Электронная библиотека » Станислав Чернявский » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Руги и русы"


  • Текст добавлен: 13 июня 2018, 14:40


Автор книги: Станислав Чернявский


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +
2. Венеды и русы

Главное, от чего нужно предостеречь исследователей славянского мира, – это от попыток его удревнить.

Какова же ситуация к началу VI столетия? После кровавых войн между германцами и необъяснимого Великого переселения германских племен южные берега Балтики опустели. Здесь живут остатки германцев, но прежних великих и многолюдных народов уже нет.

К середине VI века большая группа славян приходит в Великую Польшу. Здесь возникает суково-дзедзицкая археологическая культура. Ряд польских историков считает ее вариацией пражско-корчакской культуры, которую обычно приписывают «склавинам». Но большинство ученых всё же полагает, что перед нами – особая славянская культура, и принадлежит она, скорее всего, «венедам», то есть представителям третьей группы славян, которые обособились в VI столетии.

Подробности процесса неизвестны. Ясно лишь одно: славяне явились на берега Балтики и мирно ассимилировали остатки живших там германцев. Вероятно, эти славяне – предки позднейших ободритов («бодричей» в транскрипции Шафарика и Нидерле). Странно, что в суково-дзедзицких поселениях даже нет укреплений. Это села, а не крепости. Воевать было не с кем. Значит, с балтийскими ругами у славян возникли дружественные отношения.

На острове Руяна располагалась столица местных ругов – Аркона. В наших былинах его зовут Буян, а немцы называют Рюген, «остров русов». Под этим именем остров и сейчас входит в состав Германии. В то же время Рюген нельзя смешивать с таинственным «островом русов», упоминания о котором содержатся в сочинениях средневековых арабских географов. Там речь идет, скорее всего, о Поднепровье, а искомым островом может быть что угодно, включая Хортицу. Тема пресловутого «острова русов» для нашей книги настолько побочна, что возвращаться к ней мы уже не будем. Интересующегося читателя отсылаем к классической работе Б.Н. Заходера, которая представлена в списке литературы (см.: Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. С. 299), а также к сочинениям арабских авторов, представленных в списке литературы, начиная с ибн Русте.

…Сперва венеды были исключительно мирным народом. В книге об антах мы приводили отрывок о том, как несколько балтийских славян явились в Византию в разгар Аварских войн и хвастались, что не знают боевых действий, а всё их оружие – это гусли. Даже если эта анекдотическая история преувеличена, то не сильно. Видимо, уже начались климатические изменения, в результате которых большой массив земель на Балтике сделался пригоден для охоты и земледелия. Земли и зверья стало настолько много, что новые поселенцы – славяне – даже не воевали со старыми – германцами, а мирно их поглотили.

Но, увы, идиллия длилась недолго, население размножилось, и вскоре Балтика сделалась ареной борьбы, где лилась кровь и гибли люди.

3. Авары

Если непосредственная причина Великого переселения германских народов – это агрессия готов, то главным толчком для Великого переселения славян стало нашествие аваров. Мы подробно писали об Аварских войнах в книге об антах. Следует лишь напомнить канву. В 560 году авары, преследуемые тюркютами, появились на Днепре. Вскоре они подчинили кутургуров, заключили союз со «склавинами» и разгромили антов. Следующие сорок лет – это почти непрерывные войны аваров с антами, византийцами и даже временами со «склавинами». Авары захватили у «склавинов» территорию Чехии и Словакии, подчинили племена дунайцев в Валахии и Молдавии, прогнали антов с Днепра и терроризировали византийцев, доходя до стен Константинополя и Фессалоник. Благодаря искусной дипломатии значительную часть своих сомнительных подвигов авары совершали руками славян и кутургуров, а сами осуществляли руководство над ними и получали лучшую часть добычи. Жизнь на Балканах и в Поднепровье превратилась в кровавый ад. Обстановка осложнилась тем, что лангобарды вступили в союз с аварами, покинули Паннонию и вторглись в Италию, захватив у византийцев значительную часть этой страны.

Сами авары перенесли в освободившуюся Паннонию центр державы и продолжали грабительские войны, которые сказочно обогатили всё племя. Византийцы понемногу собрались с силами и стали одерживать победы, но война требовала чрезмерного напряжения сил, на которое государство оказалось неспособно. Император Маврикий (582–602) не хотел этого понимать. К тому же он обогащал и продвигал своих родственников, что выглядело скандальным на фоне всеобщего обнищания. Наконец войско взбунтовалось и провозгласило императором Фоку (602–610), которого поддержали цирковые партии. В Византии вспыхнула гражданская война. Авары воспользовались этим и уничтожили антов. Последнее упоминание об этом народе имеется под 602 годом. Анты были частью перебиты, частью переселились в Карпаты, Чехию и на берега Эльбы. Далее начинается один из самых темных периодов в истории славян. Мы получаем массу вопросов, на которые нет ответа. Анты бегут на запад. Может быть, они пытаются найти защиту у старших родичей-«склавинов»? Или, напротив, воюют с ними и пробиваются через их земли? Оба варианта возможны, но второй вероятнее. Ибо вслед за антами авары атакуют «склавинов»; нападение столь сильно и внезапно, что вождество словен полностью разбито, а люди бегут кто куда. Примерно к 610 году союз дулебов перестал существовать. Авары обошлись с побежденными очень жестоко; легенды об этом попали в Повесть временных лет.

Тогда и началось Великое переселение славян. Кто-то бежал на север, в страну кривичей, кто-то в Польшу. Иных авары переселяли на Балканы и в Чехию; например, в чешские земли выселились остатки дулебов (возможно, по приказу кагана аваров). Два главных племени союза антов – сербы и хорваты – разлучились. Сербы поселились на Эльбе, в стране Лужица, и подчинились франкам, только бы уйти из-под власти ненавистного кагана. Хорваты широко расселились от Галиции до Северной Чехии. Часть этого племени тянула к франкам. Часть – к аварам. Наконец в 626 году (дата обоснована нами в книге об антах, хотя она противоречит хронике Фредегара) в Чехии, Моравии и Хорутании вспыхнул мятеж славян против аваров. Его возглавил кельтский купец Само. Вскоре после этого значительная часть сербов и хорватов переселилась в Далмацию, где стала союзником византийцев против Аварского каганата. Со временем на этой территории возникли Сербия и Хорватия.

А что же Поднепровье? Оно вновь опустело, как и в IV столетии. Археологи находят здесь предметы т. н. мартыновской археологической культуры. Некоторые осторожно относят ее к «поздним антам». Но анты были перебиты или переселены. Ученых озадачивает наличие явно германских предметов в культурном слое этой эпохи. Объяснение, на наш взгляд, довольно просто. Это проявили себя руги – германцы, оставшиеся в Поднепровье. Почему они остались? Возможно, руги предали антов и вовремя покорились аварам. Осуществлять реальную власть в этих отдаленных местах каганата авары не могли, требовался надсмотрщик и охранитель территории. Таким надсмотрщиком и стали днепровские руги.

Возникает законный вопрос: почему «росомоны» не проявили себя раньше – в пеньковско-корчакскую эпоху, то есть в период господства антов? Ответа нет, но именно здесь – перспективное направление для новых археологических исследований.

Мы еще вернемся на берега Днепра, чтобы понять, как родилась Русь. Но сейчас нужно проследить судьбу балтийских славян. Как ни странно, эта отдаленная ветвь наших родичей сыграла роль в становлении Руси. Пока не всё ясно, но наметить канву необходимо. Отправимся на берега Балтики.

Глава 2. Империя франков
1. Темный век

В начале VII века в Полабье словно из ниоткуда возникает славянское племя вильцев; они же велеты, лютичи. Прежде оно жило в Великой Польше, но подверглось натиску аваров, которые охватили своими набегами часть будущей территории Польши от Карпат до Мазурских озер. Вильцы переселились на Южную Балтику, заняв земли между Эльбой и Одрой к югу от ругов-руян и бодричей-ободритов. Такое переселение могло случиться после 602 года (разгром антов) и до 626 года (начало восстания Само).

Сегодня ученые делают догадки, что вильцы сделались врагами аваров, а ободриты и местные руги выступили в качестве союзников каганата, потому что были недовольны переселением новых пришельцев-славян в свои земли.

Еще одна часть славян бежала в Поморье – позднейшую Померанию. Здесь, на бывших землях ругов и готов, выросли торговые города и расселились племена кашубов, которых ныне принято считать частью поляков, хотя это иной этнос.

Таковы скудные сведения о полабских и поморских славянах той поры. В 626 году вспыхнуло восстание Само, и славяне-балтийцы, отрезанные от Аварского каганата, были предоставлены своей собственной судьбе. С франками они не контактировали, ибо были отделены от них племенами саксов и лужицких сербов. С византийцами – тем более. Ученые Ромейской империи с трудом могли понять, что происходит в лежащих неподалеку Далмации и Паннонии. Но о том, какие политические события имеют место дальше на севере – в Великой Польше, в Поморье и Полабье, – не знал в ту пору никто.

Аварское нашествие сыграло роковую роль в становлении государственности у славян, погибли оба главных вождества – «склавины» и анты. Новые племена были мельче и постоянно враждовали между собой. Каждое из них состояло из небольших родов, которые сами постепенно превращались в племена.

В первой половине VIII столетия вождества полабских славян оформились окончательно. Вскоре после этого на их границы вышли франки Пипина Короткого и Карла Великого, и мы получаем письменные свидетельства о быте и политической истории полабской ветви славян, то есть о потомках той ветви, которую условно принято называть венедами.

Первым франкским историком, обратившим внимание на славян, был Эйнгард – приближенный Карла Великого (IX век). Он сочинил биографию этого западноримского императора, где говорилось о столкновениях франков с вильцами и чехами. В дальнейшем этой темы касались церковные и светские историки, жившие в Саксонии. Некоторые из них были саксами, как Видукинд Корвейский, другие – верхнегерманцами, как Адам Бременский, но все одинаково прославляли мощь тевтонских войск и решимость правителей в борьбе со славянами. Видукинд творил в X столетии, Адам Бременский – в XI, Титмар Мерзебургский – на стыке двух веков, Гельмольд из Босау и Саксон Анналист – в XII, Арнольд Любекский – в XIII. Кроме того, сохранились летописи или анналы в разных городах Германии – Фульде, Кведлинбурге, – которые тоже содержат упоминания о славянах. Основываясь на их сочинениях, можно получить представление об истории балтийских славян и об их гибели.

Мы проследим вкратце ход этой борьбы, а потом попробуем пояснить, какое отношение балтийская «Славия» имела к истории Руси.

2. Вильцы, ободриты, руяне

Адам Бременский дает краткую географию балтийских славян. Он называет Славию «самой обширной провинцией Германии», особенно если считать частью этой провинции Чехию и поляков, «ибо ни по наружности, ни по языку они ничем от них не отличаются» (Деяния архиепископов Гамбургской церкви. Кн. II, 21). Отметим неумеренный аппетит немцев на земли соседей, но сузим границы. Под Славией имеется в виду территория Восточной Германии – та, на которой впоследствии была образована ГДР. В VIII – XI веках эта земля была населена славянами, и лишь столетие спустя сюда хлынули неудержимым потоком германские переселенцы, что и позволило изменить этнический облик края.

Адам называет славян винулами, но выводит это имя не от венедов, а от вандалов. Кажется, он вообще не знает, что лангобардов, проживавших когда-то на землях Южной Балтии, называли винилами, иначе появилась бы еще одна версия (упоминание о винилах есть у ученого-лангобарда Павла Диакона, который написал историю своего народа). В XVI веке балтийских славян западные ученые частенько звали вендами и выводили это название опять-таки от вандалов, что привело к путанице. Знаменитый дипломат и путешественник Сигизмунд Герберштейн уверенно называл вандалов славянами в «Записках о московитских делах». Его превзошел сербский католик Мауро Орбини. В работе «Царство славян» он записал в наши предки и маркоманов, и лангобардов, и прочие германские племена.

Но не будем осуждать ученых прошлого лишь за то, что они обладали меньшими познаниями, чем мы. В их рассуждениях было рациональное зерно. На раннем этапе своей истории германцы и славяне активно взаимодействовали друг с другом. Мы видим это на примере славян и ругов, но не только. Племенное название дулебы – несомненно германское. Западнославянское племя силезян ассимилировало вандалов-силингов, в результате чего появилась Силезия. И так далее.

Коллизия с балтийскими славянами очень интересна. Постепенно и ненасильственно германцы растворились в массе славянских переселенцев, ассимиляция продолжалась в VII и VIII столетиях.

А потом начался обратный процесс. В VIII веке Западная Европа пережила новый виток этногенеза. На месте «германцев-2» и вельсков появились новые народы – французы, немцы, итальянцы. Зародился классический романо-германский мир. Он был агрессивен и откровенно враждебен по отношению к славянам. Если с «германцами-2» славяне, возможно, ощущали некое очень дальнее родство, то с романо-германским миром – уже нет. Замечательный ученый периода зенита Российской империи А.Ф. Гильфердинг (1831–1872), тонко чувствовавший нюансы этнопсихологии, ссылается на характерный пример.

736 год. Баварский подвижник Стурми (то есть представитель зарождавшегося романо-германского мира) едет в Тюрингию проповедовать христианство и натыкается на толпу славян, которые купаются в реке. «Перед этим множеством голых людей, – свидетельствует житие подвижника, – осёл, на котором сидел муж божий, задрожал от испуга, и смрад их возбудил отвращение в самом проповеднике». Слово за слово, Стурми оскорбил славян, те в свою очередь решили его побить. Подвижник одумался, извинился, его отпустили. Славяне были беззлобными людьми, но сколь велико взаимное непонимание в бытовых деталях! Забавно, что гигиенический аспект очень долго будет определяющим в отношениях между славяно-византийским миром и романо-германским. Немецкий дипломат Лиутпранд Кремонский, посетив Константинополь в X веке, сочтет императора Никифора II Фоку (963–969) грязным и дурно пахнущим. В свою очередь, славяне и византийцы много, с отвращением и знанием дела будут писать о грязных и неприятных западноевропейцах, которые не ведают элементарной гигиены. То есть отторжение представителей двух миров (или, пользуясь удачным термином Л.Н. Гумилева, суперэтносов) произойдет на уровне запахов. Со временем добавятся религиозные разногласия, разойдутся литературные вкусы, будет различным отношение к власти пап и императоров. Взаимная ненависть станет лишь нарастать.

* * *

Вернемся к сочинению Адама Бременского и посмотрим, какие славянские племена он помещает в Южной Балтии. «Славянские племена весьма многочисленны, – заявляет хронист, – первые среди них – вагры, граничащие на западе с трансальбианами (голштинцы, ветвь саксов. – С. Ч.) …За ними следуют ободриты, которые ныне зовутся ререгами… Далее, также по направлению к нам, – полабы… За ними глиняне и варны. Еще дальше обитают хижане и черезпеняне, которых от доленчан и ратарей отделяет река Пена… Есть и другие славянские племена, которые проживают между Эльбой и Одером, как то: гаволяне, живущие по реке Гавель, доксаны, любушане, вилины, стодоряне и многие другие. Самые сильные среди них – это живущие посредине ратари; город их, знаменитая на весь мир Ретра, является центром идолопоклонства. Большой храм построен там для демонов, главным из которых является Редегост… Этот город имеет девять ворот и со всех сторон окружен глубоким озером» (Деяния архиепископов Гамбургской церкви. Кн. II, 21).

Адам Бременский смешивает два союза славян – ободритов (бодричей) и вильцев (лютичей). Изыскания поздних славистов, прежде всего Шафарика и Нидерле, позволили уточнить и дополнить список племен, входящих в оба вождества.

Ободриты граничили с саксами. Предполагается, что в их союз входили следующие племена: вагры с городами Штаргард и Любек (Старгород и Либице), полабы, жившие возле Гамбурга, древане, расселившиеся к югу от Эльбы (их столица – Люнебург), собственно бодричи-ободриты со стольным городом Шверин (Зверин); к востоку от бодричей жили варны, а к югу – глиняне. Перед нами – типичный племенной союз в архаической фазе. От главного этноса отделяются мелкие роды, которые впоследствии превращаются в племена и управляются собственными вождями, но помнят о своем единстве. Конечно, аналогичные вождества возникнут и в Древней Руси, но никто уже не вспомнит детали. Для летописца это просто поляне, северяне, вятичи, радимичи, кривичи, древляне, дреговичи, новгородские словене, белые хорваты, уличи и тиверцы. Названий мелких племен, входящих в эти вождества, никто не знает.

Не нужно думать, что такое дробление – свойство исключительно славян или евразийских кочевников. Оно характерно для всех архаичных народов. Достаточно присмотреться к соседям славян – саксам. Их страна делится на четыре части – Вестфалию, Остфалию, Ангрию, Нордальбингию. В последней мы видим племена гользатов (предки голштинцев) и дитмаршей. Разумеется, столь же раздроблены были и остальные саксонские вождества. Перед нами типичное общество «германцев-2». Оно не хуже и не лучше славян.

Названия славянских вождеств мы знаем исключительно в немецкой транскрипции. Первым начал придавать племенам «славянское» звучание Шафарик. Впоследствии его выводы неоднократно пытались уточнять позднейшие ученые-слависты. Именно Шафарик придумал название «бодричи» вместо «ободриты». Таким же образом было восстановлено название «лютичи» применительно к вождеству вильцев, или велетов. Впервые о вильцах-велетах пишет Эйнгард в «Истории Карла Великого», откуда мы и знаем оба имени. Этноним вильцев отсылает нас к тотемизму. Вильцы – это волки. Они хотят подчеркнуть свою связь с этими свирепыми животными и запугать врагов. Волк был символом страха у славян и германцев. Таким же символом в средневековом Китае был лис. Волк-оборотень, вервольф, – это ужас германца. Славяне тоже испытывали трепет перед этим волшебным символом, хотя и меньший, чем немцы. Вспомним полоцкого князя Всеслава из «Слова о полку Игореве», который оборачивался «шизым волком». Это важный этнопсихологический нюанс, который разделяет два суперэтноса. Немцы панически боятся вервольфа, а славяне с гордостью принимают имя вильцы – волки и с оттенком уважения описывают подвиги колдуна Всеслава Полоцкого, который оборачивается волком, когда ему нужно.

Впоследствии немецкие нацисты, с их склонностью к языческой магии, сместят понятия и вернут сочетанию «волк-оборотень» оттенок уважения. Гитлер назовет словом «Вервольф» свою ставку под Винницей; этим же звучным словом будут именовать военные и партизанские подразделения германской армии во время Второй мировой войны.

…Вильцы-велеты-лютичи расселились к востоку от ободритов, отняв у них часть земель. Посмотрим, какие роды входили в данное вождество. Хижане жили вокруг города Ростока на берегу Балтики. Возможно, по-славянски название этого пункта звучало как «Ростов», но затем было искажено немцами. Южнее, вплоть до города Деммина (Дымина), разместилось небольшое племя черезпенян. К востоку от Дымина жили доленчане, а к югу – ратари, или редарии. Далее читателей ждет курьез. Восточнее ратарей и доленчан обитало племя укров. Оно жило на восточной окраине вождества вильцев и примыкало к Щецинской лагуне. Видукинд Корвейский зовет их на своей варварской латыни vucrani. Перед нами – «украинцы» балтийских славян. Они жили на восточной окраине союза вильцев-лютичей и граничили с поморянами. Укры вымерли уже давно, не позднее XIII века и гораздо раньше, чем мыслители Западной Европы начали создавать теорию наций. А потому укров так и не «назначили» отдельной нацией западных славян. Мертвые народы были неинтересны европейцам с точки зрения контроля за ресурсами. Зато живые этносы интересны вдвойне. Так из этноса малороссов родилась нация «украинцев», которую сегодня пытаются противопоставить русским. С точки зрения этнологии это выглядит забавно, но геополитика оперирует другими категориями и превращает фарс в трагедию.

К югу от укров и ратарей жили два племени из вождества вильцев. Это, во-первых, стодоряне, владения которых располагались вокруг града Бранный Бор, или Бранибор. Впоследствии немцы переименовали его в Бранденбург. Во-вторых, спреване, которые поселились к востоку от стодорян на реке Шпрее. Наконец, южнее стодорян, у крепости Магдебург, жили моричане. Все они входили в союз вильцев-лютичей.

Южнее располагалось вождество сербов. Обычно их зовут лужицкие сербы, чтобы отличить от одноименного народа, который ныне живет на Балканах. Но Лужица – это «старшая» Сербия. В книге об антах мы говорили, что современные сербы переселились на юг именно из Лужицы, то есть из Южной Балтии, с территории бывшей ГДР.

Лужицкие сербы раньше всех подчинились немцам, приняли католичество и получили в награду жизнь. Это единственный этнос полабских славян, доживший до наших дней. Они говорят по-немецки, исповедуют лютеранство, но этнографическими обычаями, унаследованными от древних славян, потешают туристов.

Наконец, на острове Рюген и прилегающих континентальных землях жило племя руян, или ран. Это – потомки ругов.

Немцы не любили руян, но отдавали им должное. Гельмольд из Босау пишет, что раны – пиратский народ, который грабит датчан. Датчане тоже не вызывают симпатии у хрониста, но они хотя бы приняли кое-как христианство, а значит – стали своими. Руяне – язычники. Их главный идол – не то Ругевит, не то Свентовит, двуликий бог с золоченым усом и серебряной бородой, как балтийский Перун. Он требует человеческих жертв. Обычно руяне казнили пленных немцев и датчан перед статуей Свентовита.

Внутреннее устройство племени – типичный «первобытный коммунизм». Руяне не знали бедности и лишений, ибо выручали друг друга. Мужчины должны были воевать и добывать пропитание и сокровища, женщины работали по хозяйству. Жили в простых хижинах, а общие ценности хранили в крепостях. Если нападал враг, руяне отправляли в крепости жен и детей, а сами устраивали засады и пытались истребить противника. В быту они очень гостеприимны, на что указывали даже враги. Гельмольд из Босау пишет: «Хотя ненависть к христианству и жар заблуждений были у ран (ругов, руян. – С. Ч.) сильнее, чем других славян, однако они обладали и многими природными добрыми качествами. Ибо им свойственно в полной мере гостеприимство, и родителям они оказывают должное почтение. Среди них нигде не найти ни одного нуждающегося или нищего потому, что тотчас же, как только кто-нибудь из них ослабеет из-за болезни или одряхлеет от возраста, его вверяют заботам кого-либо из наследников, чтобы тот со всей человечностью его поддерживал. Ибо гостеприимство и попечение о родителях занимают у славян первое место среди добродетелей. Что касается прочего, то земля руянская богата плодами, рыбой и дикими зверями. Главный город этой земли называется Аркона» (Славянская хроника. Кн. II, 12). Перед нами вроде бы пиратское общество, где всё имущество складывают в общую казну и за этот счет содержат сограждан. Но немцы полагают, что внутреннее устройство этого общества лучше и справедливее, чем у романогерманцев. Карл Великий с группой «товарищей» (comes, comte – это «товарищ» на латыни и старофранцузском; впоследствии французы сделали из него титул «конт» – граф) тоже основал королевство разбойников, но главную выгоду получил узкий слой элиты, то есть сам Карл и его графы. Мы далеки от того, чтобы идеализировать ругов; просто отметим, что их вождество устроено справедливее, чем империя Карла Великого.

Это было не просто разбойничье, а теократическое общество. Во главе руян, если верить сообщениям Гельмольда, стоял не князь, но жрец бога Свентовита. Страх перед грозным богом и священная связь с ним помогали держать общинников в узде.

В литературе культ этого бога прекрасно описал А.К. Толстой. В балладе «Ругевит» этот глубоко православный человек предвосхитил неоязычников. В его описании Свентовит-Ругевит превратился в грозное божество с семью лицами, охраняющее от врагов остров Руяна.

 
Над древними подъемляся дубами, Он остров наш от недругов стерег;В войну и мир равно честимый нами, Он зорко вкруг глядел семью главами, Наш Ругевит, непобедимый бог.
 

Был у руян и князь, но он выполнял функции полководца, как древнеспартанский царь. Правильнее было бы назвать его воеводой. Вероятно, это двоевластие – отголосок двуязычия. Можно даже предположить, что жрец происходил из древних ругов, а князь – из славян-пришельцев, хотя это, конечно, лишь гипотеза.

Наличие святилища и верховного жреца – подсказка, помогающая понять, почему небольшое племя руян сохраняло независимость на протяжении пятисот лет. На его свободу не покушались ни вильцы-лютичи, ни ободриты. Видимо, Аркона была главным священным местом балтийских славян. Она играла примерно ту же роль, что Дельфийский оракул в Древней Элладе. Греческие полисы непрерывно воевали между собой, но на расположенный в захолустной Фокиде Дельфийский храм долгое время не покушался никто. То же происходило у славян.

Руги-руяне никогда не грабили своих. Походы совершались исключительно против скандинавов. В конце концов руги так разозлили датчан, что те предприняли карательную экспедицию на «остров русов» и разрушили святилище Свентовита. Событие произошло в XII веке. До этого времени никто не мог одолеть маленькое агрессивное племя.

Как Руяна превратилась в культовый центр? Ответа нет. Первыми в Прибалтику пришли ободриты. За ними проследовали вильцы, которые стали врагами ободритов и развязали войну. Гипотеза только одна: вильцам и ободритам после междоусобицы понадобился центр стабильности, который помог бы сохранить равновесие в регионе и уберечь оба вождества от взаимного истребления. Аркона играла роль такого центра.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации