Электронная библиотека » Станислав Чернявский » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Руги и русы"


  • Текст добавлен: 13 июня 2018, 14:40


Автор книги: Станислав Чернявский


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +
5. Смерть Германариха

В державе Германариха было неспокойно. Его «империя» распалась бы даже без внешнего удара. Но удар последовал сразу изнутри и извне. Страну готов развалили руги, славяне и гунны.

Началось с мелочи. «Вероломному… племени росомонов… подвернулся тут случай повредить» Германариху. Кто такие росомоны? Иордан называет их «Rosomonorum gens infida». Попытки отнести племя к роксоланам несостоятельны с точки зрения лингвистики. Скорее всего, перед нами те же руги, только названные по-другому. Проверим вывод. Для этого нужно вернуться к тексту Иордана.

В «Гетике» мы читаем, что одной из жен Германариха была росомонка Сунильда. Она изменила состарившемуся кунингасу. Германарих уличил жену в неверности, привязал к хвостам диких коней – тарпанов – и пустил в степь. Кони растерзали преступную женщину. У Сунильды были двое братьев, Сар и Аммий. Они подкараулили Германариха и поразили его в бок мечом. «Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного» (Гетика, 130). Кто же эти таинственные росомоны? Сунильда – германское имя. Сар – аланское, Аммий – римское. Нет ни одного славянского. Следовательно, росомоны либо германцы, либо аланы. Скорее всего, первое, то есть перед нами – руги, живущие на реке Рось, что и требовалось доказать.

Судьба Сара и Аммия неизвестна. Думается, Германарих казнил этих людей. Но даже если нет, после скандала с Сунильдой руги сделались врагами готов. Женившись на Сунильде, Германарих как бы породнился с общиной ругов. Расторгнув брак и убив жену, он перестал быть родственником, а сделался врагом. Империя сразу затрещала по швам, потому что руги, как видно, обладали большим количеством воинов. Пользуясь смутой, от Германариха отделись вестготы. В этот момент на исторической сцене появились гунны, и история Восточной Европы приняла неожиданный оборот.

Гунны – тюрко-угорское племя, пришедшее из Халхи. В конце II века новой эры на Дальнем Востоке держава Хунну пала под натиском древних монголов – сяньби. Значительная часть хуннов бежала на запад, потеряв по дороге жен и детей. В это время в Приуралье господствовали угры – кочевые племена, говорившие на языках, напоминавших венгерский.

Похоже, они заключили союз с пришельцами и отдали своих девушек хуннам. В результате интенсивной метисации образовался новый народ – гунны. Первым из римских авторов их описал Аммиан Марцеллин.

Хунны вышли на берега реки Урал почти в то же время, когда готы под начальством Филимера явились на Днепр. Те и другие столкнулись с аланами, но контактировали с ними по-разному. Гунны напали на аланов, живших между Волгой и Уралом, и погнали их перед собой.

Аланы подружились с готами (вот еще одна причина союза). Затем на протяжении ста с лишним лет в Восточной Европе параллельно шли две больших войны. Готы создавали свою державу на Днепре, а гунны – между Уралом и Волгой.

Сила готов оказалась в тяжелой кавалерии, принцип которой заимствован у тех же аланов. Сила гуннов – в наличии конных стрелков. По выражению Иордана, они «ослабили» аланов «частыми стычками», и те отступили частью за Дон, частью в предкавказские степи.

Гунны создали мощный союз, подчинив поволжские племена по среднему и нижнему течению реки. Возможно, они доходили до Камы. В эпоху Германариха союзом руководил Баламбер.

На Дону готы, аланы и усмиренные Германарихом эрулы заняли прочную оборону, зато Азовское море не охранялось. Оно тогда сильно обмелело. Греки называли его «Меотийским болотом». Гунны обнаружили данный факт, сосредоточили армию на берегах Керченского пролива, вторглись в Крым, захватили полуостров и вырвались на оперативный простор, застав готов и аланов врасплох (375). Германарих некоторое время сопротивлялся и маневрировал, но ему изменили вестготы. Их предательство лишило старого короля тыловой базы. Народы, которые он считал покоренными, начиная с чудских племен и заканчивая славянами, отказали в повиновении.

С большой долей вероятности события можно реконструировать так. В 375 году, когда гунны обошли готов с тыла и сразились с ними, против Германариха восстали славяне и росомоны. Германарих отошел к Днепру, но спокойного тыла и здесь уже не было. Его союзников – аланов-антов – разгромили венеды и примкнувшие к ним руги.

Положение остготов стало критическим. Отчаявшийся кунингас покончил жизнь самоубийством. «Он положил конец страху перед великими опасностями добровольной смертью», – пишет Аммиан Марцеллин (Римская история, XXXI, 3). Гунны присоединили к своим владениям земли между Днепром и Доном. Их враги – аланы – бросились на запад и переселились сперва в Паннонию, затем в Галлию, Испанию и, наконец, в Африку. Наемные аланские конники еще долго служили в римских отрядах.

Нелепая держава остготов прекратила существование. На севере племена литовцев и финнов обрели свободу. Вестготы сочли гуннов своими врагами и попросили убежища в Римской империи, что привело к множеству непредсказуемых и трагических событий. Вестготы поднимут мятеж против римлян и уничтожат в сражении при Адрианополе армию императора Валента (364–378), позже разграбят Рим (410), после чего найдут приют в Галлии (411), а затем в Испании.

На Днепре было иначе. Руги и славяне стали союзниками гуннов, а остготы из господ превратились в данников.

6. Славяне-Анты

В державе гуннов руги обрели более высокий статус, чем остготы – их бывшие гегемоны.

Остготские герцоги, включая сына Германариха, поклялись гуннам в верности. Они жили по-прежнему в Лукоморье, но их власть уже не доходила до среднего течения Днепра.

Славяне выиграли больше всех. В книге об истории антов мы писали, что в это время произошло выселение части славян из Прикарпатья в Поднепровье. Они покорили остатки местных аланов и приняли их имя – анты. Старое королевство аланов-антов, простиравшееся до реки Дон, развалилось. Славяне доходили лишь до Днепра и были в меньшинстве, потому что не все аланы разбежались из этих мест. Антским вождем сделался некто Бож (Boz); такова транскрипция в «Гетике» Иордана. В «Слове о полку Игореве» он назван Бусом. Этот вождь повел себя по отношению к остготам как победитель. Если учесть, что готы еще недавно были господами славян, легко вообразить, какую ненависть вызывали вчерашние «рабы», сделавшиеся господами своих господ. Дальнейшие события развивались трагично и быстро.

Правителем значительно урезанного королевства остготов стал Винитар (375 —?) из рода Амалов. Аммиан Марцеллин называет его Витимиром. Король был озлоблен на антов и гуннов и возглавил самых непримиримых готов. Он на время был вынужден признать власть победителей, но «с горечью переносил подчинение гуннам» (Гетика, 246).

Через некоторое время после гуннского погрома кунингас Витимир счел себя достаточно сильным для того, чтобы освободиться от власти завоевателей. Точной даты нет. Со времени разгрома Германариха могло пройти несколько лет, вряд ли больше. Мы видим параллельное описание событий у Иордана и Аммиана Марцеллина; последний умещает рассказ в 375–378 годы.

И вот, «понемногу освобождаясь» от власти гуннов, Витимир «двинул войско в пределы антов» (Гетика, 246). В первой битве Бож нанес поражение остготам, но Витимир «в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покоренных» (Гетика, 247). Похоже, экзекуцию удалось произвести из-за измены части аланов-антов. Аланы вряд ли могли полюбить своих славянских господ, а потому бросились в объятия старых друзей – готов. В результате славянская верхушка была истреблена. Возможно, после этого Витимир и переменил свое прозвище на Винитар («победитель венедов») в знак того, что одержал победу над сильным врагом.

Память об этих событиях сохранилась у римлян. Аммиан Марцеллин трактует их как алано-готскую войну. То есть еще не знает славян и продолжает считать антов аланами, как было недавно. Это логично в том смысле, что аланы составляли большинство подданных в племенном союзе, который возглавил Бож. У Марцеллина события выглядят так. Витимир «оказывал некоторое время сопротивление аланам, опираясь на другое племя гуннов, которых он за деньги привлек в союз с собою». Остается под вопросом: кто такие гунны, которых привлек Витимир? Видимо, перед нами одно из угорских племен, подчинившихся гуннам, но мечтавших о свободе.

Разгром антов вызвал беспокойство и гнев гуннского вождя. Не прошло и года, как Баламбер пришел с войском из-за Дона, чтобы покарать готских мятежников. Он действовал не только войной, но и дипломатией и сумел привлечь на свою сторону часть готов. Союзниками Баламбера стали гепиды, уже давно выступавшие против своих родичей-остготов. Но не только: предали свои. Вождь части остготов Гуннимунд, сын Германариха, подчинился гуннам. В итоге он объединил чуть ли не половину народа остготов, если верить Иордану, и послал на Витимира своего сына Гезимунда с войском. Но вокруг готских повстанцев собрались самые воинственные и отчаянные люди. Они одержали несколько побед. В двух сражениях Витимир отбросил гуннов и их союзников, хотя силы были неравны. В третьей битве, состоявшейся на реке Эрак (Днепр?), гуннский правитель Баламбер сам возглавил сражавшихся, нашел Витимира и смертельно ранил его в голову. Остготы подчинились гуннам, а королем сделался Гуннимунд, «отважный в бою и выдающийся красотою тела» (Гетика, 251). Теперь остготских правителей утверждали гунны, то есть вчерашние побежденные потеряли остатки самостоятельности. Вождество антов под властью славян было восстановлено гуннами, потому что впоследствии мы видим на Днепре мощный Антский союз. При этом часть готов и аланов-антов после гибели Витимира отошла на берега Днестра, где искала спасения. Беглецы выбрали вождем юного Витериха по прозвищу Вандалар. Это был сын Витимира. При Витерихе имелось двое регентов – Алатей и Сафрак. Эти имена – негерманские. Похоже, перед нами – часть антов-аланов, которая связала судьбу с готами. Несомненно, после их бегства славянский элемент на Днепре усилился, и вскоре здесь возникла пеньковская археологическая культура – уже несомненно славянская. Славяне заселили опустевшие после разгрома антов берега Днепра, но приняли имя побежденных. Теперь антами называлось славянское население этих мест.

А что же руги? Племя разделилось. Часть этого многолюдного народа осталась на Днепре, а другая часть отправилась на запад вместе с гуннами, наводя ужас на германцев и римлян.

Глава 2. Темный век ругов
1. Рим и варвары

Этнический облик южнорусских степей полностью изменился. Теперь это пространство делили славяне-анты и гунны с их подданными-уграми. Последних легко опознать по суффиксу «гур» или «огур».

О ругах в это время вообще ничего не известно. Они пропадают со страниц хроник. Римлян и византийцев интересовали события, касавшиеся их государств, а днепровские руги находились слишком далеко. Мы не знаем имен вождей этого племени, социального устройства, верований – вообще ничего. Даже археологические данные не в состоянии выделить элементы культуры, принадлежащие ругам. Ругов словно нет… но они были.

* * *

Гунны предприняли наступление на Римскую империю в порядке преследования своих врагов – аланов и готов.

В 376 году значительная часть вестготов отошла в пределы Восточной империи. Одну часть племени возглавлял Атанарих, другую – Фритигерн. Империя заключила федеративный договор – foedus – с вестготами, и те должны были получить стипендию – деньги и продовольствие, а взамен обещали оборонять имперские границы. Однако обе стороны не выполнили условия соглашения. Гунны вытесняли за Дунай новые и новые готские роды, переселение достигло больших размеров и вышло за пределы первоначальной договоренности между готскими вождями и имперскими властями. К тому же местные бюрократы обворовывали варваров, присваивая часть стипендии. Всё это привело к восстанию. Готы нарушили федеративный договор и принялись грабить римлян. Валент (364–378), правитель восточной части империи, выступил против варваров, потерпел поражение в битве при Адрианополе и был убит: получил ранение дротиком в лицо, бежал и сгорел в одной избе, прячась от варваров. После этого вестготы вторглись в Македонию и принялись ее разорять.

Племянник Валента, император Запада Грациан (375–383), назначил правителем Востока способного полководца Феодосия, который получил известность как Феодосий I Великий (379–395). С помощью варварских отрядов, присланных Грацианом, Феодосий оттеснил готов из Македонии во Фракию, а потом заключил мир на условиях возобновления федеративного договора (382). Но тут был убит сам Грациан, и на западе империи стали править узурпаторы, сменяя друг друга. Лишь в конце 394 года Феодосий разгромил последнего из них и объединил империю, но умер уже в январе 395 года от водянки (примерно сорока девяти лет от роду). Перед смертью он разделил державу между своими сыновьями от первого брака. Гонорий(395–423) получил запад империи, Аркадий(395–408) – восток. Это и считается датой окончательного распада Римской державы. Ее западная часть получила в науке название Гесперия, а восточная – Византия.

2. В Гесперии

Римляне считали позорным делом служить в армии и даже причиняли себе увечья, чтобы избежать военной повинности. Армия стала наемной. В итоге войсками Гесперии командовал вандал Стилихон, а Византии – гот Гайна. Тот и другой исповедовали арианство.

Варварские племена тревожили границы Рима, а если удавалось, совершали вторжения в глубь провинций. В 405 году варварские орды Радагайса прорвались к Флоренции, но были разбиты Стилихоном в битве при Фьезоле. Радагайс сдался под гарантию неприкосновенности, но в августе 406 года был казнен. 31 декабря того же года состоялся прорыв варваров через римские укрепления на Рейне. Вандалы, аланы, свевы атаковали римский лимес (оборонительную черту), форсировали Рейн и прорвались в Галлию.

Все три племени бесчинствовали там, пока не были вытеснены в Испанию, где создали недолговечное королевство под главенством аланов. Затем наступила междоусобица, аланы передрались друг с другом, свевы отделились и заняли Галисию, а вандалы подчинили аланов, но так «вытоптали» Пиренейский полуостров, что предпочли уплыть в Африку. Конунг Гензерих (Генрих, 429–477) захватил Карфаген и цепочку городов по африканскому побережью, а все остальные владения внутренней римской Африки утратил в бесплодной войне с берберами. К этому времени вестготы покинули Византию, вторглись в Гесперию, разграбили Рим, захватили в плен дочь Феодосия Великого от второго брака Галлу Плацидию (готский конунг Атаульф сделал ее своей женой), перешли в Аквитанию, заставили императора Гонория отдать им треть аквитанских земель и выплачивать стипендию, но и этого показалось мало. Атаульф мечтал создать германо-римскую империю, чем предвосхитил Карла Великого, но идея оказалась преждевременной. Кунингас пал жертвой заговора. Галла Плацидия вернулась в Рим и вышла замуж за военачальника Константина(421), который добился некоторых успехов, пытаясь восстановить границы Гесперии, и даже был несколько месяцев императором после смерти Гонория. Но Константин умер, оставив Галлу с ребенком на руках. Этот ребенок – Валентиниан III (425–455) – вырос похотливой и эгоистичной бездарностью. Вероятно, таким было тогда большинство римлян. На этом фоне активизировались гунны, и Гесперию сотрясли мощные удары, под которыми она едва не погибла.

3. Аттила

Преемником вождя гуннов Баламбера становится Улдин. При нем кочевники вышли к берегам Дуная, то есть заняли Валахию и Молдавию. С гепидами, обосновавшимися в Трансильвании, они заключили союз. Словакию к тому времени заняли лангобарды, чьи политические предпочтения были неясны.

Улдина и гуннских старейшин встревожило то, что их враги-готы выжили в Византии и даже усилились. Один из предводителей готских отрядов, Гайна, добился должности главнокомандующего пехотой и конницей. Он продвигал своих людей и пытался расширить права ариан. Это вызвало возмущение рядовых византийцев, но страна переживала трудный период – новые люди, христиане, боролись со старыми, «эллинами» (язычниками). Никто не брался предсказать, кто победит. Успех мог склониться, скажем, на сторону готов. Тогда империю ожидала бы смерть. Но византийцев спасли гунны. Улдин двинул войска против Гайны, разбил на территории Фракии, отрубил голову временщику и прислал в подарок восточноримскому императору Аркадию. Пять лет продолжался мир на Дунае. Затем гуннские отряды стали нападать на окраины Византии. Непонятно, были эти набеги санкционированы Улдином, или сражались неподконтрольные ему люди.

Сам Улдин считал, что гунны должны переселиться еще дальше на запад, а потому старался не конфликтовать с Византией, и это заставляет нас склониться ко второй версии. В итоге гуннский вождь переместил свою орду в Паннонию. Гуннов влекла логика вещей: они преследовали врагов своих друзей. Свевы (алеманны) были врагами гепидов, вандалы и, может быть, бургунды – врагами ругов, а злейшими врагами самих гуннов являлись аланы. Преследуя их, воины Улдина и заняли Паннонию. Их сопровождали остготы, славяне, руги и еще одно германское племя – скиры, которые были первоначально данниками готов, а теперь переметнулись в лагерь гуннов. Скиры переселились в Паннонию всем народом, а руги и славяне – нет. Происхождение скиров неясно. Похоже, это близкие родичи ругов.

Возникает вопрос: точно ли руги переселились с берегов Днепра не полностью? И еще: может быть, они жили на Дунае изначально, убежав туда еще во II веке от готов? Тогда днепровский народ «росомонов» нельзя считать ругами.

Эту версию нужно отвергнуть. Расстановка сил в Паннонии хорошо известна. В первые века новой эры туда приходили маркоманы, квады, вандалы, и все они отмечены в римских источниках. Руги появились лишь в V веке вместе с гуннами. А прийти они могли только с берегов Днепра и реки Рось, названной в их честь, но никак не с берегов Балтики, ибо передвижения народов в этом районе хорошо известны.

* * *

В Паннонии гунны нашли идеальное место для поселения. Это была пушта – степь, пригодная для выпаса коней. Улдин перенес сюда центр своего государства. В то же время часть гуннов – акациры – осталась в Причерноморье. Там же кочевали угорские племена, подчиненные верховному правителю гуннов. Сведения, добытые археологами, говорят о том, что черняховская культура, господствовавшая в Поднепровье, подверглась упадку примерно в эту эпоху. Разумеется, сие связано с разгромом готов, который учинили гунны. По нашей гипотезе, на Днепре остались только восточные руги, а западнее поселились славяне-анты.

Сперва Улдин выступил союзником Гесперии. С ним договорился о совместных действиях временщик Стилихон. Когда на Рим выступили полчища Радагайса, Улдин помог Стилихону. Так что в разгроме Радагайса была заслуга гуннов и, может быть, славян.

Отношения с Византией были менее стабильны. Гунны и их союзники успели сделать несколько налетов на Мёзию, но до большой войны дело не дошло. Затем Улдин умер. Ему наследовали родичи Донат и Харатон. Донат был предательски убит римлянами, а Харатон остался правителем гуннов. Как долго он правил и при каких обстоятельствах сошел со сцены – неясно. Его преемники – двое братьев: Октар и Ругила. Они продолжили наступление на запад против своих врагов, главными из которых являлись теперь бургунды – племя «вандальского» круга. Сами вандалы были уже далеко – они завоевывали Африку. Октар умер примерно в 430 году (как уточняет Сократ Схоластик, «от обжорства»), Ругила переселился в иной мир в 434 или 440-м. Примечательно его имя. Похоже, оно германское и при этом происходит от ругов. Легко предположить, что матерью этого вождя была «русская», а точнее – «ругская» женщина.

У Октара и Ругилы имелся третий брат – Мундзук, но он не считался правителем и умер ранее своих родичей, обладавших властью. После смерти Ругилы вождями гуннов становятся сыновья Мундзука – Аттила на Дунае и Бледа на Днепре. Из этого ясно, что у гуннов сложилось нечто отдаленно похожее на лествичную систему. Правами на власть обладал один правящий род, а его представители перемещались по служебной лестнице. Практиковалось соправительство, чего ни раньше, ни позже у кочевников не бывало. Видимо, это означало разделение державы. Один брат управлял причерноморским уделом, а другой властвовал на Дунае.

Порядок соправительства не прижился надолго: Аттила уничтожил Бледу, то есть дунайская орда победила днепровскую. Известие об этом имеется в хронике Проспера Аквитанского. «Король гуннов Аттила убил своего брата и соправителя по царству Бледу и привёл под своё господство его племена», – сообщает Проспер. Спустя короткое время после гибели Бледы восстали приднепровские акациры. Кажется, они пытались отомстить за своего вождя. Восстание было подавлено. Новым предводителем акациров сделался Эллак – сын Аттилы. Правда, уже не в ранге соправителя, а просто как удельный князь, назначенный отцом.

Вскоре после подавления акациров Аттила напал на Византию, форсировал Дунай, разгромил восточноримские войска в открытом поле и разорил Фракию (447). Причиной войны стало массовое бегство гуннских подданных в пределы Византии. Бежали, конечно, германцы, ненавидевшие гуннов. Аттила считал, что восточные римляне натравливают на него всех неблагонадежных. Со стороны предводителя гуннов последовало возмездие.

На его стороне сражались руги, скиры, угорские племена, остготы и гепиды: гепидский конунг Ардарих считался личным другом Аттилы.

Византийцы дорого заплатили за то, что приняли беглецов. Война была проиграна, и еще пришлось выплатить 6 тысяч литр золота (литра – это не современный литр, а римский фунт; то есть гунны получили около двух тонн драгоценного металла).

После этого внимание Аттилы переключилось на Гесперию. В 451 году гуннский вождь появился на Среднем Рейне, форсировал его и двинулся в Галлию. До этого он успел разгромить Вормсское королевство бургундов на Рейне. Средневековый историк епископ Идаций утверждает, что гунны перерезали 20 тысяч бургундов. Остатки этого народа устремились на юг, под защиту римлян. Сперва они осели в Сабаудии (Савойе), а затем распространились на север и заняли область, которая получила название Бургундия.

Аттила прошел по равнинам Шампани и осадил город Аврелиан (Орлеан), который защищал гарнизон римских федератов-аланов.

Аланы обещали сдать Орлеан гуннам, но тут явился на выручку римский полководец Аэций, на подмогу которому подошли войска вестготов во главе с конунгом Теодорихом.

Их силы превосходили орду, и гуннский вождь отвел войска. Аэций, Теодорих и франки упорно преследовали противника и наконец настигли его. Битва произошла в двухстах километрах от Орлеана, на Каталунских полях (in campis Catalaunicis). Гунны потерпели поражение, но в схватке пал вестготский король Теодорих. Этим воспользовался Аэций, чтобы удалить вестготов под предлогом выборов нового короля. Римский полководец хотел соблюсти равновесие, чтобы не дать усилиться ни гуннам, ни готам. В результате Аттила беспрепятственно ушел в Паннонию (451).

В 452 году он напал на Италию и взял Аквилею. Еще через год повторил поход в Галлию, чтобы расправиться с аланами и бургундами, но на сей раз не преуспел. Гуннская держава быстро слабела, как прежде слабела готская. Варвары искали новые, имперские формы государственности, но пока безуспешно. Из-за отсутствия бюрократического аппарата, из-за слабых экономических связей и плохой логистики такие империи стремительно рушились.

Во время одного из набегов Аттила взял в плен бургундскую принцессу Ильдико и сделал женой. Легенда гласит, что гуннский вождь выпил много вина и захлебнулся во сне собственной рвотой в тот момент, когда собирался овладеть принцессой. Таков был нелепый финал великого человека. Его смерть означала скорую гибель Гуннской державы.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации