» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 января 2014, 00:09


Автор книги: Карен Оганесян


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Карен Оганесян

Правда о Великой Отечественной войне

Красная Армия всех сильней!

Посвящается моей любимой супруге Виктории, без которой эта книга никогда не увидела бы света

От автора

Уважаемый читатель, в книге, которую вы держите в руках, нет никаких доселе засекреченных документов. Нет здесь и «открытия Америки» или «изобретения велосипеда». Автор никогда в жизни не работал в сверхсекретных архивах, никогда не брал интервью «лично у Жукова». Фактически все данные, которые встретятся вам в тексте, были опубликованы ранее во всевозможных «мемуарах» и «исторических трудах» и наверняка уже попадались любознательному читателю, интересующемуся историей Великой Отечественной войны.

Тем не менее автор убежден, что такой книги вы еще не читали. Ведь что известно среднему обывателю о Второй Мировой войне вообще и о Великой Отечественной войне в частности? Можно сказать, что порой, кроме набора штампов, зачастую противоречащих друг другу, ничего. Причем в зависимости от политических убеждений штампы будут разными. «Патриоты» будут рассказывать про превосходство немцев в численности, про героизм Матросова и Гастелло, про великого полководца Жукова. «Демократы» со скорбью в голосе станут вещать о «десятках миллионов погибших», о «жутком и кровавом диктаторе Сталине», о «штрафбатах», «репрессиях» и т.д и т.п. И у тех, и у других СВОЯ правда.

Параллельно существовали и «штрафники», и Герои Советского Союза. Рядом воевали Полководцы с большой буквы и «кабинетные стратеги». Однако история войны – многогранна и объемна, под плоский штамп никак не ляжет. Автор вовсе не надеется, что эта книга сразу же «откроет глаза» всему человечеству. Ведь в последние годы в России издано немало работ достаточно серьезных и знающих свое дело историков, которые вроде бы вполне доходчиво, на фактах и документах доказывают, что далеко не все было во время войны так, как об этом рассказывала официальная коммунистическая пропаганда, как, впрочем, доказывают и то, что еще меньше соответствуют действительности россказни Хрущева, «хрущёвцев» и современных «историков-правдолюбцев» типа Б. Соколова. Тем не менее, как в этом неоднократно убеждался автор в ходе общения, в частности на «сетевых» форумах, штампы никуда не делись.

И все же, и все же. Попытка – не пытка, как говорил незабвенный «товарищ Берия».

Вообще исторические факты вовсе не однозначны. Одними и теми же цифрами из справочников и цитатами из мемуаров можно при небольшом умственном усилии создать две совершенно разные версии об одном и том же событии. А если циферки подправить, мемуары цитировать выборочно, да еще и цитаты из контекста выдернуть, то количество вариантов увеличивается в N-ное количество раз и «доказать» можно будет вообще все, что угодно. Поэтому автор просит читателя быть снисходительным к его труду и не возмущаться, обнаружив «ошибки». Ведь вполне возможно, что ошибка появилась не здесь, а в том справочнике, которым автор воспользовался. А может, как раз именно приведенные в книге данные верны, а ошибка в том якобы солидном фолианте, который лежит дома у читателя.

Глава 1

Вместо предисловия

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. Это исторический факт. Однако вслед за этим произошли события, рационального объяснения которым историки так и не придумали до сих пор. Огромная Красная Армия, десятилетиями восхваляемая официальной коммунистической пропагандой как «непобедимая», в течение нескольких месяцев терпела одно страшнейшее поражение за другим, пока не откатилась аж до Москвы. Германская армия захватила миллионы пленных, тысячи танков, орудий, самолетов, десятки тысяч тонн боеприпасов. Были оккупированы сотни тысяч квадратных километров территории, на которых до войны проживало 70 миллионов советских граждан. Как вообще такое стало возможным? За прошедшие с того памятного дня десятки лет сотни политиков, генералов, историков и публицистов выдвигали свои версии, иногда диаметрально противоположного характера, «объясняющие» причины этих поражений.

Попробуем рассмотреть основные из этих версий.

Вариант № 1. Выдвинут Сталиным, затем поддержан множеством советских генералов и маршалов, которые в своих мемуарах творчески развили идею вождя: «Советский Союз был страной миролюбивой, к войне не готовой, поэтому у «красных маршалов» не было ни солдат, ни боевой техники в достаточном количестве» – «но танков у немцев в несколько раз больше».

Вариант № 2. Создан Хрущевым, вслед за ним повторен «оттепелевскими» историками и журналистами, причем весьма часто звучит и в наши дни: «Кровожадный параноик Сталин перебил перед войной всех умных и талантливых генералов, поэтому РККА вступила в войну, имея устаревшую боевую технику и придурковатых командующих типа Ворошилова, Буденного, Кулика» – «кавалерия себя еще покажет», «автомат – оружие гангстеров и полицейских».

Вариант № 3. Создан в 90-е годы после развала Советского Союза, когда наконец-то стало известно истинное количество и качество советской боевой техники накануне войны. Судя по всему, этот вариант ведет родословную из мемуаров германских генералов. Звучит же он так: «В Красной Армии как накануне, так и в ходе войны танков, самолетов и солдат было в несколько раз больше, чем в Вермахте, но советские генералы – некомпетентные идиоты с замашками «мясников», а советские солдаты – стадо трусливых баранов, безропотно идущих на убой». Именно эта версия особенно мила сердцу большинства современных российских «демократических» историков и журналистов.

Есть, правда, еще и вариант № 4, выдвинутый перебежчиком Суворовым-Резуном. Суть этого варианта в том, что Сталин сам собирался нападать на Германию и поэтому Красная Армия находилась возле границ в группировке, совершенно не приспособленной к обороне. Кроме того, РККА умела только наступать, а к обороне не готовилась совершенно. Отсюда и поражения, когда обороняться все же пришлось.

Поскольку, в отличие от предыдущего варианта, эта версия не выставляла РККА небоеспособной толпой трусливых кретинов, то понятно, что пришлась она по душе многим. Но у Суворова нашлись и яростные критики, и не менее яростные противники. Причем если критики просто выискивали в трудах бывшего шпиона все неточности и нестыковки вместе с грамматическими ошибками, не имеющими, кстати, принципиального значения, то оппоненты Резуна решили «бить» его аргументами из вариантов №1, №2, №3. Например, «как Сталин мог готовить агрессию против Германии, если солдат у него мало, танки – «устаревшие», самолеты – «гробы».

А некоторые пошли даже дальше. Они соглашаются, что Красная Армия готовила наступление на Германию, но тут же радостно восклицают: «…хорошо, что этого не произошло, а то советские войска ждало бы еще более страшное поражение, чем в реальном 1941 году. Ведь техника у Сталина изношенная, генералы – идиоты, а солдаты – бараны…»

Если вы обратили внимание, по сути, весь вопрос сводится к тому, могла ли Красная Армия противостоять Вермахту. Или, если еще проще, – кто сильнее? Обычный ответ в таких случаях – конечно же, Вермахт был сильнее, ведь армия Германии в 1941 году – это мощнейшая армия мира, оснащенная новейшими танками и самолетами. Под предводительством величайших полководцев XX века – германских фельдмаршалов и генералов – воевала «раса господ» – сверхчеловеков. Они добились колоссальных успехов и были побеждены исключительно климатическими условиями на территории Советского Союза: «Генералом Грязь» и «Генералом Мороз», а также армиями США и Великобритании во всех остальных случаях. По крайней мере, именно такой взгляд на события следует из варианта №3 и частично из вариантов №1 и №2.

Так что, для того чтобы разобраться, каковы были причины разгрома РККА в 1941 году, попытаемся выяснить путем сравнения – чья же армия была сильнее.

Боеспособность, боевая мощь армии характеризуется многими составляющими, основными из которых являются:

1) боевой и численный состав армии и флота;

2) количество и качество вооружения и боевой техники, находящейся на вооружении войск;

3) наличие и качество организационных структур, обеспечивающих использование боевых возможностей армии и флота в войне;

4) качество командных кадров;

5) степень стратегического развертывания Вооруженных сил к началу войны.

Кроме того, имеет большое значение наличие необходимого боевого опыта. А также, что еще более важно, степень осведомленности о состоянии сил противника, или, попросту говоря, эффективная военная разведка. Есть и другие факторы, но их мы постараемся затронуть уже в ходе исследования. А вот когда разберемся, кто был сильнее: РККА или Вермахт, то будет легче понять – почему события в 1941 году пошли именно так, а не иначе.

Глава 2

Невиданная армия вторжения

Какими силами располагала Германия накануне нападения на СССР?

По свидетельству Гудериана, к 22 июня в Вермахте насчитывалось 205 дивизий. Двенадцатитомная «История Второй Мировой войны» насчитала 214 дивизий и 7 бригад. М. Мельтюхов, ссылаясь на немецкие источники, назвал 208 дивизий, 1 боевую группу, 3 моторизованные и танковые бригады и 2 пехотных полка (М. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина).

Вообще-то в том, что касается германских соединений, надо учитывать, что одна и та же дивизия в разных источниках может называться не дивизией, а бригадой, а то и полком. Так, по германским документам трудно понять, что такое «Лейбштандарт «Адольф Гитлер». Если учитывать, что к 22 июня в нем насчитывалось свыше 10 тысяч солдат, то это скорее дивизия. Но германская пехотная дивизия в 1941 году – это 15—16 тысяч человек. Так что некоторые историки считают «Лейбштандарт» бригадой. Та же ситуация с моторизованным полком «Великая Германия». По своей боевой мощи это скорей усиленная бригада, чем полк. Однако Гудериан в мемуарах постоянно называет «Великую Германию» пехотным полком. Но все же можно утверждать, что к 22 июня Вермахт состоял из: 21 танковой, 10 моторизованных, 4 моторизованных СС (включая «Лейбштандарт»), 6 горно-пехотных, 4 легкопехотных (егерских), 9 охранных, 152 пехотных, 1 полицейской СС, 1 кавалерийской дивизии, 1 моторизованной учебной бригады, 1 горной бригады СС (иногда называется боевой группой СС, иногда горной дивизией), 1 моторизованного пехотного полка «Великая Германия», 1 пехотного полка.

А в Советском Союзе накануне войны насчитывалось: 61 танковая, 31 моторизованная, 2 мотострелковые, 19 горно-стрелковых, 177 стрелковых, 13 кавалерийских дивизий, 5 стрелковых, 16 воздушно-десантных, 1 танковая бригада, 29 отдельных мотоциклетных полков.

А также 14 дивизий и 18 бригад НКВД.

Итого, не учитывая мотоциклетные полки, – 329 расчетных дивизий и 16 воздушно-десантных бригад. Кстати, если вы обратили внимание, то мы совершенно не рассматриваем соединения и части артиллерии, инженерных, строительных и химических войск, отдельные батальоны, дивизионы, роты и отряды. По ходу нашего исследования мы, конечно, упомянем часть упущенного, но на данный момент численность этих соединений принципиального значения не имеет.

Какие же войска были сосредоточены на границе между СССР и Германией? Ведь могло же случиться так, что Гитлер всю свою армию бросил на Россию, а глупый и трусливый Сталин основные силы держал на Дальнем Востоке и в Средней Азии?

Коммунистические историки примерно так в свое время и заявили. По их подсчетам, «в составе вражеских группировок, подготовленных к вторжению в СССР, насчитывалось 181 дивизия и 18 бригад», т.е. 190 расчетных дивизий. Им противостояли «войска западных приграничных округов в составе 170 дивизий».

Давайте считать вместе. Эти данные есть практически в каждой книге о начале Великой Отечественной войны. На границе с СССР Гитлер сосредоточил три группы армий.

В состав группы армий «Север» входили: 20 пехотных, 3 танковые, 2 моторизованные, 1 моторизованная СС, 3 охранные дивизии.

В группу армий «Центр»: 31 пехотная, 9 танковых, 5 моторизованных, 1 моторизованная СС, 1 кавалерийская, 3 охранные дивизии, 1 моторизованная бригада, 1 моторизованный полк «Великая Германия».

В группу армий «Юг»: 26 пехотных, 5 танковых, 2 моторизованные СС (в том числе «Лейбштандарт»), 2 моторизованные, 4 легкопехотные, 2 горно-пехотные, 3 охранные дивизии.

Кроме того, на самом северном участке фронта в Финляндии была развернута армия «Норвегия», в составе которой: 2 пехотные, 2 горно-пехотные дивизии и 1 горная бригада СС.

В резерве у Верховного командования находились: 20 пехотных, 1 «полицейская» СС, 2 танковые, 1 моторизованная дивизии.

Но соединения резерва пока учитывать нельзя, поскольку эти дивизии прибывали на фронт начиная с июля месяца и по сентябрь включительно. Поэтому группировка германских войск, сосредоточенная для нападения на Советский Союз, насчитывала: 17 танковых, 9 моторизованных, 4 моторизованные СС (включая «Лейбштандарт»), 1 кавалерийскую, 4 горно-пехотные, 4 легкопехотные, 9 охранных, 79 пехотных дивизий, 1 моторизованную, 1 горную бригады, 1 моторизованный пехотный полк.

Итого, 128,5 расчетной дивизии.

Кроме того, в состав войск вторжения входили армии союзников Германии. Это войска Финляндии и Румынии. Некоторые историки включают сюда еще и войска Словакии и Италии, прибывшие значительно позднее, а также армию Венгрии, которая вступила в войну лишь 2 июля 1941 года. Однако мы их учесть не можем, так как, если бы ход войны был несколько иным, возможно, та же Венгрия осталась бы в стороне от конфликта. Ведь даже Гитлер признавал, что у венгров нет никаких причин воевать против СССР.

Финляндия выставила для войны с СССР все свои соединения сухопутных войск, состоящие из 16 пехотных дивизий, 2 егерских и 1 кавалерийской бригады. Итого, 17,5 расчетной дивизии.

Румыния сосредоточила на восточной границе 13 пехотных дивизий, 3 пехотные, 2 горные, 3 кавалерийские и 1 моторизованную бригаду. Итого, 17,5 расчетной дивизии.

Таким образом, всего для первого удара Германия и ее союзники смогли выставить 163,5 расчетные дивизии.

А теперь перенесемся на другую сторону советско-германской границы. Здесь развернулись войска пяти западных приграничных округов:

Ленинградский ВО – 15 стрелковых, 4 танковые, 2 моторизованные дивизии и 1 стрелковая бригада;

Прибалтийский ОВО – 19 стрелковых, 4 танковые, 2 моторизованные дивизии, 1 стрелковая и 3 воздушно-десантные бригады;

Западный ОВО – 24 стрелковые, 12 танковых, 6 моторизованных, 2 кавалерийские дивизии и 3 воздушно-десантные бригады;

Киевский ОВО – 26 стрелковых, 6 горно-стрелковых, 16 танковых, 8 моторизованных, 2 кавалерийские дивизии, 6 воздушно-десантных бригад;

Одесский ВО – 12 стрелковых, 1 горно-стрелковая, 4 танковые, 2 моторизованные, 3 кавалерийские дивизии и 3 воздушно-десантные бригады.

Итого: 96 стрелковых, 40 танковых, 20 моторизованных, 7 горно-стрелковых, 7 кавалерийских дивизий, 2 стрелковые, 15 воздушно-десантных бригад.

Принимая 3 воздушно-десантные бригады за дивизию, получаем 176 расчетных дивизий.

Но это еще не все. Во-первых, в западные приграничные округа уже начали прибывать войска Второго Стратегического эшелона. К 22 июня успели разгрузиться 10 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии. Во-вторых, в состав округов входили войска НКВД. Они включали в себя 7 дивизий, 2 бригады, 11 оперативных полков, на базе которых началось формирование еще трех дивизий. Т.е. всего войска НКВД на западной границе насчитывали 11 расчетных дивизий.

Таким образом, в округах на 22 июня 1941 года находились 203 расчетные дивизии.

Теперь уточним, что германское командование могло усилить свои ударные группировки 24 дивизиями резерва. А у Сталина только в составе Второго Стратегического эшелона, не считая 16 уже упомянутых соединений, еще 61 дивизия, включая 11 танковых и 6 моторизованных. Кроме этого, с началом мобилизации только за первую неделю войны было сформировано еще 96 дивизий.

Но, может быть, советские дивизии были крохотными? Вот Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, например, уверял, что германские дивизии насчитывали от 14 до 16 тысяч человек личного состава, а советские в лучшем случае 8—9 тысяч.

Насчет численности личного состава в соединениях поговорим чуть позже. А сейчас подсчитаем общую численность личного состава армий Германии и СССР.

По «Истории Второй Мировой войны» в армии Германии числилось 4600 тысяч человек, сосредоточенных против Советского Союза. Еще около 900 тысяч выделили союзники. Всего же – 5,5 млн. солдат и офицеров. Это же число называли многие советские и российские историки.

Количество солдат в советских приграничных округах, по сообщениям тех же историков, было от 2,6 млн. до 2,9 млн. Чаще всего называют 2,7 млн. человек личного состава. Итого, двукратное численное превосходство на стороне Германии.

Давайте разбираться. По той же «Истории Второй Мировой войны» армия Германии состояла из:

Сухопутные войска (включая СС) – 3300 тыс.

ВВС – 1200 тыс.

ВМС – 100 тыс.

Однако Мельтюхов уверяет, что в ВВС Германии, брошенных против СССР, насчитывалось только 650 тысяч человек личного состава.

Войска союзников Германии, как мы знаем, это:

Армия Румынии – 358 100 чел. (включая ВВС).

Армия Финляндии – 340 600 чел. (включая ВВС).

Итого, 4750 тысяч личного состава. Но, как мы выяснили, далеко не все войска Германии, предназначенные для нападения, находились вдоль советско-германской границы. На 22 июня на всем Восточном фронте насчитывалось чуть более 4200 тысяч человек, включая ВВС и ВМС.

А что же Советский Союз? По Мельтюхову, группировка советских войск на западе насчитывала 3 088 160 человек. Из них:

2 718 674 в РККА (включая ВВС);

215 878 в ВМФ;

153 608 в НКВД.

Кроме того, личный состав уже прибывших в округа 16 дивизий Второго Стратегического эшелона насчитывал 201 691 человек. Итого, 3,3 млн. человек личного состава.

Да, действительно, войска Германии имеют превосходство в численности, примерно 1:1,3, но во-первых, за ту самую первую неделю войны в Красную Армию дополнительно призвали 5,3 млн. человек. Мобилизация, кстати, продолжалась и далее. А во-вторых, очень значительная часть военнослужащих Германии на фронте не воевала. Яркий пример тому – состояние Люфтваффе (ВВС Германии).

На менее чем 4000 самолетов, развернутых против СССР, в Люфтваффе насчитывалось 650 тысяч человек личного состава, т.е. в среднем по 160 человек на один самолет. В то же время у Сталина во всех ВВС на 24,5 тысячи самолетов – 475 656 человек личного состава. Это меньше, чем по 20 человек на один самолет. Разница колоссальная.

Конечно, в Германии пилотам полагалось хорошее обслуживание, денщики, механики, солдаты охраны. Но не слишком ли много? И если вычесть из общего количества солдат личный состав ВВС, а иначе поступить нельзя, поскольку мощь военно-воздушных сил определяется количеством и качеством боевых самолетов, а не денщиков, то в итоге получим: 3,6 млн. солдат и офицеров Германии против 3,1 млн. солдат и офицеров Советского Союза.

Да-да, автор этих строк знает, что германские зенитчики, в частности те, которые своими 88-мм пушками останавливали советские танки КВ и Т-34, входили в состав Люфтваффе. Но сколько их было, этих отважных артиллеристов Геринга? Не более 50—60 тысяч человек.

Ровно столько же насчитывал личный состав советских воздушно-десантных корпусов, которые тоже входили в состав ВВС. Так что ситуация принципиально не меняется. А после начала войны, как мы уже помним, положение стремительно менялось в пользу Советского Союза.

Глава 3

Броня крепка и танки наши быстры

Если б я знал, что у русских такое количество танков… я бы, пожалуй, не начал эту войну.

Адольф Гитлер 4.08.1941 г.

Вторая Мировая война стала «звездным часом» бронетанковых войск, поэтому разговор о вооружении начнем именно с танков.

По этому пункту мнение как советских, так и большинства российских историков выражается в трех словах: «Немец давил техникой».

Не будем вспоминать про орды «новейших тяжелых танков Вермахта», бороздящих страницы сотен книг, просто обратимся к фактам.

В те не столь далекие времена, т.е. в первой половине XX века, в армиях различных государств использовали свои собственные системы классификации бронетанковой техники.

Например, в Великобритании танки классифицировали по назначению на «линейные», или «пехотные», то есть танки сопровождения пехоты, и на «крейсерские», задачей которых были рейды по тылам противника. Соответственно первые отличались низкой скоростью, но хорошей броней, а вторые – относительно слабым бронированием, но высокими ходовыми характеристиками.

В СССР классификация была проведена по весу танков: «легкие», «средние», «тяжелые».

А в Германии танковую классификацию провели по калибру орудия. Пулеметные танки считались «легкими», танки, вооруженные 37—50-мм пушками, – «средними», а танки с 75-мм короткоствольной пушкой – «тяжелыми». Оговоримся, что речь идет лишь о первых годах Второй Мировой войны, т.к. в 1943—1945 гг. германские танки классифицировались по-другому.

Казалось бы, советским историкам, прежде чем писать о том, как 1800 советским средним и тяжелым танкам противостояли 2800 германских тяжелых и средних машин, следовало бы свести все способы классификации к единому знаменателю.

Однако этого почему-то не произошло. В итоге, 22-тонный немецкий танк PzKpfw.IV по германской классификации – «тяжелый», поскольку вооружен 75-мм короткоствольной пушкой, а советский T-34 весом в 26 тонн по советской классификации – «средний», хотя он вооружен значительно более мощным 76,2-мм орудием.

Более того, если классифицировать советские танки по германскому методу, то в категорию «тяжелых» попадают также Т-26А, весом в 10 тонн, но вооруженные 76,2-мм пушкой. А в категорию «средних» все танки БТ, Т-50 и большинство Т-26, поскольку вооружение этих танков состояло из 37—45-мм орудий.

Но давайте выводы сделаем чуть позже, а пока просто посмотрим на танки Германии и Советского Союза, состоявшие на вооружении к 22 июня 1941 года.


Таблица 1

* – в зависимости от модификации

** – по шоссе / на плаву


– на колесах / на гусеницах


Вообще-то любая таблица, в том числе и вышеприведенная, является всего лишь систематизированным набором пустых цифр, говорящих что-либо только специалисту. Для обывателя, далекого от истории войн вообще и от истории танкостроения в частности, трудно, а подчас и невозможно понять по этой или любой другой подобной таблице принципиальную разницу между, например, 75-мм пушкой танка PzKpfw.IV и 76,2-мм орудием танка Т-34. Не менее трудно понять, почему Т-34 считается танком с противоснарядным бронированием, хотя толщина его лобовой брони 45 мм, и почему 50-мм броня германских танков противоснарядной в строгом смысле не является. Кроме того, нельзя забывать, что танки любого типа имеют десятки модификаций, подчас весьма сильно отличающихся друг от друга по ТТХ, и упомянуть их все в одной небольшой таблице попросту невозможно. Поэтому давайте теперь, имея эти цифры перед глазами, поговорим о танках поподробнее.

Начнем с самого легкого танка Вермахта. Это принятый на вооружение в 1934 году PzKpfw.I. В советской историографии его обозначали как Т-1. Танки PzKpfw.I, по словам Гейнца Гудериана, должны были использоваться в качестве учебных машин. Однако производившиеся до 1938 года они прошли Испанскую Гражданскую войну и к сентябрю 1939 года составляли половину всех танков Вермахта. Далее они воевали в Польше, во Франции, в Югославии и Греции. К началу вторжения в Советский Союз в составе танковых групп на восточной границе Германии насчитывалось 410 машин PzKpfw.I. Танкисты Германии «обожали» этот танк до такой степени, что уже в сентябре 1939 года после боев под Тoмашув-Любельском экипажи из 1-й танковой дивизии побросали свои PzKpfw.I и пересели на трофейные польские танки 7ТР, примерно равные по характеристикам советским танкам Т-26. И неудивительно, ибо в одной из схваток один польский танк за несколько минут подбил пять германских. Начальник штаба сухопутных сил (ОКН) генерал-полковник Гальдер прямо так и писал в своем дневнике: «Танки PzKpfw.I являются обузой для частей».

После стольких теплых слов осталось лишь добавить, что из 410 машин 230 были так называемыми «командирскими» танками, не имеющими зачастую вообще никакого вооружения, даже пулеметного, поэтому учитывать их как боевые нельзя при всем желании. И еще один немаловажный нюанс. Указанная в таблице скорость – 37 км/ч, а тем более 57 км/ч – это скорость, развиваемая при движении по шоссе. По советским грунтовым дорогам PzKpfw.I с такой скоростью двигаться не мог. Это не говоря уже про бездорожье, грязь или снег. И впредь всегда будем иметь в виду, что ходовые характеристики любого танка Германии приводятся именно для европейских шоссейных дорог. На просторах Советского Союза они были намного ниже.

Теперь справедливости ради вспомним, что и в Советском Союзе еще в 1931 году были машины, очень похожие на PzKpfw.I. Правда, танками их назвать не додумались. Это танкетки Т-27. С производства их сняли в 1933 году. За это время успели выпустить более 3300 этих простых и надежных машин. К 1 июня 1941 года на вооружении РККА состояли 2376 танкеток, в том числе на западной границе 836 единиц.

В Красной Армии танкетка Т-27 считалась разведывательной машиной. Кроме того, она состояла на вооружении воздушно-десантных войск. Были проведены успешные испытания по переброске Т-27 на самолетах ТБ-3.

Как видим, различие между Т-27 и PzKpfw.I не слишком велико. Конечно, могут возразить, что у немецкого танка броня была толще. Но и в том, и в другом случае бронирование было противопульным, не более. Поэтому Т-27 и PzKpfw.I были равноценными противниками. Осталось добавить, что часть Т-27 производилась в огнеметном варианте. И, наконец, скорость, указанная для Т-27, – это скорость, развиваемая на советских грунтовых дорогах. По европейским автострадам танкетка Т-27 двигалась бы быстрее, соответственно и запас хода был бы больше.

С 1933 года в СССР производились танки Т-37А, а с 1936 года – Т-38. С производства их сняли в 1939 году. Так вот, советские легкие пулеметные танки Т-37А и Т-38 были в то время единственными в мире серийно производившимися плавающими танками. Они также предназначались для разведки и состояли на вооружении в разведбатальонах стрелковых и моторизованных дивизий. Например, каждой стрелковой дивизии в 1941 году по штату полагалось 16 таких танков. В воздушно-десантных войсках эти танки начали заменять танкетки Т-27. Плавающие танки Т-37А и Т-38 производились и в огнеметном варианте, а также существовал вариант Т-38М, вооруженный 20-мм автоматической пушкой.

К 22 июня в РККА насчитывалось 2331 Т-37А и 1129 Т-38. Их них 1449 машин находились в составе войск Западных приграничных округов.

А на вооружение Красной Армии уже начал поступать новейший плавающий танк Т-40, который превосходил PzKpfw.I практически по всем параметрам. Его 12,7-мм пулемет ДШК запросто пробивал «броню» германского танка. Количество произведенных к началу войны танков Т-40 точно не известно. По различным данным, их было от 132 до 277 машин. Из них на западной границе находилось не менее 115 единиц.

Но и у немцев был более мощный танк. Это принятый на вооружение в 1937 году PzKpfw.II. Насчет него хотелось бы уточнить, что 20-мм автоматическую пушку KmK30L55, установленную на Pz-II, германские танковые генералы за пушку не признавали, называя ее в своих мемуарах «тяжелым пулеметом».

По своим характеристикам PzKpfw.II примерно соответствовал Т-40 или даже Т-38М, только плавать не умел. К началу войны на границе с СССР находилось 746 Pz.II.

Разумеется, на вооружении Вермахта состояли и более сильные танки. По немецкой классификации, это «средние танки сопровождения пехоты». Мы говорим про великолепный PzKpfw.III, принятый на вооружение в 1937 году. Танки PzKpfw.III были очень хороши. Танкисты Германии в нем души не чаяли. Вплоть до лета 1941 года они считали Pz.III «королевой полей». Удобства, созданные для работы экипажа, отличная оптика, удобные приборы наблюдения, очень хорошее орудие, особенно на последних образцах, – все это делало PzKpfw.III вершиной конструкторской мысли Германии и образцом для подражания. Помимо прочего, на этом танке впервые в мире командир был освобожден от работы заряжающего или наводчика для выполнения своих прямых функций.

Ну и, наконец, самая мощная боевая машина Вермахта – «тяжелый танк огневой поддержки» PzKpfw.IV, поступивший на вооружение в том же 1937 году. На первый взгляд он имеет весьма мощное вооружение – 75-мм орудие. Однако на деле эта пушка имела длину ствола 24 калибра и заслужила среди германских танкистов прозвище «окурок».

На границе с Советским Союзом к 22 июня 1941 года находилось 965 Pz.III и 439 Pz.IV. Только часть PzKpfw.III была вооружена 50-мм орудием с длиною ствола в 42 калибра. Остальные довольствовались 37-мм пушкой.

Кроме танков германского производства, на вооружении Вермахта состояли также трофейные чешские танки Т-35(t) и Т-38(t), которые советскими историками упорно назывались 35– и 38-тонными танками. По ходовым характеристикам это были лучшие танки Вермахта. К началу войны на границе с СССР находилось 149 Т-35(t) и 623 Т-38(t).

Вот это, в общем-то, и есть «бронетанковые полчища» Германии, сосредоточенные против СССР. Подведем итоги: 410 Pz.I, 746 Pz.II, 965 Pz.III, 439 Pz.IV, 149 Т-35(t), 623 Т-38(t).

Всего – 3332 танка.

Это если считать даже «командирские танки», т.е. те же PzKpfw.I, но без вооружения. Кроме того, на границе с СССР находились 11 дивизионов и 5 батарей «штурмовых орудий» (228 боевых машин) и 18 «штурмовых орудий» состояло на вооружении «Лейбштандарта «Адольф Гитлер», 900-й моторизованной бригады и моторизованного полка «Великая Германия». Итого, 246 «штурмовых орудий» StuG.III (боевая масса – 19,6—20,2 т, экипаж – 4 чел., макс. скорость – 40 км/ч, запас хода – 160 км, мощн. двигателя – 265 л.с., вооружение – 75-мм пушка, бронирование – 50 мм).

Добавив и эти машины, получим 3578 танков и штурмовых орудий. Усилить эту «армаду» Гитлер мог двумя танковыми дивизиями, в которых насчитывалось около 350 танков.

Между тем еще с 1931 года на вооружении РККА состоял простой, надежный, легкий в управлении и эксплуатации танк непосредственной поддержки пехоты Т-26. Этот танк производился во множестве модификаций, последние из которых имели ТТХ, приведенные в таблице1. Практически по всем параметрам Т-26 соответствовали лучшим танкам Вермахта.

На Pz.IV была установлена более мощная пушка? Но существовал вариант Т-26А, вооруженный 76,2-мм пушкой с длиной ствола 16,6 калибра.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации