» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Благородное сердце"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:56


Автор книги: Кэт Мартин


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Криста, ни я этого не планировал, ни ты. Эту ночь выбрали боги. Разве ты этого не понимаешь? То, что произошло… эти события привели нас на это место, в эту комнату, к этой постели, на которой я предъявлю на тебя права.

Юбки взлетели, когда она стремительно отвернулась, но Лейф схватил ее за руку.

– Не бойся. Я изо всех сил постараюсь не сделать тебе больно, но знай, Криста, сегодня вечером я намереваюсь сделать тебя своей.

Она сглотнула, уставившись ему в лицо большими глазами.

– Вы ведь… вы не собираетесь принуждать меня?

Лейф притягивал ее до тех пор, пока полные груди не уперлись ему в грудь.

– Скажи, что не хочешь этого, что не хочешь меня, и я остановлюсь. Если не можешь произнести эти слова, значит, сегодня ты будешь моей, Криста Харт.

Глава 17

За окном блеснула вспышка молнии, но раскат грома прозвучал слишком издалека и был едва слышен. Криста стояла как зачарованная, когда Лейф нагнул голову и коснулся ее губ. Его мягкие настойчивые губы задвигались над ее губами, поначалу нежно, как бы смакуя ее вкус. Она почувствовала, как ее притягивает аура его мужественности, сила его мощного тела. Поцелуй стал крепче, окутал ее жаром, язык Лейфа скользнул внутрь, беря желаемое и требуя большего.

Криста поняла, что Лейф настроен решительно, и все же осознавала в глубине сердца, что может остановить его.

«Скажи ему, что не хочешь его. Скажи это до того, как станет слишком поздно».

Но пальцы ее уже впились в мощные плечи, а тело охватил огонь. Она пыталась заставить себя произнести эти слова, но не смогла солгать. Она хотела его. Хотела узнать, каково это – принадлежать ему. Господи, она никогда и ничего не желала так сильно.

Поцелуй длился и длился, смягчаясь на мгновение, потом снова становясь необузданным. Она ощутила, как руки Лейфа занялись крючками, на которые был застегнут жакет ее дорожного костюма, расстегнули пуговицы на корсаже платья.

Плечи Кристы оголились. Лейф поцеловал ее в шею, покусывая и смакуя чувствительное местечко за ухом. Он потянул за нижние юбки, спустил их с бедер и вынул Кристу из матерчатого кокона, который свалился к ногам.

У нее было время на один глубокий вдох, прежде чем губы Лейфа снова накрыли ее губы.

Сорочка была снята, Криста впилась Лейфу пальцами в плечи, когда тот положил руки ей на грудь. Соски ее стали такими чувствительными, такими распухшими и горячими в его ладонях, что казалось, он точно знал, как притрагиваться к ним, как делать так, чтобы внутри Кристы все дрожало всякий раз, когда он касался пальцем затвердевших кончиков. На ней были только чулки, подвязки и ботинки, когда Лейф поцеловал ее снова, потом встал перед ней на колени.

– Пора снять это.

Он быстро снял с нее ботинки, по одному – чулки, и его большие ладони стали гладить ее икры, неторопливо скользить вверх, чтобы поласкать внутреннюю поверхность бедер. Каждое прикосновение так воспламеняло ее, что где-то в средоточии ее живота пробудилось вожделение.

– Лейф…

Она задрожала, качнулась к нему, он поднялся на ноги. Криста стояла перед ним нагая, и, взглянув Лейфу в лицо, она увидела безумное желание, горевшее в глубине его глаз.

– Ты такая красивая, – сказал он, – словно богиня.

Чтобы раздеться, ему потребовалось совсем немного времени. При тусклом мерцании свечи, горевшей на столе, и блеске углей в камине Криста смотрела на Лейфа, восхищаясь каждой частью его великолепного тела.

Она задрожала, когда Лейф двинулся к постели, не стыдясь собственной наготы. Она испытывала безумное желание дотронуться до его мужского естества, провести руками по его коже, почувствовать мышцы, которые напрягались, когда он двигался.

Лейф опустился на постель рядом с ней и принялся целовать ее снова. Большая ладонь накрыла ее грудь, губы его последовали за ладонью, и белые зубы, потягивавшие сосок, заставили Кристу ощутить жар всем телом.

Она застонала.

Глаза Лейфа потемнели.

– Ты воспламеняешь мне кровь, Криста, мне необходимо быть внутри тебя.

Она вздрогнула, не отрывая взгляда от его лица. Большая рука проникла сквозь нежные завитки ее лона и раздвинула складки ее плоти. Желание ее стало таким сильным, что Криста выкрикнула его имя.

– Скажи мне, что хочешь этого. Скажи, что хочешь меня так же, как я хочу тебя.

Криста дрожала всем телом.

– Я хочу тебя, Лейф, я так хочу тебя!

Он раздвинул ее ноги коленом и навис над ней. На мгновение ее одолели сомнения.

– А что… что, если будет ребенок?

– Есть способы… Для этого еще не время.

Он начал проникать в нее, двигаясь медленно, изо всех сил стараясь не причинить боль.

– Ты такой большой… Я не уверена…

– Доверься мне, медовая. Твое тело создано для меня. Позволь мне позаботиться о тебе.

Этим словам она не могла противостоять. Она всегда была сильной и стала еще сильнее после смерти матери. У нее никогда не было никого, кто бы заботился о ней… Не было, пока не появился Лейф.

Она успокоилась, когда Лейф снова начал целовать ее. Его долгие, опьяняющие поцелуи вызвали у нее дрожь. Глубокие, страстные поцелуи, от которых она начала извиваться под ним. И тогда Лейф стал медленно продвигаться внутрь, пока не замер, ощутив преграду.

– Ты еще девственница. – Он внимательно посмотрел ей в лицо: – Именем богов я предъявляю на тебя права. Ты – моя, Криста Харт.

Он рванулся вперед, и Криста вскрикнула от резкой боли.

– Не двигайся, – прошептал Лейф. – Я не хочу снова причинить тебе боль.

Она дрожала под ним. Понемногу боль отступила, и вместо нее стало разгораться сладкое пламя.

Криста пошевелилась. Она не могла этого не сделать.

Лейф пробурчал нечто нечленораздельное, и массивное тело устремилось вперед, еще глубже. Захваченная вихрем ощущений, Криста отвечала на каждый мощный толчок и отдалась тому восхитительному уплотнению, которое двигалось внутри.

Лейф сжал челюсти, но не останавливался, он врывался в нее снова и снова, пока удовольствие не заполнило ее всю. Внутри расцвело нечто сладкое и дикое, раскрылось и распространилось по телу. Перед глазами вспыхнули звездочки, язык ощутил вкус меда. Ее сотрясли мощные волны удовольствия, и она закусила губу, чтобы не вскрикнуть.

Прошли долгие секунды. Сердце колотилось в сумасшедшем ритме. Лейф крепко обнял Кристу, она чувствовала, что пульс у него такой же, как у нее.

Лейф взглянул ей в лицо:

– Криста, ты все еще сомневаешься, что принадлежишь мне?

Она лишь помотала головой. Сейчас, когда тело еще пульсировало, она не испытывала ни малейших сомнений.


Они уехали с постоялого двора утром, когда мистер Скиннер вернулся из ближайшей деревни Марли-ин-Вуд с отремонтированным каретным колесом. Он ехал на одной лошади и вел другую, навьючив тяжелое колесо, обитое железом, к спине второй лошади.

Поскольку Лейф поднял карету, на замену колеса много времени не потребовалось, так что вскоре они были на пути к дому. Большую часть пути в карете было тихо. Криста точно не знала, что думал Лейф, но при ярком дневном свете события прошлой ночи казались чем-то нереальным.

Одно было ясно. Лейф считал, что она принадлежит ему, и был в известной мере прав. Никогда не будет другого мужчины, который подходил бы ей так хорошо, как он, никогда не будет мужчины, который смог бы внушить ей страсть, какую внушил он.

Или любовь.

Но что бы ни испытывала она к Лейфу, а он – к ней, обстоятельства их жизни не изменились. Он все еще собирался уехать. А она не могла поехать с ним.

– Сегодня вечером я буду играть, – заявил он, положив конец длительному молчанию. – Если я продолжу выигрывать, как было до сих пор, скоро у меня будет необходимая сумма.

Сердце Кристы сжалось. У него будут деньги, он уедет.

– Лейф, корабли очень дорогие.

– Мне не нужен большой корабль, он должен всего лишь доставить меня домой в целости и сохранности. Но я вот думаю…

– Да?

– Люди в Англии тратят деньги на товары из разных мест. Думаю, когда у меня будет корабль, я мог бы учре… учре…

– Учредить?

– Да. Учредить торговый маршрут между Драугром и Англией.

– Чем ты стал бы торговать?

– Некоторые жители острова очень искусные ремесленники. Они умеют ткать сложные узоры на тонких шерстяных тканях, вырезают узоры на брошах и расческах из панциря морских черепах, делают подвески из оленьего рога и ручки ножей. Думаю, здесь очень хорошо заплатили бы за такие вещи.

– Да, наверное.

Ее охватила дрожь от волнения.

– Лейф, если бы ты это сделал, то смог бы остаться здесь, в Англии. Ты мог бы жить в Лондоне и расширять дело. Конечно, тебе придется плавать домой, чтобы собрать больше товаров, но…

– Мой дом должен находиться там. У меня есть обязанности перед отцом и кланом. Я стану вождем.

Она откинулась на сиденье, сердце болезненно сжалось. Лейф потянулся и взял ее руку.

– Не печалься. Как ты и сказала, как только у меня будет корабль, мы сможем приезжать сюда. Ты сможешь видеться с отцом и друзьями, а со временем у тебя появятся друзья в твоем новом доме.

Криста взглянула на Лейфа. Она знала, что этот разговор должен был состояться, но надеялась пока отложить его.

– Я знаю, ты хотел бы, чтобы я поехала с тобой. Но я не могу поехать, Лейф. Мой дом здесь, а Англии. То, что произошло между нами прошлой ночью, ничего не изменило.

Его золотистые брови сошлись, словно облака перед бурей.

– Это изменило все. Прошлой ночью ты одарила меня своей девственной кровью. Теперь ты – моя, так повелели боги. Я поговорю с твоим отцом, и ты вернешься со мной на Драугр как моя жена.

Криста помотала головой:

– Я не могу. Мне нужно заниматься делом. Я нужна отцу и родным. У меня есть обязанности здесь, как у тебя – там. Я пыталась сказать тебе это, я пыталась объяснить тебе.

Его челюсти сжались.

– Я понимаю только одно. Если ты не собираешься выходить за меня замуж, тогда ты вела себя как шлюха. Зачем, Криста? Зачем тебе было отдаваться мне, а потом отказываться выходить за меня замуж?

– Потому что я хотела тебя! Точно так же, как ты хотел меня!

– Ты все еще хочешь меня? – Он смотрел ей в глаза. Его глаза были такими синими и яркими, что у Кристы сжалось сердце. – Правду, Криста.

– Боже, помоги мне! Да!

– Тогда больше нечего обсуждать. Ты будешь моей женой.

Она вскипела. Да, он нужен ей. Да, если честно, она любит его.

– Я не твоя собственность, Лейф, не важно, что скажут твои боги. Я не выйду за тебя! Я не могу!

Лейф не произнес больше ни слова, но челюсти его напряглись. Скрестив руки на массивной груди, он отвернулся и уставился в окно. Криста молча кипела от злости. Она влюблена в огромное невыносимое существо. Даже сейчас лишь при взгляде на него тело горело от желания.

К горлу подступил комок.

Она любила его, но стать его женой не могла.

Господи, что ей делать?


Возвращение в Лондон заняло больше времени, чем обычно.

Криста нашла отца, ожидавшего их в гостиной и взволнованно расхаживавшего по персидскому ковру. Он повернулся, услышав ее шаги.

– Криста! Дорогая, надеюсь, ты невредима!

Она торопливо подошла к нему и обняла. Лейф вошел следом за ней. Он все еще злился, и Криста знала это. После того, что они сделали прошлой ночью, он ожидал, что она выйдет за него замуж. Хорошо бы он ничего не сказал отцу.

– Прости, – сказала она. – Я знала, что ты будешь волноваться. У кареты сломалась ось, и пришлось ночевать на постоялом дворе, чтобы мистер Скиннер смог починить ее утром. Мы уехали, как только смогли.

– Признаюсь, я очень волновался. После того, что произошло тем вечером в переулке, а потом – тот ужасный пожар в «Биконе»…

– Как бы там ни было, мы вернулись, и ничего страшного не случилось.

За исключением того, что она уже не девственница и не знает, что предпочел бы Лейф – задушить ее или разорвать на ней одежду и снова заняться любовью.

– Чем окончилась твоя встреча с мистером Хардингом? – поинтересовался отец, ведя ее к дивану в гостиной.

– Боюсь, это была настоящая катастрофа.

– Неужели? Сейчас велю подать чай, а вы с Лейфом мне все расскажете.

– Да, Криста, – вмешался от порога Лейф, – почему бы нам этого не сделать? Ты расскажешь отцу, что было с Хардингом, а я расскажу, что было на обратном пути.

Криста напряглась всем телом. Нет, он не сделает этого. Взглянув на него, на его решительный подбородок, она поняла, что Лейф это сделает. Она закусила губу, которая начала дрожать, и мысленно заклинала его молчать. Должно быть, он прочел мольбу в ее взгляде и смилостивился, потому что испустил долгий вздох.

– Мне придется пропустить чай. Нужно немного попрактиковаться. Сегодня вечером я снова иду в «Крокфордс».

Криста наблюдала за тем, как он уходит, но сердце вернулось к нормальному ритму лишь тогда, когда Лейф исчез из виду.


Лейф играл в тот вечер, и следующий, и каждый вечер на той неделе. Когда пришло приглашение от лорда и леди Уимби на прием во дворце виконта, он настоял на том, чтобы Криста приняла приглашение.

– Леди Уимби прекрасно играет. На ее приемах всегда играют.

Кристе не надо было спрашивать, откуда у Лейфа эти сведения. Он становился известным игроком, габариты и поразительная красота сделали его слишком популярным у дам. Она старалась не ревновать, когда начали прибывать приглашения.

– Женщины его любят, – сообщила по секрету Корали однажды вечером, когда они работали.

– Ты говоришь о женщинах, которые играют в «Крокфордс»?

– Ну да. Это – самое модное место. Рано или поздно туда приходит большинство. Леди говорят, что он оригинал.

– Это явная недооценка. Лейф – викинг. Люди могут этого не знать, но женщины, видимо, чувствуют, что он не такой, как другие.

– Они называют его «на редкость мужественным мужчиной».

Криста возвела глаза к потолку, но это была, конечно же, правда.

– Ты покраснела, – заметила Кори, выгнув темную бровь. – Боюсь, я догадываюсь, в чем дело.

– Лучше бы ты не пыталась догадаться.

– Криста…

Не желая попасться на удочку, Криста повернулась и направилась к себе в кабинет, намереваясь закончить статью о невыносимых условиях труда на текстильной фабрике. Она уже сообщила властям о злоупотреблении детским трудом у Хардинга, но не была уверена, что это даст положительные результаты. Газета была ее лучшим средством помочь положению рабочих.

Криста села у письменного стола и попыталась привести в порядок мысли, но вместо этого думала о будущем приеме у лорда Уимби субботним вечером.

Глава 18

Дворец был полон гостей. Большие вазы с розами и хризантемами украшали входы и гостиные, бальный зал наверху и игровую комнату внизу. Диана Кормак, виконтесса Уимби, оглядела свои владения и улыбнулась, довольная тем, как замечательно проходит прием.

Как только они с Артуром закончили приветствовать гостей, Диана спустилась вниз в игровую комнату, где предпочитала проводить большую часть вечера. Теперь она стояла там под лепным потолком рядом с пальмой в горшке, попивая шампанское с лучшей подругой Каролиной Барроуз, графиней Брентфорд, наблюдая за небольшой группой людей, теснившихся у карточных столов.

Она раскрыла веер из черных перьев – великолепное дополнение к головному убору, украшенному черными перьями, и платью из золотистой парчи с черной отделкой.

– Ты смотришь не отрываясь, – заметила Каролина.

– Ничего не могу с собой поделать. Этот мужчина великолепен.

Ее взгляд скользил по светловолосому великану с поразительно синими глазами в прекрасно сидящем черном вечернем костюме. Он играл в карты с удивительным мастерством. Диана проиграла ему двадцать тысяч фунтов во время большой игры прошлым вечером в «Крокфордс».

Она улыбнулась. Это того стоило – просто сидеть у стола и ощущать, как синие глаза время от времени скользят по тебе взглядом. Он явно понял ее молчаливое приглашение, но так же явно не собирался его принимать.

Каролина и Диана были одногодками, обе гораздо моложе своих мужей. Диана была брюнеткой с пышной грудью, а Каролина – худощавой блондинкой с голубыми глазами. Обе с осторожностью заводили любовников, и все же, казалось, лишь их мужья не подозревали о редких отступлениях от супружеского ложа.

– Я никогда не видела мужчину, который был бы таким… таким…

– Необыкновенно мужественным? – Каролина рассмеялась.

– Именно. Помимо этого он довольно загадочная личность.

– Единственное, что мне известно, это то, что он – знакомый сэра Пакстона, из Норвегии. О нем ходят слухи, будто бы он какой-то скандинавский принц.

– Что ж, выглядит он соответствующе.

Каролина коварно улыбнулась и придвинулась ближе:

– Говорят также, что Летиция Морган попыталась завлечь его.

Темные брови Дианы взлетели.

– Зная Летицию, я не удивлена.

– Я слышала, что она подошла к нему в «Крокфордс» и сказала, что ее муж проведет следующие несколько недель в деревне, а потом пригласила к себе.

– И что?

– Очевидно, он сказал в ответ нечто вроде того, что ей явно нужен хороший партнер, но он в данный момент занят иными вещами.

– О Господи!

Обе женщины захихикали как школьницы. Диана сделала глоток шампанского, стараясь охладить щеки.

– Он сказал, что занят?

– Да, так и сказал.

– Интересно, кем это он занят.

– Не могу себе представить, чтобы он не интересовался женщинами.

Диана провела пальцем по краю бокала с шампанским.

– Кажется, у него очень мало знакомых. Я редко вижу его с кем-то, кроме профессора Харта и его дочери.

Светлые брови Каролины взлетели вверх.

– Сейчас, когда ты упомянула об этом, я подумала, что они с мисс Харт составляют великолепную пару.

Диана задумалась.

– Криста всегда была очень хорошенькой. Я предполагала, что именно ее внешность привлекла Мэтью – разумеется, кроме внушительного приданого, – но лично я считаю ее слишком высокой и несколько излишне крепкой, чтобы быть по-настоящему привлекательной. Но когда я смотрю на нее рядом с Драугром, она кажется… она выглядит красавицей.

Каролина рассматривала стоявших рядом Лейфа Драугра, Корали Уитмор, Кристу и ее отца.

– Ты не думаешь?..

– Ты же сама сказала, что тебе не верится, будто он отказывает себе в женщинах.

– Я бы сказала, поживем – увидим. Правда всегда выплывет наружу.

Они наблюдали, как Лейф извинился, пересек комнату и занял место за одним из игровых столов. Было сыграно несколько партий, а через несколько минут лорд Элджин бросил карты и встал, чтобы удалиться.

Каролина поставила пустой бокал на серебряный поднос лакея, проходившего мимо.

– Похоже, появилось место. Пожалуй, я присоединюсь к игре.

Диана смотрела вслед подруге.

– Удачи, – пожелала она.

Графиня и так играла хуже Дианы, а когда ее отвлекало красивое лицо – и подавно. Однако муж Каролины был богаче мужа Дианы, так что ей не возбранялось тратить деньги по собственному усмотрению.

Диане стало смешно при мысли о том, сколько тысяч фунтов может сегодня унести Лейф Драугр.


Криста наблюдала за сосредоточенной игрой Лейфа, замечая, как перед ним растет стопа выигрышей.

– Лейф – один из лучших игроков, каких я когда-либо видел, – заявил отец с гордостью. – У него аналитический ум.

– Да, он очень хорошо играет, – согласилась Кори.

Криста промолчала. Ей не хотелось думать о больших деньгах, которые все время выигрывал Лейф, не хотелось, чтобы он слишком быстро набрал нужную сумму на покупку корабля.

На них упала тень – подошел кто-то из гостей.

– Я вижу, твой друг еще только собирается покинуть город.

Узнав знакомый голос, Криста повернулась к Мэтью Карлтону. Она вгляделась в высокого человека, которого не видела со дня его дуэли с Лейфом.

– Мэтью, мальчик мой! – произнес отец, просияв от радости встречи с одним из своих любимцев. – Как приятно тебя видеть!

– И мне вас, профессор.

Мэтью перевел взгляд на Кристу и Корали:

– Криста. Мисс Уитмор.

Кори кивнула и ответила фразой, приличествующей случаю.

Криста заставила себя улыбнуться:

– Мэтью, рада тебя видеть.

– Ты очень хорошо выглядишь, Криста.

Эти слова ее удивили. До этого он не расточал ей комплиментов.

– Благодарю.

– Я прочел твою статью о «Хардинг текстайлз». Она очень хорошо написана, хотя ты нажила врага в лице Каттера Хардинга.

– Благодарю, – повторила она, и Мэтью улыбнулся.

Она никогда не считала Мэтью особенно приятным, но когда тот разговаривал с Кори и отцом, от него так и исходило обаяние. Он взял ее за руку и отвел в сторону на несколько шагов. Криста неохотно повиновалась.

– Дорогая, прошло столько времени. Я скучал по тебе. Я надеялся, что и тебе могло не хватать меня.

Криста высвободила руку и ответила, взвешивая каждое слово:

– Мэтью, мы были друзьями. Мне не хватает нашей дружбы.

– Было время, когда мы были не просто друзьями, Криста. Мы были помолвлены.

– Мэтью, я знаю, но…

– Ты любишь его?

Вопрос застал ее врасплох, щеки порозовели.

– Я не… не знаю, что ты имеешь в виду.

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

Она вдохнула и медленно выдохнула.

– Мэтью, он собирается домой. Это лишь вопрос времени. Какие бы чувства я к нему ни испытывала, я с ним не поеду.

– Ты уверена?

– Совершенно уверена.

Казалось, Мэтью испытал облегчение.

– Тогда я прощаю тебе безрассудное увлечение и надеюсь, что со временем в тебе возобладает здравый смысл.

Она не знала, что ответить.

– Трудно предсказывать будущее, Мэтью.

Она не стала разубеждать Мэтью. Ей придется выйти замуж. Вчера она получила письмо от деда. Новость о разорванной помолвке в конце концов достигла ушей графа, и тот был просто в ярости. Настолько в ярости, что собирался приехать в Лондон из поместья в Кенте. Он намеревался, как говорилось в письме, «установить закон». Она «выполнит свой долг – или пострадает».

Криста не представляла, какие меры дед намеревался предпринять, но это не имело значения. У нее были обязанности перед семьей, рано или поздно ей придется их выполнить.

Неприятная правда состояла в том, что в отсутствие Лейфа для нее уже не имело значения, за кого именно выходить замуж. Их союз будет просто брачным союзом, браком без любви в интересах обеих сторон. Она больше не девственница, но это должно компенсироваться размером приданого.

Мэтью Карлтон все еще проявлял интерес…

Он взял ее руку и поднес к губам.

– Мы скоро поговорим снова.

– Нет нужды разговаривать, – произнес у нее за спиной низкий голос. – Криста не для тебя.

Мэтью напрягся.

– Думаю, поживем – увидим.

– Лейф, пожалуйста, – прошептала Криста, надеясь предотвратить неприятную сцену.

Лейф бросил на нее взгляд, способный заморозить камни.

Мэтью отвесил глубокий поклон.

– Боюсь, вы должны меня извинить. Почему-то здесь становится душно.

Повернувшись к ним спиной, он направился к двери в гостиную, а Криста переключила внимание на Лейфа.

– Едва ли в этом была необходимость. Он всего лишь разговаривал.

– Ты моя. Если не помнишь, я объясню это каждому мужчине в этом зале.

Она поразилась:

– Ты… вы невозможны. Мэтью просто проявил вежливость.

Лейф чуть приподнял уголок губ.

– Я буду вежлив с тобой, когда мы вернемся домой. Все, что тебе надо, это оставить дверь незапертой.

Ее лицо стало малиновым. Хуже того, пульс ускорился. Жар охватил низ живота, соски затвердели под платьем.

– Не говорите такие вещи, – прошептала она. – Я не могу этого сделать, и вам это известно.

В его глазах заискрилось веселье.

– Тем хуже.

Криста подавила смешок, снижая напряжение между ними.

– Господи, вы с каждым днем все больше походите на англичанина.

Он только улыбнулся в ответ.

Лейф все еще улыбался, когда вернулся к карточному столу. К концу вечера он поставил новый рекорд в среде модной элиты по выигрышам за одну ночь.

К утру, когда Лейф направился в порт, чтобы разузнать насчет покупки корабля, Криста знала, что тот близок к тому, чтобы разбить ей сердце.


Лейф больше не был желанным посетителем в «Крокфордс». Завсегдатаи начали жаловаться на проигрыши, и его тихо попросили не возвращаться. Он играл еще в нескольких клубах, включая более изысканный игорный клуб «Сент-Джеймс, 50». Прошлым вечером он принял приглашение на частную игру в доме Александра Кейна – игрока, чье прошлое было почти таким же загадочным, как и у Лейфа.

Алекс Кейн был одним из лучших игроков Лондона – этот факт подтвердили небольшие выигрыши Лейфа. Игра была серьезной и длительной, так что к тому моменту, когда Лейф выходил из дома Кейна, он был рад тому, что его скромное состояние осталось по большей части нетронутым.

Вечер имел один положительный результат. Они с Кейном обрели взаимное уважение друг к другу. Как и Лейф, этот человек скрывал личную жизнь от посторонних, но Кейн был еще и практичным предпринимателем, а одной из его больших удач было партнерство с состоятельным судовладельцем Диланом Виллардом в компании «Континентал шиппинг».

– Я слышал, вы ищете корабль, – небрежно заметил Кейн, когда мужчины сидели в кабинете, пили бренди и курили сигары – эту привычку Лейф приобрел совсем недавно и временами получал от этого удовольствие.

– Я собираюсь заняться торговлей, – ответил Лейф. – Мне нужно судно простое в управлении, с небольшой командой. Со временем я надеюсь расширить дело, но пока мои запросы таковы.

– Разрешите мне поговорить с Диланом. Может быть, он знает, не продается ли что-нибудь подходящее.

– Мне понадобится нанять капитана и команду, людей, согласных отплыть по меньшей мере на год. Людей, которые умеют молчать.

Кейн всколыхнул бренди в бокале.

– Интересно…

Он был ростом выше большинства англичан, у него были темно-каштановые волосы и умные карие глаза.

– Драугр, вы представляетесь мне очень интересным человеком.

Лейф лишь улыбнулся. Алекс Кейн ему нравился. Лейф знал, что тот нравился и женщинам, хотя, казалось, Кейн интересуется ими только в постели. Алекс Кейн был человеком со своими тайнами, и все же Лейф чувствовал, что ему можно доверять.

В течение недели Кейн устроил показы трех различных судов: бригантины, переоборудованного парусного пакетбота, когда-то возившего пассажиров вдоль побережья, и шестидесятифутовой шхуны с топселем.

Шхуна Лейфу очень понравилась.

Это был красивый корабль, нисколько не похожий на судно, которое они с товарищами соорудили на Драугре из древесины, выброшенной морем. Этот корабль был из хорошо отполированной древесины, имел пару высоких еловых мачт. Он назывался «Красотка Лили». К удивлению Лейфа, Кейн сменил это название на «Морской дракон».

Когда Лейф прочел эти слова, написанные Кейном на корме, его брови высоко поднялись.

– Откуда вы узнали?

– Что узнал? – тут же поинтересовался Кейн, взгляд его стал внимательным.

Осознав ошибку, Лейф пожал плечами. Он понял, что это просто совпадение. Алексу Кейну было неоткуда узнать, что на Драугре его звали Лейфом Драконье Сердце, а имя это он заслужил за отвагу в бою.

– «Морской дракон». Мне нравится.

Кейн улыбнулся:

– Я так и подумал, что понравится. Просто это название показалось мне более подходящим.

Они становились друзьями, и, несмотря на скорый отъезд, Лейфу было приятно думать, что у него появились друзья в этой стране. Нравился ему и партнер Кейна, темноволосый и темноглазый Дилан Виллард. Более того, ему пришлось по душе предложение Дилана о том, что если Лейф начнет торговые перевозки и товары будут прибывать, ему следует в первую очередь обратиться к Кейну и к нему, Вилларду.

– Компания «Континентал шиппинг» нуждается в расширении, – сказал Виллард во время встречи в конторе, располагавшейся в доке. – Мы с удовольствием освоим новые порты захода.

– Это хорошо. Может быть, со временем мы сможем вести совместные дела, – ответил Лейф.

Выйдя после встречи и наняв двухколесный экипаж для поездки домой, он ощутил наконец спокойствие, какого не знал на протяжении многих недель.

Он заработал гораздо больше денег, чем требовалось. Он нашел себе корабль и скоро у него будет команда.

Теперь ему нужна была жена.


Поздним вечером через два дня Лейф поинтересовался у профессора, смогут ли они поговорить, потом присел напротив пожилого человека за стол красного дерева, стоявший в углу его кабинета.

Лейф не стал тратить время на вступление, кратко изложил свое предложение и завершил речь, назвав сумму.

– Я уверен, что ослышался, – сказал профессор, подаваясь вперед в кресле.

– Прошу прощения, профессор, я что-то сказал не то?

– Возможно. Мне показалось, будто ты предлагаешь за Кристу двадцать тысяч фунтов.

Лейф встал:

– Я оскорбил вас. Я знал, что надо было предложить больше. Ваша дочь стоит гораздо больше…

– Присядь, мальчик мой. Ты ни в коей мере не оскорбил меня.

Лейф снова опустился в кресло.

– Двадцать тысяч фунтов – большая сумма. Я уверен, что Криста была бы польщена, но дело в том, что я не могу принять это очень щедрое предложение. В Англии мы не продаем дочерей при вступлении их в брак.

– Вы говорили это и раньше, и все же ваши женщины приходят к мужчине с приданым. Разве это не то же самое?

– Я думаю, это противоположное явление, но…

– Я – тот мужчина, который ей нужен. Вы ведь должны понимать это.

Профессор вздохнул:

– Лейф, совершенно ясно, что ты к ней неравнодушен, но даже если бы я считал, что вы подходите друг другу, это не имело бы значения. Решает только Криста.

– Но вы – ее отец. Ваш долг – позаботиться о том, чтобы она вышла замуж за подходящего мужчину.

Профессор отвернулся:

– Жаль, что не могу помочь тебе, сынок, но если ты не собираешься остаться в Англии…

– Я должен вернуться. Вы это знаете.

– Тогда я не думаю, что Криста выйдет за тебя замуж.

Лейф ощутил горечь во рту.

– Это из-за ее обязанностей по отношению к вам и ее деду?

– Может быть, она воспринимает это так. Я не совсем уверен. Только все дело в том, что жизнь Кристы – здесь, в Англии. Здесь ее родственники, и ей нравится работать в газете. Газета уже внесла весомый вклад в законодательную реформу, а предстоит сделать еще больше.

– Она женщина. Ей нужен муж, мужчина, который заботился бы о ней.

Профессор медленно встал.

– Мне очень хотелось бы, чтобы этим мужчиной был ты, Лейф. Но она не может поехать с тобой. Она просто была бы несчастна в таком месте, как остров Драугр. А ты сам сказал, что не можешь остаться здесь.

Лейф тоже встал.

– Вы запрещаете этот брак?

– Нет. Я же сказал, слово за Кристой. Я лишь хочу, чтобы она была счастлива.

Лейф толкнул профессору тяжелую шкатулку с деньгами, которую принес с собой.

– Если вы не можете принять выкуп за Кристу, возьмите деньги в качестве уплаты долга. Я прожил несколько месяцев благодаря вашему великодушию. Вы одевали меня, кормили, отвели мне хорошее место для ночлега. За эти месяцы вы научили меня большему, чем я предполагал. За это я в вечном долгу перед вами.

– Это слишком большая сумма, Лейф, да и расплачиваться нет необходимости. Мы заключили договор, и ты выполнил свою часть договора.

– Профессор, это ваши деньги.

Лейф больше ничего не сказал, он просто оставил шкатулку на столе, повернулся и медленно вышел из кабинета.

Искать Кристу он не пошел. Он уже знал, что та скажет.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации