Электронная библиотека » Карен Брэйди » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:02


Автор книги: Карен Брэйди


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 27 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Карен Брэйди

Такой прекрасный, жестокий мир

Пролог

Лондон, 25 июня 1993

Синтия Харгривс выглянула из окна своего кабинета на пятнадцатом этаже и снова испытала приступ ностальгии по Флит-стрит. Она очень неохотно дала согласие на переезд в район бывших доков, но, поскольку конкуренты один за другим перебирались в многоэтажные безликие здания у реки, ей пришлось признать, что ее корпорация «Геральд» не может дольше быть среди них белой вороной.

Однако сразу после переезда выяснилось, что у правительства закончились средства на возведение нового делового центра на востоке столицы. От сверкающей мечты остались продуваемые ветрами пустыри с недостроенными небоскребами, мародерствующие банды и постоянное ощущение чьей-то колоссальной ошибки.

«Что за отвратительное место», – в который раз подумала Синтия, поворачиваясь лицом к человечку в очках, робко ожидающему, когда она соизволит обратить на него внимание.

– Джеральд, официальное оглашение завещания на следующей неделе. Неужели нельзя было подождать? – спросила она, садясь за стол. – Мне пришлось отменить несколько важных встреч.

Ее муж умер всего два дня назад, однако Синтия была такой, как всегда, то есть суровой и деловитой. Ничто в ее облике не намекало на недавнюю тяжелую утрату, тем более что черные костюмы она считала обязательными для деловой женщины. Сухая кожа в мелких морщинках туго обтягивала скулы, и тонкие губы неизменно изгибались в странной усмешке – результат чрезмерного увлечения пластической хирургией, как шептались за спиной Синтии. Глубоко посаженные глаза с тяжелыми веками были почти безжизненными, и вряд ли за последние дни из них пролилось много слез. Коротко стриженные седые волосы лишь усиливали ее сходство с мумией.

Взмахом руки Синтия предложила Джеральду сесть. Его всегда удивляло, как такое тощее запястье может выдержать столько браслетов.

– Как я понимаю, речь пойдет именно о завещании, – сказала Синтия, закуривая.

Джеральд молча кивнул. Он был семейным поверенным Харгривсов много лет, однако так и не привык к бесцеремонным манерам Синтии и в ее присутствии с трудом собирался с мыслями. Синтия Харгривс не выносила дураков, а, по ее мнению, все вокруг были дураками.

– Синтия, Стюарт когда-либо говорил с вами об условиях своего завещания? – спросил Джеральд, прекрасно понимая, что если бы Стюарт это сделал, то Синтия не вела бы себя сейчас так спокойно. Даже когда Синтия полностью контролировала себя, никто не назвал бы ее приятной женщиной, в гневе же она была сущим дьяволом.

– А о чем говорить? – Синтия глубоко затянулась сигаретой. Детей у них нет. Кому еще мог бы Стюарт оставить свою собственность? – Все переходит ко мне, кроме того, что он оставил партии.

Джеральд откашлялся и заговорил, тщательно подбирая слова.

– Он… э… ничего не оставил партии. Он считал, что у них и так достаточно денег.

Синтия поджала губы. Начиная с 1970 года Стюарт занимал в правительствах консерваторов важные министерские посты, но к концу своей карьеры – из-за увлечения либеральными идеями, как считала Синтия, – превратился почти в ничтожество.

– Тогда в чем проблема?

Джеральд видел, что ее терпение на исходе, но как же сказать ей?

– Безусловно, недвижимость переходит к вам.

Синдикат Харгривсов владел недвижимостью по всему свету, по большей части в Южной Америке и Юго-Восточной Азии, но Джеральд говорил сейчас о семейной собственности: доме в Кенсингтоне, вилле с виноградниками в Бордо и большом поместье в Норфолке.

– Не сомневаюсь. И не будем забывать, что Стюарт купил все это на мои деньги.

Синтия никому не позволяла забывать, что Стюарт, отнюдь не бедный сам, большую часть своего состояния приобрел, женившись на ней, дочери Артура Карстерса, одной из богатейших женщин Англии. Контроль над газетной империей, созданной Карстерсом буквально на пустом месте, после его смерти перешел к Синтии и ее мужу. Стюарта вполне устраивала роль пассивного партнера. Он получал приличные дивиденды и занимался своей карьерой политика, а Синтия управляла синдикатом с такой безжалостностью, что быстро стала легендой на Флит-стрит.

Синтия взглянула на фотографию Стюарта, стоявшую на ее столе. Даже будучи уже немолодым, Стюарт был неотразим. Синтия понимала, что, кроме богатства, практически ничего не могла предложить ему, и именно по этой причине постоянно напоминала о своих деньгах. В молодости с помощью денег она легко поддерживала иллюзию красоты, однако Стюарт не обманывался. Он едва терпел Синтию за полное отсутствие сострадания, но слаб человек! – и Стюарт позволил купить себя. Сорок лет продолжался этот брак по расчету, взаимовыгодная сделка, принесшая Синтии вес в обществе, а Стюарту – роскошную жизнь.

Воспоминания вызывали лишь раздражение, Синтия вернулась к неотложному делу.

– Ну, Джеральд, выкладывайте. Пожертвования на кошачий приют? Бордель? Больницу?

Джеральд приготовился к неминуемой вспышке гнева.

– Дело касается акций компании.

К его удивлению, Синтия осталась невозмутимой.

– Согласно цифрам, – сказала она, вынимая из ящика стола папку, – в конце прошлого месяца он держал чуть более двадцати двух процентов.

Собственные тридцать процентов обеспечивали Синтии контроль над компанией. Она знала, что в течение предыдущих нескольких лет Стюарт потихоньку продавал свои акции, как он говорил, «на содержание виноградников». Продажа первых десяти тысяч вызвала у нее подозрение. Она решила, что Стюарту понадобились деньги для одной из его девок, и прямо сказала ему об этом, но он только рассмеялся ей в лицо. К тому времени Стюарт был единственным человеком в мире, который ее не боялся. Над ним она не имела власти. И если он сказал, что деньги нужны на виноградники, ей оставалось лишь смириться.

Джеральд больше не мог тянуть и увиливать.

– Синтия, цифры вы знаете лучше меня, однако, по завещанию Стюарта, все его акции должны быть проданы.

– Что? – взвизгнула Синтия, вскакивая и перегибаясь через стол к перепуганному поверенному. Ее лицо оказалось так близко, что он почувствовал ее прокуренное дыхание. – Кому?

Джеральд вцепился в подлокотники и вжался в кресло. На лбу выступили бисеринки пота. Он глубоко вздохнул и попытался вложить в голос побольше сочувствия. Мегера еще не слышала худшего.

– Стюарт не имел в виду определенного покупателя, он просто завещал ликвидировать свой пакет акций.

– У него были долги? Я не позволю ублюдку подорвать бизнес.

– Синтия, насколько я знаю, никаких долгов нет. Стюарт поставил условие: сумму, вырученную от продажи акций, наследует Сара Мур.

– Та шлюха? – выкрикнула Синтия, падая на стул и теряя последние остатки и без того еле заметного румянца.

Джеральд вскочил на ноги.

– Налить вам воды?

Синтия так и сидела с раскрытым ртом, впервые в жизни лишившись дара речи.

Джеральд воспользовался этой паузой.

– Мне придется известить мисс Мур. Она должна присутствовать при чтении завещания. И…

Голос вернулся к Синтии:

– Убирайтесь! Немедленно убирайтесь!

В третий раз ей повторять не пришлось. Джеральда уже не было в кабинете.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Лондон, июль 1986

Сара Мур поправила бретельку мини-платья из золотой парчи и попыталась отстраниться от мужчины, с которым танцевала.

– Ведите себя прилично, – процедила она сквозь зубы.

В ответ он лишь крепче обхватил ее тонкую талию и притянул еще ближе к себе. Рост Сары был за метр восемьдесят, а каблуки добавляли еще десять сантиметров, что позволяло мужчине – далеко не коротышке – уютно устроить плешивую голову между ее крепкими грудями. Погрузив руку в рыжие локоны, струившиеся по спине партнерши, он поднял голову и прошептал:

– У тебя отличные сиськи.

В зеленых миндалевидных глазах Сары вспыхнуло едва скрываемое отвращение.

– А у вас поганый язык, – сказала она, отталкивая его.

– Кто-нибудь говорил, что из тебя вышла бы классная манекенщица? – спросил он, проводя пальцем по ее усыпанному веснушками носу.

– Да, – ответила Сара, крепко сжимая полные губы, чтобы спасти от грязного пальца рот. И правда. Ей это говорили постоянно. Несколько раз представители модельных агентств останавливали ее на улице, и она равнодушно брала их визитные карточки, которые тут же выбрасывала. Карьера манекенщицы не входила в ее жизненные планы.

– Настоящей манекенщицей, – продолжал мужчина, обхватывая влажной ладонью ее руку, словно желая подчеркнуть свою искренность. – Не такой, как весь этот мусор вокруг. Не успеешь ступить в Сохо, за каждой дверью поджидают так называемые модели. Но ты, ты – что-то особенное.

Саре все это надоело. Она много раз слышала подобные речи, причем произнесенные с гораздо большим чистосердечием и без надежды на вознаграждение, как в данном случае. Ее мало интересовала собственная внешность. Если она красива, в этом нет никаких ее заслуг. Внешность – просто результат случайного сочетания генов. Сара вздохнула:

– Послушайте, принести вам еще что-нибудь?

Он осклабился и обхватил рукой ее грудь.

– Ты знаешь, чего я хочу.

– Если вы сию же секунду не уберете руки, вас выведут из заведения, – прошипела Сара, подхватывая поднос с пустыми стаканами.

Мужчина успел щипнуть ее за попку, и Сара с трудом подавила желание опустить поднос на его потную плешь, однако она знала, что Бренда наблюдает за ней в зеркало. Сара работала в баре «У Микки» больше двух недель, но пожилая неряшливая администраторша, почему-то предпочитавшая полупрозрачную одежду, обтягивающую ее обвислые телеса, до сих пор относилась к новой официантке настороженно. Не хватало еще на ее глазах ударить подносом одного из клиентов.

– Держите, – сказала Сара, выуживая из декольте десятифунтовую банкноту и бросая ее на стойку бара.

Бренда убрала деньги в кассу и вернула Саре пятерку. Таковы были местные порядки. Все чаевые делились поровну между заведением и официантками. И горе любой девушке, пойманной на утаивании чаевых. Конечно, деньги, заработанные сверхурочно, – личное дело каждой, и, как говорила одна из официанток, для желающих заработать «сверхурочные» проблем нет. Сару тошнило от одной только мысли об этом.

– Тихий вечер выдался, – сказала Бренда, зажигая новую сигарету от окурка предыдущей. – Не хочешь взять перерыв?

– Я жду Билли, – ответила Сара, оглядывая зал.

Трудно было различить лица в тусклом свете, отбрасываемом несколькими лампами без абажуров. Подвальное помещение без окон казалось мрачным и унылым. Вдоль задней стены, терявшейся в темноте, тянулся ряд отдельных кабинок, обитых красным бархатом. Почти все официантки втиснулись в одну из них и увлеченно играли в карты. Никто не обращал внимания на потного лысого посетителя, так как всем было ясно, что здесь настоящих денег не заработаешь.

– Он сегодня придет, – сказала Бренда, давясь кашлем. – Микки вернулся.

Обнаженные руки Сары покрылись гусиной кожей. Микки Нэш объявится в баре сегодня вечером! Эту новость она ждала с того самого момента, как приступила к работе.

– Пожалуй, я действительно передохну, – стараясь выглядеть невозмутимой, произнесла Сара. – Можно сказать Мэгги и Кейти?

Прищурившись, Бренда взглянула на женщин, играющих в карты.

– Тогда быстрее. Сорок пять минут. Опоздаете – удержу из зарплаты.

Сара не стала напоминать, что она, как и все девушки, получает не зарплату, а лишь половину чаевых. Неудивительно, что в такие бесперспективные вечера, как сегодняшний, официантки подрабатывают проституцией. Сара была уверена, что Бренда прекрасно это знает и, вполне вероятно, получает свою долю.

– Мэгги! Кейти! Я иду к Алу. Встретимся там, – крикнула Сара, быстро направляясь к выходу. Она почти взлетела по лестнице, не желая находиться в баре ни одной лишней секунды.

Оказавшись на улице под красной неоновой вывеской «У икки», поскольку буква М перегорела, Сара с удовольствием вдохнула загазованный воздух Сохо. После въедливых запахов, царящих в баре – смеси сигаретного дыма, дезинфецирующих средств, несвежего пива и немытых тел, – даже автомобильные выхлопы казались освежающими. Сара понюхала прядь волос. Сколько бы она ни стояла под душем после смены, невозможно было избавиться от мерзкого запаха.

Вечер был теплым, и Бруер-стрит кишела народом, как днем. Сара легко лавировала между сутенерами, проститутками, мелкими жуликами и туристами, однако сдержанные точные движения не могли скрыть ее внутреннего огня. Не пройдя и ста метров, Сара метнулась на проезжую часть и перебежала улицу перед мчащимся такси.

Прохожие оборачивались ей вслед, но, казалось, Сара совершенно не замечает ни пристальных взглядов, ни восхищенного свиста. Даже в джинсах и просторной футболке она могла остановить дорожное движение, но оставалась совершенно безразличной к впечатлению, производимому на окружающих: как мужчин, так и женщин. Она была равнодушна к своей красоте, и это равнодушие лишь делало ее еще более привлекательной.

– Добрый вечер, красотка, – приветствовал ее Ал, владелец кафе, когда Сара вошла и села на свое обычное место. – Попробую угадать. Греческий салат с двойным соусом?

Сара с улыбкой кивнула. Накануне она заказала и двойной лук, надеясь избавиться от одного из слишком назойливых посетителей, который весь вечер пытался поцеловать ее. Забавно, как быстро испарилось его желание, когда она вернулась после перерыва. Ал поставил на стойку минеральную воду. За окном на противоположной стороне улицы призывно мелькали яркие розовые огни пипшоу: «СЕКС! СЕКС! СЕКС!» Сара поежилась и обхватила руками плечи, вдруг почувствовав себя слишком обнаженной.

Работая в баре, она безукоризненно играла свою роль, но в тихом уютном кафе Ала остро ощущала пропасть между настоящей Сарой Мур и вынужденно созданным образом полуголой уличной девки с толстым слоем косметики на лице.

Сара вынула из сумочки письмо, которое знала почти наизусть, и перечитала его, наверное, в сотый раз. Несколько недель назад, как раз перед выпускными экзаменами, кто-то сунул это письмо в ее ящик для корреспонденции в колледже, где она изучала журналистику. Явно хорошо осведомленный анонимный автор рассказал о процветании проституции и наркомании в баре «У Микки» в районе Сохо, предложив Саре проверить эту информацию и использовать ее для газетной статьи. Сначала Сара решила, что ее разыгрывает один из отвергнутых поклонников, но после поверхностного расследования стало ясно, что, по меньшей мере, основные изложенные в письме факты соответствуют действительности. Подтвердилось, что арендатором помещения является некий Микки Нэш, а владельцем – компания «Адмирал». Продолжая поиски, Сара выяснила, что эта компания зарегистрирована на острове Гернси в проливе Ла-Манш и имя одного из директоров – Робин Рипли. Вся остальная информация о компании была закрыта.

Университетские подруги Сары Мэгги Лоуренс и Кейти Кларк сомневались, что работа официантками принесет какой-либо интересный результат. В конце концов, в Сохо трудно найти клуб, где бы не процветали проституция и торговля наркотиками. Однако через две недели девушки были вынуждены признать свою ошибку. Наркотики и проституция представляли собой лишь вершину айсберга. Для начала оказалось, что половина мужчин, потреблявших в баре «У Микки» наркотики и снимавших проституток, – футболисты из команд первой лиги, но самое главное – некоторым из них платили за преднамеренный проигрыш. Сару, страстную поклонницу футбола, это особенно возмущало.

Она отложила письмо, осознав, что снова пытается найти хоть какие-то намеки на личность отправителя и что эти усилия, как обычно бесполезные, лишь раздражают ее. Микки Нэш – не дурак, и ясность мысли ей еще понадобится.

С улицы донеслись сердитые крики, и Сара взглянула в окно. Посреди дороги Мэгги и какой-то мотоциклист, видимо, чуть не сбивший ее, осыпали друг друга оскорблениями. Безусловно, виновата была Мэгги, но это не мешало ей поливать парня отборными ругательствами. Мэгги была невероятно близорука еще со школьной скамьи и носила очки, но Бренда не позволяла надевать очки в баре. Если честно, Бренда вообще не хотела брать Мэгги на работу.

Мэгги Лоуренс была невысокой толстушкой с водянисто-голубыми глазами и неопрятной копной разноцветных кудряшек. Сара не советовала подруге краситься сразу после перманента, но Мэгги не послушалась, и теперь в ее мышиного цвета волосах мелькали оранжевые пряди. Из-за этих, по выражению самой Мэгги, «последствий ядерного взрыва» и пристрастия к одежде на два размера меньше, чем требовала фигура, Бренда заявила, что Мэгги скорее будет отпугивать, чем привлекать клиентов, и согласилась взять толстуху на работу лишь после того, как Сара с глазу на глаз объяснила ей: или она берет всех троих, или никого.

Перебранка с мотоциклистом закончилась, и Мэгги тяжелой походкой пересекла улицу и остановилась перед дверью, шаря в сумочке в поисках очков. Нацепив их, она вошла в кафе и села рядом с Сарой.

– Бренда обойдется без своей половины. – Мэгги вытащила из декольте, едва прикрывавшего чересчур пышный бюст, пятифунтовую банкноту. – Представляешь, один скупердяй пытался сунуть монету в один фунт!

– С тобой все в порядке? – спросила Сара, слегка сморщив нос. Мэгги вычитала в каком-то журнале, что каждая женщина должна иметь свойственный лишь ей характерный аромат, и, выбрав для себя духи с резким запахом пачули, щедро обливалась ими.

– Что? Ах, это? Я ему задала жару. Он чуть не разревелся, – ответила Мэгги, закуривая сигарету.

Сара ни на секунду не усомнилась. Острый язычок Мэгги вполне мог заставить плакать взрослых мужчин.

– Неужели так обязательно курить и здесь? – простонала она, разгоняя рукой сизое облако. – Давай просто отдохнем.

– Отстань. Ал, пожалуйста, две сосиски с жареной картошкой и коку. – Мэгги показалось, что Сара смотрит на нее неодобрительно. – Ты возражаешь? Я голодна.

Сара промолчала и, достав из сумочки блокнот, стала расшифровывать стенографические записи. Мэгги снова высказалась за нее, к тому же она в плохом настроении. Похоже, это стало ее обычным состоянием. Раньше Мэгги с ее грубоватым юмором была веселой компанией, но Сара не смогла припомнить, когда они в последний раз смеялись от души. Всего несколько лет назад подруги покатились бы со смеху, представив, что будут работать в заведении, очень похожем на бордель. Правда, это было до летних каникул, проведенных в Уэльсе, каникул, в которые Мэгги утратила свою обычную веселость. «Почему вдруг в голову пришел Уэльс?» – подумала Сара.

– Бренда снова приставила меня к пятому столику, – сказала Мэгги, потягивая колу.

Сара взглянула на нее с надеждой.

– Хоть на этот раз ты все записала?

– Кажется, главное я помню.

– Мэгги!

– Я не умею стенографировать, а слишком долгое сидение в уборной выглядит подозрительно. Я же тебе предлагала укрепить в моем лифчике микрофон. – Мэгги ткнула себя в грудь – отличные переключатели.

Сара вырвала из блокнота чистый лист.

– Держи. Запиши сейчас, пока все не забыла.

Мэгги посмотрела в окно.

– А вот и Кейти. Неужели она действительно думает, что найдется мужчина, желающий раскошелиться на такое пугало?

– Ну и ведьма же ты!

Мэгги скомкала листок и, улыбнувшись во весь рот, бросила его Саре.

– Спасибо за комплимент.

– И у тебя снова зубы в губной помаде.

Мэгги выудила из сумочки зеркальце, протерла зубы и скорчила рожу своему отражению, затем снова провела по губам ярко-красной помадой. Сама Сара терпеть не могла косметику и красилась только на работу, Мэгги же и к завтраку являлась в полной боевой раскраске. Сара хотела сказать подруге, что ее хорошенькое личико только проигрывает от избытка косметики, но понимала, что момент для этого не совсем подходящий.

Кейти тяжело опустилась на стул. Она выглядела так, словно несла на своих плечах бремя всех забот в мире. Сара понимающе улыбнулась ей.

– Ненавижу эту забегаловку, – вздохнула Кейти.

– Опять никаких чаевых? – язвительно спросила Мэгги и взвизгнула, поскольку Сара лягнула ее по голени.

Кейти положила голову на руки, длинные прямые черные волосы упали на лицо, словно защищая ее от яда, сочащегося с языка Мэгги.

– Я не хочу туда возвращаться.

– Недолго осталось, – успокоила Сара, поглаживая руку Кейти. – Бренда сказала, что сегодня придет Микки. Мне потребуется всего пара дней.

– Сара, я должна тебе кое-что сказать…

– Ты ограбила старьевщицу, чтобы заполучить этот наряд? – прервала ее Мэгги.

– Ешь свою картошку и помалкивай, – огрызнулась Сара.

Кейти покачала головой.

– Я понимаю, что выгляжу несоответствующе.

Кейти действительно нельзя было назвать красавицей. У нее были не очень большие и слишком широко расставленные серые глаза, придававшие ей странный, какой-то диковатый вид, длинный нос и огромный рот. Если бы Кейти увлекалась журналами вроде тех, из которых Мэгги вычитала о характерных ароматах, она знала бы, что ей следует пользоваться еле заметным макияжем, но Кейти, наоборот, подчеркивала резкие черты лица яркими мазками над глазами и на скулах. Результат должен был бы оказаться катастрофическим, однако ничего подобного не случилось. По мнению Сары, Кейти выглядела потрясающе.

А наряд! Короткое черное платье, обнаруженное среди одежды, собранной благотворительным фондом для нуждающихся, черные колготки и тяжелые ботинки «Доктор Мартенс». На прозрачной просторной белой блузке, надетой поверх платья, Кейти нарисовала черный череп и кости, повторяя мотив серебряных сережек. Наряд дополнялся множеством массивных дешевых колец почти на всех пальцах. Последний писк моды, который Кейти скопировала с разворота «Фэйс».

– Ты выглядишь великолепно, – искренне восхитилась Сара. – Что ты хотела сказать?

– Мне предложили работу в «Мариэлле». Ну, они попросили меня приготовить кое-какую одежду для фотосъемки, чтобы посмотреть, на что я способна. Я пока не ответила ни «да», ни «нет». Я не могу работать дни и ночи, а тебя подводить не хочу.

Сара была искренне рада за подругу.

«Мариэлла» была самым популярным из новых женских журналов. Половина девушек с их курса записалась туда на практику, и вот Кейти предложили самостоятельную работу.

– Великолепно! Поздравляю. Конечно, ты должна согласиться. Мы с Мэгги и без тебя закончим расследование.

Мэгги неодобрительно фыркнула:

– Так и знала, что она не выдержит.

– А ты бы отказалась от такого предложения? – спросила Сара.

Мэгги залпом допила свою коку.

– Если хочешь знать, в воскресенье я отказалась от работы.

Сара приподняла брови.

– Неужели? Значит, в воскресенье… дай-ка подумать… – По представлению Мэгги, искать работу значило спать с как можно большим числом мужчин, работающих в средствах массовой информации, и надеяться на их благодарность. Сара вспомнила, что в последнее воскресенье из спальни Мэгги крался особенно непривлекательный тип. – Провинциальное радио или газета?

– Не имеет значения, – пробурчала Мэгги, обиженно надувшись. На самом деле воскресный любовник трудился в сельскохозяйственном журнале и работы ей не предлагал. Правда, он сказал, что хотел бы снова переспать с ней. Но если бы Сара об этом услышала, то прочитала бы еще одну лекцию на тему: «Нельзя использовать свое тело для карьеры«. Сара такая ханжа. Будто она иначе использует собственное тело в этом чертовом клубе! – Я отказалась. Мне нужна работа в Лондоне.

Обиделась! Мэгги бывала иногда, мягко говоря, упрямой, но, помня об ужасном детстве подруги, Сара старалась не осуждать ее.

– В провинциальных радио и газетах не так уж плохо работать. Мне вот еще никто ничего не предлагал.

– Обойдусь без твоей снисходительности. Я отказалась. Вот и все.

Мэгги снова взяла меню и заказала шоколадный пудинг.

– Я хочу поблагодарить тебя, – сказала Кейти.

– За что? – удивилась Сара.

– За то, что подтолкнула меня.

Сара практически заставила Кейти послать в «Мариэллу» резюме и несколько фотографий, подтверждавших ее необыкновенное чувство стиля.

– Я не сомневалась, что стоит им увидеть фотографии, как они будут умолять тебя работать в журнале. – Сара взглянула на часы. – У нас осталось двадцать минут. Ты узнала что-нибудь новенькое?

– Я весь вечер играла в карты и услышала от Элен кое-что интересное. Ну, вообще-то не интересное, а омерзительное. Вчера она ушла домой с одним футболистом…

– С кем?

– Она его не назвала. Ну и он рассказал ей, что очень часто четверо или пятеро игроков отправляются в клуб, выбирают самую некрасивую женщину и устраивают групповое изнасилование.

– Омерзительно, – согласилась Сара. – Жаль, что она не назвала его имя.

Лицо Мэгги залила краска. Всего два вечера назад четверо игроков из «Эштона» усадили ее за свой столик и пытались уговорить пойти с ними в другой бар. Они откровенно с нею заигрывали, ей это показалось подозрительным, и она отказалась. За что ей еще и это унижение? Это чертово «секретное расследование» придумала Сара, а Мэгги, как обычно, подчинилась и потащилась за ней. До каких пор Сара будет вмешиваться в ее жизнь? Для Мэгги то лето в Уэльсе было переломным, но Сара не изменилась, даже стала еще более самонадеянной.

Сара прервала ход ее мыслей.

– О чем говорили клиенты за пятым столиком?

Мэгги постаралась припомнить подслушанный разговор.

– Некто по имени Стив играет важную роль в контролировании футбольного тотализатора, – смущенно сказала она. Ну вот. Теперь Сара спросит фамилию Стива, а откуда ей знать? Пока мужчины обсуждали свои дела, она незаметно таскала у них сигареты. – На прошлой неделе Стив заплатил кучу денег одному футболисту, чтобы тот «сдал» матч, а он почему-то не смог… – Мэгги умолкла. Она не могла вспомнить не только фамилию Стива, но и имя футболиста, и название команды. Кроме сигарет, она крала у клиентов и выпивку, и теперь была слегка навеселе. Но должна же быть хоть какая-то компенсация за эту идиотскую работу. – И Стив здорово разозлился.

– Итак, ты не узнала никаких имен? Я же просила тебя делать заметки. – Сара едва сдерживалась. – Ты же знаешь, что речь идет о настоящем мошенничестве.

– Не понимаю, почему нельзя просто продать историю Билли Тода и покончить с этим. Теперь еще Кейти выходит из игры. Все разваливается.

– Сара, если хочешь, я останусь, – сказала Кейти, не поднимая глаз. Мэгги просто пытается свалить на нее вину, но Мэгги вечно к ней цепляется, а она никогда не может найти слов в свою защиту. А если она и отваживалась высказать свое далеко не лестное мнение о Мэгги, Сара бросалась на защиту подруги. Кейти считала несправедливым заставлять отдуваться Сару и потому по большей части помалкивала.

– Билли Тод – лишь незначительный эпизод всей истории. – Сара видела, как Элен несколько раз передавала кокаин Тоду, вратарю и капитану брайтонских «Эштон Атлетикс». Билли, явно неравнодушный к Саре, последние несколько вечеров настойчиво приглашал ее за свой столик. До сих пор она не видела, как он принимал наркотики, но он все время казался взвинченным. – Ладно. Тод принимает наркотики, но ведь не он распространяет их в баре Микки.

– Тогда продай Элен. – Мэгги ненавидела эту шлюху. В первый же вечер Элен заметила, что неплохо иметь в заведении толстуху, поскольку некоторые клиенты любят крупных женщин. – Эта тощая проститутка напрашивается на неприятности.

Сара раздраженно ответила:

– Наркотиками в клубе заправляет Микки Нэш. Элен просто выполняет его приказы.

– Думаю, нам пора возвращаться, – заметила Кейти, вставая, чтобы заплатить по счету.

Мэгги сунула очки в сумочку.

– Я только зайду в туалет.

Ал услышал ее и крикнул:

– Извини, дорогуша, туалет не работает.

– Дерьмо, – пробормотала Мэгги, закуривая одну из украденных сигарет.

Сара подхватила ее под руку.

– Ничего. Сможешь немного потерпеть?

Девушки поспешили обратно в клуб. За время их отсутствия появились новые клиенты, включая Билли Тода, и Бренда быстро распределила троицу по столикам. Кейти досталась группа японских бизнесменов, что подразумевало хорошие чаевые лично для нее, но ничего интересного в плане расследования. Мэгги приказали вернуться к пятому столику, а Сара присоединилась к Билли Тоду. Она тайком подала сигнал подруге, чтобы та не забывала о записях, но тут же вспомнила, что без очков Мэгги ничего не видит.

– Как дела, Билли? Я слышала, Микки сегодня возвращается.

– Ну и что? – Тод уставился на нее, и она заметила, что его зрачки сильно расширены. Выглядел он неважно. Светлый джемпер и свободные слаксы нуждались в стирке, а длинные черные волосы висели сальными прядями, усиливая впечатление неряшливости. – А тебе какое дело?

До сих пор их разговоры касались в основном футбола, Сара тщательно скрывала, что ее интересуют отношения Тода с владельцем бара.

– Я работаю уже больше двух недель и еще не видела его. Просто любопытно. Какой он?

– Парень как парень. Некоторым кажется шикарным. – Тод огляделся по сторонам. – Элен здесь? Мне надо поговорить с ней.

– О чем? – По подозрительному взгляду Тода Сара поняла, что слишком торопит события. Заметив направлявшуюся к туалету Мэгги, она решила напомнить подруге о необходимости делать записи. – Попробую найти ее.

Элен стояла на коленях под столиком в угловой кабинке. Лицо сидевшего за столиком плешивого обожателя Сары расплылось в блаженной улыбке. Сара от отвращения поморщилась, и в этот момент плешивый удовлетворенно хрюкнул.

Через пару секунд из-под стола появилась утирающая губы Элен.

– За сколько мы договорились? – спросил мужчина, открывая бумажник. – Пятнадцать?

– Двадцать, – проворчала Элен, выхватывая банкноту и вставая. – Сара, тебе что-нибудь нужно?

Смущенная тем, что ее застали за подглядыванием, Сара неуверенно сказала:

– Э… Билли хочет с тобой поговорить.

– О Господи! Я же ему сказала, что придется ждать Микки.

Элен направилась к туалету, и Сара последовала за ней.

– Пятнадцать фунтов, – простонала Элен, сполоснув лицо и прополоскав рот. – Прижимистый ублюдок. Говорю тебе… – Из кабинки послышались характерные звуки. Кого-то рвало. – Прелестно!

Сара постучала в дверь кабинки.

– Мэгги! Как ты?

Раздался шум спускаемой в туалете воды, и появилась раздраженная Мэгги.

– Похоже, я съела что-то несвежее.

– Хорошо, что у меня крепкий желудок, – взвизгнула Элен, подмигивая Саре.

Сара предпочла не обратить внимания на намек.

– С тобой все в порядке? У тебя это не в первый раз. Может быть, следует сходить к врачу?

– Я не беременна, если ты об этом.

– Я просто беспокоюсь о тебе.

– Лучше оставь меня в покое! – крикнула Мэгги и выбежала из туалета, хлопнув дверью.

– Сплошное очарование, – язвительно заметила Элен. – При такой внешности она могла бы быть поприветливее.

Сара резко повернулась к Элен, готовая броситься на защиту подруги. Кто такая эта Элен, чтобы критиковать Мэгги? Ей чуть больше двадцати – всего на год или два старше самой Сары, – а ее тощее тело и изборожденное морщинами лицо вполне могут принадлежать женщине под сорок! Но Сара сдержала готовый сорваться с языка поток оскорблений. Элен ей нужна союзницей, а не врагом.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации