Электронная библиотека » Иван Ковтун » » онлайн чтение - страница 7


  • Текст добавлен: 19 апреля 2017, 14:46


Автор книги: Иван Ковтун


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Шрифт:
- 100% +

26 мая погибших похоронили, а днем спустя одно из подразделений команды приступило к поисковой операции. Мероприятия проходили в районе Збышин – Борки – Грибовец – Хоново – Кокотово – Хрелев и Уболотье. 28 мая поиск переместился в район Старый Юзин – Грибова Слобода – Долгое – Зимановка и Александровка. Партизан встретить не получилось, поэтому эсэсовцы в отместку за убийство своих товарищей решили сжечь деревни Кокотово и Грибовец. В Грибовце было уничтожено 12 человек.

Наконец 29 мая поисковая группа захватила в плен одного «бандита». Перед смертью последний выдал место расположения партизанского лагеря (в 1 км севернее Развадово). К месту предполагаемого пункта дислокации «народных мстителей» выступило поисковое подразделение. При подходе к лагерю завязался бой. Штрафники сломили сопротивление партизан, ворвались в лагерь и ликвидировали его. На обратном пути поисковая группа сожгла деревню Развадово, расстреляв в ней 60 человек[237]237
  Ibid; Нацистская политика геноцида и «выжженной земли» в Белоруссии… С. 71, 103.


[Закрыть]

Боевая деятельность специальной команды оценивалась руководством СС весьма положительно, а самого Дирлевангера представили к награде. 24 мая ему вручили шпангу к Железному кресту II класса за успешные действия против партизан. Дирлевангер оправдал доверие Бергера и заработал определенное уважение среди сотрудников штаба фон дем Баха[238]238
  MacLean F.L. Op. cit. Р. 73.


[Закрыть]
.

Борьба без правил

Летом 1942 г. ситуация в тыловом районе группы армий «Центр» стала еще более напряженной, чем весной. Программа уничтожения «лесных бандитов» в кратчайшие сроки, предложенная генералом фон Шенкендорфом, себя не оправдала. Динамичное и организованное развитие партизанских формирований в Белоруссии, создание бригад, позволившее решать сложные боевые задачи, крайне негативно отразилось на функционировании немецких военных и гражданских учреждений, ответственных за выполнение оккупационных мероприятий. Систематические диверсии на коммуникациях, отвлечение крупных сил для охраны путей сообщения, отсутствие контроля над районами, где располагались основные базы партизан, а также безуспешные попытки их разгромить, – все это срывало планы германского командования и дестабилизировало обстановку в тылу[239]239
  Пережогин ВЛ. Разгоралось пламя партизанской борьбы / Партизанское движение. (По опыту Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.). Жуковский; М., 2001. С. 140, 142–143.


[Закрыть]
.

В начале лета 1942 г. Шенкендорф интенсивно обсуждал с командующим группы армий «Центр» новую концепцию действий в антипартизанской войне. Главными ее пунктами были:

– проведение крупных войсковых операций по уничтожению партизан;

– привлечение к борьбе с народными мстителями местных национальных кадров и использование их в боевых действиях совместно с оккупационными войсками;

– организация постоянного пропагандистского воздействия на местное население;

– лишение партизан возможности влиять на экономическую инфраструктуру территории, подведомственной начальнику тылового района.

Особое внимание Шенкендорф заострял на том, чтобы изменить отношение к местному населению, предлагая применять тактику избирательных репрессий в сочетании с дружественными акциями, направленными на завоевание доверия. Не все гражданские лица, утверждал генерал, заслуживают сурового обращения, но только те из них, кто действительно сотрудничает с партизанами и оказывает им поддержку. Войскам, выделенным для обеспечения безопасности, не следует отвечать террором на террор, так как указанные действия приведут к неконтролируемой обстановке и сведут на нет всю восстановительную работу в тыловых районах. Шенкендорф также выступал за то, чтобы тщательно проверять жителей деревень, избегая коллективных мер наказания, поскольку противник охотно использует факты массовых казней в своих пропагандистских целях.

Позже, в приказе охранным дивизиям от 3 августа 1942 г., он вновь повторил эти тезисы и подчеркнул: «Я запрещаю расстрел женщин и детей, за исключением женщин с оружием в руках. О случаях, когда предлагаются карательные меры со стороны полиции порядка и безопасности против женщин и детей, приказываю доводить до моего сведения через высшего фюрера СС и полиции для моего решения. Нарушение приказа… будет преследоваться в судебном порядке»[240]240
  Приказ командующего охранными войсками и начальника тылового района группы армий «Центр» генерала фон Шенкендорфа от 3 августа 1942 г. «О карательных мерах в отношении гражданского населения в вверенном ему районе» / Война Германии против Советского Союза 1941–1945. Берлин, 1994. С. 133.


[Закрыть]
.

ОКХ приняло замечания Шенкендорфа, потребовав деления гражданских на две категории – тех, кто сотрудничает с армией, и тех, кто поддерживает «бандитов». Против последних следовало действовать жестко. В то же время ОКХ предложило не расстреливать перебежчиков-партизан, а обращаться с ними, как с военнопленными [241]241
  Pohl D. Die Herrschaft der Wehrmacht… S. 287.


[Закрыть]
.

Вопрос об отношении к жителям обсуждался не только в высших военных инстанциях, но и в СС. Эта проблема была предметом продолжительных споров между «Черным орденом» и армией. ОКХ предупреждало, что сожжение всех деревень способствует уходу населения в лес.

Было выработано наименование для лояльных большевикам лиц – «подозреваемые в связях с бандами» («Bandenverdächtiger»)[242]242
  Pohl D. Die Herrschaft der Wehrmacht… S. 288.


[Закрыть]
. Однако не было четкого определения для этой категории. Это привело к многочисленным эксцессам, жертвой которых стали не только сторонники советской власти, но и вполне лояльные местные жители.

В процессе обсуждения антипартизанской стратегии существовало две тенденции, первая из которых была радикальной, а вторая – умеренной. Если для СС террор считался главным средством для достижения поставленных задач, то для вермахта – одним из способов обеспечения порядка, причем не всегда этот способ считался уместным. Многие представители армейских кругов отрицательно относились к проявлениям экстремального насилия (таким, например, как децимация гражданского населения)…

Разрабатывая весной 1942 г. концепцию по уничтожению народных мстителей, Шенкендорф предложил оптимальный вариант антипартизанской операции. Такая операция была совокупностью согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени боевых и карательных действий, проводимых одновременно или последовательно по единому замыслу и плану для решения задач в определенном районе в установленный период времени. Оперативные действия предполагали только наступательный характер. К лету 1942 г. появились еще два типа операций – общевойсковые и самостоятельные.

По мнению К. Герлаха, основной моделью для многих акций, проводившихся на занятой территории Белоруссии, послужила операция «Бамберг» (Bamberg), проходившая с 26 марта по 6 апреля 1942 г. в районе Глуск – Паричи – Октябрьский, южнее Бобруйска. В операции участвовали 707-я пехотная дивизия, 203-я охранная бригада, 102-й словацкий пехотный полк и 315-й полицейский батальон. Планируя оперативные мероприятия, фон Шенкендорф постарался всесторонне изучить обстановку и утвердил следующий план действий, состоявший из четырех фаз:

1. Сосредоточение войск и образование большого «котла» диаметром от 25 до 30 км;

2. Сужение кольца окружения;

3. Очищение «котла» с помощью последнего концентрического удара;

4. Прочесывание местности в обратном направлении и осмотр района до второго исходного рубежа, в ходе которого внутренний район цели, включавший в себя населенные пункты и местных жителей, подлежал ликвидации[243]243
  Gerlach Chr. Kalkulierte Morde… S. 889.


[Закрыть]
.

При планировании оперативных мероприятий карательные меры предлагалось использовать после боевых действий, в конце третьей – в начале четвертой фазы операции. Также обращалось внимание на то, чтобы вывезти из района сельскохозяйственную продукцию. Ничего похожего раньше не делалось. Теперь следовало провести учет скота, запасов зерна и овощей. Реквизиции должны были проводиться в четвертой фазе, когда исчезнет потенциальная опасность партизанских нападений и захваченное продовольствие можно будет беспрепятственно доставить на специальные пункты.

В результате операции «Бамберг» полностью очистить район от партизан не удалось: народные мстители уклонились от прямых боев, использовали огневые засады для поражения живой силы противника. Жертвами экспедиции, прежде всего, стали гражданские лица – жители так называемых «партизанских деревень» (Partisanendörfer), объявленные «партизанскими помощниками» (Partisanenhelfern) и «сочувствующими» (Sympathisanten). В общей сложности военнослужащие вермахта, члены полиции порядка и словацкие добровольцы убили 5000 человек, из них 3000 расстреляли солдаты 707-й пехотной дивизии. Среди убитых также было 200 евреев и 650 человек, обозначенных в качестве партизан. Войска захватили 5060 голов скота, 115 тонн зерна и 120 тонн картофеля[244]244
  Ibid. S. 899; Pohl D. Die Herrschaft der Wehrmacht… S. 285; Lieb P. Die Judenmorde der 707. Infanteriedivision 1941–1942 / Yiertelj ahrshefte für Zeitgeschichte. München, 2002. Heft 4. S. 550–551.


[Закрыть]
.

В любом случае, операция «Бамберг» позволила на практике опробовать новую тактику ведения боя. Что касается насильственных действий в отношении местных жителей, то было очевидно, что подобная тактика носит двойственный характер. С одной стороны, сожжение деревень, вывоз сельхозпродукции лишал партизан возможности использовать ресурсы районов, превращенных в «мертвую зону». С другой – убийства мирного населения отрицательно влияли на имидж немецких властей, вынуждали людей бежать в лес. Шенкендорф учел этот момент, поэтому в следующих операциях, подготовленных в тылу группы армий «Центр», основной акцент по возможности делался на военных элементах оперативных мероприятий, на что, в частности, указывает привлечение большого количества сил и средств к операциям «Мюнхен» (München) и «Ганновер» (Hannover)[245]245
  Так, к операции «Ганновер» привлекалось от 30 до 45 тыс. солдат и офицеров. См.: Уайберг Г. Район Ельни и Дорогобужа Смоленской области / Армстронг Дж. Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941–1943. М., 2007. С. 64. Более подробно об операции «Ганновер» см.: Жуков Д.А., Ковтун И.И. РННА. Враг в советской форме. М., 2012. С. 156–181.


[Закрыть]
.

Поиск эффективных мер по противодействию белорусским партизанам продолжался. Шенкендорф, имея достаточную свободу в принятии решений, стремился сбалансировать военный и карательный сегменты. Он искал нечто среднее между решительными действиями войск и обоснованным наказанием партизанских сообщников. Но если в охранных соединениях еще как-то можно было остудить пыл наиболее радикальных офицеров, то в частях высшего фюрера СС и полиции – скорых на руку в проведении массовых экзекуций – господствовали другие взгляды на борьбу с партизанами.

В любом случае, отказаться от сотрудничества с СС Шенкендорф не мог. Напротив, к лету 1942 г. взаимодействие с фон дем Бахом стало еще теснее, чем раньше. При этом все попытки Шенкендорфа предостеречь эсэсовцев от ненужного кровопролития (так, он запретил им заниматься расстрелами партизанских семей), как мы увидим ниже, мало на что повлияли.

Итак, в начале лета 1942 г. части СС и полиции продолжали активно использоваться в борьбе с партизанами. Команда Дирлевангера со 2 по 5 июня вела бои в лесах под Оршей. Итогом операции стало уничтожение партизанской группы. Затем браконьеров перевели в район северо-западнее Орши, где они совместно с частями 286-й охранной дивизии участвовали в боевых действиях[246]246
  Personalakt Oskar Dirlewanger…


[Закрыть]
.

После возвращения в Могилев часть Дирлевангера во второй декаде июня подключили к операции «Потсдам» (Potsdam) в Кличевском и Кировском районах. Личный состав команды, а также 51-й и 122-й полицейские батальоны действовали на территории партизанского края. Бои носили ожесточенный характер и завершились прочесыванием местности. 15 июня 1942 г. была дотла сожжена деревня Борки Кировского района Могилевской области[247]247
  Curilla W. Op. cit. S. 708; Campbell S. Police Battalions of the Third Reich. Atglen, 2007. P. 60.


[Закрыть]
.

Расправа над населением деревни Борки неоднократно становилась предметом рассмотрения в воспоминаниях бывших участников партизанского движения, научных работах, публицистических статьях и художественных произведениях. Существует две версии событий. Согласно первой из них, опирающейся на немецкие документы, сожжение Борков было организовано после того, как партизаны напали на команду 51-го батальона, состоявшую из 19 человек. Команда сопровождала оперативную группу вермахта, проводившую поиск в районе шоссе Могилев – Бобруйск. В результате нападения 16 полицейских были убиты самым зверским образом. В тот же самый день (13 или 14 июня 1942 г.) «народные мстители» напали на взвод 122-го полицейского батальона. Было убито пять немцев, двое пропали без вести, и шесть получили ранения. В качестве возмездия и было решено провести «акцию по усмирению» [248]248
  Personalakt Oskar Dirlewanger…; Curilla W. Op. cit. S. 708.


[Закрыть]
.

По другой версии, немцы просто ворвались в Борки и уничтожили население за сотрудничество с партизанами, а деревню сожгли. Чтобы отомстить карателям, партизаны совершили нападение и истребили одну из групп эсэсовцев. По утверждению П. Викторчика, это были бойцы роты А. Антюха из 277-го отряда, а по версии бывшего командира 720-го отряда Г. Храмовича – засаду организовал 752-й отряд В. Ливенцева[249]249
  Викторчик П.М. Указ. соч. С. 71; Храмович ГЛ. Указ. соч. С. 95–96.


[Закрыть]
. Бывший партизан, В.М. Ананич, участник боя, рассказал в 1970-х гг. А. Адамовичу, Я. Брылю и В. Колеснику следующее: «…Было их так человек шестьдесят. Эсэсовцы. Но что характерно – характерно было то, что когда мы брали их штыки, то они были в крови. Это была одна из групп, что участвовала в Борках…»[250]250
  Цит. по: Адамович А., Гранин Д., Брыль Я., Колесник В. Я из огненной деревни… Блокадная книга. М., 1991. С. 57.


[Закрыть]

Как показывают немецкие источники, партизанское нападение все же произошло раньше сожжения деревни Борки, поскольку сообщения о гибели полицейских поступили сразу из двух батальонов, 51-го и 122-го, хотя часто говорится только о сообщении из 51-го батальона, потерявшего 16 человек. Именно такая цифра фигурирует в отчете фон дем Баха. Почти те же самые данные зафиксированы в личном деле Дирлевангера: «…За убийство 17 полицейских проводилась операция в районе шоссе Могилев – Бобруйск»[251]251
  Personalakt Oskar Dirlewanger…


[Закрыть]
.

Деревня Борки состояла из нескольких поселков, среди них – Закриничье, Красный Пахарь, Дзержинский. В захвате населенных пунктов участвовали: особая команда СС Дирлевангера вместе со взводом коллаборационистов, 8-я айнзатцкоманда под руководством штурмбаннфюрера СС Гейнца Рихтера, подразделение русской криминальной полиции из Могилева (подчиненные шефа «русского СД» Андрея Лазаренко и начальника полиции Андрея Семенова), взвод 51-го резервного полицейского батальона и отделение НСКК (подразделения Национал-социалистического механизированного корпуса являлись вспомогательными формированиями вермахта). Приказ о том, чтобы подвергнуть население «специальной обработке», поступил накануне[252]252
  Gerlach C. Kalkulierte Morde… S. 920; Curilla W. Op. cit. S. 457; Ботвинник M. Указ. соч. C. 278; Шнаревич В. Бойня доктора Оскара: хроника лицензированных убийств на Беларуси. Из архивов КГБ / «Зрок», 1994. № 5. С. 22–24.


[Закрыть]
.

Сохранилось донесение Дирлевангера об акции в Борках от 16 июня 1942 г. В документе сообщалось: «Вчерашняя операция против Борков проходила без соприкосновения с противником. Населенный пункт был сразу же окружен и захвачен. Местные жители, которые пытались бежать, были расстреляны, причем трое из них носили оружие. В результате обыска установлено, что деревня партизанская. Мужчин почти не было, мало лошадей, повозок. Были найдены семь русских автоматов, три ручных гранаты, боеприпасы, два пистолета. Жители расстреляны, населенный пункт сожжен». Дирлевангер рапортовал: «Расстреляно жителей – 1112, плюс ликвидировано СД – 633. Всего: 1745. Расстрелянные при попытке к бегству – 282. Общее количество: 2027»[253]253
  Цит. по: Klausch Р.-Н. Op. cit. S. 60. См. также: Gerlach С. Kalkulierte Morde… S. 919. По мнению немецкого историка В. Курилы, в Борках было уничтожено более 5000 человек, однако, откуда он взял эти данные, непонятно. См.: Curilla W. Op. cit. S. 708.


[Закрыть]
.

Во время акции жителей либо убивали в домах, либо выгоняли на улицу, чтобы отвести к амбарам или в здание школы. Затем все строения подожгли. Согласно показаниям бывшего члена зондеркоманды, Ивана Пугачева[254]254
  Иван Семенович Пугачев родился 18 апреля 1921 г. Уроженец хутора Верхне-Таврический Орловского района Ростовской области. Русский. До ареста проживал в поселке Черноморск Краснодарского края. Работал буровым мастером нефтяных и газовых скважин конторы «Черноморнефть». Женат. Один ребенок. Беспартийный. Образование 8 классов. В Красной армии служил с 11 мая 1941 г. до 3 октября 1941 г. Попал в плен. Содержался в лагере для военнопленных в Могилеве.


[Закрыть]
, в поселке Закриничье немцы и коллаборационисты арестовали группу сотрудников местной вспомогательной полиции. Поскольку стражи порядка халатно относились к своим обязанностям, не вели борьбу с партизанами, их вместе с семьями расстреляли в одном из сараев [255]255
  Шнаревич В. Указ. соч. С. 23–24. В повести А. Адамовича «Каратели» расправа над членами полиции происходит на виду у их семей. Полицейских по одному выводят из школы и бросают в огонь.


[Закрыть]
.

Бывший член зондеркоманды, Альбин Ф., переведенный в штрафную часть из управления комплектования войск СС, 19 марта 1948 г. показал на суде, что происходило в Борках: «…Деревни брались в кольцо. Никого не выпускали и не впускали. Поля обыскивали и людей сгоняли в деревни. На следующее утро около 6 часов утра всех людей – это была большая деревня, около 2500 человек – детей, женщин, стариков погнали к четырем или пяти амбарам… Вскоре прибыл Дирлевангер с 10 солдатами, офицерами и остальными, и приказал: “Немедленно всех расстрелять”. Перед одним из амбаров он поставил четырех сотрудников СД с автоматами. Амбары открыли. Дирлевангер скомандовал: “Огонь!” В людскую массу стреляли из автоматов, без разбора, и неважно, кто это был – дети, женщины, старики. Было ужасно. Как только заканчивались патроны, заряжалась новая обойма. Никто не целился. Затем амбары закрыли. Сотрудники СД брали солому с крыши и поджигали амбары. Это была самая ужасная картина в моей жизни, которую я когда-либо видел. Никто не мог выйти из амбаров, пока они не рухнут. А Дирлевангер и его штаб стояли примерно в 50 метрах от амбаров с русским карабином. Когда тяжело– или легкораненые люди, охваченные огнем, пытались вылезти наружу, по ним вели стрельбу. Дирлевангер был во главе стрелков, не уходил, пока никого не оставалось в живых…»[256]256
  Цит. по: Klausch Р.-Н. Op. cit. S. 64.


[Закрыть]

Разумеется, на этом поиск партизан не закончился. На следующий день, 16 июня, команда Дирлевангера появилась в деревне Кобылянка (рядом с Борками). В населенном пункте оставалось всего два человека. Все остальные, узнав о том, что идет поголовное истребление, в страхе убежали в лес. Штрафники расстреляли двух человек и сожгли деревню. В тот же день исчезла с лица земли деревня Хоново, где команда убила 17 человек[257]257
  Шнаревич В. Указ. соч. С. 24; Стук А. Указ. соч. С. 122.


[Закрыть]
.

С 17 по 21 июня прочесывание Кировского района продолжилось. В течение четырех дней зондеркоманда сожгла деревни Пируново, Виленку, Забуднянские Хутора, Немки и Збышин, где жертвами эсэсовцев стали 1076 сельских жителей [258]258
  Нацистская политика геноцида… С. 59, 62; Gerlach С. Kalkulierte Morde… S. 899.


[Закрыть]
.

22 июня подразделения Дирлевангера (немецкая рота и 50 коллаборационистов) совместно с командой СД (два офицера, 19 унтер-офицеров и рядовых) проводили операцию вдоль шоссейной дороги Могилев – Бобруйск. Населенные пункты, находившиеся рядом с шоссе, подверглись тщательной проверке. Была блокирована деревня Новый Городок. После ее осмотра командир немецкой роты, обершарфюрер СС Гейнц Файертаг, приказал расстрелять оставшихся жителей (27 человек), а жилые строения – предать огню. Когда эсэсовцы подожгли дома, в деревне стали взрываться боеприпасы (патроны и ручные гранаты), не обнаруженные во время осмотра домов. 23 июня команда «зачистила» еще одну деревню Кировского района – Скачек, уничтожив 17 человек[259]259
  Нацистская политика геноцида. С. 62; Донесение командира особого батальона штурмбаннфюрера СС Дирлевангера высшему фюреру СС и полиции о карательной экспедиции против жителей деревень, расположенных вдоль шоссейной дороги Могилев – Бобруйск (от 23 июня 1942 г.) / Преступления немецко-фашистских захватчиков в Белоруссии… С. 36–37; Рясной В., Чернявский Ю. Указ. соч. С. 514.


[Закрыть]
.

Личный состав команды постоянно практиковал сожжение населенных пунктов, пытаясь таким образом снизить партизанскую активность. Порою для уничтожения села хватало одного выстрела, сделанного из леса, и в подозрительную деревню прибывали подчиненные Дирлевангера.

В воспоминаниях безымянного ветерана СС встречается рассказ, как члены команды действовали летом 1942 г.: «Если кого-нибудь из нас обстреливали… мы быстро выдвигались к этой деревне. Вокруг деревни выставлялось оцепление, чтобы предотвратить бегство местных жителей, все дома и бараки осматривались. Происходило это так. Мы заходили в дом и кричали: “Давай, давай, выходи наружу!” После этого осматривался дом, и в нем искали что-нибудь подозрительное – оружие, элементы военной формы или обрывок листовки… Местные жители, оказавшиеся в домах и возражавшие против обыска – неважно, словами или жестами рук, – расстреливались на месте. В таких случаях их объяснения совершенно никого не интересовали. Других обычно арестовывали, и либо расстреливали из пулемета, либо загоняли в какое-нибудь строение (часто в бывшую церковь) и поджигали. Мы бросали несколько ручных гранат, после чего ждали, когда внутри разгорится пламя. Для нас в то время самым главным было обезопасить глубокий тыл армии, поэтому эти люди являлись для нас врагами. Нас обстреливали, и мы отвечали. Чтобы нас больше не обстреливали, мы этих людей ликвидировали. Такие нам отдавали приказы. Конечно, это объяснение вряд ли может служить оправданием, но мы воспитывались в Третьем рейхе, где часто звучал лозунг: “Послушание до смерти”»[260]260
  Цит. по: Erinnerungen an das SS-Sonderkommando «Dirlewanger»… S. 27–29.


[Закрыть]
.

В мемуарах бывшего командира 1-го батальона 537-го партизанского полка Евстрата Акушевича, отмечается: «Страшные следы варварства оставили после себя в Кличевском и в лесной части Кировского района фашисты… Из деревни Борки спаслись только двенадцать человек, а в других населенных пунктах и того меньше. Особенно свирепствовали каратели батальона Дирлевангера…»[261]261
  Акушевич Е.Г. Указ. соч. С. 84.


[Закрыть]

25 июня 1942 г. зондеркоманду направили в Быховский район Могилевской области. Боевые действия велись недалеко от Старого Быхова и Лубянки, где проводился поиск партизанских лагерей. Во время операции не обошлось без карательных мер. Жертвами стали 40 жителей деревни Городец, разделившие печальную судьбу многих белорусских населенных пунктов. 26 июня была проведена крупная акция. За оказание помощи партизанам «дирлевангеровцы» и чины 8-й айнзацкоманды расправились с населением деревни Студенка (состояла из семи поселков), расстреляв 836 человек. От самой деревни почти ничего не осталось[262]262
  Gerlach С. Kalkulierte Morde… S. 899; Curilla W. Op. cit. S. 457. По данным M. Шиманского, в Студенке немцы уничтожили свыше 500 человек. См.: Шиманский М. Повесть о боли и памяти… С. 59. Встречается и другая цифра – 442 человека. См.: Нацистская политика геноцида… С. 65.


[Закрыть]
.

С 26 по 30 июня 1942 г. команда выезжала из Могилева на «зачистки». В ходе этих мероприятий браконьеры сожгли деревни Новоселки, Будище, Закутье, Малые Белевичи, Пилыпичи и Куты[263]263
  Нацистская политика геноцида… С. 48, 66, 103; Шнаревич В. Бойня доктора Оскара… / «Зрок», 1994. № 6. С. 23–26; Рясной В., Чернявский Ю. Указ. соч. С. 517.


[Закрыть]
.

Слухи о том, какими методами СС и полиция ведут борьбу с партизанами, о массовых убийствах в Борках и Студенке, скоро достигли штаба начальника тылового района группы армий «Центр». Шенкендорф вызвал к себе Баха и строго его отчитал. Командующий корпусом охранных войск был недоволен тем, что СС проигнорировали его приказ, запрещающий расстреливать семьи партизан. При встрече с фон дем Бахом Шенкендорф выступил против «жестоких актов насилия» («brutalen Gewaltmaßnahmen»). Бах обещал сделать выводы из этой беседы, но серьезных изменений не произошло. Высший фюрер СС не мог наказать Дирлевангера и штурмбаннфюрера Рихтера, так как за ними стояли сильные и влиятельные руководители «Черного ордена»[264]264
  Gerlach С. Kalkulierte Morde… S. 920–921; Pohl D. Die Herrschaft der Wehrmacht… S. 287.


[Закрыть]
.

Вместе с тем фон дем Бах не хотел портить отношения с Шенкендорфом. Чтобы не накалять лишний раз атмосферу, он предпринял шаги по более тесному сотрудничеству с вермахтом в решении партизанской проблемы. Команду Дирлевангера подключили к операции «Майский жук» (Maikäfer).

Генерал фон Шенкендорф еще весной 1942 г. пытался уничтожить кличевских партизан, но сил для этого не хватало. Оккупационные войска, не считая проведенных локальных мероприятий, в основном укрепляли гарнизоны вокруг партизанской зоны, создавали опорные пункты. К июлю положение стало более благоприятным: контролируемая «народными мстителями» территория была обложена со всех сторон. Партийной организации Кличевского района пришлось объявить в партизанском районе осадное положение[265]265
  Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны… Т. 1. С. 441.


[Закрыть]
.

По указанию Шенкендорфа, в Кличевском, Кировском и Быховском районах Могилевской области командование 203-й охранной дивизии подготовило операцию «Майский жук». Для ее проведения были выделены следующие части и подразделения:

– 608-й охранный полк в составе 423-го и 825-го батальонов;

– батальон 286-й охранной дивизии;

– особая команда СС Дирлевангера;

– подразделения Восточного запасного полка «Центр» (особый штаб «Голефельд»): батальоны «Березина» и «Днепр», а также формирования вспомогательной полиции[266]266
  Мачульский Р.Н. Вечный огонь. Минск, 1978. С. 120; Нацистская политика геноцида… С. 243; Tessin G. Verbände und Truppen der deutschen Wehrmacht und Waffen-SS… Bd. 8. Osnabrück, 1973. S. 12; Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил 1941–1945 гг. М., 2004. С. 525, 532.


[Закрыть]
.

Руководство операцией «Майский жук» доверили командиру 608-го охранного полка, полковнику Курту фон Зейдлиц-Курцбаху[267]267
  Валаханович А.И., Савченко И.И. Указ. соч. С. 36. Курт фон Зейдлиц-Курцбах (1887–1942), родной брат генерала артиллерии Вальтера фон Зейдлица-Курцбаха (1888–1976), сдавшегося в плен в Сталинграде и возглавившего организованный советскими властями Союз германских офицеров.


[Закрыть]
.

Партизанские силы, принявшие участие в отражении экспедиции, включали в себя на тот момент семь формирований:

– 208-й отряд им. Сталина (командир – В.И. Ничипорович, комиссар – К.М. Яковлев);

– 152-й отряд (командир – М.Д. Грицан, комиссар – М.Ф. Миранович);

– 277-й отряд (командир – С.А. Мазур, комиссар – И.З. Изох);

– 278-й отряд (командир – Н.И. Книга, комиссар – А.Н. Латышев);

– 537-й отряд (командир – С.И. Свирид, комиссар – Г.Л. Комар);

– 620-й отряд им. Чапаева (командир – М.С. Михолап, комиссар – Г.А. Храмович);

– 760-й отряд (командир – Г.И. Перестенко, комиссар – В.М. Михайлов).

Общая численность партизан составляла около 1700 человек[268]268
  Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны. С. 522, 526, 531, 538, 544, 584–585, 619–620; Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков… Т. 1. С. 442.


[Закрыть]
.

Для проведения операции германским командованием было сформировано три боевых группы. Первая из них (батальон «Березина» и подразделения вспомогательной полиции) наступала на партизанский край со стороны Кировска, в районе деревень Вилы – Пацева Слобода. Вторая группа (подразделения 608-го охранного полка) действовала правее, в районе Городец – Охотичи. Третья группа (куда входили батальон 608-го охранного полка и зондеркоманда СС Дирлевангера) должна была наносить удар в направлении населенного пункта Воевичи. Батальон «Днепр» получил приказ наступать непосредственно на Кличев со стороны Могилева. Основная задача, стоявшая перед охранными частями, заключалась в том, чтобы очистить от «народных мстителей» район южнее Кличева, уничтожив основные силы «незаконных вооруженных формирований»[269]269
  Храмович Г.А. Указ. соч. С. 108–109; Michaelis R. Der Weg zur 36. Waffen-Grenadier-Division… S. 30.


[Закрыть]
.

Партизаны, однако, не собирались просто отсиживаться в обороне. Кличевский оперативный центр предпринял смелый маневр, имевший целью отвлечь противника от кличевского направления. Навстречу боевым группам (батальоны «Березина» и 608-го охранного полка), наступавшим в районе Пацева Слобода – Вилы – Охотичи – Городец, были выдвинуты 537-й и 620-й партизанские отряды. Вечером 30 июня они вплотную подошли к городу Кировску и обстреляли его из артиллерийских орудий. Среди немцев, не ожидавших такой дерзости, возникло некоторое замешательство, поэтому наступление перенесли на следующее утро[270]270
  Валаханович А.И., Савченко И.И. Указ. соч. С. 35.


[Закрыть]
.

Немецкие боевые группы попытались охватить партизан с двух флангов: слева наносился удар в район Костричская Слобода – Заполье – У сохи, справа – в район Городец – Пересопня – Воевичи. Поначалу для экспедиции все складывалось благополучно. Батальон «Березина», выбив партизан из Пацевой Слободы, развивал наступление на Заполье – У сохи. Однако возле Заполья партизаны оказали ожесточенное сопротивление. 277-й, 278-й отряды и группа самообороны Дмитриевского сельсовета во главе с П.А. Кушнером не дали добровольцам овладеть населенным пунктом. Бои шли несколько дней. 4 июня, отступая, батальон попал в «огневой мешок», организованный бойцами 537-го и 760-го отрядов. По словам Г.А. Храмовича, принимавшего участие в том бою, батальон «Березина» понес тяжелые потери – полторы сотни человек (до операции в нем числилось около 800 добровольцев), был убит командир батальона, разгромлен штаб, а все документы захватили партизаны[271]271
  Храмович Г.А. Указ. соч. С. 109; Из справки Западного штаба партизанского движения о борьбе немецких оккупантов с партизанским движением в Кличевском и Березинском районах от июля 1942 г. / Трагедия белорусских деревень… С. 45.


[Закрыть]
.

Несколько лучше дела обстояли на правом фланге, где бои вели подразделения 608-го полка. «Народных мстителей» выбили из деревень Богдановка, Охотичи и Городец. Но в районе Воевичей – одном из важных опорных пунктов партизанской зоны – наступление застопорилось. Подтянув резервы, охранные войска атаковали деревню. Бои носили кровопролитный характер. С 4 до 9 июня Воевичи неоднократно переходили из рук в руки. В конечном итоге партизаны отошли на новую линию обороны, указанную Кличевским оперативным центром: Заполье – Бацевичи – Кличев[272]272
  Храмович Г.А. Указ. соч. С. 117; Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков… Т. 1. С. 442.


[Закрыть]
.

Для укрепления оборонительных порядков полковник В.И. Ничипорович ввел в бой подразделения 208-го отряда, которые отражали яростные атаки батальона 286-й охранной дивизии в районе деревни Лазье. У деревни Пересопня, куда пробились бойцы 152-го отряда, наступление батальонов 608-го полка удалось остановить. Причем 7 июня партизаны совершили нападение на служебную машину Курта фон Зейдлица-Курцбаха и убили полковника[273]273
  Валаханович А.И., Савченко И.И. Указ. соч. С. 35.


[Закрыть]
.

Зондеркоманду Дирлевангера подключили к операции «Майский жук» не сразу: с 30 июня по 5 июля 1942 г. часть занималась «зачистками» в Кличевском, Березинском и Могилевском районах. Затем личный состав перебросили под Воевичи, где штрафники участвовали в боях в составе ударной группы. 9 июля Дирлевангер получил ранение в руку. С 1 по 10 июля личный состав батальона сжег деревни Грибова Слобода, Матеевичи, Голынка, Дулебы и Треболье[274]274
  Personalakt Oskar Dirlewanger…; MacLean F.L. Op. cit. P. 75; Козак К.И. Германские и коллаборационистские потери на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны (1941–1944): анализ и итоги. Минск, 2012. С. 123; Нацистская политика геноцида… С. 56–57; 65–66; Рясной В., Чернявский Ю. Указ. соч. С. 518, 520.


[Закрыть]
.

Разумеется, во время операции «Майский жук» села жгли не только подчиненные Дирлевангера, но и охранные подразделения, в первую очередь за оказание помощи партизанам. Боевые группы уничтожили деревни Охотичи, Богдановка, Пацева Слобода, Костричи, Костричская Слобода. Место, где стояла деревня Воевичи, можно было узнать только по обгоревшим остовам печей[275]275
  Храмович Г.А. Указ. соч. С. 111, 117.


[Закрыть]
.

Между 10 и 13 июля генерал Шенкендорф отдал приказ о выводе войск из боев. Операция «Майский жук» не достигла поставленной цели. Наступление подразделений 608-го полка было остановлено на рубеже, проходящем по реке Ольсе между Кличевым и деревней Бацевичи, а батальон «Березина» понес большие потери. Из сел партизанской зоны удалось вывести всего 636 голов скота[276]276
  Валаханович А.И., Савченко И.И. Указ. соч. С. 36; Нацистская политика геноцида… С. 243.


[Закрыть]
.

Шенкендорф приказал разработать новую операцию и привлечь к ней еще больше сил. По его распоряжению ближе к Кличевскому району перевели части 286-й охранной дивизии генерал-майора Иоганна-Георга Рихерта. Вокруг партизанской зоны происходило накапливание сил и средств. Как вспоминает Г. Храмович, вокруг усакинского леса, последнего оплота «народных мстителей», сомкнулось кольцо окружения. Инженерно-строительные части немцев соорудили дзоты, отрыли окопы в полный профиль с ходами сообщения. За первой линией окопов шла вторая, за ней – третья. Начиналась новая блокада[277]277
  Храмович Г.А. Указ. соч. С. 119.


[Закрыть]
.

Бывший командир 600-го партизанского полка Г.Ф. Медников, чьи отряды действовали в Белыничском и Могилевском районах, вспоминал: «Во время блокад немецкое командование использовало огромные массы войск: части СС, воинские части, специальные команды полиции безопасности и СД, власовцев. Карательные акции проводились… с коварной изобретательностью, но при огромном преимуществе в живой силе и вооружении, с применением технических средств, которых не было у партизан»[278]278
  Цит. по: Медников Г.Ф. За гранью риска. Минск, 2005. С. 158.


[Закрыть]
.

Готовившаяся в середине июля 1942 г. операция, получившая кодовое наименование «Орел» («Adler»), вполне подходила под это описание. Шенкендорф сконцентрировал рядом с партизанской зоной силы, равные по численности хорошо укомплектованному пехотному соединению вермахта, имевшему авиационную и артиллерийскую поддержку, резервы и обеспечение. Было сформировано четыре боевых группы – из состава частей высшего фюрера СС и полиции, 203-й и 286-й охранных дивизий, образовавших оперативное соединение «Орел».

От высшего фюрера СС и полиции были выделены:

– 2-й полицейский полк (командир – подполковник Альберт Бухман), в составе 11-го и 13-го резервных полицейских батальонов (командиры – майоры полиции Франц Лехтгалер и Ганс Грип) и 22-го полицейского батальона (командир – майор полиции Эвальд Штернагель);

– особая команда СС «Дирлевангер»;

– команда СД (сформирована на базе подразделений 8-й айнзацкоманды)[279]279
  Klemp S. «Nicht ermittelt». Polizeibataillone und die Nachkriegsjustiz. Essen, 2011. S. 318, 322; Curilla W. Op. cit. S. 180, 597, 709; Campbell S. Op. cit. P. 51, 53, 55; Gerlach C. Kalkulierte Morde… S. 904.


[Закрыть]
.

203-я охранная дивизия выделила:

– 473-й охранный батальон (командир – майор Му ид);

– 642-й охранный батальон;

– боевой батальон «Днепр»;

– 8-й артиллерийский дивизион «Смоленск»;

– команду ГФП.

286-я охранная дивизия к операции привлекла:

– 134-й полицейский батальон;

– 452-й охранный батальон;

– 102-й казачий батальон (командир – майор Иван Никитич Кононов);

– 9-й артиллерийский дивизион «Смоленск»;

– особый батальон капитана доктора Кноб лиха;

– танковый взвод 286-й охранной дивизии;

– команду тайной полевой полиции.

В резерве находились:

– 2 легких разведывательных танка;

– 6-й зенитный моторизованный взвод;

– 1-й взвод 769-го легкого зенитного дивизиона;

– 2-й взвод 715-го легкого зенитного дивизиона 35-го зенитного полка[280]280
  Sicherung Division 286 «Kampfgruppe Adler» Abschlussbericht über das Unternehmen «Adler», 8.8.42 / NARA T—354, R. 649; MacLean F.L. Op. cit. Р. 76; Литвин AM. К вопросу о казачьих формированиях вермахта на Беларуси (1941–1944) / Война. Народ. Победа: материалы международной научной конференции. Москва, 15–16 марта 2005 г. М., 2008. С. 295.


[Закрыть]
.

В операции также участвовали батальон «Волга» из состава Русской Национальной Народной Армии (а точнее – соединения «Граукопф») – вместо батальона «Березина», потерявшего 150 человек, и подразделения вспомогательной полиции[281]281
  См.: Жуков Д.А., Ковтун И.И. РННА. Враг в советской форме. М., 2012. С. 186.


[Закрыть]
.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 1 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации