глаза он взял от старого колдуна». Вдруг без всякой видимой причины по ее телу пробежали мурашки.

А позади Кейти парадная дверь содрогалась под сильными ударами шторма, налетевшего с Тихого океана. Когда она вошла следом за хозяином в убого меблированную гостиную, дождь лил как из ведра, колотя по оконным стеклам. Зик растянулся на полу рядом с камином. Его миска лежала рядом. При появлении Кейти пес открыл один глаз и тут же быстро закрыл его.

– Садитесь. – Люк подхватил кипу газет «Уоллстрит джорнэл», сложенных в кресле, и бросил их на кофейный столик, уже и так погребенный под последними выпусками «Форчун», «Бэрронз»и прочих мелких независимых финансовых изданий.

– Спасибо. – Кейти осторожно села, стараясь не поднимать облака пыли. Она боялась, что потертые подушки изрядно пыльные.

Ставя на пол кейс, молодая женщина исподтишка оглядела комнату. Трудно поверить, что Люк Гилкрист так же легко делает деньги, как другие люди их теряют. В гостиной не было ничего такого, что свидетельствовало бы о приличном доходе. Судя по всему, хозяин не собирался тратить ни цента на свой дом.

Неожиданно для себя Кейти почувствовала легкий шок. И приложила все силы, чтобы справиться с этим ощущением. Все Гилкристы, с которыми она была знакома, любили хорошие вещи. Если не считать черного «ягуара», увиденного ею во дворе, ничто не говорило о том, что Люк унаследовал эту семейную черту.

По правде сказать, дом, возвышающийся на скалистом утесе над изрезанным побережьем Орегона, выглядел ужасно, но вряд ли по вине архитектора. Совершенно ясно, что Люк не вложил ни доллара в восстановление старой постройки.

Мебель производила впечатление собранной из остатков дешевых распродаж. Выцветшие драпировки украшал цветочный рисунок, но распознать вид цветов уже не представлялось возможным. Ткани было не меньше тридцати лет. Усеянный многочисленными пятнами плетеный ковер лежал под шаткими металлическими ножками покрытого рубцами кофейного столика.

– Раз уж вы приехали в такую даль, – проговорил Люк, изящно растягиваясь в продавленном кресле наискосок от Кейти, – то выкладывайте, что хотели сказать, и можете уезжать.

Губы Кейти вытянулись в тонкую полоску. Люк действовал ей на нервы, но она не позволит ему третировать ее. Даже Джастина не пользовалась подобной привилегией.

– Мне кажется, что вы отлично знаете, почему я здесь, мистер Гилкрист.

– Называйте меня Люком. А я собираюсь звать вас Кейти. – Его губы тронула насмешливая улыбка. – Мы с Зиком не придерживаемся строгого этикета в этом вопросе.

Кейти подняла одну бровь и многозначительно оглядела пришедшую в упадок гостиную.

– Как я понимаю, вы не слишком большой приверженец соблюдения формальностей.

– В отличие от моей бабушки, – соглашаясь, заметил он.

– Что вы можете знать об отношении Джастины Гилкрист к подобным вещам? – возразила Кейти. – Вы с ней даже не знакомы.

– Однажды я встречался с ней. Она присутствовала на похоронах. Этого оказалось достаточно. Эта женщина не настолько заинтересовала меня, чтобы мне захотелось ближе познакомиться с ней.

Кейти вздрогнула. Меньше всего на свете она хотела пробудить в нем старые болезненные воспоминания. Кейти знала, что его родители и молодая красавица-жена Ариэль погибли в авиакатастрофе три года тому назад. Они летели в Лос-Анджелес, чтобы встретиться с Люком. Предстояло открытие нового заведения из сети первоклассных ресторанов, построенных Люком и его отцом в Калифорнии.

Рестораны, созданные Торнтоном и Люком Гилкристами на Золотом побережье, оказались более прибыльными, чем те, которыми в Сиэтле владела Джастина. Между двумя корпорациями не существовало открытого соперничества, потому что они никогда не соседствовали в одном и том же городе. Но скрытая конкуренция всегда присутствовала, и все в семье знали об этом. Торнтон Гилкрист дал себе слово доказать Джастине, что не нуждается ни в ее обществе, ни в поддержке, для того чтобы добиться успеха, и сделал это. Люк шел по стопам своего отца.

Тем не менее спустя несколько месяцев после похорон он продал все рестораны, которыми владел его отец. Прокатился слушок, что на продаже Люк нажил целое состояние, хотя в тот момент рынок был перенасыщен. Чем бы Люк ни занимался, он всегда делал деньги.

Он не стал создавать новый ресторан, а использовал свои деловые качества для финансирования компаний в различных областях производства продуктов питания и напитков. Благодаря чему открылись новые рестораны, их цепочка стала больше, возникали новые компании. Из того, что Кейти удалось узнать, выходило, что Люк организовывал сделки, брал значительные комиссионные и исчезал со сцены. Очевидно, он потерял всякий личный интерес в ресторанном бизнесе, вошедший в кровь трех поколений его семьи.

Кейти сделала глубокий вздох и постаралась, чтобы в ее голосе зазвучали примирительные нотки. Это далось ей с трудом. Люк Гилкрист бесконечно раздражал ее.

– Я собираюсь сказать вам, что ваша бабушка хочет положить конец вражде, существовавшей все эти годы между ею и вашей ветвью семьи.

Взгляд Люка по-прежнему ничего не выражал.

– Никакой вражды нет.

– Как вы можете так говорить?

Он пожал плечами.

– Между нами не было того, что вы могли бы назвать близкими родственными отношениями, но не было и никакой вражды. Вражда предполагает какие-то действия, продолжающуюся войну. Я не настолько заинтересован в Джастине или других членах семьи, чтобы устраивать сражения с кем-либо из них.

Кейти снова вздрогнула. До нее дошло, что при сложившихся обстоятельствах клан Гилкристов может считать, что ему очень повезло. Если бы Ублюдок начал против них войну, они бы оказались в куда худшем положении, чем сегодня.

– Люк, я здесь для того, чтобы попросить вас забыть прошлое, – спокойно продолжала Кейти. – Ваша семья в вас нуждается.

В глазах Люка промелькнули одновременно и боль, и холодная ярость. Потом все исчезло, снова уйдя в скрытые глубины его души.

– Моя семья погибла.

Молодая женщина посмотрела через комнату на уснувшего Зика.

– Я понимаю вашу потерю. Мои родители утонули, катаясь на лодке, когда мне исполнилось девятнадцать. Из всей нашей семьи остались только брат и я.

Воцарилось короткое напряженное молчание.

– Прошу прощения, – наконец нарушил тишину Люк. Его голос чуть потеплел. Он замолчал, потом снова заговорил:

– Какого черта вы работаете на мою бабушку?

– Она была достаточно добра, дав мне работу, когда я в ней отчаянно нуждалась.

– Что вы говорите? – Люк заинтересованно посмотрел на нее. – И насколько же сильно вы отчаялись?

Кейти заколебалась, подбирая слова.

– Когда погибли мои родители, денег осталось немного, если не считать небольшого фонда, отложенного для образования моего брата. Как выяснилось, отец балансировал на грани банкротства в течение двух лет перед своей смертью. Когда он умер, в финансовом отношении все рухнуло.

– То есть вы оказались совершенно разорены?

– В сущности, да. Мэтту тогда исполнилось восемь, и мне необходимо было срочно найти работу, чтобы он мог остаться со мной. В то время я была всего лишь студенткой-второкурсницей. И не имела никаких шансов получить работу.

– И вы говорите, что моя бабушка предложила вам работу личного помощника по доброте душевной? С трудом верится. Джастина Гилкрист никогда не пользовалась репутацией милосердного человека.

– Но все сказанное правда, – решительно заявила Кейти. – И теперь я стараюсь отплатить ей тем, что стала лучшим помощником, которого она когда-либо имела. А сейчас мне бы хотелось вернуться к существу дела, если вы не возражаете.

– Поберегите силы. Мой ответ – нет.

– Мне кажется, что вы не до конца понимаете ситуацию, – резко возразила Кейти.

– Конечно, понимаю. «Гилкрист, инк.»в затруднительном положении. Здоровье моей бабушки значительно ухудшилось за последнюю пару лет. Сколько ей сейчас? Восемьдесят один? Восемьдесят Два?

– Восемьдесят два, – подтвердила молодая женщина.

– В течение многих лет она управляла своим королевством и наконец потеряла хватку. По меньшей мере два ресторана причиняют ей серьезные неприятности. Продукция новой линии замороженных закусок «Гилкрист гурме» не находит достаточного для выживания предприятия сбыта на рынке. Представители высших сфер управления компании потеряли покой, потому что у Джастины нет явного преемника. Они начинают беспокоиться о своем собственном будущем, а лучшие из них уже бегут с корабля.

Кейти неуютно заерзала. Все, что он сказал, было истинной правдой. Также предполагалось, что все эти сведения совершенно секретны.

– Вы отлично осведомлены.

– Информация помогает мне зарабатывать на жизнь. Я дышу ею, как прочие дышат кислородом.

– Понятно. Что ж, раз вы, судя по всему, представляете финансовую сторону вопроса, я не стану вдаваться в подробности. Мне бы только хотелось заметить, что «Гилкрист, инк.»– не просто обычная безликая компания. Это ваш семейный бизнес. Я полагала, что вы станете испытывать некое чувство сопричастности.

Улыбка у Люка вышла мрачноватой.

– Даете мне возможность исправиться.

– Отлично. И хотя вы не питаете никаких теплых чувств к Джастине, – Кейти попыталась зайти с другой стороны, – вы должны чувствовать ответственность за ваших родственников, несмотря на проблемы, существовавшие между вашей бабушкой и вашим отцом.

– Я ничего подобного не испытываю. – Черные брови Люка чуть поднялись. – Чувствовать ответственность, надо же!

– Господи, как вы можете так относиться к тому, что случилось еще до вашего рождения? Ссора произошла между Джастиной и вашим отцом, а не между вами и ею.

– Немножко больше, чем ссора, – сухо поправил ее Люк. – Моя бабушка вычеркнула отца из завещания и прямо оскорбила мою мать. Джастина объявила меня ублюдком еще до рождения и ясно дала понять, что не считает меня ни наследником, ни истинным членом семьи. Кстати, я-то этому только рад. Мне не нужны ни ее деньги, ни ее едва барахтающийся ресторанный бизнес.

– Это очевидно, – ответила Кейти, стараясь сохранить спокойный тон. – Но дело в другом.

– Мой отец тоже не нуждался в деньгах своей матери, – продолжал Люк, словно не слыша ее слов. – Он начал с нуля, после того как Джастина лишила его наследства. Стал управляющим маленького ресторанчика в Калифорнии, где дела шли совсем не блестяще. Отец выправил положение и выкупил ресторан у владельца. И после этого уже ничто не могло остановить его. К моменту его гибели мы с ним владели семью лучшими ресторанами в Калифорнии.

– Люк, ваша бабушка уважает достижения вашего отца. Она также признает все сделанное вами. Но теперь Джастина и остальные члены семьи нуждаются в вас. Я уверена, что у вас хватит доброты, чтобы помочь им. В этом замешано слишком много невинных людей. Как вы можете отвернуться от них?

– Точно так же, как бабушка отвернулась от моих родителей тридцать семь лет назад.

Кейти на мгновение закрыла глаза, а потом снова взглянула на Люка в упор.

– Никаких сомнений. Вы, точно, внук Джастины. Чистой воды глупейшее упрямство – такая же семейная черта, как и цвет глаз. Господь свидетель, я не могу понять, почему все еще пытаюсь вразумить вас.

– Вы беспокоитесь потому, что Джастина Гилкрист платит вам зарплату. Поэтому, когда она велит прыгать сквозь обруч, вы прыгаете. Как долго вы намереваетесь, ради моей бабки, Кейти?

Она вздохнула.

– Вы и есть последний обруч. Я надеюсь распрощаться со своим местом в «Гилкрист, инк.»в самом ближайшем будущем.

Глаза Люка потемнели.

– Что, наконец-то надоело работать на эту старую суку?

– Не смейте никогда больше в моем присутствии называть так вашу бабушку, – резко бросила Кейти. Ее вывела из себя его невыносимая грубость. – Вам понятно?

Такая реакция заставила Люка задумчиво улыбнуться. Он откинулся назад в своем кресле и закинул ноги на ободранный кофейный столик.

– Здорово она подмяла вас под себя, а?

– Я уже сказала вам, что благодарна ей. Если на то пошло, мне нравилось работать на нее.

Ироническое выражение не сходило с лица хозяина дома.

– Да бросьте!

Кейти вспыхнула.

– По большей части, – добавила она, повинуясь чувству врожденной честности. – Во всяком случае, уверяю вас, она была невероятно щедра ко мне. Я многое узнала о бизнесе такого, чего не смогла бы узнать при других обстоятельствах.

– Так почему же вы так решительно настроены расстаться со своей работой?

– Я ухожу из корпорации, поскольку готова привести в исполнение собственные планы и организовать свое дело.

– Что за планы? – лениво поинтересовался Люк.

Кейти настороженно посмотрела на него. Стоит ли позволять ему выспрашивать о ее намерениях? Уверенности в этом не было. Гилкристы могут быть неискренними.

– Я собираюсь открыть маленький ресторанчик.

– Как забавно! – Люк одарил ее натянутой улыбкой. – Я надеюсь, вам известен уровень провалов в ресторанном бизнесе.

– Я знаю, что он довольно высок.

– Через пару лет три из четырех разоряются, – впервые в голосе Гилкриста послышалось что-то почти жизнерадостное.

Терпение Кейти подходило к концу.

– Так как я не плачу вам за консультацию, я была бы крайне признательна, если бы вы воздержались от советов. Когда они мне понадобятся, я вас об этом попрошу. А пока вы могли бы держать свое профессиональное мнение при себе.

Люк нахмурился.

– А с Джастиной вы когда-нибудь так говорите?

– Джастина редко раздражает меня так, как это удалось вам. – Кейти поднялась с кресла и подошла к окну. Сложив руки за спиной, она засмотрелась на вздыбленный штормом океан и глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. – Мне бы хотелось, чтобы вы все как следует взвесили, прежде чем полностью отказаться от мысли помочь своей семье.

– Здесь нечего взвешивать. Во всяком случае, нет ничего такого, чем бы я особенно дорожил.

– Как вы можете быть таким бессердечным? – Кейти снова повернулась к нему. Боковым зрением она заметила, что Зик поднял голову и пристально на нее смотрит. – Подумайте о ваших тете и дяде.

– С какой стати?

– Господи, да ваш дядя Хейден – художник. И отличный художник, как выяснилось. Но у него абсолютно нет способностей к управлению «Гилкрист, инк.». Он не сможет сменить Джастину.

– Я знаю.

– Морин, его жена, владеет галереей. Она хорошо разбирается в искусстве, но ничего не понимает в производстве еды и напитков. Ей тоже не справиться с бизнесом.

– Насколько я вижу, вы здорово впутались во все это.

– А что касается вашей двоюродной сестры Иден и двоюродного брата Дэррена, – безнадежно продолжала Кейти, – то ваша бабушка считает, что они тоже не обладают такими способностями. Иден шесть месяцев назад пережила ужасный развод и с тех пор очень подавлена.

– Наймите ей врача.

– Ей не нужен врач, ей нужна поддержка семьи, – возразила Кейти. – И ваш кузен Дэррен меня тоже волнует. Последнее время он как-то странно себя ведет. У него что-то не так, но внук Джастины не хочет об этом говорить.

– Вы всегда обо всем так беспокоитесь?

– У меня есть на это право. Предполагается, что я должна управляться со всем этим, но в одиночку мне не удастся. Это ваша семья. Вы должны навести порядок. – Сложив руки на груди, Кейти заходила по комнате. – Все рушится. Я должна что-то сделать.

– А почему бы вам просто не бросить вашу работу? Судя по всему, это самый простой выход из сложившейся ситуации, – предложил Люк, следя за ее перемещением по гостиной.

– Я не могу просто уйти. До тех пор, пока не сделаю все, что от меня зависит, чтобы помочь Джастине спасти «Гилкрист, инк.». Как вы не понимаете! Я ее должница.

– Только потому, что она дала вам работу?

– Да.

– У меня для вас новость. Сообразительные служащие не настолько преданы. Не сейчас и не сегодня, никогда не возвращайте ей долг.

Кейти повернула голову так, чтобы встретиться с ним взглядом.

– А что вы знаете о преданности?

Люк сурово поджал губы.

– Я не нуждаюсь в подобных лекциях, Кейти Уэйд.

Она прищелкнула языком.

– Это нас никуда не приведет.

– Согласен.

– Отлично. Я не собираюсь больше тратить время, взывая к вашему явно не существующему чувству ответственности за семью. Попробуем взяться за дело с другой стороны. Вы не смогли бы рассматривать спасение «Гилкрист, инк.» как своего рода профессиональный вызов?

Люк сверкнул зубами в усмешке.

– Вы настойчивы. Должен отдать вам должное. Есть ли что-то такое, что может сбить вас с намеченного?

– Вам не удастся от меня избавиться. Вы мне нужны.

Гилкрист выгнул бровь.

– Вы уверены?

Кейти заметила, как блеснули его глаза, и ей стало жарко от смущения. Ну и идиотский же оборот она выбрала. Ведь он Гилкрист, так что наверняка истолковал ее слова самым худшим образом.

– Вы нужны нам всем. Как вы не понимаете? – Она подумала о тех проблемах, что поджидают ее по возвращении в Дрэген-Бей. Только не сдаваться. – Правда, у нас есть Фрейзер. Не представляю, что бы мы без него делали. Но Фрейзеру одному с этим не справиться. Джастина никогда не позволит ему самому управлять компанией.

– Кто такой Фрейзер?

– Что? – Женщина нахмурилась, сбитая с толку вопросом. – Ах, Фрейзер! Фрейзер Стэнфилд – исполнительный директор вашей бабушки. Он занимается делами в штаб-квартире корпорации с тех самых пор, как Джастина стала потихоньку отходить от активного участия в управлении. Фрейзер отлично справляется, но для вашей бабушки главное то, что он не Гилкрист.

– Он также предан, как и вы?

– Ну почти в той же мере. Как я уже сказала, он отлично справляется. Я стараюсь помочь, но я личный помощник Джастины, а не исполнительный директор. Координирую все настолько хорошо, насколько могу, но я тоже не ношу фамилию Гилкрист. По мнению Джастины, только Гилкрист может управлять корпорацией. Вы должны вернуться домой, Люк. Вот и все. Это ваш долг.

– Мне ничего не нужно от «Гилкрист, инк.», и это окончательное решение. Если не можете вбить это себе в голову, вы еще более твердолобы, чем я, хотя вы меня в этом и обвиняете.

Кейти смотрела на него с чувством гнева и отчаяния одновременно. «Он действительно думает так, как говорит», – сообразила она. До него не достучаться. Люк уже принял решение, и обжалованию оно не подлежит.

У него слишком много общего с его бабушкой.

Кейти остановилась прямо перед ним, уперев руки в бока.

– Знаете что, Люк Гилкрист? Вам должно быть стыдно за самого себя.

– Пощадите!

– Нет, я не собираюсь вас щадить. Вы получите то, что заслужили. – Рычание Зика на мгновение остановило ее. Кейти взглянула на собаку, потом снова перевела взгляд на ее хозяина. – Мне безразлично, вы можете натравить на меня вашего монстра. Я все равно скажу все.

– Не беспокойтесь. Я не думаю, что Зик вам ровня.

– Вы находите это забавным? – поинтересовалась Кейти.

– Не слишком, но это интересно. Вы уж точно оживили мой день. А ведь время после полудня не обещало ничего, кроме скуки.

– Держу пари, что этот день обещал стать скучным, – парировала Кейти. – Уверена, что каждый ваш день скучен, и каждое утро тоже. А уж про вечера я вообще не говорю.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации