» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Мастер тату"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 02:56


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Сергей Гайдуков


Жанр: Триллеры, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Глава 7

Теперь Молчуну нужно было забросить Мышку на Котельническую набережную. Он ехал по Ленинскому проспекту в обратном направлении и думал, что с Котельнической набережной придется мчать в контору, брать там новых девок, раскидывать их по Москве, затем забирать Мышку и снова ехать на Ленинский, за Кристиной и Милой – если уж пообещали, что затрахают тех двоих за пару часов, значит, так оно и будет. Короче говоря, дел хватит на всю ночь. Крепче за баранку держись, шофер, и не надейся, что выдастся тебе свободная минутка, чтобы спокойно почитать колонку объявлений, где предлагают работу, как эта, хуже, чем эта, и гораздо хуже, чем эта. Хороших предложений Молчуну пока не попадалось.

– Молчун, – сказала внезапно Мышка, и Молчун вздрогнул от неожиданности. – Можно, я к тебе перелезу? На переднее сиденье.

– Это зачем? – насторожился Молчун, не отрывая глаз от дороги.

– Ну... – Мышка положила подбородок на верхушку сиденья, и ее лицо оказалось непривычно близко от Молчуна. Получалось, что она шепчет ему на ухо. – Ну а чего я тут одна буду сидеть? Как дура, – добавила Мышка.

Молчун не понимал, почему на переднем сиденье Мышка дурой уже не будет, однако ничего криминального в Мышкиной просьбе не было, и Молчун, для виду наморщившись и потянув паузу, в конце концов пробурчал:

– Только быстро.

Он хотел притормозить, но Мышке этого и не понадобилось – в один миг ее тело переметнулось через спинку сиденья и оказалось рядом с Молчуном. Он краем глаза заметил черные кружевные трусики, но возбуждения от этого не испытал. Много всякого он уже повидал на этой работе.

Мышка устраивалась на переднем сиденье, а Молчун тем временем свернул вправо, на Садовое кольцо. Между домами стояла ментовская машина, но даже если это и была засада ГИБДД, "девятка" проскочила ее без проблем. А может, машина стояла там вовсе по другим делам. Во всяком случае, у Молчуна поднялось настроение.

– Чего там не сиделось-то? – спросил он Мышку.

– Страшно, – коротко пояснила Мышка, подтягивая колготки.

– Где? – недоверчиво покосился Молчун.

– Сзади, – сказала Мышка. – Одной страшно.

Молчун недоуменно фыркнул. Он кое-что знал о страхе, и для него это слово никак не было связано с задним сиденьем "девятки". Ведь там не водилось призраков с дырой посреди бледного черепа. Молчун так и сказал:

– Да чего же там страшного?

– Просто страшно. Страшно пялиться в твой стриженый затылок. Втроем-то нормально было, а одна я тут словно потерянная... Кажется, будто сейчас провалюсь между сидений, и никто никогда меня не найдет.

"Девочка под кайфом", – подумал Молчун. Наркотики в конторе не поощрялись. За этим следил лично Гоша, который считал, что для их фирмы достаточно одного законченного коксомана – владельца "Каприза" и еще десятка подобных фирм бывшего боксера по имени Стас.

Но тут Мышка снова заговорила, и Молчун был вынужден снять свои обвинения.

– Мне вообще страшно, – сказала Мышка. – Не только сидеть одной в машине, а вообще... Работать страшно. Не в смысле заразиться, хотя и это тоже... Кто их знает, этих мужиков, что у них на уме. Ведь нормальные люди в нашу контору не звонят, у нормальных людей семьи, дети. А если звонит к нам, значит, что-то не в порядке у него. Пусть чуть-чуть, но не в порядке. И вот по таким шизикам мы ездим! – Мышка вздохнула. – Просто противно иногда бывает, – она покачала головой. – Вот было однажды...

– Не надо рассказывать, – попросил Молчун, но Мышка его как будто бы и не слышала.

– Приехали к одному... Приличного вида дяденька, в очках, лет пятьдесят, а может, и больше. Тогда не твоя смена была, тогда сам Гоша нас развозил. Он ничего не заподозрил, а я тем более...

– Не надо рассказывать, – Молчун повысил голос. Они подъезжали к Таганке, до места оставалось всего ничего, и Молчуну не хотелось сблевать в конце пути от Мышкиных откровений.

– Его сестра, – сказала Мышка. – Он попросил, чтобы я занималась любовью с его сестрой, а сам он хотел сидеть рядом и рисовать. Он художник, видите ли... А сестра его, в ней килограммов сто, не меньше. Представляешь, я и она!

Молчун резко ударил по тормозам, отчего Мышкина голова мотнулась вперед, едва не врезавшись в лобовое стекло.

– Что?! – обиженно воскликнула Мышка.

– Я же попросил – не надо рассказывать, – процедил сквозь зубы Молчун. – Или я непонятно выразился?

– Как хочешь, – пожала плечами Мышка. – Знаешь, у тебя сейчас был такой страшный голос...

– Нормальный голос! Ты меня не доставай, и у меня будет нормальный голос!

– Ага, – кивнула Мышка. – Мне все ясно.

Про себя она решила – причем не сейчас, а гораздо раньше, – что Молчун тоже не вполне нормальный. Только звонит он, наверное, не в "Каприз", а в какую-нибудь другую контору. Мышка дождалась, пока машина снова тронется с места, и смиренно произнесла:

– Я просто хотела, чтобы ты понял...

– Что? Что тебе страшно работать? Так не работай.

– Ха, – грустно усмехнулась Мышка. – Смешно, но я больше ничего не умею. Такая уж у меня судьба. Но я про другое. Я про то, что, когда ты привезешь меня или другую девушку к совсем ненормальному типу, к полному психу, ты этого не поймешь. Ты его не раскусишь. Ты скажешь мне "Все в порядке" и уйдешь. А я – или другая девушка – останемся с психом один на один. И тогда мне будет страшно, так страшно, что я начинаю бояться уже сейчас...

Молчун остановил машину. Достал записную книжку, проверил номер дома – все сошлось.

– Если боишься сидеть в машине одна, пошли со мной, – сказал он.

– Ага, – с готовностью кивнула Мышка.

Они шли к дому – Мышка позади, Молчун впереди. Страшно ей, видите ли. Боится она. Гоша сказал бы: "У нас тут не институт благородных девиц, у нас бизнес". Молчун ничего такого не сказал. Подходя к подъезду, он вдруг понял, что впервые в конторе ему встретился человек, чем-то похожий на него, Молчуна.

Мышка понимала свой риск и не скрывала свой страх. И, как Молчун, она не умела ничего, кроме того, чем занималась сейчас.

В лифте Молчун неожиданно для себя тронул Мышку за локоть и пообещал:

– Все будет хорошо.

– Может быть, – сказала Мышка в ответ. – Может быть.

Друг против друга, почти вплотную, глаза в глаза – лифт поднимал их секунд тридцать-сорок, но после всего только что сказанного Мышка и Молчун понимали друг друга немного лучше, и отчуждение, обычное в отношениях Молчуна с работницами "Каприза", за эти секунды постепенно ушло. Это не выражалось ни словами, ни жестами, это просто чувствовалось, словно повиснув в воздухе между двумя людьми, едущими в лифте.

Глава 8

– Чтоб ты знал, Киря, – нравоучительно сказал Львов, разгрызая очередную таблетку аспирина. – Псих – это не только тот, кто убивает женщин и отрезает им руки; псих – это еще и тот, кто вызывается раскручивать такие дела.

– Я не вызывался, – возразил Кирилл. Он сполоснул лицо холодной водой из-под крана и теперь прислушивался к звукам, доносившимся из-за двери. Где-то там, за пределами мужского туалета, носился разъяренный Хорьков, обещая уделать всех, кто подкинул ему это гнилое дело. По рассказам коллег выходило, что виноват Иванов, доведший Бородина до белого каления. Кирилл был выше Хорькова на полголовы, но нарываться на мордобой все равно не хотел. Поэтому он стоял со Львовым в туалете и слушал обвинения в умственной неполноценности. – Я не вызывался, ты же сам видел...

– Я видел, что ты напрашивался. Очень упорно. У Бородина явно была поначалу светлая мысль спустить это дело на тормозах, но ты всех взбудоражил... Ему пришлось создавать специальную группу для расследования, которое на девяносто девять процентов закончится ничем. Я понимаю Бородина. И Хорька я понимаю. Тебя – нет.

– Все ясно, я псих, – сказал Кирилл. – Буду иметь в виду.

– Ну, – пожал плечами Львов. – По крайней мере у тебя были такие глаза, что...

– Какие?

– Сумасшедшие.

– Сумасшедшие? У меня?! Быть того не может, – рассмеялся Кирилл, но вспомнил о хорьковской угрозе и закрыл рот ладонью.

– Я видел твои глаза. – Львов сказал это с той твердокаменной уверенностью, с которой некоторые люди утверждают, что видели НЛО, снежного человека или лохнесское чудовище. – Так смотрят на миллион долларов, но так не смотрят на подполковника милиции, читающего отчет с места преступления.

– Это не был сумасшедший взгляд, это был целеустремленный взгляд.

– Хм, – сказал Львов. – А где тогда цель?

– Я хочу раскрутить это убийство.

– В нашем районе за неделю три-четыре убийства случается. Почему именно это, Киря? Все-таки знакомая девушка? Знакомый мужчина? Знакомая собака?

– Я хочу найти человека, который отрезал той девушке руку. И хочу взять его за горло. За горло. – Кирилл вытянул вперед руку с растопыренными пальцами, и Львов на всякий случай отступил назад. – Тот, кто это сделал, – зверь. Я хочу взять зверя. Или убить зверя.

– Звучит романтично, – сказал Львов, морщась – боль все еще не ушла. – А я хочу узнать, кто спалил винный магазин. Сторожу там рук не рубили, просто привязали к стулу, и он задохнулся во время пожара. И как мне назвать того, кто сделал это? Зверем или кретином?

– А ты кем его считаешь?

– Я не знаю. Знаю только, что в поджоге винного магазина романтики немного. Впрочем, я, в отличие от тебя, пришел в милицию не за романтикой.

– А зачем?

– Зачем... – Львов наморщил лоб. – Черт, знал ведь... Знал, но забыл. Когда вспомню, скажу. У меня сегодня ночью "стрелка" с информатором, будет время подумать над этим вопросом, пока жду этого козла... Кстати, мы тут долго будем ждать? Или ты ночевать собрался в сортире? Хорек набегался, устал и спит где-нибудь в районе дежурки... Пошли домой, Киря. Все, что ты мог сегодня натворить, ты натворил. Большего не надо.

– Я сейчас не домой, я к родителям, – сказал Кирилл.

– Праздник? – полюбопытствовал Львов. Ему иногда становилось интересно, как общаются с родителями другие люди. Сам Львов не общался с отцом и матерью с семнадцати лет. Без малого двадцать годков. И ничего, нормально.

– Нет, просто пригласили на пельмени. Заботятся о моем питании...

– В принципе, – задумчиво произнес Львов, – ем я немного. И я не чавкаю. И еще смогу тебя защитить от Хорькова, пока мы будем выбираться наружу. Хорьков – он ведь не сумасшедший, как ты, он нормальный. Он не хочет охотиться на зверя. Он хочет рассматривать журналы с картинками.

– Его просто не было в сквере вчера утром. Если бы он там был, он бы тоже проникся...

Львов скептически поморщился:

– Не надо судить по себе о других людях. Тебя волнует охота на зверя, а Хорька волнует выходной, когда он сможет хорошенько принять на грудь и прокатиться до женского общежития швейной фабрики.

– А что волнует тебя?

– Меня волнует жуткая проблема. – Львов посмотрел на часы. – Как успеть на пельмени, съесть их, не подавиться и еще не опоздать на "стрелку" с информатором.

Глава 9

Молчун пересчитал деньги аж три раза – немудрено было спутаться и потерять счет разномастным потертым купюрам. Молчуна так и подмывало спросить: «На паперти, что ли, побирался?», но Гошина инструкция не рекомендовала подкалывать клиентов. К тому же Молчун не был уверен, что клиент знает, что такое «паперть». Парню было лет двадцать от силы, но недостаток лет компенсировался с лихвой ростом – метр восемьдесят пять, не меньше. Ему бы по росту подошла Мила, но Мила сейчас вкалывала на Ленинском проспекте, и длинному оставалась безальтернативная Мышка, которая спокойно осматривала квартиру и, похоже, совсем не беспокоилась по поводу разницы в росте.

Квартирка, кстати, была так себе, но Молчуну она понравилась тем, что спрятать толпу приятелей тут было практически негде. По стенам висели многочисленные плакаты с грудастыми и задастыми девками, Мышка по сравнению с ними выглядела школьницей, и клиент, кажется, был слегка разочарован. Молчуна между тем все эти веселые картинки поначалу насторожили, но затем он сопоставил плакаты с потрепанными десятирублевыми купюрами и сообразил, что длинный – не сексуальный маньяк, у длинного просто не хватает денег на ремонт квартиры. И едва хватает на один час развлечений с Мышкой.

– Ладно, – сказал Молчун, убирая деньги в карман. – Расклад такой, – он пристально посмотрел снизу вверх в лошадиное лицо длинного. – Через час я забираю эту девушку целой и невредимой. Если у нее будут к тебе претензии...

– Какие п-претензии? Без п-проблем, командир, все будет без проблем...

Кажется, длинный сильно волновался. Первый раз заказал проститутку? Или это у него вообще первый раз? Впрочем, Молчуна это уже не должно было волновать. Он обернулся к девушке – Мышка теребила застежку на короткой кожаной куртке и думала о чем-то своем. Встретившись взглядом с Молчуном, она просто кивнула, что означало "Можешь идти". Молчун хотел было сказать: "Вот видишь, все обошлось, все нормально и никакого страха", но в комнате был еще этот длинный, кусавший губы и потевший в преддверии оплаченного секса.

Поэтому Молчун просто вышел из квартиры, сел в лифт и поехал вниз. В голове сразу стал выстраиваться порядок дальнейших действий: позвонить в контору, если есть заказы, подъехать туда, забрать девочек и развезти по адресам. Если заказов нет, то можно будет спокойно посидеть в машине, изучая газету с объявлениями и ожидая, пока Мышка закончит...

Стоп. В половине третьего ночи даже внутри движущейся кабины лифта отчетливо слышны все громкие звуки, что раздаются в доме. Молчун, все еще двигаясь вниз, инстинктивно задрал кверху подбородок – хлопнуло где-то там, примерно на уровне восьмого этажа. То есть там, где осталась Мышка. Сначала был хлопок, а потом еще какой-то шум. То ли топот, то ли голоса, то ли все вместе.

Молчун, еще ничего для себя не поняв и не решив, медленно поднес палец к красной кнопке "Стоп" и осторожно ткнул в нее. Лифт вздрогнул и замер, ожидая дальнейших действий Молчуна. Он нажал на кнопку "восемь".

Теперь Молчун возносился наверх. "Когда ты увидишь психа, ты не поймешь, что это псих. Или узнаешь, но чуть позже, чем нужно". Молчун вытащил пистолет, опустил руку вдоль тела и закрыл глаза, задышав глубоко и часто.

Он открыл глаза, а еще через секунду раскрылись двери лифта. Молчун посмотрел перед собой и сразу все понял. Соседняя квартира. Они были там, трое, четверо, пятеро – кто знает... Когда Молчун сел в лифт и поехал вниз, вся компания с гоготом ломанулась на долгожданную халяву. Дверь квартиры они закрыть позабыли. Перевозбудились, козлы.

– У меня патронов на три штуки больше, чем вас тут, – сказал Молчун, вколачивая мимоходом локоть под дых какому-то парню с крашеными, торчащими в разные стороны волосами. Парень просто попался Молчуну по пути и теперь медленно сползал вниз по стенке. Длинный был все еще в штанах, он резво отпрыгнул от Мышки и прижался спиной к глянцевым сиськам улыбающейся модели с плаката. Остальные тоже сыпанули по углам, ну чисто как тараканы, когда свет включаешь.

Молчун поочередно тыкал "стволом" то в одного, то в другого, а Мышка смотрела на все это, раскрыв рот и держа перед грудью розовый комок снятого свитера. Выглядела она растерянной, но не испуганной.

– Вс-се, все, виноват, – сказал длинный.

– Правильно, – согласился Молчун. – Виноват.

– Сэкономить хотели, – застенчиво признался длинный. – Понимаете, студенты...

Молчун обвел суровым взглядом всю компанию, включая крашеного на полу – кажется, длинный не врал. Учащаяся молодежь, язви их...

– А вы подрочите, – предложил Молчун. – За это мы денег не берем. Пошли отсюда, – это относилось к Мышке.

– Погоди... – раздалось справа, и Молчун моментально сунул "ствол" под нос раскрывшему рот. Тот на секунду онемел, а потом продолжил, но уже тщательнее подбирая слова:

– Ну не вышло на халяву, так не вышло... Пусть девчонка останется, мы заплатим за всех.

– Д-да, – сказал длинный. Остальные тоже сказали "да", только крашеный молчал. Ему было не до девочек.

– Идите вы в задницу, – сказал Молчун. – Пошли, Мышка...

Он думал, что девушка быстро наденет свитер, схватит куртку и бросится к выходу, но ничего подобного не случилось.

Все еще прикрывая свитером грудь, Мышка сказала:

– Можно с тобой переговорить? На кухне?

– Переговорить? – Молчун удивился, но все же двинулся вслед за Мышкой, не опуская вытянутую руку с пистолетом, чтобы длинный с друзьями не расслаблялся. На кухне Мышка развернулась, едва не задев ногой батарею пустых пивных бутылок, и прошептала, исподлобья глядя на своего охранника:

– Ты чего, Молчун? Чего ты взбеленился?

– Не понял.

– Ты правильно сделал, что вернулся, иначе бы они меня оттрахали на халяву. Но если они готовы заплатить – пусть платят, я все сделаю.

– Их четверо, – напомнил Молчун. – Ты обслужишь всех четверых?

– Всех, кто заплатит. А что? – В глазах Мышки мелькнуло искреннее удивление. Все-таки она была существом совсем иного рода.

Молчун ощутил усталость и апатию. Спасать тут было некого.

– Понимаешь, – шептала Мышка, комкая в руках свитер. – У диспетчера записан заказ – один человек, а денег мы сейчас возьмем с четверых. Разницу поделим, две трети мне, одна треть тебе, идет? – Ее маленькие груди нагло таращились на Молчуна, и тот не выдержал напора, автоматическим движением убрал ненужный пистолет, вздохнул и устало проговорил:

– Ну... Ну, если хочешь...

– И тебе не обязательно торчать в машине, – деловито продолжила Мышка. – Посиди на кухне, пока я там... Тут, кажется, пиво в холодильнике есть.

Следующие час с небольшим Молчун провел на кухне, пересчитывая увеличившуюся стопку мелких купюр, слушая мерный скрип пружин дивана за стеной и разговоры дожидающихся в коридоре своей очереди студентов. Пиво в холодильнике и вправду имелось, но Молчун к нему не притронулся.

Уже на улице Молчун достал мобильник и позвонил в контору. Вместо Гали на телефоне сидел сам Гоша, и Молчун на всякий случай испугался – все-таки начальство.

– Где тебя носит? – хмуро проговорил Гоша. – Тут нужно девок развозить... Дуй немедленно в контору.

Молчун посмотрел на часы – самое время было забирать Кристину с Милой.

– А куда везти? – спросил Молчун.

– Один на Мосфильмовской, другой в Теплом Стане.

– У меня тут Мышка в машине, а еще я могу забрать Кристину с Милой, а потом развезти их по этим адресам. Так быстрее получится, чем мне в контору мотаться. Если, конечно, это не спецзаказы.

– Обычные заказы, – равнодушно ответил Гоша. – Просто им нужна девка, чтобы потрахаться. Тогда сделаем так – ты развозишь этих своих по новым адресам, а потом все равно дуй в контору, потому что у нас запарка. Народ как ошизел, а ведь не пятница еще...

– Ага, – сказал Молчун, записал адреса и сел в машину. Мышка спросила:

– Куда? В контору?

– Сначала на Ленинский, за Кристиной и Милкой. Потом развезу их по новым адресам. Или, может, ты хочешь взять этот заказ? – спросил Молчун, и ему не удалось скрыть сарказм в голосе.

– Я чуть-чуть отдохну, – сказала Мышка. – Можно?

– Ради бога.

Мышка откинулась на спинку сиденья и молчала до площади Гагарина. Там она вдруг заерзала, повернулась к Молчуну и как-то удивленно и неуверенно сказала:

– У меня там, кажется, кровь идет...

– А? – не сразу въехал Молчун.

– Кровь...

– Твою мать! – Молчун прибавил газу. Мышка теперь казалась ему неестественно бледной. С Молчуном никогда не случалось ничего подобного, и в Гошиной инструкции тоже ничего не говорилось о подобных ситуациях.

– Я сейчас! – бросил Молчун, выпрыгивая из машины и пускаясь в забег до подъезда многоэтажного дома, где два часа назад остались Кристина и Мила. Кристина – женщина опытная, она-то уж знает, что делать в таких случаях. Как кстати, что она решила не оставаться тут на всю ночь, а управиться поскорее... И пусть эти двое, "спортсмен" и полу-Лужков, только попробуют заикнуться о том, что они переплатили!

Молчун нажимал на кнопку звонка снова и снова, но никто не шел открывать. Молчун саданул в дверь коленом и саданул крепко – что-то треснуло. Молчун испугался за свое колено, но напрасно – треснуло в двери. Молчун на всякий случай позвонил еще раз, но никто не отзывался – все еще трахаются, что ли?! – и тогда Молчун двинул плечом в дверь. С третьего удара дверь распахнулась – оказалось, что в косяке ее удерживал лишь маленький язычок замка; дверь не заперли, а захлопнули.

– Эй! – громко сказал Молчун и быстро прошел вперед по коридору. – Эй, где вы тут?

Они были здесь. Увидев их, Молчун отступил назад, даже отпрыгнул, сжал кулаки так, что ногти врезались в ладони, стиснул зубы, чтобы не заорать от ужаса и отвращения...

Ты не узнаешь его, когда увидишь. Ты не узнаешь его. Мышка все же оказалась права – Молчун не узнал.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации