» » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Любовь и грезы"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 21:46

Автор книги: Патриция Хэган


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 23 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 10

Его руки крепко обнимали ее. Их губы слились в страстном поцелуе, и соприкосновение языков пробудило в глубине ее тела необузданные, первобытные желания. Его руки скользнули вдоль ее спины вниз, сначала нежно обхватили талию, а потом легли на крепкие круглые ягодицы. Она ощутила полную страсти мужскую плоть, которая вскоре бросит ей вызов и ворвется в нее, превратив их в одно существо, в одну любовь.

Голова Джейд упала на подушку, тело выгнулось… Его губы скользили все ниже. Вот его язык обжег ей грудь… Он осторожно взял сосок в рот, а она запустила дрожащие пальцы в его волосы, ласково прижимая его голову к себе.

– Я люблю тебя, – прошептала она тихо, хрипло. – Ах, Колт, я так сильно тебя люблю! Пожалуйста… пожалуйста, дорогой… возьми меня… скорее, скорее!

Она раздвинула ноги, чтобы принять его, и с ее губ сорвался тихий стон предвкушения.

И тут чей-то голос вырвал ее из мира грез:

– Выпейте вот это, пожалуйста.

Джейд дернула головой, ощутив мучительную боль от прикосновения к растрескавшимся и кровоточащим губам.

– Пожалуйста, постарайтесь, – настаивал мужской голос. – Это необходимо.

Она приоткрыла опухшие веки, пытаясь сквозь туманную дымку разглядеть лицо, которому принадлежал незнакомый голос.

– Пожалуйста! – Голос одновременно молил и предостерегал. – Если вы не выпьете, то умрете.

Джейд казалось, что ее руки обжигает огонь: ее кожа была воспалена. Горло пересохло. Она чувствовала себя слабой, измученной – почему? Что происходит? И кто с ней говорит? Она первый раз слышит этот голос.

Джейд почувствовала, как к ее плечу осторожно прикасается чья-то рука.

– Вы меня слышите, мисс? Можете меня видеть?

Туман начал рассеиваться, и Джейд разглядела склонившееся над ней лицо – золотистые волосы, голубые глаза, полные глубокой тревоги и заботы. Но кто этот человек?

Незнакомец наклонился ниже, и Джейд невольно отметила, что он необычайно хорош собой. Он спросил:

– Как вас зовут? Вы можете сказать мне ваше имя?

Джейд попыталась ответить, но не смогла: у нее настолько сильно пересохло в горле, что она не в состоянии была издать ни звука.

Незнакомец снова предложил ей воды:

– Ваше тело слишком обезвожено, мисс. Вам надо выпить воды. Позвольте вам помочь.

Джейд послушалась. Прохладная влага была просто дивной, и ее пересохшему до боли горлу стало немного лучше. Джейд начала с жадностью пить.

Незнакомец отнял стакан от ее губ:

– Пока хватит. Иначе вам будет плохо.

Джейд закрыла глаза, пытаясь справиться с вихрем мыслей в голове. Где она находится? Что случилось и как она сюда попала? Она помнила отплытие из Франции, и первый день плавания, и как они с Колтом любили друг друга в уютной каюте. Последующие события окутывал туман. Чувство беспомощного недоумения не покидало Джейд.

– Вы не попробуете заговорить и сказать мне, как вас зовут? – мягко повторил незнакомец.

Она сделала новую попытку, и на этот раз смогла едва слышно прошептать:

– Джейд…

– Джейд! – торжествующе повторил он. – Какое прекрасное имя. – Он наклонился ближе и улыбнулся. – И глаза у вас зеленые, ирландские. Готов спорить, что вы ирландка!

Джейд почувствовала, что какая-то неведомая сила заставляет ее вновь погрузиться в черную бездну беспамятства, но она не хотела ей уступать. Пока не хотела. Ей необходимо было узнать, что же все-таки с ней произошло. И где Колт? Почему его нет здесь, рядом с ней?

Тихо, глухо она произнесла его имя.

– Колт? – мгновенно откликнулся ее незнакомый спутник. – Кто такой Колт?

Она попыталась ответить, но голос снова отказался ей повиноваться. Незнакомец дал еще воды, и тогда она наконец пробормотала:

– Мой муж. Пожалуйста, приведите его, скажите ему, что я хочу, чтобы он был со мной…

Она услышала, как мужчина вздохнул, словно от жалости, и внезапно в ней поднялось дурное предчувствие, смешанное с ужасом, причины которых она не знала. Она попыталась сесть, но незнакомец помешал ей. Она вскрикнула:

– Где он? Я хочу его видеть! Кто вы? Что со мной происходит?

Он отвел взгляд, и Джейд сразу же поняла, что случилось нечто ужасное. Ее глаза округлились, мышцы тела напряглись.

Она приподняла голову и посмотрела на незнакомца, а потом сквозь него, в склеп своих воспоминаний, которые с поразительной легкостью теперь вспыхнули в ее измученном сознании. Она вспомнила шторм, гигантские волны, безумную качку, звук разбивающегося стекла, ужасающую уверенность в том, что они тонут, попытку выбраться на палубу… Она цеплялась за ограждение, и на палубе появился Колт, он звал ее, пытался добраться до нее и…

Ящик!

Проклятый ящик!

Мучительный крик страдания вырвался из ее горла:

– Он погиб! Погиб! Я видела, как он упал… как ящик ударил его по голове… И кровь, много крови… О Боже, Боже… нет!

Брайан Стивенс сразу же понял, что она вспоминает разыгравшуюся в море трагедию. Он удержал ее на постели, пытаясь успокоить.

– Послушайте меня. Все позади. Вы в безопасности. Вы со мной, на моей яхте, и ничего плохого с вами не случится, клянусь вам!

Она продолжала кричать и биться, колотила его кулаками.

Он с силой вдавил ее в подушки и громко позвал на помощь Уолта. Но тот и так уже бежал к ним с палубы, откуда услышал отчаянные крики. Через секунду он ворвался в каюту:

– Иисус, Иосиф и Мария, что тут, к дьяволу, творится?!

Остальные матросы столпились в дверях, с любопытством глядя на происходящее. Брайан велел Уолту принести виски и влить ей в рот, чтобы она немного успокоилась: он был уверен, что ей вредны сильные переживания. Монро посоветовал им просто дать ей хорошую затрещину – это хорошо помогает в таких случаях. Брайан ответил презрительным взглядом и приказал ему убираться к дьяволу и заниматься своими обязанностями и заодно забрать с собой остальных матросов. Они с Уолтом могут справиться без их помощи.

Когда в рот Джейд влили виски, она поперхнулась и закашлялась, а потом, временно сдавшись, тихо зарыдала. Ей казалось, что сердце у нее разрывается на части, что жизнь покидает ее.

Они продолжали насильно вливать ей в рот обжигающую жидкость, и постепенно ее рыдания начали стихать. Джейд стала дышать ровнее, хотя комната вдруг принялась как-то странно кружиться в ее глазах. Сквозь туман она услышала, как голубоглазый мужчина сказал второму, что тот может уходить, что он останется с ней, потому что она уже засыпает. Он обо всем позаботится сам. О чем это он собирается позаботиться? – с горькой беспомощностью подумала она. Что можно сделать? Все кончено. Колт мертв. А она – здесь, в незнакомом ей месте, и ее это нисколько не волнует. Жизнь потеряла всякий смысл. Ах, зачем только Бог послал ей спасение – она предпочла бы и дальше плыть на этом ящике… на тот свет, Джейд проспала несколько часов, сама того не заметив. Уже знакомый ей голос прервал драгоценный сон, в котором рядом с ней был Колт.

– Вы меня слышите, Джейд? Пора проснуться и что-нибудь съесть. Как вы теперь себя чувствуете?

– Она открыла глаза и сквозь розовое облако различила все то же лицо незнакомца. Ей понравились его глаза. Голубые. У Драгомира тоже были голубые глаза. Глаза у Колта были серо-стальные, как и у его отца. Ей больше нравились серо-стальные, но голубые глаза – это мило. А еще у него были светлые волосы. Густые и кудрявые. С трудом подняв отяжелевшую руку, она попыталась прикоснуться к его лицу, а он поймал кончики ее пальцев, прижал их к губам и поцеловал. Джейд удивилась тому, что его голубые глаза вдруг наполнились слезами. Все еще не оправившись от крепкого виски, она заплетающимся языком спросила:

– Почему вы плачете?

Он продолжал прижимать ее руку к губам.

– Потому что я счастлив, что вы поправитесь. Было бы нехорошо, если бы мир лишился еще одной красавицы.

Джейд плохо поняла его слова, но решила, что сейчас это не имеет значения – тем более когда она чувствует себя настолько несчастной. Рыдания снова стали подступать к горлу, но Джейд попыталась с ними справиться, сосредоточившись на своих физических ощущениях, которые оказались достаточно болезненными. У нее отчаянно болела голова, кожа горела, а ее желудок…

Боже правый, когда она в последний раз ела? Словно угадав ее мысли, незнакомец спросил ее об этом, и она сказала, что еще до шторма у нее началась морская болезнь и она пила только сок с имбирем да еще немного бульона.

Он сразу же заявил, что прикажет Уолту приготовить для нее немного супа, но, приостановившись в дверях, попросил у нее прощения:

– Извините, что мы заставили вас выпить такое количество виски, Джейд, но после всего пережитого вам необходимо было расслабиться. Отдыхайте, я вернусь через минуту.

Он ушел, а Джейд осмотрелась: она находилась в уютной каюте. Обратив внимание на балдахин над кроватью, больше подходящий для женского будуара, Джейд несколько удивилась.

Остальная же обстановка была более скромной: два кресла, бюро, небольшой стол с деревянными стульями. На стенах висело несколько чудесных картин, написанных маслом и акварелью, и Джейд снова ощутила присутствие женщины. Тогда почему до сих пор до нее доносились только мужские голоса?

Но неожиданно ее сердце болезненно сжалось от леденящей мысли о смерти Колта.

– Колт!!! Нет… Боже, ну пожалуйста… Только не Колт…

Боже…

Брайан, вошедший в комнату с подносом в руках, услышал ее стоны. Он быстро поставил еду на столик и, обняв Джейд, крепко прижал ее к себе. На этот раз он не пытался успокоить ее с помощью виски. Вместо этого он глуховато сказал:

– Давайте, деточка, выплачьтесь! Я знаю, каково вам. Я это тоже пережил.

Он крепко прижимал ее к себе и покачивал в своих объятиях, словно ребенка, и Джейд не протестовала, не вырывалась, а, сотрясаясь в рыданиях, дала волю слезам. Когда приступ прошел и Джейд затихла, Брайан уложил ее на подушки. Она смотрела на него потухшим, горестным взглядом.

Берясь за плошку с супом, Брайан заставил себя напряженно улыбнуться.

– Позвольте помочь вам поесть. Вам станет лучше, даю слово.

Джейд послушно разрешила накормить себя теплым супом: повиноваться было легче, чем сопротивляться.

Джейд съела половину плошки, после чего отвернулась, почувствовав приближение спасительного сна. Как хорошо хоть ненадолго уйти от реальности, в которой уже нет Колта!

Она проспала всю оставшуюся часть дня и почти всю ночь, и только в предрассветные часы к ней вернулся кошмар: ей предстал неподвижно лежащий Колт, из головы которого лилась кровь. Это было последнее, что она увидела перед тем, как упасть в темный, холодный, бушующий океан.

Девушка проснулась с громким криком.

Незнакомец сразу же очутился рядом с ней и обнял ее. Его ласковые прикосновения успокоили ее. Когда Джейд затихла, он ненадолго вышел и вернулся с подносом в руках, на котором стояли кофейник, полный дымящегося кофе, и тарелка с яичницей и беконом.

– Думаю, – сказал неизвестный спаситель, поправляя у нее за спиной подушки, – что нам пора познакомиться и немного поговорить.

Он развернул салфетку, положил ей на колени и собрался было снова заговорить, но Джейд, чувствовавшая себя несколько неловко в полупрозрачной рубашке без рукавов, осторожно его перебила:

– Нельзя ли мне попросить у вас халат?

Ни секунды не колеблясь, Брайан подошел к шкафу и достал оттуда нежно-голубой бархатный халат, который Марни очень любила. Он помог Джейд одеться:

– Я рад, что он вам впору. Похоже, у вас с Марии один размер.

Он устроил поднос ей на коленях и начал наливать кофе.

Джейд с наслаждением втянула в себя пьянящий аромат свежесваренного напитка. Несмотря на гнетущую печаль, она охотно потянулась за чашкой. Колт наверняка захотел бы, чтобы она продолжала жить. Но одной мысли о нем оказалось достаточно, чтобы у нее на глазах снова выступили слезы. Не в силах удержать чашку дрожащими пальцами, Джейд поставила ее обратно на поднос.

– Я понимаю, что вы сейчас чувствуете, – тихо проговорил Брайан. – Но никакие мои слова вам не помогут. Через такое каждый должен пройти сам – так, как у него получается.

Если я вам буду нужен – я рядом.

Джейд вдруг почувствовала вспышку гнева, которая заставила ее на секунду забыть о горе. Посмотрев на незнакомца, она раздраженно спросила:

– Может, вы все-таки соизволите сказать мне, кто вы такой? И я имею право знать, где я и куда мы направляемся!

Ее ярость его не обидела.

– Я сказал бы вам и раньше, но возможности не было.

Меня зовут Брайан Стивенс. Я из Нью-Йорка. Это моя яхта «Марни». Названа в честь моей покойной жены.

Джейд тревожно посмотрела на него:

– И вы говорите, что нашли меня в море?

– Вчера утром. Вы знаете, сколько времени провели на воде? Мы решили, что скорее всего недолго, потому что солнечные ожоги оказались не слишком серьезными.

Гнев, который охватил перед этим Джейд, улегся. Она сказала, что, насколько может понять, упала за борт незадолго до восхода солнца. Вместе они решили, что она плыла весь день и всю ночь, и, к счастью, в начале следующего дня он ее увидел.

– Второго дня вы не пережили бы.

Джейд горько усмехнулась:

– И избавилась бы от всех последующих страданий!

Не ответив на эти слова, он поднес чашку с кофе к ее губам.

Она приняла ее слабой рукой. Брайан спросил, в состоянии ли она пересказать ему все, что помнит.

Джейд сказала, что постарается, и ей это удалось. Свой рассказ она завершила описанием неподвижно лежащего на палубе Колта с кровавой раной на голове. Ей даже удалось, не разрыдавшись, сказать, что она уверена в его смерти.

– Если бы он был жив, он бросился бы за мной. Я в этом уверена.

Джейд резко втянула в себя воздух, борясь с новым приступом рыданий, а потом медленно выдохнула.

– Куда мы плывем? – спросила она, желая сменить тему разговора.

– Мне принадлежит небольшой остров рядом с Бермудскими островами. Когда я вас нашел, я направлялся именно туда, сейчас мы продолжаем плыть в том же направлении. Вы можете оставаться там столько, сколько пожелаете.

Джейд внимательно посмотрела на своего спасителя. Он был не только красив внешне, но и вызывал симпатию. Почему-то она была уверена в том, что он говорит абсолютно искренне и что ей нечего бояться.

– Вы очень добры, – благодарно прошептала она. – Я обязана вам жизнью, хотя сейчас она потеряла для меня свою прелесть.

Его улыбка показалась ей странно печальной. Ласково проведя по ее щеке кончиками пальцев, он серьезно проговорил:

– Дайте мне шанс заставить вас снова полюбить жизнь, Джейд.

Глава 11

В оставшиеся сутки плавания Брайан перебрался из своей комфортабельной каюты в меньшую, которую ему пришлось делить с Уолтом. «Марии» могла бы достигнуть острова гораздо быстрее, как это первоначально и планировалось, но Брайан приказал двигаться на меньшей скорости, чтобы Джейд могла как можно лучше отдохнуть и немного успокоиться.

Благодаря заботам Уолта Джейд быстро поправлялась, но она не испытывала радости: какое все это, могло иметь теперь значение? Колт погиб. Может быть, его смыло за борт, как и ее, и никто на судне их не хватился. Всем пассажирам было приказано не выходить из кают, так что их исчезновение не могло быть обнаружено до окончания шторма. Кроме того, они были молодоженами, что легко объясняло их отсутствие.

Джейд много спала, и всякий раз, когда она открывала глаза, рядом оказывался Брайан, заботливый, внимательный, нежный.

Он расспрашивал Джейд о ее родственниках и родных Колта. Она отвечала равнодушно. Рано или поздно пароходство оповестит Колтрейнов, что их сын и его жена пропали в море, а те, в свою очередь, отправят известие в Россию. Там ее тоже сочтут погибшей – но что с того? Джейд погрузилась в полную апатию, у нее не было ни малейшего желания возвращаться к холодной лицемерной жизни, которую она вела при дворе, где ее терпели, но не любили. Что обещало ей будущее? Она будет день за днем влачить свое жалкое существование, а если солнце однажды так и не взойдет для нее – ну что ж, ее это нисколько не опечалит. Она и так живет только в своих грезах, когда видит Колта и ощущает любовь и счастье, которые знала с ним.

В то утро, когда яхта подошла к острову, Брайан открыл дверцы шкафа и принялся перебирать десятки женских нарядов.

– Марни любила одеваться, – сказал он, – и держала тут запас нарядов, чтобы не тратить времени на сборы, если мы неожиданно решим отплыть на остров. Правда, такого никогда не происходило, – добавил он, рассмеявшись, – так что это был всего лишь предлог купить новую одежду.

Он достал хлопковое платье сочного зеленого цвета, пышная юбка которого была расшита белыми с желтым маргаритками.

– Идеально для острова. – Он выложил его на кровать. – К нему есть шаль на случай прохлады, но я уже выходил на палубу – день сегодня просто великолепный. Теплый и солнечный.

Джейд смотрела на платье. Она никогда не выбрала бы такой яркий наряд, но здесь был совсем другой мир, другая природа, и ничто не напоминало тот суровый и унылый край, который она знала с детства.

– В доме у нее тоже была одежда. Вы можете пользоваться всем, что ей принадлежало.

Джейд спросила, сколько времени они пробудут на острове.

Брайан пожал плечами.

– Поскольку и у вас, и у меня нет причин стремиться куда-то еще, то давайте постараемся не задаваться лишними вопросами. Не сомневаюсь, вы найдете здешние места прекрасными. А там, возможно, сможете решить, что будете делать дальше.

Джейд медленно оделась, по-прежнему чувствуя себя слабой. Ее обгоревшая кожа начала лупиться, и она рассеянно подумала, что выглядит отвратительно, но и пальцем не пошевелила, чтобы хоть как-то исправить положение.

Слипшиеся волосы нужно было вымыть и уложить, но она лишь свернула их в тугой пучок. Затем надела шляпку с длинной атласной лентой того же цвета, что и само платье. Глядя на свое отражение в зеркале, она решила, что похожа на корзинку с фруктами. Наверное, Марии, которой нравилось так ярко одеваться, была очень жизнерадостной женщиной.

Джейд осторожно вышла из каюты на палубу. Увидев ее, пока она стояла и щурилась на яркое золото солнца, Брайан кинулся к ней и взял под руку. Прикрыв глаза ладонью, Джейд смотрела на ослепительно сверкавшую воду: такого блеска ей еще не приходилось видеть.

Брайан помог ей спуститься по длинным сходням, которые были перекинуты на узкий причал, уходивший к сверкающему белым песком берегу.

– Позвольте помочь вам. Вы привыкли к качке, и, когда ступите на твердую почву, вам будет трудно двигаться.

Джейд мысленно признала, что это была правда: ей показалось, что деревянные доски сходней у нее под ногами раскачиваются. Она пошатнулась, тяжело оперевшись на Брайана.

Они вышли на причал. Брайан заботливо поддерживал ее.

Она заметила, что он тоже переоделся: на нем были белая куртка и ярко-синие брюки, а на голове лихо сидела белая хлопковая кепка.

Пока они шли, Брайан рассказывал, как строил дом в атом отдаленном месте:

– Первый раз я побывал здесь еще совсем маленьким мальчиком: меня привез дядя. Я влюбился в остров с первого взгляда. Эта часть Атлантики называется Бермудами, или, реже, островами Сомерса. Островов – крупных и совсем маленьких – тут, наверное, больше трехсот, но из-за прячущихся под водой коралловых рифов плавать тут опасно. Вот почему заселены только несколько самых крупных островов. Мне повезло: у моего островка с одной стороны есть глубокий проход между рифами. – Он указал ей на зелень, покрывавшую склоны холма, в сторону которого они шли. – Дом стоит наверху, за этими бананами. Я решил построить причал с этой стороны, рядом с проходом, а дом повернул в другую сторону острова, чтобы вид на море ничем не нарушался. Погодите, скоро вы его увидите. У вас просто дух захватит!

Он взволнованно пожал ей руку и радостно улыбнулся.

– Мой дядя, – продолжил он свой рассказ, – влюбился в эти места во время Гражданской войны. Он был капитаном федерального быстроходного судна и охотился на суда, пытавшиеся нарушить блокаду Юга. Видите ли, южанам необходимо было отправлять свой хлопок, чтобы торговать с Англией, а Бермуды служили перевалочным пунктом.

Джейд вежливо слушала его, но мысли ее были далеко… с Колтом. Она незаметно смахнула слезы. Наступит ли такой момент, когда она проснется утром и не почувствует щемящей боли в сердце?

– Он весь как цветущий сад, – тем временем гордо говорил Брайан, широким жестом обводя заросли олеандров и ослепительно розовые кусты цикламенов. Они добрались до конца причала, и он указал на песок:

– Можно ли представить себе что-то более прекрасное? Он такой белый из-за крошечных осколков кораллов, измельченных ветром и волнами. Марни говорила, что он напоминает ей хорошо просеянную муку.

Джейд посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц, пытаясь представить себе, что когда-то сможет вот так же легко произносить имя Колта.

Они прошли пологий подъем, миновали заросли банановых деревьев, листья которых потрескивали и шуршали на легком теплом ветерке, словно встречали радостными аплодисментами появление на острове хозяина и его спутницы. Показался дом – красивый, сказочный дворец. Брайан объяснил, что стены его сложены из розоватого ракушечника, а крыша покрыта черепицей, которую периодически мыли с известью – в целях санитарии, потому что воду для питья собирали во время дождя именно с крыши, отводя по водостоку в специальный резервуар.

– Обратите внимание на ступеньки, – сказал он. – Типичная островная архитектура. Видите: внизу они шире, чем наверху. Их называют «приветственное объятие».

Это, конечно, не тот величественный особняк, что я построил на Гудзоне в штате Нью-Йорк, – сказал он без всякого сожаления, когда они оказались на верхней ступени и должны были войти внутрь, – но он уютный и удобный. Марни очень его любила – и вы тоже полюбите.

В обращенной к ней улыбке читалась надежда.

Полная чернокожая женщина (аборигенка, решила Джейд) сделала им книксен и улыбнулась, сверкая невероятно белыми зубами.

– Марни приучила всех служанок делать книксен, – весело прошептал Брайан. – Познакомьтесь с Амелией: это наша домоправительница. Амелия, это мисс Джейд.

– Мисси Джейд! – радостно воскликнула женщина. – Она займет место миссис Марни?

Джейд напряглась: от нее не укрылась тень, промелькнувшая в глазах Брайана перед тем, как он сдержанно объяснил прислуге:

– Джейд – наша гостья, Амелия, но ты будешь ее слушаться и ухаживать за ней так, словно она хозяйка этого дома.

Понятно?

Женщина послушно и с готовностью кивнула, и Брайан повел Джейд в дом. Поднявшись на второй этаж, они вошли в просторную комнату, в окна которой можно было любоваться великолепным видом на океан.

В центре ее стояла громадная кровать с кружевным балдахином, немного похожая на ту, что была на яхте.

– Это комната Марни, – объявил он тихо и торжественно. – Вы можете пользоваться всем, чем пожелаете.

С этими словами Брайан указал на туалетный столик с пенным кружевом розовой скатерти до пола и на огромный гардероб из красного дерева, за дверцами которого висели в ряд ослепительные разноцветные наряды.

Подойдя к застекленным дверям, выходящим в сад, Брайан потянул за бархатный шнур и раздвинул белые занавеси, так что потрясающий вид предстал перед ними во всем своем великолепии: синяя вода сверкала на солнце, ярко-зеленая лужайка уходила к чистейшему песку, вдоль дорожек стражами стояли кусты роз…

– Я пришлю Амелию, чтобы она помогла вам принять ванну. За ширмой расположен альков, – кивком головы он указал в его сторону, – где находится ванна, подобной которой вы, я уверен, никогда не видели. Марни заказала ее одному из местных жителей. Она вырезана из коралла в форме морской раковины. Там же вы найдете ароматные соли и мыло, привезенное из Испании и Франции. – Направляясь к двери, он добавил:

– Помните: если вам что-то понадобится, вам стоит только попросить – и я отправлю яхту на главный остров. Отдыхайте. Мы увидимся вечером, за обедом.

Оставшись одна, Джейд остановилась у открытых дверей и стала смотреть на сверкающий океан, упиваясь сладким ароматом цветов. Она слышала негромкий шелест банановых листьев, щебетание птиц. Было до боли странно сознавать, что за этим манящим взгляд горизонтом кроется пустота. Никто ее не ждет.

Никому нет дела до того, где она и что с ней происходит. Здесь было красиво, и пока ода видела одну только доброту. Но в отсутствие Колта все это было совершенно не нужно ей!

Джейд отвернулась от окна и осмотрела комнату. Внезапно ее взгляд привлекла причудливой формы рамка, стоявшая на туалетном столике. Она подошла ближе и увидела, что это был портрет молодоженов. Женихом был Брайан, а невестой – потрясающе красивая молодая женщина в прекрасном свадебном наряде. Ее элегантно уложенные под полупрозрачной фатой волосы были того же цвета, что и волосы Джейд, глаза сверкали – зеленые глаза, опушенные густыми темными ресницами. Лица счастливых молодоженов выражали уверенность в том, что их будущее будет светлым и радостным.

Так вот она какая, красавица Марни!

– Вы очень похожи на нее.

Джейд испуганно обернулась на голос аборигенки.

– О Амелия! Я не слышала, как вы вошли.

Отличавшаяся приятной округлостью форм домоправительница начала виновато извиняться:

– Не хотела испугать. Пришла узнать, нужна ли вам. Мастер Брайан велел.

Джейд небрежно отмахнулась от ее извинений:

– Ничего. Я просто задумалась. – Она указала на портрет. – Это жена мастера Брайана, Марни?

Амелия печально кивнула:

– Была красивая леди. Как вы. Вы похожи. Такая милая. – Она снова ослепительно улыбнулась и с надеждой спросила:

– Вы станете женой мастера Брайана?

Джейд ужаснулась такой мысли и быстро покачала головой:

– Нет-нет, ни в коем случае. Я просто гостья мастера Брайана, только и всего. Но скажите, – добавила она с любопытством, – что случилось с миссис Стивенс? Как она умерла?

У Амелии потухли глаза, она поспешно подошла к кровати и принялась снимать покрывало.

– Мастер сказал, вам надо отдыхать. Я принесу яичный суп, чай. Вы ешьте, пейте. Сначала я приготовлю ванну. Мастер сказал, вам надо ванну.

Джейд молча наблюдала за домоправительницей, решив, что не станет допытываться. Когда придет время, Брайан сам расскажет ей все, что сочтет нужным. И потом, надо было спросить себя, а интересно ли ей это вообще. Ее собственного, леденящего душу горя с нее более чем достаточно – ни к чему вникать еще и в чужое.

Она отказалась принять ванну, почувствовав себя страшно усталой.

– Сначала я ненадолго прилягу, – сонно проговорила она и вскоре погрузилась в глубокий сон.

Амелия неуверенно постояла у кровати, испытывая жалость к хорошенькой молодой женщине, которая лежала на кровати и тяжело вздыхала во сне. До нее донеслось тихое рыдание, а потом мольба:

– Вернись, Колт! Пожалуйста!

Чувствуя себя лишней, Амелия на цыпочках вышла из комнаты, осторожно закрыв за собой дверь.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации