Электронная библиотека » Леонида Подвойская » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Алена"


  • Текст добавлен: 16 сентября 2016, 18:27


Автор книги: Леонида Подвойская


Жанр: Приключения: прочее, Приключения


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Плавала она хорошо, благо, что для купания в плавно текущей возле деревни реке не надо было ни спецпропусков, ни абонементов. Прохладная вода приятно бодрила уже изнемогающее тело. Алёна быстро, вразмашку плыла к центру кругов, расползавшихся по зеркалу спокойной воды.

Но луна на этот раз не во всем была союзницей девушки. Она серебрила воду, но не просвечивала ее.

Где-то здесь, где-то здесь. Алёна, отрешившись и лишь слегка шевеля руками, стала прислушиваться. Много чего копошилось, попискивало, трещало и щелкало на ночном дне, и все это девушка вдруг услышала. А потом раздались редкие, замирающие по силе «тук», «тук», «тук…» Радость яркой вспышкой ударила по сознанию Алёны. Это билось, хоть и замирая, сердце Фернандо. Он жив! И она услышала его! И она его спасет! Девушка набрала воздуха и нырнула. Ей сразу повезло. А может, и не повезло. Просто она плыла на тот самый стук сердца. С первого же раза схватилась за ремень на джинсах юноши и вытянула связанное тело на поверхность.

Фернандо был без сознания. Правда, оказавшись на поверхности, он тут же попытался вдохнуть, но только страшно, утробно застонал. Рот несчастного был заклеен скотчем, а из носа тут же полилась вода. Алёна немедленно освободила рот подростка и тот, наконец-то, со всхлипом вздохнул. А потом его потянуло вниз. Ничего не понимая, девушка пыталась удерживать своего друга. Пытаясь развязать его руки, она все поняла. Бандитская сволота сбросила парнишку вместе с крюком и тросом. Вот что такое «аварийный сброс». Теперь эта тяжесть тянула Фернандо на дно.

Алёна, удерживая юношу, пыталась понемногу тянуть все это с собой, ближе к пирсу, но вдруг почувствовала, что теряет силы. Быстро-быстро замелькали мушки перед глазами, луна расплылась в длинную, сужающуюся внизу сосульку, упирающуюся кончиком в горизонт и оттуда подкрадывающуюся к ее сердцу… Такое состояние бывало после целительства. А сегодня… Сколько было сегодня! Пора отдохнуть. Все. Нет сил. Нет. «Н-е-е-е-ет!» – вдруг закричала она, почувствовав, что отпустила Фернандо, и тот погружается во тьму. Нырнув и вновь вытянув друга, она обхватила его двумя руками и прижала к себе.

– Вот так. Или здесь, или туда. Но только вместе. Я сейчас. Мне бы минутку… Вот сейчас отдохну… Вот, под луной… И поплывем… – бормотала она, погружаясь одновременно и в беспамятство, и в темень воды. – Все, – поняла она. – Все? Нет! – встрепенулось сознание. – Нет! Все!

Но в это время чья-то рука подхватила и удержала и ее, и Фернандо. Какое это было счастье – лежать неподвижно и впитывать, впитывать, упиваться лунным светом. Сознание окрепло быстрее тела, и Алёна, открыв глаза, повела ими в сторону спасителя. Чудес не бывает – их держал Уго. Несмотря на прохладную воду, лицо его было покрыто потом, а серебряный цвет лунной дорожки обильно был измазан черным следом.

– У тебя все открылось. Зачем ты? Я же даже не склеила. Только наживила. Теперь все опять открылось, – застонала девушка, поняв, что черный след – это полоска растекшейся крови.

– Ничего-ничего. Продержимся, – прохрипел Уго. Было видно, что и он вместе с кровью быстро теряет силы.

– Что? Что мне теперь делать с вами? – простонала Алёна.

– Держаться, фея. Только держаться. Я позвал ребят. Взял мобильник у этого… Они вот-вот. Только держаться!

Экономя силы, они замолчали. Уго держался сам и помогал держать Фернандо.

– Если вдруг… Если не успеют… – начал он, вслушиваясь в звуки порта, – то знай… Я еще никогда… не встречал…

– Ш-ш-ш. Успеют. Слышишь? Уже ревут, – перебила его девушка. И действительно, рев мотоциклов сначала воткнулся в тишину, а затем разорвал ее. Видимо, Уго сообщил, где их искать, поэтому приехавшие ребята прямо с колес бросались в воду.

– Спасена! – прошептал Уго, когда несколько сильных рук подхватили всех троих. – Жаль, не сказал. Не успел… – не договорив, он потерял сознание.

Уго и Алёну вытянули быстро. И пока возились с Фернандо, отвязывая его от груза, девушка склонилась над бесчувственным старшим другом. Необходимо было срочно закрывать вновь открывшиеся раны. Но как только она попыталась «включить» свое поле, все вновь поплыло перед ее взором. Слишком много неведомой энергии она растратила за сегодня. И слишком мало было времени на ее восстановление лунным светом. В это же время из воды вынесли и Фернандо. Шатаясь от слабости, девушка бросилась к нему. Жизнь уходила из этого тела. Все реже стучало сердце, все страшнее были хрипы при редких вдохах. А она, она не могла им помочь. И вот уже начала, стоя рядом на коленях, давиться плачем невеста Фернандо. Вот опустил руку, по которой нащупывал пульс у Уго, серьезный парнишка с вьющимися, как у того, волосами. Брат.

– Н-е-е-е-е-т! – в который раз за эту ночь закричала Алёна. Она упала на колени между двух умирающих и схватила их за руки.

«Разряд!» – вспомнила вдруг здоровенного реаниматора из областной больницы.

– Мотоциклы! Ток! Ток давайте!!!

Ребята метнулись к своим машинам и схватились снимать аккумуляторы.

– Заводите! Да заводите же, ради бога! – умоляла их Алёна. И через мгновение, показавшееся девушке годами, раздался-таки рев движков, и к ней потянулись выдернутые провода высокого напряжения.

Трудно сказать, чего ожидали участники этой драмы. Наверное, действительно чего-то похожего на реанимацию. Но Алёна схватила эти провода и прижала к себе.

– И ты, и ты, и ты – вот сюда, – скомандовала она еще троим, на которых не хватило ее рук.

Что это было? Как передать ощущение девушки? Это когда с каждым вздохом, каждым глотком, все яснее становятся мозг и взгляд, все сильнее бьется сердце, все полнее разливается по сосудам и мускулам сила-силушка.

Вскоре на руках Алёны появилось долгожданное свечение. Она отпустила провода и положила руки на грудь каждого из бесчувственных юношей.

– Вы держите, держите пока, – сосредоточиваясь, прошептала она тем, кто подпитывал ее электричеством.

Стоящие рядом с мистическим ужасом смотрели, как дрожала и обугливалась на местах прикосновения проводов кожа девушки. Но Алёна уже не чувствовала этого. Вначале она все вновь появившееся поле сконцентрировала на сердце Фернандо.

– Жить! Жить! Ну же, жить! – кричала она, гладя, тормоша и покалывая своими лучами, уже останавливающееся сердце. И оно подчинилось! Задрожало, набираясь сил, впитывая Алёнины лучи, напряглось и сократилось. И расширилось. И сократилось! И начало размеренно биться. Алёна потихонечку убрала свое поле. Сердце продолжало работать.

«А с мамой не получилось, – вдруг вспомнила она. – Наверное, потому, что не хотела, нет, не могла больше». Но раздумывать было некогда. Еще из одного молодого тела уходила жизнь. Здесь она знала все. Были бы силы. Она вновь мысленно прильнула к ранам Уго. Да, все, что она ранее «наживила», разошлось. Точнее, прохудилось, иначе парень умер бы уже давно. Вновь соединяя сосуды, Алёна почувствовала, что силы все-таки иссякают. Электроразряды оказались больше кнутами – подстегивали, вытягивали потаенные запасы энергии, но не давали своей. А может, их было просто недостаточно? Или не привыкла девушка к такой подпитке? Как бы то ни было, но девушка успела. Но когда Алёна, уже теряя сознание, отняла руки он раненого, закричала Хуанита.

– Стелла, он опять! Смотри, Фернандо опять!

Тот, действительно, вновь страшно побледнел. Заострился нос. Обескровились губы. Смерть вновь дохнула на него. Застонав, Алёна с мольбой протянула руки к луне. Нет. И тело, болезненно реагируя на новые разряды, не пропускало их к таинственному целебному полю. Уже по наитию, не делая ранее ничего подобного, девушка, отмахнувшись от ненужных теперь электропроводов, легла рядом с Фернандо, обняла и прижалась грудью к его груди. Сердце к сердцу. И соединила их в одно целое. И заставила это целое биться.

– Во-от та-ак. Во-от та-ак, – шептала она, чувствуя, как каждый удар этого странного сердца толкает кровь по артериям. Уже не полем, а всей собой она почувствовала боль поврежденных, искалеченных, отбитых органов юноши. И начала впитывать эту боль в себя, пытаясь, как прежде, растворить потом ее в лунном свете. Пока удалось только разделить ее. Фернандо как-то облегченно вздохнул, а Алёна не смогла сдержать стона. Затем, все также обнимая юношу и делясь с ним остатками жизненных сил, она впала в полузабытье.

– Надо убираться отсюда, – услышала она слабый голос Уго. – Санчо продался копам. Сейчас, наверняка, сдаст. Подождет для верности и сдаст.

– Куда? – поинтересовался брат Уго, поднимая его.

– Будут искать. Будут землю рыть. Сто тысяч баксов за нее. Давай к Марте. Я сам! А их… Надо вот так двоих. Не косись, дурочка! Она же его спасает! Видишь, держит его душу на этом свете!

– Я и не кошусь, – обиделась Хуанита. – Я думаю, если на каком брезенте, то можно между двух мотоциклов…

– Молодец! Но брезент? Сеть! Карен, мигом за сетью!

Рыбаки знали, где ближайшие рыболовецкие снасти, и вскоре неподвижную, но живую пару осторожно подняли с земли, положили на сеть и надежно привязали между двух мотоциклов. Другие, раскачав, скинули в воду трупы двух незадачливых Санчевых подручных. Туда же Уго кинул так выручивший их мобильник.

– Везти, как свою душу, как… – наставлял Уго, уже сидя на мотоцикле, поддерживаемый братом.

– Ладно тебе, понимаем.

И мотоциклы с невиданным багажом покинули злополучный пирс.

Марта оказалась старой, в отличие от Умайты, действительно очень старой женщиной. И жила она в очень старом доме. Правда, с оградой и внутренним двориком-патио, то есть вроде как в зажиточном доме. Но все вокруг, хотя и ухоженное, давало понять, что дом знавал гораздо лучшие времена.

Стучать долго не пришлось. Слушая недосказанные объяснения ребят, старуха фонарем осветила лежащую в сетях парочку и молча кивнула, разрешая вносить их в дом.

– В прихожую. И убирайтесь. Сама справлюсь, если Бог даст, – отрывисто скомандовала она. Привыкшие к властному тону хозяйки, рыбаки занесли своих товарищей через дворик в просторную, темную прихожую.

– И его тоже, – подвели они к Марте крепящегося Уго.

– Вижу, – осветила она раненого и, бесцеремонно подняв его окровавленную майку, осмотрела рану.

– Ты тоже остаешься, – распорядилась хозяйка, не отрывая взгляда от раны. – А вы – мигом отсюда. Пока не дам знать – не приходить.

Ребята по очереди пожали руку Уго, осторожно прикоснулись к руке остававшегося без сознания Фернандо и, бросая взгляды на лежащую рядом девушку, вышли. Марта перехватила эти взгляды – смесь ошеломленного испуга и обожания. Проводив столь поздних визитеров, старуха закрыла дверь и, инстинктивно оглянувшись, нажала на что-то незаметное в стене, после чего открыла платяной шкаф.

– Проходи, – кивнула она Уго.

В шкафу висела какая-то старая одежда. А отодвинутая задняя стенка открывала темную сейчас комнату. Подсвечивая фонарем, хозяйка показала юноше, где присесть, затем, кряхтя, но с неожиданной силой взяла на руки и перетянула Фернандо с Алёной. То ли девушка не разжала своих объятий, то ли догадалась старуха, что нельзя этого делать, но на пол она положила их обоих, все так же укутанных в сеть.

– Кто? – коротко поинтересовалась хозяйка, кивнув на рану Уго.

– Санчо.

– За что?

– За нее. Договаривались переправить, но им переплатили, чтобы выдали.

– Кто она?

– Не знаю. Волшебница. Фея. Ведьма. Не знаю. Сегодня и убивала, и исцеляла, и спасала.

– Это та самая, из борделя?

– Да. Только она не из этих. Фернандо говорил, их спасла не за деньги. Просто так. И семью Хуана тоже.

– Это сухоруких? – сощурила глаза Марта. – И твою дыру – это тоже она? Серьезная девушка. А что это она сейчас?

Расспрашивая, хозяйка намешала и дала Уго пить какое-то зелье.

– Мелкими глоточками. Ну-ну. Рассказывай.

И чем дольше рассказывал Уго о событиях этой ночи, тем пристальней рассматривала Марта девушку. По окончании этого повествования старуха быстро подошла к одной из стен и вновь нажала на какую-то невидимую кнопку.

– Иди сюда, – кивнула она в сторону отодвинувшегося зеркала. – Пролазь. И если сможешь, помоги. Хотя нет, не стоит. Вдруг опять?

Следующая каморка была меньше и вмещала только две кровати.

– Пока слабые, отлеживаться будете здесь. Чую, скоро нагрянут. И если пошла такая игра без правил, то в ту схованку влезут. Знают, только виду не подают. Не хотят своего Иуду выдавать. А про эту еще никто. Уйдут, переберетесь. Вот. Это дашь ей, когда немного придет в себя, что надо ему, она сама скажет. Все, отдыхай.

С этими словами хозяйка перетянула пару в тайник, мгновение подумав, решила их не разлучать и разместила на одной кровати. Уго лег на другую. Когда потайной лаз закрылся и комната погрузилась во тьму, он, успокоенный хозяйкиным зельем, начал прислушиваться к дыханию соседней пары, затем уснул.

Старая Марта оказалась права. Она еще успела внимательно осмотреть первый тайник, затем, вынырнув из шкафа, проверила и прихожую. Когда же, упав на колени перед распятием, истово молилась, в дверь забарабанили. Вздохнув, старуха оторвалась от молитвы и пошла через дворик отворять дверь. Это, действительно, была полиция. И даже с самим начальником во главе – событие, уже давно не виданное в этих кварталах. Поэтому суровая властная женщина тотчас обратилась в кланяющуюся, старающуюся угодить, заглядывающую снизу вверх старушку. Мелко семеня рядом с тяжело вышагивающим начальником, Марта успела забежать перед ним, открыть дверь в дом, а в просторном, но обветшалом зале зажечь свет и пододвинуть кресло.

– Давно не виделись, а? – начал разговор шеф.

– Да, сеньор, с тех пор, как ваш сынок…

– Вот и я говорю – давно, – быстро прервал воспоминания старухи главный коп.

– Чем угощать дорогого гостя? Что предложить в такой поздний час?

– Скорее, уже в такой ранний. Не до выпивки. Слушай, я не случайно пришел сам. Из уважения. А то мои ребята, – он кивнул в сторону переминающихся с ноги на ногу нескольких мордоворотов, – здесь бы все разнесли. Из уважения, давай миром. Где они?

– Вы о ком?

– Ладно, Марта, ладно. Местных можешь оставить. Давай сюда ее и разойдемся.

– Так они с этой проституткой столковались? – изумилась Марта. – Эх, шпана, шпана. Все им неймется, все им своих не хватает, подавай импортные штучки. Говорила я им, – добром не кончите. Это из-за нее?

– Из-за нее, конечно. Что из-за нее? – спохватился вдруг коп.

– Из-за нее передрались?

– Подожди. Потом. Где она?

– Но я не знаю. Как перед Богом – не знаю, – старуха истово перекрестилась.

– Это же какой интерес надо иметь, чтобы ведьме за вранье крестится? – изумился один из копов.

– Цыц! – рявкнул в ту сторону шеф. – Ты, Марта, действительно, не завирайся. Они поехали к тебе. Судя по следам крови – были раненые. А эти ребята в таких случаях дуют только к тебе. Ну и где они, и где она?

– Но вы же знаете, что в таких случаях я продаю им свои… целебные травы и настои. Вот и сегодня зарулили, попросили от ножевых ран и поревели на своих громыхалах дальше.

– Мы знаем! Мы все знаем. Даже больше, чем ты догадываешься. Давай порешим добром, а? И все останется по-прежнему. А если нет… Ну?

– Как на духу!

– Ладно. Некогда. Идем, – кивнул шеф одновременно и хозяйке, и своим подчиненным.

В прихожей, загородив шкаф, старуха начала прощаться.

– Спасибо, что зашли. Извините, что не смогла помочь. Но если что узнаю, то непременно и незамедлительно. А может, все-таки по бокалу вина?

– Кончай представление, старуха, – поморщился шеф. – Давайте, – скомандовал он копам.

Один из них легко отодвинул хозяйку и распахнул дверки.

– А что вы там?.. Там никого! И одежда старая, некраденная, – очень естественно изображая панику, залепетала Марта.

Не обращая на это внимания, коп изо всех сил саданул по внутренней стенке.

– Выдала все-таки какая-то сволочь, – сразу изменила тон старуха. – Ну вот, любуйтесь, на этот раз – никого. И вообще, – она включила свет, – здесь уже месяца три никого не было.

– Три?

– Ну, два. С тех пор, как один о-о-ч-ень серьезный служащий не скрывался от…

– Это к делу не относится. Расскажи-ка поподробнее, кто к тебе приезжал? – шеф уже выбрался из потаенной комнаты и вновь двинулся в зал.

Марта, на этот раз глубоко разобиженная недоверием шефа, дождалась, когда из тайника выберется последний коп, выключила свет, кое-как поставила на место выломанную перегородку, затем закрыла шкаф и только потом присела рядом с шефом.

– Уго заходил. У него сильный порез живота. Дала ему от кровопотери. И сказали, что очень разбился этот… Фернандо. Вроде, с крана упал. Но его не видела. Куда-то они спешили. Сказали, подрались с Санчевыми. За что – не спрашивала. Да они и не сказали бы. Сами знаете. Этой проститутки не видела. Да и что ей у меня делать? Д-а-а, не думала я, что наши парни из-за какой-то… И сам начальник полиции…

– Не твое дело. Поняла? Не твое. И смотри, узнаю, что соврала… Ты меня знаешь! А этот Фернандо, он что, Умайты внук?

– Хорошая память!

– Не жалуюсь. Ну все. Если что узнаешь, – наставлял, пересекая дворик, шеф.

– Конечно, конечно. Незамедлительно. Всенепременнейше! – семеня рядом, обещала хозяйка.

– Да ладно тебе. Сам знаю, что глупость спорол, – уже выходя, скупо усмехнулся шеф. – «Марта – стукачка». Гы-гы.

Хозяйка основательно закрыла дверь. Прислушалась, как удалялся гул мощных двигателей двух полицейских машин. В задумчивости покачала головой и пошла к дому.

– Вот что, девушка, – жестко сказала она, включая свет в нетронутом тайнике. – Больше никаких разговоров. Вообще. Не отвлекаться ни на что! Слушаться меня во всем! Этого я пока провела. Но только этого и только пока. Да и он, наверняка, своих соглядатаев оставит. Поэтому – есть, пить, отдыхать и снова за свое… целительство. Как можно быстрее.

И в сознании Алёны прошла череда однообразных душных дней и лунных ночей. Она отдавала свои удивительные силы этим двум юношам до капли, до потери сознания. Приходила в себя под душем, куда ее приносила сначала Марта, затем Уго, который поправлялся все-таки быстрее, хотя и получал лечение «по остаточному принципу». Осознав это, девушка только возмущенно фыркнула. Но эта помощь Марте была необходима. И потом ничего постыдного Уго не делал. Да и не совсем неприятно это было. Пока их никто не беспокоил, затворники находились в более комфортном уже «рассекреченном» тайнике. Несколько раз приходилось запираться в той самой каморке. К Марте приходили за какими-то снадобьями какие-то странные личности. А одного гостя Марта, наоборот, прятала от своих постояльцев. И он внимательно рассматривал впитывающую лунный свет девушку своими странными глубоко посаженными глазами. Девушка почувствовала этот взгляд, но предельно уставшая, не придала ему значения. Точнее, придала, но отложила на потом.

Она вернулась в реальный мир внезапно, как проснулась, когда Фернандо впервые осмысленно открыл глаза. И на измученном лице юноши впервые появилась улыбка.

– Фея, – прошептал он. И тотчас озабоченно нахмурился: – Я ничего не смог. Они уже ждали… Меня… Я помню. Я видел… Но не смог… – оправдывался он.

– Но все хорошо, Ферри, успокойся, – она впервые уже не полем, а подушечками пальцев погладила его по волосам, потом по бровям. Они были удивительно мягкими, шелковистыми, эти брови. – Ты молчи пока.

Вдохнув немного воздуха и задержав дыхание, она прикоснулась пальчиком к его нежным губам. И тут же отдернула, почувствовав поцелуй.

– Ну-ну. Узнает невеста, – погрозила она юноше.

Но тот уже опять погрузился в сон. На этот раз, как понимала девушка, здоровый и исцеляющий. Тогда, осмелев, она погладила своего подопечного по впалым щекам и теперь уже самостоятельно выбралась к Марте.

– Света мне! И еды! И питья! И музыки! – радостно закричала она.

– Все? – в один голос воскликнули старуха и юноша, обернувшись на этот крик.

– Тогда садись. Мы как раз вот и приготовили…

– Мы? – переспросила девушка.

– Уго прекрасно готовит.

– Да ладно уж тебе, – засмущался юноша.

– А что? Все, что эту неделю ты ела, это он.

– Неделю? Я здесь целую неделю? – ахнула девушка. – Спасибо, – спохватилась она, увидев, как помрачнел Уго.

– Ты думаешь, это много? Вон, у парня даже шрама не осталось. А Фернандо… Дело, конечно, прошлое. Но тогда, вначале, я как-то посмотрела. Пощупала. Не то что калека, вообще не жилец был.

– Еще дня три и танцевать будет.

– Трех дней нет. Чую. Вот-вот нагрянут. Ты уж расстарайся, девушка, но…

– Два. Но тогда продолжим, – и девушка, отмахнувшись от еды, пошла назад к Фернандо.

Уже через сутки он начал вставать. А на вторые взбунтовался.

– Не нужны мне ни здоровье, ни жизнь такой ценой! – уже сидя в постели, кричал он, когда Уго с Мартой вновь уносили от него безжизненную девушку.

Пошатываясь, он встал и побрел за ними.

– Успокойся, пацан. Так надо. Она столько сил отдала, а ты сейчас выкаблучиваться будешь? Все загубить хочешь? – осекла его на правах хозяйки Марта. – Не хочешь? Тогда иди наверх, сядь там, чтобы ни ей, ни нам туда-сюда не таскаться. Но имей в виду, в случае чего – немедленно в тайник.

И поэтому вторые сутки девушка провела вместе с Фернандо на мансарде. Выздоравливающий старательно, по мере своего разумения, помогал Алёне, до капли впитывая ее целительные лучи, а когда она, обессиленная, начинала терять сознание, подхватывал, подводил к льющимся из больших окон солнечным или лунным лучам. И сидя над ней, воровато оглянувшись, несколько раз прикасался губами к точеным пальчикам девушки.

– Тебе надо лежать и набираться сил, – вспылил, наконец, заставший его с поличным Уго. – А если считаешь, что выздоровел, то хватит мучить девушку. Она вон, последние силы отдает. Зачем? Чтобы ты еще и целоваться мог? Я бы со стыда сгорел!

– Я здоров! – действительно вспыхнул Фернандо. – И не думай ничего! Это из благодарности! Как богиню! И… не говори ей. Это, действительно, совсем не то.

– Ладно… То, не то, хватит!

И когда девушка проснулась, оба парня в один голос заявили, что пора. Правда, Марта, глядя на покачивающегося юношу, с сомнением качала головой.

– Но я же вижу! И время еще есть! Ну еще каких-то два сеанса, – возмущалась девушка.

– Все. Все. Все, – непреклонно отрезал Уго. – Он сносно себя чувствует, но рисковать больше нельзя. Ни им, ни Мартой, ни тем более тобой. Что-то действительно назревает. Я уже созвонился с ребятами. Нас будут ждать уже сегодня ночью. Поэтому прощальный ужин – и вперед!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 1 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации