Электронная библиотека » Саманта Аллен » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Плохой Санта"


  • Текст добавлен: 28 декабря 2020, 12:23

Автор книги: Саманта Аллен


Жанр: Эротическая литература, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава 23. Мария

Меня возбуждала моя коленопреклонённая поза.

Я знала, что Лукасу не терпится побывать глубоко в моём ротике. И я прекрасно знала, что могла удивить его кое-чем.

У меня почти не бывает рвотного рефлекса при заглатывании члена.

Все парни, которых я знала, были от этого без ума. Они просили отсасывать им гораздо чаще, чем радовали меня своим языком в ответ.

Поэтому в какой-то момент я начала изображать, что и у меня бывает отторжение от чересчур глубокого проникновения в рот.

Но сейчас я внезапно захотела порадовать Лукаса.

И, судя по всему, ему нравилось то, что я делаю.

– О да… Идеально!

Я улыбнулась ему.

– Я всё делаю правильно или подскажешь, как управляться с твоей чертовски огромной штукой? – спросила я и подразнила языком головку, налитую кровью.

Лукас на мгновение потянулся к плите и помешал мясо.

– Прекрати болтать и бери в рот мой член.

– Надеюсь, что я доставлю тебе достаточно удовольствия…

– Ведьма! Я сейчас покажу, чего жду от тебя! – прорычал Санта.

Он надавил ладонью на затылок, направив мой ротик прямо на его стоящий член.

Широко открыв рот, я прикоснулась губами к большой головке и начала посасывать. Плохой Санта вжимал мою голову всё сильнее в пах.

Я умела делать минет. Но сейчас у меня почти свело челюсть, ведь он был чертовски толстый.

Настоящий великан. Горячий, возбуждённый и пульсирующий у меня во рту, словно готов взорваться в любую секунду!

Я смачивала слюной весь его член, чтобы было легко брать его глубже.

Подняв взгляд, я увидела, как Лукас закатил глаза. Увиденное подстегнуло мою решимость. Я твёрдо была намерена довести его до оргазма.

Я сосала его изо всех сил.

Лукас перестал направлять мою голову. Значит, я всё делала правильно, интенсивно поглощая его член.

Горячая ладонь Лукаса осталась мягко лежать на моих волосах… Он просто перебирал мои волосы пальцами, пока я брала его глубже и глубже.

– Твою мать, Мэрайя, – простонал он. – Хорошая… послушная девочка. Ты берёшь чертовски глубоко.

Я не могла ему ответить, так как мой рот был занят членом, поэтому стала сосать усерднее.

Я втянула щёки и начала сосать, быстро и проталкивая его ещё глубже.

– Боже, – простонал он. – Чёрт, да.

Я знала, что сейчас он уже не сможет остановиться. Я глубоко вдохнула и сделала последнее движение, почувствовав, что он занял весь мой ротик. До глотки.

– Давай! Ещё немного, – стонал он. – Ещё немного и я кончу.

Я продержала его член на максимальной глубине несколько секунд. И только потом я начала двигать головой вверх-вниз.

– Твою мать! Сильнее!

Я втянула его ещё сильнее и посасывала сверх быстро, пока он громко стонал и матерился на неизвестном языке.

Спустя мгновение я почувствовала вязкую жидкость. Тёплая и солёная сперма выплёскивалась струёй.

Мощный член пульсировал и дёргался. Его сперма густым потоком вливалась мне в рот.

Я проглотила всё, что могла, пока последняя капля спермы не попала в рот.

Но несколько капель вытекли из моего рта и потекли по его члену. Я перевела дыхание и принялась вылизывать его всё ещё твёрдый член.

– Боже, Мэрайя, ты как кошка… Да, оближи меня! – хрипло выдохнул он.

Я выполнила свою работу на отлично. Но взгляд Лукаса был прикован к левому уголку моего рта. Я высунула язык и подхватила им вязкое семя спермы.

– Кажется, твой язычок заслужил ужин, – севшим голосом пообещал Лукас.

Он помог мне подняться.

Моя промежность горела и пульсировала голодным желанием. Я с ожиданием посмотрела на Санту. Он подмигнул мне.

– У меня осталось много подарков. Для тебя. Займёмся ими после ужина! – пообещал Лукас.

– Кролик с овощами получился великолепным! – похвалила я Лукаса, проглотив вторую порцию жаркого.

Санта пожал плечами.

– Ничего необычного. Удивлён, что ты не готовишь. Хотя задатки у тебя есть. Салат вышел неплохим.

Лукас наложил себе салата из стручковой фасоли и кусочков козьего сыра.

Пока тушился кролик, я решила приготовить салат из всего, что нашлось в холодильнике. Я часто делала такой салат дома.

Нужно было сказать спасибо Анне за то, что она запаслась продуктами. Подруга с семьёй планировала вернуться после Рождества и провести несколько дней в домике в глуши.

– Думаю, у меня просто нет стимула! – сказала я. – Сейчас я готовила, не задумываясь о том, что эта рутина отвлекает меня от любимого занятия и крадёт ценное время.

– Но скоро у тебя появится стимул, – мрачно сказал Лукас. – Ты же выходишь замуж?

Он внезапно резко нахмурился.

Если бы мы не были знакомы так мало, я могла подумать, что Санта ревнует меня!

Но это было невозможно. Я решила, что он просто вспомнил нечто не очень приятное из своей жизни военного и каскадёра.

Мне не терпелось узнать его поближе.

Я понимала, что, возможно, ничем хорошим мой порыв не закончится.

Я не должна была желать узнать Клауса! Мы же расстанемся и больше никогда не увидимся.

Но я не могла себя остановить. Я чувствовала себя воланом, запущенным ракеткой неопытного игрока. Летела чёрт знает куда и не контролировала полёт.

Поэтому я решилась распаковать бутылку отличного итальянского вина.

– Белое полусухое. Откроешь?

– Без проблем, – согласился Санта.

Вино желтоватой струйкой наполнило наши бокалы.

– За встречу? – предложила я.

– За встречу. И за то, что ты не успела продырявить мою задницу.

– Кажется, ты обещал, что это произойдёт? – кокетливо спросила я.

– Ага. Обязательно. Я же не просто так сюда пришёл! – фыркнул Санта.

– Удивлена, что ты согласился. Ты выглядишь очень самодостаточным и несклонным к авантюрам.

Санта отложил вилку и вытер губы салфеткой, потом залпом осушил бокал вина.

– Допивай вино и вставай.

– Что?

– Немедленно! – сурово заявил Лукас.

– Хорошо-хорошо.

Я едва успела выпить вина, как Лукас перекинул меня через плечо и шлёпнул по заднице.

– Несклонен к авантюрам? Намекаешь, что я старый? – недовольно рыкнул мужчина.

– Я имела в виду совершенно другое! А-а-а-ай! – заверещала я после очередного шлепка.

Санта вошёл в гостиную, не глядя, сорвал один из носков.

– Боже, что там?

– Сам не знаю! Я много чего туда напихал. Но будь уверена, что скоро мы это выясним.

Через мгновение мы оказались в спальне.

– Раздевайся.

Мне не пришлось приказывать дважды. Потом я забралась на трюмо и закинула ножку на ножку.

– Всегда хотела попробовать заняться сексом в такой позе.

Глава 24. Мария

Лукас избавился от своей одежды быстрее меня. Потом раскатал латекс по члену, уже готовому рваться в бой.

– Мне кажется, что у тебя была очень скучная сексуальная жизнь!

– Ты прав, Лукас! – вздохнула я.

– Поэтому ты решила разнообразить её приключением в виде неизвестного мужика, который будет трахать тебя всю ночь напролёт?

Лукас покрутил носком в воздухе и запустил руку внутрь.

– Хм… Закрой глаза.

– Знаешь, – сглотнула я, – никогда не употребляла всю БДСМ-атрибутику. В деле.

– Я уже понял, что для тебя миссионерская поза – потолок сексуальных забав. Сегодня я развращу тебя, девочка…

Возбуждение горячим комком скользнуло вниз.

– Раздвинь ножки. Очень широко. И не подглядывай.

Я исполнила приказ, сгорая от предвкушения и нетерпения. Мне было любопытно и в то же время чуточку страшно.

Вдруг в носке будет нечто такое, что окажется для меня чересчур?

– Лукас? – севшим голосом позвала я. – А ты остановишься, если мне не понравится?

– Нет. Я пришёл тебя отжарить. И не остановлюсь, даже если ты будешь вопить от боли! – угрожающе произнёс Лукас и накрыл мои глаза повязкой. – Это для того, чтобы ты не подглядывала.

– Это правда? То, что ты сказал?

Лукас обхватил мои соски пальцами и начал перекатывать их между пальцами, словно спелые ягодки. Потом нагнулся, лизнул тугие вершины и подразнил языком.

Я обхватила мужчину за шею, чтобы он не отстранялся.

Но Лукас и не собирался это делать. Он забавлялся с моей грудью, как с любимой игрушкой.

Сжимал упругие полушария и целовал, покусывал, теребил сосочки и всасывал их до безобразия жёстко и быстро.

– А-а-ах! Да! Да! – закричала я, чувствуя, что удовольствие переполняет меня.

Киска вновь напомнила о себе фонтаном влаги, выделившейся из дырочки.

Я была возбуждена, когда отсасывала Санте. Сейчас он вновь сделал меня мокрой и готовой принять его.

– Тебе самой не захочется останавливаться, Мэрайя.

Низкий голос мужчины звучал возбуждающе. Лукас говорил голосом, срывающимся на хриплый, низкий шёпот. Он тоже дрожал от нетерпения.

А потом я вскрикнула!

Вокруг одного из сосков сомкнулись концы прищепки.

Мгновенная боль обожгла сосок. Но Санта наклонился и тут же начал дразнить языком передавленную вершину.

Ощущения были смешанные. Боль отступала под настойчивой лаской влажного языка. Она никуда не уходила полностью, но подчёркивала яркие впечатления.

Потом то же самое Санта сделал и со вторым сосочком.

Я покрикивала от наслаждения.

– Привыкни, малышка…

Пальцы Лукаса скользнули между моих бёдер.

– Недостаточно широко! – рыкнул он и развёл ноги так широко, что теперь ему было видно всё в мельчайших подробностях.

– Твоя волшебная кнопочка сейчас такая нетерпеливая и дрожащая!

Лукас погладил пальцами клитор, вызвав волну жаркого томления.

Удовольствие захлестнуло всё тело, вплоть до кончиков пальцев ног.

– У тебя очень красивая киска. Аккуратные губки и нежно-розовая мякоть сочной дырочки. Узенькая девочка…

Санта медленно ввёл пальцы и начал двигать ими у меня в щёлочке. Приятные и тягучие ощущения возникали там, где побывали его пальцы.

– Сладкая…

Я услышала, как он причмокнул! О боже. Он облизал пальцы, которыми только что двигал в моей киске!

Стенки влагалища судорожно сжались. Мне хотелось почувствовать там… его язык!

– Хочешь продолжения?

– Безумно!

– Между двумя прищепками натянута цепочка, – сообщил Санта.

Его голос был как тягучая патока, обволакивающая с ног до головы жидкой похотью.

– Как думаешь, что будет, если я… потяну за неё? М-м-м?

Санта не успел договорить. Я качнула телом. Металл цепочки обжёг кожу груди. Лукас подхватил пальцами цепочку и потянул на себя.

Я вскрикнула. Ноющая боль сменилась резким жаром.

– Возбуждает… – призналась я.

– Отлично, сладкая. Давай ещё!

Я простонала громко и протяжно, подалась всем телом вперёд.

– Оставайся на месте! – рыкнул Санта, продолжая мучить меня и не давая желанной разрядки.

Мои бёдра уже конвульсивно тряслись. Я начала двигать тазом, окончательно потеряв контроль над своим телом.

– Твою мать! Ты чересчур грязно и соблазнительно двигаешь бёдрами! Твоя киска умоляет, чтобы я трахнул её…

Я ожидала, что он вонзится между моих ножек прямо сейчас! Но Лукас подхватил меня под попку и заставил ногами обвить торс.

– А теперь я опущу тебя ниже…

С этими словами он резким толчком опустил меня на член. Наполнил меня собой и заставил дрожать от нетерпения. Я извивалась и постанывала, наталкиваясь на его мощное тело.

У меня захватило дух от восхищения. Лукас удерживал меня на весу и совершал умопомрачительные толчки членом.

Никакой дополнительной опоры в виде стены. Только его сильные руки с выступающими мышцами, которые пересекают канаты вздувшихся вен.

– Боже, Лукас! Я не думала, что может быть так хорошо! – выкрикнула я.

Внутри меня зарождался настоящий торнадо удовольствия. Я часто дышала, чувствуя себя загнанной в угол добычей.

– Это ещё не предел, малышка! – простонал Лукас. – Ты настолько вкусная, что я просто не могу остановиться!

Санта вбивался, безжалостно и быстро, как автомат.

Я потрясённо вбирала мощные толчки и отвечала судорожными сжатиями лона, умоляя Лукаса не прекращать наш порочный контакт.

– Да-а-а! Ещё! Ещё! Да! – выкрикнула я и выгнулась дугой, чтобы принять его ещё глубже.

Первый раз меня так жёстко насаживали на член, удерживая на весу.

Всё моё тело от восторга.

Это была новая грань удовольствия!

Я была на седьмом небе от экстаза.

Лукас ускорился.

Моё тело словно перестало существовать – растворилось, как сладкая вата в тёплой воде, без остатка.

Я кончила очень бурно и влажно.

У меня между ног случилось самое настоящее наводнение. Спустя секунду кончил и Лукас, задержавшись во мне.

Его толчки становились всё медленнее и медленнее. Потом Лукас пересадил меня на комод и прижался лбом к моему.

Обжигающее дыхание со свистом вырывалось из его рта. Мощное тело было покрыто каплями пота.

Мне казалось, что ещё немного – и наши губы соприкоснутся…

Глава 25. Мария

Между нашими губами застыло томительное ожидание и расстояние длиной в жалкий дюйм.

Но Лукас медленно отодвинулся, словно возводя ледяную стену.

– Я в душ.

– Лукас?

– Что? – обернулся он.

– А наш пленник не сбежит?

– Нет. Я завязал прочный, армейский узел.

– Не умрёт? – засомневалась я.

– Намекаешь, что я его проведал?

– Да.

Лукас вздохнул и фыркнул себе под нос, что такого «гостя» он отправил бы гулять в метель нагишом.

Через несколько минут он оделся и вышел из домика. Я с облегчением вздохнула и привела себя в порядок.

У меня было немного времени, чтобы прибрать на кухне и сложить остатки еды в холодильник.

Потом я подхватила бутылку вина и отправилась в гостиную. Столкнулась с Лукасом.

– Эй… В гостиной довольно прохладно! – заметил он.

– У меня есть толстый плед и вино, – возразила я. – И… Рождественский свитер!

– Да уж…

– Прими душ. А потом я буду ждать тебя на диване! – улыбнулась я.

Почему-то знала, что Санта присоединится ко мне.

Лукас был прав – в гостиной было холодно. Но я забралась на диван с ногами и укрылась толстым, пушистым пледом.

Я не стала включать телевизор, просто слушала, как гудит в каминной трубе ветер и смотрела на мигающие огни рождественских гирлянд.

На душе было спокойно, как никогда раньше.

Всё тело ныло, но это была приятная и ноющая боль, от которой я чувствовала себя женщиной в полном смысле этого слова. Женщиной, у которой есть мужчина.

Вот чёрт… Меня опять заносит мыслями не в ту сторону!

Через несколько минут в комнате появился Лукас, одетый в тёмно-серый свитер и кожаные чёрные штаны.

Я протянула ему бокал:

– Налей мне вина?

– Хочешь напиться? Потому что осталось ещё несколько носков. А там лежат ого-го-го какие игрушки? – хмыкнул Санта.

– Садись, половой гигант! Ты изнасиловал мою киску… Неуверена, что выдержу раунд повторного траха. Только после отдыха!

– Слабачка!

Лукас наполнил мой бокал вином, а сам отпил из бутылки. Я попыталась накинуть плед на его колени, но мужчина покачал головой:

– Это не для меня. Вот это всё, – обвёл он комнату рукой. – Не люблю Рождество.

– Клаус не любит Рождество?! – хихикнула я, пьянея довольно быстро.

– Так и есть.

– На каком языке ты говорил со мной на кухне?

– На своём родном, – Лукас отпил вина из бутылки, пояснив. – На норвежском. Я родом из Норвегии.

– Ого! – присвистнула я. – Занятно.

– Мои предки мечтали перебраться из крошечной деревушки Норвегии в Америку. Это и случилось.

– Тебе было нелегко прижиться здесь?

– Немного! – пожал плечами Лукас. – Я был белый как снег, отвратительно говорил по-английски, а ещё меня зовут Клаус. Так что было немного тяжело поначалу.

– Тебя дразнили?

– Ещё как! Можешь не верить, но до тринадцати лет я больше напоминал гнома или эльфа, чем пацана, – Лукас усмехнулся. – Зато потом за одно лето я резко вырос, к тому же увлёкся силовым спортом и мотоциклами. Так что обидчики быстро заткнули свои рты после того, как я выбил главарю челюсть с одного удара. С тех пор меня зовут Лукас.

– И Рождество ты не любишь по этой же причине? – уточнила я, с сожалением заглядывая в опустевший бокал вина.

– Не совсем. Но эту историю ты не услышишь.

– Кстати, об историях. Ты не рассказал мне о суеверном болване. Хотя обещал, – зацепилась я крошечный шанс узнать Лукаса поближе.

– А-а-а… Ты про это…

Лукас поправил волосы.

– Не самая добрая история. Уверена, что хочешь услышать?

– С тобой мне не страшно! – улыбнулась я и спохватилась. – Пленник жив?

– Жив, боров. Что с ним случится?

– Полицейские не торопятся ехать и забирать беглого арестанта.

– Снаружи довольно сильно метёт. Кажется, одна из трасс перекрыта. Копы приедут только после того, как расчистят завал, – ровным голосом отозвался Лукас.

Я воспользовалась небольшой паузой и перебралась к нему на колени, прилегла головой на мужское плечо и попросила Санту поправить плед.

– Эй, я не люблю эти нежности, – насупился Лукас.

– Нежности? Ничего подобного! Просто я люблю лежать на чём-нибудь твёрдом, а вон та подушка – просто отстой! – соврала я, ни капельки не покраснев.

– Ладно…

Горячая ладонь Лукаса опустилась на моё плечо. Я лежала и вдыхала аромат его крепкого, складного тела.

– Это было давно, – начал Лукас.

– Начало, как в сказке, – пробормотала я и прикрыла глаза, неожиданно для себя зевнув.

– Эй ты, – нарочито грубовато встряхнул меня за плечо Лукас. – Секс-марафон ещё не окончен.

– Я не отказываюсь от секса, Лукас! – фыркнула я. – Но хочу небольшую передышку!

– Не думал, что затрахать тебя окажется проще простого! – рассмеялся Лукас низким смехом.

Его смех звучал, как снежная лавина, спускающаяся с вершины горы.

– Ладно, давай к делу. Эта история случилась довольно давно. Я проходил воинскую службу. К тому времени я уже был крепким здоровяком, презиравшим опасность. Я остался на контрактную службу. Меня с отрядом перебросили в Ирак.

Я сглотнула ком в горле. Мои предположения насчёт Лукаса в чём-то оказались верны.

– И каково это – находиться там?

– Сухо и пустынно. Иногда скучно так, что ты пытаешься стрелять из снайперки по скорпионам, ползающим в пустыне. Иногда так жарко, что, кажется, будто ты находишься в гостях у Сатаны, – ответил Лукас. – В моём отряде служили неплохие ребята. Я был их командиром. К тому времени я был самым взрослым, и они казались мне совсем пацанами, хотя я был ненамного старше их. Одного из парней звали… допустим, его звали Джо. Не хочу называть его настоящего имени. В тот раз нам нужно было захватить деревеньку, в которой засела шайка террористов. Вылазка началась ночью. Мы подобрались почти вплотную и затаились на некоторое время. Рассчитали время атаки… Но потом увидели, что террористы неожиданно получили подкрепление. Нам пришлось отступать. Мы должны были отойти и спрятаться на прежнем перевалочном пункте. Я планировал доложить о ситуации вышестоящему начальству. Я не хотел рисковать своими парнями только для того, чтобы нас всех убили. Террористы не заметили нас. Мы начали отступать. И вдруг этот парень, Джо, говорит, что потерял свой грёбаный талисман – нагрудный жестяной значок. Это хрень, полнейшая, говорю ему я. Но Джо убеждён, что ему нужно вернуться. Якобы благодаря этому грошовому значку, смерть обходит его стороной, а он сам выпутывается из множества передряг целым и невредимым. Я запретил ему уходить и пригрозил, что расценю его отход, как дезертирство. Джо послушался. Но, как оказалось, для вида. Он рискнул сунуться обратно. Он догнал нас через час, радостно помахав своим грёбаным значком.

– Нашёл? – удивилась я.

– Нашёл. И его тоже нашли. За ним крались по пятам. Он выдал наше расположение. Нас атаковали. Пришлось дать бой противнику, превосходящему нас по силам. Погибли очень многие… Мы еле выбрались.

– А Джо? – спросила я.

Глава 26. Мария

– Этот сукин сын выжил! Выбрался из адова пекла, – проворчал Лукас.

– У тебя остались шрамы после того боя?

– Осталось кое-что, да, – нехотя ответил Лукас. – Я решил оставить службу. Тот парень, Джо, тоже.

– Значит, его талисман работал?

– Он работал только на войне. Джо погиб в первый же день возвращения на гражданку. Его сбил автомобиль на пешеходном переходе. Насмерть. Так что херня все эти ваши суеверия…

– Много твоих ребят погибло?

– Много, – вздохнул Лукас. – Иногда мне до сих пор снится, как я закрываю им глаза, а потом заполняю карточки со словами соболезнования для их родных. Ненавижу Рождество…

– Это случилось под Рождество?

– Моё увольнение из рядов действующей армии случилось примерно в это время. Как бывший командир отряда, я сам доставлял благодарственные письма и карточки родным погибших. В Рождество. Клаус Ольсен стал самым хреновым Сантой на всём белом свете. В дома, наряженные для светлого праздника, он приходил с холщовым мешком и доставал оттуда грёбаные послания смерти.

– Но твоей вины в этом нет, – с комом в горле сказала я. – Ты мог бы и не разносить эти послания?

– Да. Я мог бы не делать этого. Тогда семьи погибших получили бы трагические вести из рук работника почтовой службы. Он бы попросил расписаться их в квитанции о получении и ушёл, оставив их с горем наедине. А я мог рассказать семьям погибших, что их парни были настоящими мужчинами до самой последней минуты и не дрогнули перед врагом.

– Я думаю, что тогда ты был не самым весёлым Сантой, но самым смелым. Мне кажется, семьи погибших понимали, что тебе было нелегко сделать это.

– Нелегко.

– Но ты справился, Клаус-Лукас. Хоть теперь ты и не любишь Рождество.

Лукас замолчал, тяжело вздохнув.

– Теперь ты просто обязана развеселить меня, – отрывисто сказал он. – Пока я не потянулся к бутылке.

– У тебя были проблемы со спиртным?

– Полгода в запое после того Рождества. Пока однажды я не испугался неизвестного мужика, гуляющего по квартире, и только спустя минуту понял, что это моё отражение, – рассмеялся Лукас. – Потом я завязал. Без клуба анонимных алкоголиков, психологов и прочей херни. Я вспомнил, что есть ещё кое-что, любимое мной.

– И что же это?

– Байки. Трюки. У меня всегда получалось выкинуть что-нибудь эдакое. Я стал каскадёром…

Не знаю, как так получилось, но разговор опять перешёл на тему Лукаса и его жизни. Я, конечно, была этому очень рада.

Но незаметно для себя я уснула, убаюканная низким, приятным мужским голосом.

А потом я резко проснулась от постороннего звука.

Я не сразу поняла, что нахожусь не в гостиной, а в спальне на кровати. Наверное, Лукас отнёс меня и даже накрыл одеялом.

Забота мужчины отозвалась приятным теплом внутри.

Но вот опять… Этот звук!

Как будто сдавленный вскрик от сильной боли!

Кто это? Потом раздался грохот падающего тела.

Я выпуталась из одеяла и выбежала из спальни.

Я ни на секунду не задумалась об опасности или о том, что это мог быть преступник, чудом выбравшийся из гаража.

Выскочила пулей в коридор и увидела Лукаса. Он лежал на спине и постанывал.

Его лицо было искажено мучительной болью. По вискам градом струился пот.

– Лукас! Что с тобой, Лукас? – зарыдала я, боясь даже притронуться к мужчине.

Очередной стон боли вырвался из плотно сжатых губ мужчины.

– Боже! Чем я могу помочь тебе?

Я металась по коридору, словно испуганный мотылёк. Но потом приказала себе успокоиться.

Опустилась на колени возле мужчины.

– Это из-за травмы спины, да? У тебя шрам на позвоночнике.

– Всё в полном порядке, – просвистел через стиснутые зубы Лукас. – Уйди.

– Не уйду. Скажи, чем я могу помочь? Я вызову неотложку, но они навряд ли приедут быстро.

Я хотела подняться. Но Лукас неожиданно сильно и крепко стиснул мою футболку.

– Не надо никого. Уйди… Сейчас всё пройдёт.

Пройдёт? Ага, как же!

Лукас стиснул зубы посильнее и попытался встать, отмахнувшись от меня рукой, как от надоедливого насекомого.

Но хрена с два я останусь в стороне. Если у него травма позвоночника, то этому красавцу нужно беречь себя, а не прыгать по каминным трубам без страховки.

Лукас поднялся, держась за стену. Он пытался сдержать стоны боли, но у него это плохо получалось.

Очередной спазм скрутил его настолько сильно, что мужчина пошатнулся.

Я успела нырнуть под его руку и заставила опереться на себя.

– Не упрямься, здоровяк! – попросила я и завела Лукаса обратно в спальню.

Он рухнул на кровать как подкошенный. Судя по его движениям, он хотел перевернуться на живот. Я помогла ему это сделать и стянула футболку.

– Где болит, упрямец? Спина?

– Всё пройдёт, – упрямо повторил Лукас. – Бывает. Редко. Но…

– Но тебе нужно беречь себя.

– Заткнись!

– Уже затыкаюсь.

Я не удержалась и поцеловала Лукаса в плечо.

– Полежи и никуда не убегай. Я знаю, что у моей… – я чуть не оговорилась про подругу. Но вовремя поправила себя. – Знаю, что моя аптечка оснащена всем необходимым.

Я опять едва не проболталась и приказала себе следить за языком. Вернулась в спальню через несколько минут с коробкой в руках.

Порылась в содержимом, ища обезболивающую мазь.

Я знала, что у мужа подруги бывали проблемы – боли в спине. Так что в аптечке обязательно должно было найтись что-то для избавления от боли.

Вот и нужный тюбик с гелем.

– Сейчас тебе полегчает, Лукас, – пообещала я, распределяя прохладный гель по позвоночнику. – Здесь же болит, да?

– Отвянь от меня, неугомонная женщина! – недовольно рыкнул Лукас, но его голос был полон облегчения.

Боль отступала от лёгкой прохлады препарата. Уверена, что гель снимет боль, но она не сможет вылечить Лукаса.

Кажется, Лукасу нужна серьёзная медицинская помощь. Возможно, потребуется оперативное вмешательство.

Но этот мужчина упорно не желает признаваться в боли и слабости.

Я распределила гель и накрыла спину Лукаса тонкой простынёй. Он лежал, подложив локти под голову и повернув её на одну сторону.

Я легла с той стороны и пытливо посмотрела ему в глаза.

– Ха-ха, – мрачно отозвался Лукас и отвернулся.

Упрямец!

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации