» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Вторая книга мечей"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 14:58


Автор книги: Фред Саберхаген


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Небольшая ширина тоннелей позволяла людям продвигаться только цепочкой, по одному.

– Мы добрались до третьей печати, – сказал Дун и поднял меч, словно приветствовал достойного противника.

Глава 11

Дун стоял у помоста и медленно поворачивался, нацеливая Путеискатель на темные отверстия тоннелей. Марк, наблюдая за его лицом, увидел, что барон нахмурился. Похоже, ему что-то не понравилось в руководстве меча.

Индосуар, посмотрев на клинок, нетерпеливо сказал:

– Здесь не может быть никаких сомнений. Путеискатель показывает, что нам надо идти туда.

Маг указал длинным искривленным пальцем на один из тоннелей. Раздраженный его советом, барон рассек воздух мечом.

– Пару мгновений назад он указал мне на тот проход. Я могу поклясться в этом. А теперь он вдруг выбрал другое место.

– Да, теперь он туда не указывает, – согласился Индосуар. Немного помолчал и добавил: – Ваша рука могла дрогнуть. Или, возможно, свет лампы мигнул…

– Мои руки не дрожат! И мне не нужен свет, чтобы чувствовать вибрацию клинка!

– Возможно, в конце первого тоннеля находится часть сокровищ, – вмешался в их беседу Бен. – А в конце второго – основное хранилище. Поэтому меч сначала выбрал первый проход, а потом второй. Я так понимаю его указания.

– Или сокровищница перемещается с места на место, когда вы направляетесь к ней, – предположила Ариан.

Голос девушки был таким веселым, что Дун сердито посмотрел на нее.

– Вряд ли мы настолько близки к сокровищу, – проворчал барон.

– Доверьтесь своему мечу, – произнес колдун. – Это все, что я могу вам посоветовать. Если вы больше не верите ему, я попробую найти путь другими средствами.

«Хм, – сказал себе Марк. – Да он ревнует барона к мечу!»

Дун, очевидно, подумал то же самое.

– Другими средствами? Не стоит. Я думаю, мы можем доверять этому клинку, выкованному богом. Но мы пойдем по тому пути, который он указал мне сначала.

Индосуар недовольно поморщился.

– Некоторые из нас могут пойти по одному тоннелю, а остальные – по другому, – нерешительно высказался Хьюберт.

Очевидно, он не считал это хорошей идеей. Дун бросил на него скептический взгляд.

– Нет, я не буду делить наши силы – во всяком случае пока. Мы пойдем по тоннелю, который был указан мне первым.

Марк, имевший опыт в использовании Фарта, хотел продолжить обсуждение. Однако он благоразумно промолчал, заметив предостерегающий жест Бена. И действительно – спор с Дуном мог вызвать нежелательные последствия. Взглянув на Ариан, Марк увидел на ее лице тревогу. Возможно, она начинала понимать реальную опасность их нынешнего положения.

Отряд вошел в тоннель, который выбрал Дун. Они, как прежде, двигались цепочкой, и Марк снова оказался предпоследним – за спиной у Хьюберта и перед молчаливым Митшпилером. Ему приходилось горбиться и пригибать голову, так как в ином случае его лампа царапала бы каменный свод прохода.

«Если так и дальше пойдет, я сниму ее и прикреплю к руке, – подумал он. – Или буду полагаться на светильники остальных».

Тоннель был немного шире предыдущего, но отряд по-прежнему передвигался гуськом. Проход то и дело изгибался, но неизменно спускался вниз. Однако крутизна оставалась незначительной, а ровный пол позволял идти быстрым шагом.

Марк посмотрел на потолок в поисках пятен копоти. Он считал, что не все жрецы Синего храма, проходившие этот лабиринт, использовали светильники Прежнего мира. Если в течение нескольких поколений они следовали по одному и тому же маршруту, их факелы должны были оставить следы. На каменном своде действительно имелись какие-то затемнения, но Марк не был уверен в их происхождении.

– Взгляните на это, – тихо сказал Бен, шедший в пяти метрах впереди.

Отряд продолжал движение. Через несколько шагов Марк увидел то, о чем говорил его друг. Они проходили мимо развилки. Левый проход был полностью завален большими камнями, упавшими откуда-то сверху. Из-под обвала торчали кости человеческой руки. Марк отметил про себя, что они были обычного размера. Это немое предупреждение произвело на него впечатление. Оно не выглядело специально устроенным для устрашения незваных гостей.

Проходя мимо обвала, Ариан, как и все остальные, посмотрела на кости. Но Марк не заметил на ее лице потрясения или испуга. «Какое же детство было у этой девушки? – подумалось ему. – Наверное, такое же страшное и странное, как у меня. Может быть, поэтому она и признала во мне брата – брата по несчастью».

Развилок больше не встречалось. Выбор направления отпадал сам собой, поэтому Дун больше не советовался с Путеискателем. Вскоре они вышли на сравнительно прямой отрезок тоннеля, где Марк мог видеть светильник барона, маячивший в начале цепочки. Луч лампы освещал монолитные стены…

…Которые вдруг закончились, уступив место непроглядной темноте. Казалось, что проход вывел их в огромную пещеру. Когда люди Дуна столпились у выхода из тоннеля, лучи их ламп высветили смутные очертания темной скалы, которая возвышалась напротив.

– Что это такое, разорви меня демоны?! – вскричал Хьюберт.

Тоннель заканчивался выступом скалы, за которым зияла пропасть. Люди, собравшиеся на небольшой площадке, осматривали место, куда их привел барон. Препятствие на пути выглядело абсолютно непреодолимым. Дно пропасти находилось далеко внизу. Оно щетинилось колючими выступами скал, которые влажно мерцали в лучах светильников и серебрились пятнами плесени.

И вновь среди этих острых выступов Марк увидел белеющие кости. Осколки черепов и остатки грудных клеток со сломанными ребрами перемешались со щебнем и пылью, поэтому нельзя было понять, кому они принадлежали – людям или «белоруким».

Глубина пропасти составляла примерно тридцать метров. За ней находилась скалистая стена пещеры без видимых отверстий и проходов. Она описывала неровную дугу, приближаясь по краям к отвесной стене, на которой располагался выход из тоннеля. Марк не мог разглядеть, как стены стыковались друг с другом – обзору мешали выступы и изгибы скалы. Взглянув вверх, он увидел над тоннелем гладкую стену. Дальше, в нескольких метрах над ними, начинался зазубренный каменный свод. Вид нижней части стены был более обескураживающим: рваные края скал тонули в тени, а под ними на устрашающем расстоянии внизу торчал частокол острых выступов. Единственным направлением, пригодным для движения, был обратный путь по тоннелю.

Выполняя приказ Дуна, Ариан отправила монашника в разведывательный полет по пещере. Лучи ламп освещали пространство, но зверек испуганно порхал рядом с людьми и не желал удаляться. Наконец он осмелился пролететь небольшое расстояние и направился к ближайшему выступу скалы. В тот же миг раздался резкий хлопок, из зловещего гриба на стене вырвалось облако спор, и птица быстро вернулась обратно. Она вцепилась в рубашку Ариан и, дрожа от страха, прижалась к девушке. Зверек принес с собой запах удушливой пыли. Воздух наполнился едким зловонием, от которого чесалось в носу и перехватывало горло.

Дун закашлялся и шепотом выругался. Вытащив Путеискатель, он несколько раз нацелил острие клинка на разные части пещеры. Отклик появился лишь тогда, когда барон указал мечом на тоннель, по которому отряд пришел в это место. Дун выглядел таким сердитым, что даже Индосуар счел разумным не делать критических замечаний.

Марк снова осмотрел пещеру. Странный отблеск скал навел его на интересную мысль. Он снял лампу с головы и, встав на колени, положил ее на пол. Сфокусировав свет в тонкий луч, он направил его на противоположную стену, которая находилась в тридцати метрах от тоннеля.

– Загасите свои светильники, – попросил он остальных. – Я хочу проверить одну идею.

Барон собрался было отдать какой-то приказ, но, передумав, исполнил просьбу Марка. Другие, чихая и кашляя, начали возмущаться и задавать вопросы. Однако вскоре и они потушили свои лампы.

Марк поднялся на ноги.

– Смотрите! Моя лампа не движется. Она лежит на полу. Следите за светом.

Луч высвечивал грани скалистой стены, отбрасывая пятна отраженного света на потолок и лица людей.

– Смотрите!

Пятна света двигались. Это было медленное перемещение – вполне очевидное и ровное. Казалось, что противоположная стена, да и вся пещера, вращалась по отношению к тоннелю. Присмотревшись к скале, люди поняли, что ее вид немного изменился. Кашляя, они удивлялись и обменивались репликами: «Этого не может быть!» – «Но она движется!»

– Мне кажется, я знаю, что происходит, – сказал Марк. – Давайте выйдем из этой вони и вернемся в предыдущую пещеру. Там я вам все объясню.

Никто не возражал. Дун повел их через тоннель. Вскоре они вновь оказались в цилиндрической пещере. Здесь Марк изложил свою точку зрения.

– Это не стены двигались, а мы. Вращается та часть скалы, в которой мы находимся. Я имею в виду эту пещеру и ее двенадцать тоннелей. Они как ступицы колеса. А здесь располагается ось. – Он указал на полукруглую платформу: – Взгляните на шахту, по которой мы спустились сюда. Она чем-то напоминает втулку. Таким образом, эта часть скалы вращается внутри другой, гораздо большей части. Индосуар, когда мы были наверху, вы сказали, что почувствовали нечто огромное – какой-то механизм Прежнего мира.

– Да, верно. – Колдун запрокинул голову и закрыл глаза. – Я и сейчас это чувствую! Технологию древних!

При этих словах он снова выпятил губу. Однако Дун был более скептичен.

– Ты хочешь сказать, что эта часть утеса, с двенадцатью тоннелями, вращается, как колесо? Подумай, о чем ты говоришь! Здесь можно поместить целую деревню!

В их спор вмешался Хьюберт:

– Неужели глыба таких размеров вращается все время? Не создавая ни малейшего шума? Никто не мог бы построить такой механизм…

Он запнулся и замолчал. И Хьюберт, и барон, и все остальные прекрасно знали, что цивилизация Прежнего мира создавала тысячи чудес, куда более великих, чем это.

– Вот почему ваш меч был прав два раза, – сказал Марк, обращаясь к Дуну. – Если бы мы быстро пробежали по первому тоннелю, то пришли бы в нужное место. Неужели вы не понимаете? Время от времени каждый из вращающихся тоннелей совпадает с одним неподвижным проходом, вырезанным в прочной скале. Все двенадцать тоннелей – или лишь некоторые из них – проходят мимо него один за другим.

– Тоннели могут разветвляться, – добавил Бен. – Если это так, то на ободе твоего колеса будет больше двенадцати выходов.

Дун раздраженно потряс головой.

– Давайте посмотрим, что нам скажет Путеискатель.

Меч указал не на следующий проем, а на тоннель с другой стороны цилиндрической пещеры.

– Я понял, – воскликнул Бен. – Проходы изогнуты и специально запутаны. Некоторые из них пересекаются или проходят друг под другом.

– Тогда ответьте мне на такой вопрос, – вмешался Хьюберт. – Как жрецам удается находить верный путь? Они что, останавливают это колесо какими-то чарами?

– Технологию нельзя остановить или привести в действие магическими чарами, – важно ответил Индосуар. – Я считаю, что жрецы, спускаясь в эту пещеру, выбирают тоннель в соответствии со временем суток и таким образом попадают туда, куда нужно.

– Мы еще не доказали эту сумасшедшую идею, – проворчал барон. – Пусть нас ведет Путеискатель. За мной!

– Да, лучше воспользоваться Путеискателем, – прошептал Марк. – Мне кажется, некоторые тоннели могут привести нас в места похуже, чем та пещера, из которой мы сейчас пришли.

Отряд снова вытянулся в цепочку и зашагал по выбранному проходу. На этот раз Хьюберт, обеспокоенный неопределенной ситуацией, решил идти прямо за вожаком. Тоннель изогнулся и начал спускаться вниз. Люди вновь прошли мимо развилки, и на этот раз второй проход не был завален.

Меч Дуна указал направо. Вскоре они опять оказались на прямом отрезке тоннеля, а на выходе из него их ожидало нечто новое. Как и предсказывал Марк, выходное отверстие почти соответствовало входу в новый тоннель. Их разделяла двухметровая щель. На такой короткой дистанции медленное вращение центрального «колеса» было хорошо заметно.

Тоннель, в котором находился отряд, немного расширялся в конце. У каждого из двух отверстий имелся выступ, похожий на губу и оснащенный одной каменной ступенью. Это облегчало переход из тоннеля в тоннель, поскольку щель между ними сокращалась до длины большого шага. Глубина щели ошеломляла: лучи ламп терялись в ней, так и не достигнув дна. «Губа» перед вторым отверстием имела скобы для рук, выступавшие с двух сторон из старой каменной кладки. Меч настойчиво указывал вперед – на проход, черневший за щелью.

Дун прыгнул на ступеньку второго выступа и вошел в новый тоннель, который через пару метров начинал спускаться вниз на более глубокий уровень. Барон проверил путь, вернулся к отверстию и жестом приказал отряду следовать за ним, не теряя времени.

Бен шагнул вперед и приготовился к прыжку, но Ариан внезапно схватила его за рукав. Он обернулся и увидел на ее лице испуг. Девушка смотрела на него невидящим взором. В это время Хьюберт протиснулся к выходу и, похлопав Бена по спине, беззаботно прыгнул на противоположный выступ. Его нога опустилась на каменную ступеньку…

…Которая под весом Хьюберта резко опрокинулась и прижалась к стене, словно элемент западни. Солдат рефлекторно потянулся к железным скобам, но вместо опоры его пальцы встретили голые камни. При повороте ступени металлические скобы вошли в пазы. Руки Хьюберта беспомощно скользнули по гладкой поверхности скалы, и он с безумным криком полетел в глубокую щель.

Дун попытался схватить его за запястья, но не успел. Ему не хватило быстроты реакции. Остальные люди, толпившиеся у выхода тоннеля на медленно вращавшейся стене, тоже ничего не смогли сделать.

Марк заглянул в узкую пропасть и увидел, как лампа Хьюберта развернулась и ударилась о скалу, еще раз ударилась и развернулась. Крик оборвался. Свет мигнул в крутящемся падении, на миг высветил гигантское скальное образование, затем лампа стукнулась еще раз и застыла. Луч уперся в острый каменный шип и груду костей, усыпанных белыми осколками черепов.

У людей в тоннеле не было времени на размышления о судьбе несчастного Хьюберта – безжалостное вращение внутренней части гигантского механизма разводило отверстия тоннелей в стороны. Хитроумное устройство западни уже вернуло ложную ступень на место, и она невинно заняла свою первоначальную позицию.

Дун на противоположной стороне щели поймал конец брошенной веревки. Он и Бен натянули ее как страховочный фал. Цепляясь за веревку, Митшпилер прыгнул на опасный выступ. Ступень на этот раз оказалась прочной. Помощник колдуна присоединился к барону и помог ему держать конец веревки.

– Почему же меч не предупредил нас о ловушке? – уныло спросила Ариан.

Девушка прыгнула и приземлилась на краю другого выступа.

– Путеискатель не предназначен для этого, – ответил барон, подхватив ее за локоть.

В следующее мгновение к ним присоединился Марк. За ним прыгнул Индосуар. Бен, намотав конец веревки на руку, пересек щель последним. Монашник беспокойно кружился над головами людей. Ступень-ловушка, не дрогнув, выдержала вес Бена, словно служила верой и правдой всем, кроме Хьюберта.

Шесть человек стояли у входа в тоннель, ведущий к сокровищам. Отверстие противоположного прохода медленно скрывалось из виду за выступом скалы.

– Нам не придется долго ждать, когда мы будем возвращаться, – сказал барон. – На один этот тоннель приходится по крайней мере дюжина других. – Голос Дуна звучал самодовольно и уверенно, словно идея Марка о вращающихся тоннелях принадлежала ему и словно это он доказал ее состоятельность. – Мы насчитали более двенадцати проходов. Так что если «колесо» делает два оборота в день, нам придется ждать не больше часа. Думаю, в этом можно не сомневаться.

Все деликатно промолчали. Бен поймал себя на том, что с печалью смотрит вслед исчезнувшему полумесяцу другого прохода – теперь у них больше не было возможности вернуться назад.

– На обратном пути мы, вероятно, будем спешить, – по-деловому добавил барон. – Поэтому, прежде чем двигаться дальше, нам следует выяснить, как действует эта ловушка.

Он принялся осторожно экспериментировать со ступенью и вскоре обнаружил, что та оставалась незыблемой до тех пор, пока кто-нибудь не входил в тоннель – а именно там находился Дун, когда Хьюберт совершил свой фатальный прыжок. Входя в тоннель, человек наступал на каменную плиту, при этом спускалась какая-то защелка и фиксаторы ступени входили в пазы. При любой нагрузке ступень предательски поворачивалась, а ее движение задвигало скобы для рук в специальные ниши.

– Я полагаю, жрецы и «белорукие» знают об этой хитрости, – сказал барон. – После первого промаха о ней уже не забудешь. Мы будем иметь ее в виду. За мной!

И хотя перед ними был только один возможный путь, Дун все равно проконсультировался с мечом. Тот указал прямо вперед, и отряд зашагал по наклонному тоннелю. Короткий крутой спуск привел их в лабиринт проходов, которые пересекали друг друга, петляли и часто заканчивались тупиками. В полу и на каменном своде имелось множество широких отверстий, а закрытые и открытые двери, которые время от времени встречались на пути отряда, были разрисованы странными символами.

Магический клинок не обращал внимания на сходство символов и дверных проемов. Он четко выбирал путь к цели.

Дун, как всегда, шел первым. После трагического инцидента с Хьюбертом он внимательно осматривал каменный пол, и те, кто следовал за ним, в свою очередь тоже смотрели, куда наступали. Пару раз барон останавливался, приказывая Ариан отправить в полет летающего разведчика. Тот возвращался и что-то говорил. Но поскольку девушка, как и все остальные, не понимала его быстрой речи, они вскоре перестали использовать птицу-монашника.

Через некоторое время отряд оказался в длинном тоннеле. Прямой отрезок сменился резкими изгибами. Внезапно на очередном повороте людей ослепило мощное сияние. В широкое отверстие вливался свет дня. Изумленный Бен услышал шум бегущей воды и пение птиц.

Глава 12

Тоннель расширился, и гладкие стены уступили место грубой скальной поверхности. Отряд оказался в небольшой пещере. Выйдя из нее, Марк заморгал от яркого света, который проникал сквозь листву деревьев. Воздух был теплым и нежным. Свежий ветерок шевелил высокие ветви. Среди них порхали птицы, гнездившиеся на склоне утеса выше пещеры. Где-то рядом находился водопад. Он не был виден, но откуда-то сбоку доносился шум падавшей воды.

Сразу за склоном горы начинался лес. Его травяная подстилка примыкала к скалистому выступу, которым заканчивался выход из пещеры. Шесть человек стояли и смотрели на едва различимую тропу, спускавшуюся между камнями к густой растительности. Кроны высоких деревьев скрывали собой почти весь утес и большую часть неба. Однако яркое солнце пробивалось сквозь листву, отчего в лесу царил не полумрак, а приятная тень. Марк снял с головы лампу, и его примеру последовали все остальные.

– Мы достигли печати магии, – торжественным голосом произнес Митшпилер. Он говорил так редко, что при каждом подобном случае все с изумлением смотрели на него. – Если бы мы знали пароль, то могли бы произнести его и пройти это место без особых хлопот за несколько минут – как, наверное, поступают жрецы Синего храма. Мастер, может быть, мы проведем магический обряд и попробуем угадать заветное слово?

Индосуар взглянул на него и со вздохом покачал головой.

– Мы делали это много раз, но так ничего и не узнали.

Дун нетерпеливо пожал плечами.

– Не понимаю, о чем речь! Меч выведет нас куда надо!

– Да, но, как мы видели, он не предупреждает о ловушках, – ответил Индосуар. – В этом магическом месте защитные функции возлагаются на меня. И поскольку дело предстоит нелегкое, я хотел бы немного отдохнуть перед дорогой.

Барон подумал и сказал:

– Согласен. Найдите безопасное место, и мы устроим привал.

Два колдуна осмотрели прилегающую территорию и о чем-то тихо посовещались. Наконец Индосуар произнес:

– Мы можем спуститься к подножию утеса. Я полагаю, никому не нужно объяснять, что многие элементы этого ландшафта не соответствуют реальности. К примеру, деревья и трава здесь настоящие, хотя и поддерживаются магическими средствами. Тем не менее мы по-прежнему находимся в пещере. Она большая и неосвещенная. Мне трудно судить о ее размерах. Хитрости колдовства заставляют вас чувствовать ветер или видеть небо и солнце. Но я пока не могу определить ту реальность, которую они скрывают за собой. Давайте спустимся по тропе к подножию утеса – это вполне безопасное место.

– А что вы скажете о потоке? – спросила Ариан.

Отряд цепочкой зашагал по тропе. За поворотом скалы их взору открылся небольшой водопад, который падал с зазубренного края утеса неподалеку от пещеры. Поток шумно скакал по камням и выступам, а затем, успокоившись, узким ручьем убегал куда-то в гущу леса.

– Вода настоящая, – ответил Индосуар. – Пока не ясно, можно ли пить ее или прикасаться к ней, но я скажу вам это, когда мы проведем проверку.

Вскоре они приблизились к ручью. Пока остальные устраивались на отдых посреди поляны с густой и сочной травой, два колдуна вышли на берег и опустились на колени у потока. Они провели магический ритуал и, поднявшись на ноги, заверили барона, что вода пригодна к употреблению.

– Я так и знал, – ответил Дун. – На нижнем уровне находятся живые люди – пусть даже частично живые. Я имею в виду военный гарнизон. Кроме того, вода нужна «белоруким» и жрецам, которые приходят сюда. Очевидно, ручей берет начало из естественного источника. Мы остановимся здесь, но я попрошу вас определить границы безопасной территории.

Два мага снова приступили к работе. Они шагали взад и вперед, шептались, жестикулировали и присматривались к предметам, которые не были видны простому глазу. Затем колдуны вернулись к барону, и Индосуар подвел итог:

– Мы должны оставаться у подножия утеса. Пока нам лучше не заходить дальше того поворота ручья.

Обозначенная территория была довольно большой и не ограничивала шестерых людей в пространстве. Наличие деревьев, больших камней и кустов позволяло им, не стесняясь, справлять естественные потребности. Сняв котомки и положив оружие на землю, люди уединялись в укромных местах или отдыхали в траве на поляне.

Решив приберечь запасенные мехи, Марк склонился над ручьем и попробовал воду на вкус. Она оказалась холодной и чистой. С усталым вздохом он вернулся на поляну, лег на спину и закрыл глаза. До него доносились голоса людей и пение птиц.

Ему вдруг захотелось встать и обсудить с Беном вопрос, который тревожил его последнее время. Что лучше? Отказаться от сокровищ и вернуться назад? Или продолжить участие в экспедиции Дуна? Уже трое людей погибли в отряде, который собрал барон. Конечно, мешок сокровищ не помешал бы армии сира Эндрю. Но если ради этого придется пойти на верную смерть, то он вряд ли поможет повстанцам.

Впрочем, отказ от экспедиции тоже был сопряжен с опасностью. Ему пришлось бы уговаривать барона и двух колдунов. Это могло бы безнадежно испортить их отношения. Дун схватился бы за меч – а Марк не представлял себе худшей ситуации, чем эта…

Лежа в траве, он прищурился и присмотрелся к пятнам иллюзорного солнечного света, который пробивался сквозь листву. Затем Марк слегка повернул голову и взглянул на утес. Край обрыва и неба оставались скрытыми за кронами деревьев. Возможно, это было подстроено специально для того, чтобы спрятать какие-то визуальные дефекты магической проекции. «Интересно, – подумал он, – бывают ли здесь, кроме лета, другие времена года?»

Когда Марк снова закрыл глаза, его наполнило странное ощущение. Даже его притупленное восприятие магии могло фиксировать вибрацию, которая распространялась вокруг и походила на шум воды бегущего потока. Магия была повсюду, и он не знал, что делала эта сила.

Марка охватила тревога. Он не мог расслабиться – вернее, мог бы, если бы рядом находился Бен или если бы перед его мысленным взором не возникали лица страдающих людей, которые вместе с сиром Эндрю вели безнадежную войну с Темным королем. Они взывали о помощи, а ее мог дать им только магический меч… или два… если отряду барона удастся пробраться в сокровищницу Синего храма…

Кто-то приблизился к Марку, и он, выходя из дремы, быстро открыл глаза. Перед ним на четвереньках стоял Митшпилер. Рука колдуна тянулась к луку и колчану, которые лежали в траве рядом с Марком.

Увидев, что молодой человек проснулся, старик испуганно отпрянул и поднялся на ноги.

– Что вы хотели сделать? – спросил его Марк.

– Только прикоснуться к твоему оружию. Мой мастер дал мне волшебные травы, которыми я должен натереть твои стрелы и лук. Вот, смотри! – Митшпилер показал ему небольшой пучок сухих трав. – Это нужно для того, чтобы оружие не подвело тебя в пространствах магии. Боюсь, что, проходя через лес, мы можем встретить существ, более крупных и опасных, чем певчие птицы.

– Хорошо. Только в следующий раз предупреждайте, а не подкрадывайтесь, словно вор.

Марк сел, наблюдая за работой Митшпилера. Колдун натер травой лук и стрелы, а затем произвел ту же процедуру с ножом.

Обернувшись, Марк заметил, что в нескольких метрах от него Бен и Ариан вели веселую беседу. Он еще раз сходил к ручью, напился свежей воды и направился к паре своих сверстников. Однако его отвлекла грубая брань барона. За ближайшим кустом Дун объяснял Митшпилеру, что его мечу не нужны никакие магические хитрости и что он, да видят боги, не позволит чужим рукам прикасаться к чудесному клинку.

Помощник колдуна дипломатично оспаривал это заявление:

– Вы правы, господин. Но могу ли я испытать его, чтобы убедиться в этом?

Марк остановился, прислушиваясь к спору.

– О каком испытании ты говоришь? – спросил Дун.

– Просто разрешите мне подержать ваш меч. Не тревожьтесь, господин. Я не причиню ему вреда. О, спасибо!

Марк увидел, что Митшпилер держит в руке пучок свежесрезанных прутиков, связанный узорчатым шнуром, который Индосуар хранил в своей котомке среди амулетов и волшебных предметов.

– Если ваш меч действительно не нуждается в магической обработке, – продолжал Митшпилер, – то он оттолкнет эти прутья, когда я ударю ими по нему… Сейчас посмотрим…

Яркая вспышка напугала даже Марка, хотя он ожидал подобного эффекта. Митшпилер закричал и выронил меч. Он отбросил пучок прутьев, который при соприкосновении с клинком загорелся ярким пламенем. Подбежав к упавшему пучку, колдун сердито пнул его, и прутья под аккомпанемент громкого хохота Дуна упали в ручей.

Марк не стал ждать упреков Индосуара по поводу потери магического шнура. Вместо этого он подошел к Ариан и Бену. Его рассказ об увиденном вызвал у них смех и улыбки. Но вскоре лица молодых людей помрачнели.

Ариан по-прежнему заботилась о монашнике. Зверек тревожно перелетал с ветки на ветку неподалеку от девушки. В конце концов он сел на ее плечо и зарылся головой в рыжие волосы.

– Дарту не нравится это место, – сказал Бен, наблюдая за животным. – Так же как и мне.

– Я бы с радостью отпустила его на свободу, – ответила Ариан. – Он здесь как пленник. А мне известно, каково быть в плену.

– Но ему некуда лететь, – возразил Бен. Взглянув на Марка, он нерешительно спросил у девушки: – Почему ты удержала меня от прыжка в том злополучном тоннеле? Я хотел перебраться через щель, но ты вцепилась в мой рукав и этим спасла мне жизнь.

– Я вцепилась в твой рукав? Не знаю… Конечно, я рада, что спасла тебе жизнь. Но я ничего не помню… Так уж работают мои силы – когда они вообще проявляют себя.

– Дун рассчитывает, что они помогут нам позже, – сказал Марк. – Но он не говорит, когда это может случиться.

– Жаль, что я не могу рассчитывать на них, – печально прошептала девушка. – Мне казалось, мы придем и заберем сокровище. Я думала, это будет легко и быстро. Какая глупость! Я воображала, что это будет так же просто, как залезть в пчелиный улей и взять оттуда мед.

Марк шутливо поднял брови.

– Ты знаешь, как добывать мед? – спросил он.

Ариан простодушно улыбнулась в ответ.

– Я выросла не во дворце, а в чужом доме. Люди, которые отвечали за мое воспитание, были грубыми и невежественными во многих отношениях. Возможно, однажды я расскажу вам свою историю. Будучи принцессой, я не вела ту жизнь, которая полагается для королевских дочерей.

Они открыли свои котомки и начали делиться едой. Молодые люди шутили и говорили о разных пустяках, пока не услышали голос барона. Дун велел им собрать вещи и приготовиться к дальнейшему пути.


Барон пребывал в хорошем расположении духа. Вытащив меч, он определил направление движения. Путеискатель повел их в лес – в правую сторону и наискось от утесов. Поскольку здесь не было тропы, Марк начал запоминать мелкие ориентиры, по которым он мог бы отыскать обратный путь. Он всегда так поступал, входя в незнакомый лес.

Отряд шагал по траве и полевым цветам, мимо редких кустов и красных камней. Местность медленно понижалась – как раз в том направлении, в котором они шли. Ручей повернул в другую сторону и скрылся из виду. Деревья заслоняли собой утесы, и теперь путешественников окружал только лес.

Вскоре впереди, примерно в шестидесяти метрах, появилась освещенная солнцем поляна. Взглянув на нее, Марк подумал о том, что наконец-то сможет увидеть небо и солнце в этом затененном магическом пространстве. Но прямой путь был невозможен – сначала им пришлось обойти огромный пень, затем ствол упавшего дерева, потом заросли кустов. В результате, когда отряд достиг того места, где Марк видел открытую поляну, их снова окружал тот же лес с густыми кронами, сквозь которые проглядывали небольшие синие пятна. Эти кусочки неба были такими маленькими, что не могли предъявить глазу ничего иного, кроме рассеянного сияния.

Осмотревшись, Марк увидел несколько других озаренных солнцем полян, которые находились на значительном расстоянии. К счастью, меч не реагировал на магические визуальные эффекты.

После странностей с поляной Марк почувствовал смутную тревогу. Пройдя несколько шагов, он оглянулся. Последними его ориентирами были пень и упавшее дерево. Но они исчезли. На их месте Марк увидел лужайку с зеленой травой. Он считал себя бывалым путешественником, но этот факт лишил его уверенности. Он понял, что ему не удастся найти дорогу назад.

Отряд снова вышел к ручью. Конечно, это мог быть другой ручей, но он выглядел как первый. Кроме того, он вытекал из той части леса, куда убегал поток, бравший начало от водопада. По указанию меча люди перешли его вброд и вновь углубились в лесную чащу.

Бен, шагавший позади Ариан, все время ловил себя на том, что смотрит на ритмичные движения ее тела. Он заставлял себя концентрироваться на окружающей местности или намеренно размышлял о возможных опасностях, но внутренний голос шептал ему, что это бессмысленно, поскольку вид леса и вероятных препятствий мог оказаться магическим обманом.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации