Электронная библиотека » Священник Илия Кочуров » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Русский кантианец"


  • Текст добавлен: 15 апреля 2014, 11:15


Автор книги: Священник Илия Кочуров


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Священник Илия Кочуров
Русский кантианец

Александр Иванович Введенский

(1856–1925)


Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви

Введение

Творческое наследие Александра Ивановича Введенского, профессора Санкт-Петербургского университета, философа-неокантианца[1]1
  Неокантианство (неокритицизм) – преимущественно немецкое философское течение конца XIX – начала XX вв., ставившее своей целью возрождение ключевых кантовских идейных и методологических установок.
  В России к неокантианству принадлежала группа мыслителей, объединявшихся вокруг журнала «Логос» (1910): С. И. Гессен (1887 – 1950), А. Ф. Степун (1884 – 1965), Б. В. Яковенко (1884 – 1949), Б. А. Фохт (1875 – 1946).
  Принадлежность А. И. Введенского к неокантианству можно принять с оговоркой, что его философские построения представляют собой оригинальную интерпретацию кантовских идей в рамках собственной системы, которая по своим методологическим установкам сближается с аналитической философией.
  Аналитическая философия – в широком смысле слова – способ философствования, ориентирующийся на идеалы ясности, точности и логической строгости, осторожное отношение к широким философским обобщениям, всевозможным абстракциям и спекулятивным рассуждениям. Для философов аналитической ориентации сам процесс аргументации подчас не менее важен, чем достигаемый с его помощью результат. В узком смысле слова, аналитическая философия – преобладающее течение мысли в англоязычных странах ХХ в., берущее начало в работах Б. Рассела (1872 – 1970) и Л. Витгенштейна (1889 – 1951). – Ред.


[Закрыть]
, выдающегося педагога и одного из лучших представителей русской теоретической философии, представляет собой необычайно интересное явление. Однако, к большому сожалению, сегодня оно оказалось практически забытым. В то время как имя Введенского стоит в ряду самых видных русских мыслителей, о нем мало кто знает. Более того, творчеству замечательного русского философа не посвящено ни одной книги, а обсуждалось оно только в обзорах русской философии.

И это неудивительно. В годы советской власти сложно было бы даже представить переиздание работ А. И. Введенского, так как его взгляды не только были чужды атеизма и материализма, но и последовательно и аргументированно опровергали их. Последний раз при жизни философа его работы издавались в 1924 г., да и то в Праге.

Однако похоронить философию А. И. Введенского все же не удалось. Тот уровень философской мысли, которого достиг Александр Иванович, непременно обращает на себя внимание читателей философа. Поэтому в постсоветский период некоторые работы Введенского вошли в различные философские антологии и сборники[2]2
  См.: На переломе : Философские дискуссии 20-х годов. М. : Политиздат, 1990; Русская философия : Конец XIX – начало XX века : Антология : Учебное пособие. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1993; Смысл жизни : Антология. М. : Прогресс : Культура, 1994.


[Закрыть]
. А в 1996 г. был издан сборник наиболее интересных статей под названием «Статьи по философии»[3]3
  См.: Введенский А. И. Статьи по философии. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1996.


[Закрыть]
.

В 2006 г. в Санкт-Петербургском университете прошла научная конференция, посвященная 150-летию со дня рождения Александра Ивановича Введенского. Ее материалы показывают, что наследие этого философа еще недостаточно изучено[4]4
  См.: Александр Иванович Введенский и его философская эпоха : К 150-летию со дня рождения : [Сб. науч. статей]. СПб. : Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 2006.


[Закрыть]
.

Так как идеологических препятствий изучению трудов Введенского сегодня нет, то отсутствие достаточного внимания к ним можно объяснить скорее спецификой его философских построений, их теоретическим характером. Введенский исследовал сами основания философии, возможность познания и его достоверность.

Философский критицизм[5]5
  Здесь и далее философским критицизмом, или критической философией, называется философское направление, берущее начало в зрелых работах И. Канта («Критика чистого разума» 1781 г., «Критика практического разума» 1788 г., «Критика способности суждения» 1790 г.). – Ред.


[Закрыть]
, которому следовал Александр Иванович всю свою творческую жизнь, носит формальный, законообразный характер. Это делает работы философа, до более основательного знакомства с ними, менее привлекательными, чем, например, сочинения священников Павла Флоренского[6]6
  Флоренский Павел Александрович (1882 – 1937), священник – русский религиозный философ и ученый-энциклопедист, развивавший идеи метафизики всеединства; к особенностям его мышления относятся: 1) тяга к платонизму, 2) неприятие спиритуализма и отвлеченной метафизики, 3) включение идей и методов современного естествознания в рамки религиозного мышления. – Ред.


[Закрыть]
или Сергия Булгакова[7]7
  Булгаков Сергей Николаевич (1871 – 1944), священник – русский религиозный философ и экономист, один из крупнейших представителей метафизики всеединства и софиологии. – Ред.


[Закрыть]
, князя Евгения Трубецкого[8]8
  Трубецкой Евгений Николаевич (1863 – 1920), князь – русский религиозный философ, правовед и общественный деятель; последователь и друг B. С. Соловьева, брат философа С. Н. Трубецкого. – Ред.


[Закрыть]
.

Кроме того, может сложиться ложное мнение, что Введенский как неокантианец вряд ли оригинален, что он якобы только вторит западным веяниям, западному строю мыслей. На самом деле все разработки Александра Ивановича в области критической философии самостоятельны, а критицизм ему нужен как метод, помогающий исследовать жизненно важные проблемы. Недаром протоиерей Василий Зеньковский[9]9
  Зеньковский Василий Васильевич (1881 – 1962), священник – русский философ, богослов, педагог; автор одного из самых полных трудов по истории русской философии. – Ред.


[Закрыть]
говорит о том, что ни одна из немецких неокантианских школ не имела влияния на Введенского, что он был более философом за пределами критицизма, нежели в его рамках.

Неудивительно поэтому, насколько русские по духу задевает

A. И. Введенский проблемы, насколько близко к жизни лежат его философские рассуждения. Ведь его всегда особенно волновали вопросы бытия Божия, смысла жизни, свободы воли, бессмертия души, вопросы веры и знания и, главным образом, вопросы нравственности. Причем все эти проблемы Александр Иванович сумел блестяще рассмотреть, критически изучив основы каждой из них, возможные их решения, оценил правильность каждого из этих решений и предложил сделать выбор между ними своим читателям. Неслучайно Введенского называют последним представителем поколения таких философов, как Владимир Соловьев[10]10
  Соловьев Владимир Сергеевич (1853 – 1900) – русский философ, поэт, публицист и литературный критик; сын известного историка С. М. Соловьева; родоначальник метафизики всеединства и софиологии в русской религиозной философии. – Ред.


[Закрыть]
, Лев Толстой[11]11
  Граф Л. Н. Толстой (1828 – 1910) вошел в историю не только как писатель, но и как создатель нового религиозного течения, получившего название «толстовство»; был отлучен от Церкви решением Святейшего Всероссийского Синода 2 февраля 1901 г. – Ред.


[Закрыть]
, Федор Достоевский[12]12
  Ф. М. Достоевский (1821 – 1881) являлся представителем так называемого почвенничества; оказал сильнейшее влияние на развитие русской религиозной философии, а также философии экзистенциализма на Западе. – Ред.


[Закрыть]
, Василий Розанов[13]13
  Розанов Василий Васильевич (1856 – 1919) – русский мыслитель, прозаик, публицист, литературный критик; развивал своеобразное умонастроение, условно сопоставимое с экзистенциализмом. – Ред.


[Закрыть]
, Борис Чичерин[14]14
  Чичерин Борис Николаевич (1828 – 1904) – русский правовед, философ, историк; испытал влияние гегелевской философии. – Ред.


[Закрыть]
, Михаил Каринский[15]15
  Каринский Михаил Иванович (1840 – 1917) – русский философ и логик; подверг критическому разбору как эмпирическую, так и рационалистическую традицию европейского философствования; развивал самостоятельное гносеологическое и логическое учение. – Ред.


[Закрыть]
, Лев Лопатин[16]16
  Лопатин Лев Михайлович (1855 – 1920) – русский философ; развивал собственную персоналистическую концепцию; ставил задачу «возрождения» метафизики на основе онтологии духа. – Ред.


[Закрыть]
, Сергей Трубецкой[17]17
  Трубецкой Сергей Николаевич (1862 – 1905), князь – русский философ, историк философии, друг и последователь В. С. Соловьева, брат философа Е. Н. Трубецкого; развивал учение о «соборной природе сознания». – Ред.


[Закрыть]
.

Таким образом, творчество А. И. Введенского – очень интересное и самобытное явление, которое еще требует своего осмысления. Особенно интересны его религиозно-философские взгляды. В наши дни, как никогда ранее, вошел в моду хаотический образ мышления, который почему-то принято называть свободомыслием[18]18
  В современной научной литературе в основном обозначает религиозное вольнодумство; в последние годы получило расширительное толкование в рамках концепции плюрализма, берущей начало в западных политико-правовых теориях. – Ред.


[Закрыть]
. Этот склад мыслей представляет собой бессистемный набор разнородных суждений о Боге, мире и человеке. Главный «аргумент» здесь звучит, как правило, следующим образом: «мне так кажется» или «по моему мнению». Конечно, если человек глубоко религиозен, если он живет жизнью Православной Церкви, приступает к Таинствам, читает Священное Писание, то строй его мыслей, при помощи Божией, бывает в основном правильным. Но, к сожалению, существует определенное число людей церковных, тем более нецерковных или околоцерковных, которые нуждаются в том, чтобы еще раз перепроверить правильность своих взглядов, их логичность. Критическая философия Введенского является в этом случае очень хорошим средством. Александр Иванович много работал над вопросами веры и знания и логических основ мировоззрения. Кроме того, систематическое изучение наследия Введенского обогатит историю русской религиозной мысли новыми данными и сослужит ценную службу православной апологетике[19]19
  Апологетика (от греч. άπoλoγία – защита, оправдание; речь, сказанная или написанная в защиту кого-либо) – здесь в широком смысле – любая защита христианства от обвинений и критики со стороны его противников; в узком – раздел богословия, имеющий целью раскрытие и обоснование истин христианской веры и опровержение неверных религиозных взглядов. – Ред.


[Закрыть]
и нравственному богословию[20]20
  Нравственное богословие – богословская дисциплина, в основе которой лежит учение о благости Божией, открываемой в тайне нравственных способностей человеческой личности, ее свободы и достоинства, ее нравственного сознания, стремления к совершенству и богоподобию. – Ред.


[Закрыть]
. Поэтому целью данной книги является знакомство читателя с религиозно-философскими взглядами А. И. Введенского, их значением и местом в русской религиозной мысли.

Литературы, посвященной творчеству А. И. Введенского, крайне мало. Из того, что существует, в первую очередь надо назвать книгу протоиерея Василия Зеньковского «История русской философии»[21]21
  См.: Зеньковский В. В., прот. История русской философии. Париж : YMCA-Press, 1950. Т. II.


[Закрыть]
, где в разделе «Неокантианство» написано о творчестве А. И. Введенского как о сильном и ярком явлении с отзвуками панморализма[22]22
  Панморализм (греч. πãv – все, и лат. moralis – нравственный) – мировоззренческая установка, рассматривающая мораль как универсальный критерий оценки любых богословских, философских и иных истин; таким критерием обычно выступает некоторая система этических принципов, в которой субъект-носитель панморалистской установки не сомневается. – Ред.


[Закрыть]
. Отец Василий называет Введенского строгим кантианцем, не испытавшим влияния ни одной из неокантианских школ. Протоиерей Василий пишет: «Все его статьи написаны исключительно четко и ярко, а склонность идти до конца в исповедуемых им убеждениях, смелость в формулировках делают его на редкость интересным мыслителем. Писал Введенский не много <…>, но писал он на самые различные философские темы, – поэтому с полным правом можно говорить о философской системе Введенского»[23]23
  Зеньковский В. В., прот. История русской философии. Париж : YMCA-Press, 1950. Т. II. С. 219–220.


[Закрыть]
. Отец Василий выделяет в его творчестве, в первую очередь, типологию человеческого познания: 1) априорное[24]24
  Априорное (лат. а priori, букв. – из предшествующего) – философский термин, обозначающий нечто (чаще знание), не основанное на опыте и/или предшествующее ему; в философии Канта – познавательные способности субъекта, процесс получения нового знания, а также само знание, которое не зависит от опыта; противопоставляется апостериорному. – Ред.


[Закрыть]
познание, дающее несомненное знание, 2) апостериорное[25]25
  Апостериорное (лат. a posteriori, букв. – из последующего) – философский термин, означающий знание, полученное из опыта, в противоположность a priori («доопытному» знанию). – Ред.


[Закрыть]
, т. е. опытное, познание и 3) постижение в порядке веры. Последнее является основой для этических построений А. И. Введенского. Отец Василий считает, что русский философ попал в плен критицизма и при всей широте своего сердца не сумел увидеть всей его недостаточности для объяснения познавательной деятельности человека.

Интересную оценку философии А. И. Введенского дает Н. О. Лосский[26]26
  Лосский Николай Онуфриевич (1870 – 1965) – философ, основатель интуитивизма в России, один из представителей русского персонализма. – Ред.


[Закрыть]
в своей книге «История русской философии»[27]27
  См.: Лосский Н. О. История русской философии. М. : Советский писатель, 1991.


[Закрыть]
. Он выделяет в творчестве Александра Ивановича, главным образом, априоризм[28]28
  Априоризм – термин, используемый для обозначения учения Канта о познании. – Ред.


[Закрыть]
как учение о высших основах научного познания и логицизм[29]29
  Логицизм – здесь самоназвание теоретико-познавательной концепции А. И. Введенского, рассматривавшего логику в качестве фундамента познавательного процесса. В современной философии «логицизмом» называют направление в философии математики, основным тезисом которого является утверждение о «сводимости математики к логике» (Г. Фреге (1848 – 1925), Б. Рассел (1872 – 1970)). Название применялось ранее к философской системе Гегеля (сегодня чаще используется название «панлогизм»), согласно взглядам которого действительность – это мир воплотившихся идей, в силу чего логические законы являются одновременно и основными законами действительности. – Ред.


[Закрыть]
. Он пишет: «Гносеологию[30]30
  Гносеология (греч. γvωσiς – знание, λóγoς – учение) – теория познания, раздел философии, в котором изучаются проблемы природы познания и его возможностей, отношения знания к реальности, исследуются всеобщие предпосылки познания, выявляются условия его достоверности и истинности. – Ред.


[Закрыть]
как науку о пределах человеческого разума он развил, опираясь на логику, посредством теории умозаключений и способов доказательства общих синтетических суждений»[31]31
  Лосский Н. О. История русской философии. М. : Советский писатель, 1991. С. 188.


[Закрыть]
. Лосский считает, что в этике А. И. Введенский следовал Канту, когда как к вере в Бога, в бессмертие души и в свободу воли он пришел через нравственный закон.

Краткую оценку мы находим и в книге М. Н. Ершова[32]32
  Ершов Матвей Николаевич (1886 – после 1934) – историк русской философии начала ХХ в.; преподавал философию в Казанской духовной академии и Казанском университете, в 20-е гг. – профессор Дальневосточного университета. – Ред.


[Закрыть]
«Пути развития философии в России»[33]33
  См.: Ершов М. Н. Пути развития философии в России. Владивосток : Гос. Дальневост. ун-т, 1922.


[Закрыть]
. Автор считает, что Введенский – крупное имя в русской философии, что он оставил «богатое литературно-философское наследие»[34]34
  Там же. С. 42, примеч. 2.


[Закрыть]
. М. Н. Ершов отмечает то, что конструкция философского критицизма, созданная Введенским, отличается необычайной простотой и ясностью художественной архитектоники, а центральное положение в его доктрине занимает анализ закона противоречия.

С оценкой творчества А. И. Введенского, высказанной протоиереем Василием Зеньковским, Н. О. Лосским и М. Н. Ершовым, сложно не согласиться, однако это лишь краткие замечания, сделанные в некотором смысле даже поспешно. Каждый из вышеприведенных авторов не смог обозначить в своей работе очень многие грани философии А. И. Введенского. Объясняется это, с одной стороны, жанром историко-философского обзора, которому не под силу оценить идейное богатство всесторонне, с другой – незначительным вниманием названных исследователей к судьбе критической философии в России.

Упомянем еще две работы, которые хотя и посвящены специально неокантианству в России, однако рассмотрение философии Введенского в них вряд ли можно считать объективным. Обе они написаны приверженцами марксизма. Первая принадлежит Е. И. Водзинскому[35]35
  Водзинский Евгений Иванович (1922 – 1980) кандидат философских наук, доцент философского факультета Ленинградского государственного университета; исследователь творчества А. И. Введенского. – Ред.


[Закрыть]
и носит название «Русское неокантианство конца XIX – начала XX веков : Марксистско-ленинская критика онтологии и гносеологии»[36]36
  См.: Водзинский Е. И. Русское неокантианство конца XIX начала XX веков : Марксистско-ленинская критика онтологии и гносеологии. Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1966.


[Закрыть]
. В ней критическая философия А. И. Введенского объявляется служанкой богословия, которая не в состоянии показать объективное основание логических форм и правил связи. Автор бездоказательно утверждает, что неокантианство враждебно науке. И почему же? Потому, что оно оправдывает и защищает религию.

Другая работа – «Неокантианство в России»[37]37
  См.: Филиппов Л. И. Неокантианство в России // Кант и кантианцы : Критические очерки одной философской традиции. М. : Наука, 1978.


[Закрыть]
Л. И. Филиппова – сходна по своему содержанию с книгой Водзинского. Даже из самой цели сборника «Кант и кантианцы : Критические очерки одной философской традиции», где и помещается статья Л. И. Филиппова, видна предвзятость и необъективность исследования. Целью составления книги является желание показать, как выхолостили неокантианцы Канта, борясь с Марксом. Но по отношению, например, к А. И. Введенскому это заявление – откровенная неправда. Ведь даже такие крупные исследователи, как Н. О. Лосский или М. Н. Ершов, указывают на то, что А. И. Введенский не только понял философию И. Канта, но и сумел очень просто и ясно изложить ее, что говорит, конечно, в пользу Введенского. С Марксом же он не боролся. Просто философские исследования привели Александра Ивановича к выводу об ошибочности таких философских взглядов, как атеизм и материализм. Филиппов бездоказательно называет логицизм А. И. Введенского ненаучным, считая логику не частью теории познания, а лишь деятельностью по анализу тавтологических высказываний. Филиппов утверждает, что философия А. И. Введенского теряет связь с накоплением знаний в естественных науках. Однако же в действительности, именно в философии А. И. Введенского есть возможность постоянно рассматривать, оценивать и использовать новые данные естествознания, так как его философия не зависит от каких-либо взглядов на строение окружающей действительности. Кроме того, Филиппов утверждает, что терпимость философии А. И. Введенского в области метафизики[38]38
  Метафизика (др.-греч. τά µετά τά фυσικά, букв. то, что после физики). Термин вошел в философский обиход благодаря Андронику Родосскому (I в. до Р. Х.). О происхождении и значении термина см. в главе 3 настоящего издания. – Ред.


[Закрыть]
объясняется тем, что якобы так удобнее угождать любой государственной власти. Однако, даже если поверхностно ознакомиться с трудами А. И. Введенского, то легко можно заметить, что русский философ всегда выступал за терпимость к философским взглядам именно государственной власти, но никак не наоборот.

Краткому исследованию творчества А. И. Введенского посвящена еще и вступительная статья А. А. Ермичева[39]39
  Ермичев Александр Александрович (род. в 1936) доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии Русской христианской гуманитарной академии. – Ред.


[Закрыть]
«Александр Иванович Введенский – русский философ-кантианец» к вышедшему под его редакцией сборнику работ А. И. Введенского «Статьи по философии»[40]40
  См.: Ермичев А. А. Александр Иванович Введенский русский философ-кантианец // Введенский А. И. Статьи по философии. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1996.


[Закрыть]
. Ермичев отмечает, что для А. И. Введенского характерна постановка сугубо русских метафизических вопросов. Он предлагает религиозное их решение. Ермичев совершенно справедливо замечает, что для Александра Ивановича главной целью каждой из его работ является нравственное воспитание читателя. Философия для Введенского – способ самопознания человека. А. А. Ермичев считает, что А. И. Введенский полностью следовал системе И. Канта, лишь внеся в нее частные уточнения. Поэтому главная его заслуга не собственные литературные заслуги, а неуклонное следование критицизму и философское воспитание общества, которым занимался русский мыслитель. Таким образом, А. А. Ермичев полагает, что А. И. Введенский так и остался на распутье дорог метафизики, предложив другим сделать свой выбор. Статья А. А. Ермичева представляет собой общую характеристику творчества А. И. Введенского. Ее объем не позволяет автору углубиться в саму суть исследования, что и заставляет его ограничиться лишь некоторыми акцентами.

Таким образом, философское наследие А. И. Введенского остается практически неизученным. Эта книга является первой попыткой в преодолении этого белого пятна. В ходе работы в качестве источников были использованы, главным образом, сами труды А. И. Введенского. Это его книги, статьи в различных журналах, конспекты лекций профессора, написанные его студентами и изданные литографическим способом. Конспекты лекций Александр Иванович просматривал и после этого дозволял к печати. Однако «ревностные» ученики не всегда подавали идущую в печать рукопись на проверку, поэтому появляющиеся таким образом ошибки и неточности тиражировались в большом количестве. При работе над книгой при использовании подобного рода изданий приходилось сверять имеющиеся в них данные с тем, что печаталось в изданиях самого А. И. Введенского.

Данное исследование представляет собой, прежде всего, систематическое описание религиозно-философских взглядов А. И. Введенского с параллельной их оценкой и сопоставлением с господствующими взглядами русских религиозных мыслителей. В начале книги читатель найдет описание жизни и творчества А. И. Введенского с кратким анализом основных философских произведений, оценкой кантовского влияния на философское становление русского мыслителя. Достойное место в книге занимают взгляды А. И. Введенского на цели, предмет и задачи философии, ее место среди прочих наук, значение теории познания, значение такого явления, как вера, и ее роль в духовной жизни человека. Оригинальная метафизика А. И. Введенского представлена сформулированным им законом одушевления, рассуждениями о значении нравственного закона для философии, о свободе воли, смысле жизни и бессмертии души.

Глава первая
Жизнь и творчество А. И. Введенского

Александр Иванович Введенский родился 19 марта 1856 г. в семье коллежского секретаря Ивана Григорьевича Введенского и его жены Веры Петровны. В то время семья временно проживала в городе Тамбове. В Тамбове Александр поступил в гимназию, которую окончил в 1876 г. с золотой медалью, показав незаурядные способности к обучению.

В августе того же года Александр Введенский успешно выдержал вступительный экзамен в Московский университет и был зачислен на физико-математический факультет. Однако уже в сентябре 1877 г. он перевелся на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. Несмотря на то, что обучение давалось Александру легко, он не чувствовал в себе интереса к наукам, которые изучал. Куда более он стремился к постижению философских вопросов бытия, психологии человека, истоков его мировоззрения. Поэтому вскоре Александр перевелся на второй курс историко-филологического факультета, обязавшись сдать все экзамены за первый, что и исполнил довольно быстро.

В ноябре 1879 г. Введенский был задержан полицией за участие в студенческих волнениях. Ему грозила высылка из Санкт-Петербурга. Научная карьера могла закончиться, не начавшись. Но к тому времени незаурядными способностями молодой студент успел обратить на себя внимание преподавательского состава университета, и за Введенского подали ходатайство такие именитые профессора, как М. И. Владиславлев и К. Н. Бестужев-Рюмин[41]41
  Введенский был учеником М. И. Владиславлева по философии и К. Н. Бестужева-Рюмина – по истории. Владиславлев Михаил Иванович (1840 – 1890) – профессор философии Санкт-Петербургского университета, с 1885 г. – декан историко-филологического факультета, с 1887 г. и до конца жизни – ректор университета; основные работы – по логике, психологии, истории философии. Бестужев-Рюмин Константин Николаевич (1829 – 1897) – профессор русской истории Санкт-Петербургского университета; преподавал русскую историю будущему императору Александру III и членам императорской семьи; главный вклад в науку – критическая разработка проблем источниковедения и историографии. – Ред.


[Закрыть]
. Это и спасло Александра.

9 сентября 1881 г. Александр Введенский получил диплом об окончании университета со степенью кандидата. После выпуска он начинает преподавательскую деятельность в ряде гимназий Санкт-Петербурга, где проявляет себя как чуткий и способный педагог. Однако и с университетом связь А. И. Введенского прервана не была: с 1881 по 1884 г. он состоял при кафедре философии, готовясь к профессорскому званию.

В 1881 г. Александр Иванович вступает в брак с Марией Ильиничной Груздевой, а уже на следующий год в семье Введенских родилась первая дочь – Ольга, вышедшая впоследствии замуж за известного общественного деятеля В. В. Водовозова[42]42
  Водовозов Василий Васильевич (1864 – 1933) – русский публицист, юрист и экономист, автор статей по социально-экономической и политической истории; участник революционного движения, Октябрьский переворот воспринял враждебно, в 1926 г. эмигрировал. – Ред.


[Закрыть]
. В 1882 г. Введенский с семьей поселился на 9-й линии Васильевского острова в доме № 46, где прожил до конца своих дней.

В январе 1885 г. А. И. Введенский отправился в научную командировку в Германию. Там он занимался в Гейдельбергском университете под руководством видного немецкого философа-гегельянца Куно Фишера[43]43
  Фишер Куно (1824 – 1907) – известный немецкий философ; внес значительный вклад в истолкование немецкой классической философии; автор фундаментального труда по истории рационализма нового времени «Geschichte der neueren Philosophie» («История новейшей философии» 1898 г., 3-е изд.). – Ред.


[Закрыть]
. В Россию А. И. Введенский вернулся только в мае 1887 г. – года, ставшего для Александра Ивановича знаменательным. 30 сентября 1887 г. он был утвержден в должности приват-доцента по кафедре философии Санкт-Петербургского императорского университета.

Итогом серьезного научного исследования была первая научная работа Введенского «Учение Лейбница[44]44
  Лейбниц Готфрид Вильгельм, фон (1646 – 1716) – выдающийся немецкий философ, математик и общественный деятель; представитель европейского рационализма; один из создателей дифференциального и интегрального исчислений. – Ред.


[Закрыть]
о материи в связи с монадологией»[45]45
  См.: Введенский А. И. Учение Лейбница о материи в связи с монадологией // Журн. М-ва нар. просв. СПб. : Тип. В. С. Балашева и К°, 1886. Ч. CCXLIII. Янв.


[Закрыть]
, напечатанная в январе 1886 года в «Журнале Министерства народного просвещения». В ней Александр Иванович, оценивая учение Лейбница о монадах, критикует его за то, что односторонним одухотворением материи немецкий философ «обессилил» ее сущность, почему и оказался перед лицом невыполнимой задачи вывести понятие силы из представлений. Несомненными заслугами Лейбница А. И. Введенский считает критику картезианства[46]46
  Картезианство (от Картезий, Cartesius – латинизированного имени Декарта) – термин, используемый для обозначения взглядов Декарта и его последователей XVII – XVIII вв. в области философии и естествознания. Декарт Рене (1596 – 1650) – крупнейший французский философ, математик, естествоиспытатель; родоначальник европейского рационализма. – Ред.


[Закрыть]
, материалистического атомизма и новизну взгляда на время и пространство.

9 мая 1888 г. состоялась защита А. И. Введенским магистерской диссертации на тему «Опыт построения теории материи на принципах критической философии». Оппонентами на ней выступили М. И. Владиславлев, В. Г. Рождественский[47]47
  Рождественский Василий Гаврилович (1839 – 1918), протоиерей – русский православный богослов и педагог, профессор богословия Санкт-Петербургского университета; автор работ по библеистике. – Ред.


[Закрыть]
, Ф. Ф. Петрушевский[48]48
  Петрушевский Федор Фомич (1828 – 1904) – профессор физики Санкт-Петербургского университета; главный редактор отдела точных и естественных наук «Энциклопедического словаря» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. – Ред.


[Закрыть]
и О. Д. Хвольсон[49]49
  Хвольсон Орест Данилович (1852 – 1934) – профессор физики Санкт-Петербургского университета; среди научных трудов наибольшее значение имеет экспериментальное и теоретическое исследование внутренней диффузии света (1886 – 1889) и режима солнечного излучения (1892 – 1896). – Ред.


[Закрыть]
. Данная работа А. И. Введенского носила натур-философский[50]50
  Натурфилософия (нем. Naturphilosophie) – философия природы; умозрительное истолкование природы, рассматриваемой в ее целостности. В древнегреческой философии в этом значении использовался термин «физика». – Ред.


[Закрыть]
характер. В ней были изложены главные принципы и методы критической философии, которым Александр Иванович остался верен на протяжении всего своего творческого и педагогического пути, а также проведен критический разбор некоторых существовавших тогда теорий строения материи. В этом же году диссертация А. И. Введенского была напечатана и выпущена отдельной книгой[51]51
  См.: Введенский А. И. Опыт построения теории материи на принципах критической философии. СПб. : Тип. В. Безобразова и К°, 1888. Ч. 1 : Элементарный очерк критической философии, исторический обзор важнейших учений о материи, учение о силах.


[Закрыть]
. Она рассматривалась Александром Ивановичем как первая часть большой философской работы.

Во второй части А. И. Введенский предполагал изложить опыт построения теории материи на принципах критической философии. Но, к сожалению, он так и не осуществил своего замысла. Однако даже первая часть представляет большой интерес для всех читателей, интересующихся проблемами гносеологии, прежде всего вопросом о возможностях человеческого познания. Этот труд лег в основу книги А. И. Введенского «Введение в философию»[52]52
  См.: Введение в философию : Лекции профессора А. И. Введенского. СПб. : Лит. Богданова, 1894.


[Закрыть]
.

После защиты магистерской диссертации А. И. Введенский начал вести преподавательскую деятельность сразу в целом ряде высших учебных заведений Санкт-Петербурга: в университете, на Высших женских историко-литературных курсах (Бестужевских), в Женском педагогическом институте, в Александровской военно-юридической академии. Александр Иванович в разное время преподавал и философию, и логику, и психологию. Талантливым педагогом А. И. Введенский показал себя еще в гимназии, но до конца он раскрылся только в работе со студентами. Он был самым или, по крайней мере, одним из самых известных и уважаемых профессоров философии в Санкт-Петербурге.

Вот что вспоминает о нем слушательница Бестужевских курсов Л. Д. Менделеева[53]53
  Менделеева Любовь Дмитриевна (1881 – 1939) – дочь знаменитого химика Д. И. Менделеева (1834 – 1907), жена поэта А. А. Блока (1880 – 1921). – Ред.


[Закрыть]
: «Но кем я увлеклась целиком – это А. И. Введенским. Тут мои запросы нашли настоящую пищу. Неокритицизм помог найти место для моих мыслей, освободил всегда живущую во мне веру и указал границы “достоверного познания” и его ценность. Все это было мне очень нужно, всем этим я мучилась»[54]54
  Литературное наследство. Т. 89 : Александр Блок : Письма к жене. М. : Наука, 1978. С. 41.


[Закрыть]
.

Александр Иванович был не просто начетчиком лекций и строгим контролером заучивания их студентами. Нет. Он был в первую очередь философом, он не просто учил философии, а жил ею. Он глубоко переживал внутреннюю проблематичность бытия, бездонность человеческого духа. Введенского всегда волновали вопросы бессмертия, свободы воли и бытия Божия, он не уставал преклоняться перед ними и изумляться им. Студенты чувствовали его искренность, поэтому он был для них и учителем, и воспитателем. А сам А. И. Введенский глубоко чувствовал и любил молодежь. Он осознавал себя ответственным за воспитание в ней любви и к теоретической науке, и к практическому нравственному идеалу человечества. По воспоминаниям современников, он был идейным вождем молодежи. Н. О. Лосский пишет: «Тысячи студентов посещали его лекции в университете, на Высших женских курсах и в Военно-юридической академии. Введенский вдохновлял их своими идеями с необычайной силой»[55]55
  Лосский Н. О. История русской философии. М. : Советский писатель, 1991. С. 188.


[Закрыть]
.

По словам И. Геллера[56]56
  Геллер Эльяш Иосиль Зельманович (1888 – 1957) публицист, переводчик, историк еврейской культуры и мысли; после окончания Берлинского университета жил в России, сотрудничал с журналами «Русская мысль», «Современный мир», «Северные записки»; автор книги «Личность и жизнь Канта» (1923); с середины 20-х гг. жил и работал за границей. – Ред.


[Закрыть]
, «он был не только учителем идеала, но и учителем в идеале: он воспитывал других непосредственным действием своей личности, являясь для своих учеников живым примером, человеческим “идеалом”, обаяние которого нисколько не ослаблялось, а скорее даже “оживлялось” эмпирически неизбежными слабостями и несовершенствами»[57]57
  Геллер И. А. И. Введенский как философ-учитель // Введенский А. И. Статьи по философии. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1996. С. 212–213.


[Закрыть]
. Геллер видит причину столь сильного обаяния в глубокой правдивости, искренности, простоте и целостности Александра Ивановича, в особом даре от Бога вести за собой молодые души. По мысли Геллера, А. И. Введенский был педагогом-философом в самом лучшем смысле.

В 1888 г. в семье Введенских родилась вторая дочь, Зинаида, которая впоследствии вышла замуж за М. А. Лихарева, сотрудника Петербургского телеграфного агентства, переводчика и рецензента научно-гуманитарной литературы.

24 апреля 1890 г. умер заведующий кафедрой философии историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета М. И. Владиславлев. Новым заведующим был избран наиболее способный из учеников покойного профессора – А. И. Введенский. В память о своем учителе Александр Иванович в этом же году публикует в «Журнале Министерства народного просвещения» статью под названием «Научная деятельность М. И. Владиславлева»[58]58
  См.: Введенский А. И. Научная деятельность М. И. Владиславлева // Журн. М-ва нар. просв. СПб. : Тип. В. С. Балашева, 1890. Ч. CCLXIX. Июнь.


[Закрыть]
. В ней А. И. Введенский назвал своего наставника одним из важнейших деятелей возрождения философии в России после ее упадка, начавшегося в 1850 г. А. И. Введенский описывает целый ряд несомненных философских заслуг М. И. Владиславлева. Александр Иванович указал и на то, что Владиславлев был философом-самоучкой и при этом сумел пробудить и поддержать в молодом поколении интерес к философии, чем принес огромную пользу русской науке.

10 июля 1890 г. Александр Иванович получил звание экстраординарного профессора.

В 1892 г. А. И. Введенский опубликовал в «Журнале Министерства народного просвещения» одну из своих основных философских работ под названием «О пределах и признаках одушевления : Новый психофизиологический закон в связи с вопросом о возможности метафизики»[59]59
  См.: Введенский А. И. О пределах и признаках одушевления : Новый психофизиологический закон в связи с вопросом о возможности метафизики. СПб. : Тип. В. С. Балашева, 1892.


[Закрыть]
и в том же году издал ее отдельной брошюрой. По своему содержанию работа необычайно интересна. В ней А. И. Введенский, основываясь на принципах критической философии, строит, помимо выведенных И. Кантом, еще один постулат практического разума[60]60
  Практический разум – рациональная способность, при помощи которой человек управляет своим поведением на основании принципов этики. – Ред.


[Закрыть]
, а именно: признание всеми людьми одушевленности других существ, несмотря на полную недоказуемость этого факта. Надо заметить, что почти все публикации А. И. Введенского вызывали большой резонанс в научной печати, что, конечно, говорит об их содержательности. Но эта работа вызвала особенно бурное обсуждение в печати и философских кругах. Создалось даже впечатление скандала. П. Е. Астафьев[61]61
  Астафьев Петр Евгеньевич (1846 – 1893) – русский философ, психолог и публицист; один из критиков В. С. Соловьева по проблемам национального сознания и общечеловеческого идеала. – Ред.


[Закрыть]
, Н. В. Бугаев[62]62
  Бугаев Николай Васильевич (1837 – 1903) – русский математик и философ, отец поэта Андрея Белого (1880 – 1934). – Ред.


[Закрыть]
, Н. Я. Грот[63]63
  Грот Николай Яковлевич (1852 – 1899) – русский философ, психолог; первоначально был близок к позитивизму и утилитаризму; в 80-е гг. перешел от критики метафизики к ее обоснованию. – Ред.


[Закрыть]
, Л. М. Лопатин, С. Н. Трубецкой, Э. Л. Радлов[64]64
  Радлов Эрнест Леопольдович (1854 – 1928) – философ, филолог и переводчик; в 1917 – 1924 гг. – директор Санкт-Петербургской публичной библиотеки; редактор философского отдела «Энциклопедического словаря» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. – Ред.


[Закрыть]
приняли участие в полемике. 12 декабря того же года на заседании Философского общества при Московском университете состоялось обсуждение основных тезисов работы Введенского, составленных самим автором. С. Н. Трубецкой и Э. Л. Радлов опубликовали специальные статьи, обсуждая в них вопрос, затронутый А. И. Введенским. На все сделанные А. И. Введенскому возражения он ответил еще одной статьей – «Вторичный вызов на спор о законе одушевления и ответ противникам», опубликованной в журнале «Вопросы философии и психологии»[65]65
  См.: Введенский А. И. Вторичный вызов на спор о законе одушевления и ответ противникам // Вопросы философии и психологии. М. : А. А. Абрикосов, Типо-лит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1893. Кн. 18 (3). Май.


[Закрыть]
.

В том же 1892 г. в журнале «Вопросы философии и психологии» А. И. Введенский напечатал свою статью «О видах веры в ее отношениях к знанию»[66]66
  См.: Введенский А. И. О видах веры в ее отношениях к знанию // Вопросы философии и психологии. М. : А. А. Абрикосов, Типо-лит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1893. Год IV. Кн. 5 (20). Нояб.


[Закрыть]
. Эта статья, выдержанная в строгих рамках критической философии, явилась ответом П. А. Каленову[67]67
  Каленов Петр Александрович (1839 – 1900) – поэт, переводчик; с 80-х гг. активный член Московского психологического общества; автор статей, касающихся соотношения философии, психологии и эстетики. – Ред.


[Закрыть]
, русскому литератору, занимавшемуся проблемами эстетики, искусства, религии и нравственности. Статья – один из эпизодов полемики вокруг книги А. И. Введенского «О пределах и признаках одушевления». В одной из своих работ П. А. Каленов высказал мнение о том, что разумной является та вера, при которой наблюдается добровольное сознательное подавление разума. Но А. И. Введенский считал, что разумная вера вовсе не предполагает этого. Критическая философия ясно показывает, что область веры и область знания строго разграничены между собой. Что находится в области знания, то вполне подчинено рассудку. Но область веры недоступна ему, поэтому разум без всякого подавления может принимать истины веры.

В 1894 – 1895 гг. А. И. Введенский вел полемику с М. И. Каринским по поводу его книги «Об истинах самоочевидных»[68]68
  См.: Каринский М. И. Об истинах самоочевидных // Журн. М-ва нар. просв. СПб. : Тип. В. С. Балашева, 1893. Ч. CCLXXXV. Февр.


[Закрыть]
, в которой автор рассмотрел «Критику чистого разума» И. Канта и сделал вывод о том, что это произведение написано без всякой научной проверки и поэтому не имеет научного значения. А. И. Введенский ответил на это заявление статьей «О Канте действительном и воображаемом : Комментарии к “Критике чистого разума” : [По поводу книги г. Каринского “Об истинах самоочевидных”]», опубликованной в 1894 г. в журнале «Вопросы философии и психологии»[69]69
  См.: Введенский А. И. О Канте действительном и воображаемом : Комментарии к «Критике чистого разума» : [По поводу книги г. Каринского «Об истинах самоочевидных»] // Вопросы философии и психологии. М. : Типолит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1894. Год V. Кн. 25 (5). Нояб.


[Закрыть]
и переизданной отдельной брошюрой в 1895 г.[70]70
  См.: Введенский А. И. О Канте действительном и воображаемом : Комментарии к «Критике чистого разума» : По поводу книги г. Каринского «Об истинах самоочевидных». М. : Тип.-лит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1895.


[Закрыть]
В ней А. И. Введенский аргументированно показал, что М. И. Каринский взялся критиковать философию И. Канта, даже не поняв прежде самой ее сути. Ошибка М. И. Каринского состоит в том, что борьбу он вел не с идеальным и не с историческим, а с воображаемым Кантом. Причина ошибки заключается в полном искажении М. И. Каринским учения Канта о времени, которое для самого Канта является краеугольным камнем. Кант полагал, что время – это наше представление, поэтому оно лишь представляется нам текущим, но на самом деле оно не течет. Каринский же приписал Канту взгляд, по которому время существует внутри нас. Это, конечно, ошибка. Кроме того, по мнению А. И. Введенского, обязательно надо учитывать и то, что Кант занимался гносеологией, а не психологией, поэтому нельзя его учение рассматривать с психологической точки зрения. А. И. Введенский, исследовав статью М. И. Каринского, сделал следующий вывод: «…пусть г. Каринский опроверг или сильно поколебал Канта, но Канта воображаемого, а не действительного…»[71]71
  Там же. С. 40.


[Закрыть]

В 1895 г. вышла еще одна философская статья А. И. Введенского, посвященная критической философии, – «Учение Канта о смене душевных явлений : Ответ на защитительную статью г. Каринского»[72]72
  См.: Введенский А. И. Учение Канта о смене душевных явлений : Ответ на защитительную статью г. Каринского // Вопросы философии и психологии. М. : Типо-лит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1895.


[Закрыть]
.

1896 г. был отмечен тремя интересными публикациями Введенского. Сначала в журнале «Образование» была напечатана статья под названием «Значение философской деятельности Н. Н. Страхова»[73]73
  См.: Введенский А. И. Значение философской деятельности Н. Н. Страхова // Образование. СПб. : Типо-лит. Б. М. Вольфа, 1896. 5-й год изд. № 3. Март. Отд. II.


[Закрыть]
, посвященная известному русскому философу, публицисту и критику Н. Н. Страхову[74]74
  Страхов Николай Николаевич (1828 – 1896) – русский философ, литературный критик; основное философское сочинение – «Мир как целое» (1872), в котором «целостность» мира рассматривается с точки зрения примата духовного начала в отношении начала «вещественного». – Ред.


[Закрыть]
, выступавшему против материализма и революционно-демократических идей. Затем в «Журнале Министерства народного просвещения» – статья «Условие допустимости веры в смысл жизни»[75]75
  См.: Введенский А. И. Условие допустимости веры в смысл жизни // Журн. М-ва нар. просв. СПб. : Тип. В. С. Балашева и К°, 1896. Ч. CCCVII. Сент.


[Закрыть]
, в которой Александр Иванович рассмотрел логические условия допустимости веры в смысл жизни и пришел к выводу, что этот смысл возможен только при условии признания бессмертия человеческой души и при условии веры в существование Бога.

Третья статья, выдержанная, как и две предыдущие, в духе критической философии, – «Атомизм и энергетизм : (По поводу речи В. Оствальда[76]76
  Оствальд Фридрих Вильгельм (1853 – 1932) – немецкий химик, один из основоположников физической химии, лауреат Нобелевской премии (1909). В 1890 г. заинтересовался взглядами на энергию как на первооснову всего физического мира; скептически относясь ко всем материалистическим концепциям, и особенно к атомно-молекулярной теории, пришел к выводу, что природные явления могут объясняться превращениями энергии. В соответствии с этим подходом он придал законам термодинамики философский статус. – Ред.


[Закрыть]
“Несостоятельность научного материализма”)» – была напечатана в «Северном вестнике»[77]77
  См.: Введенский А. И. Атомизм и энергетизм : (По поводу речи В. Оствальда «Несостоятельность научного материализма») // Северный вестник. СПб. : Тип. Маркушева, 1896. Сент. № 9.


[Закрыть]
. Поводом для написания этой работы послужило желание А. И. Введенского на конкретном примере, т. е. на примере речи В. Оствальда, показать, как сами «натуралисты» придерживаются метафизических идей. А. И. Введенский отметил, что В. Оствальд, осуждая атомизм как метафизическое учение и заменяя его энергетизмом, не замечает, что энергетизм также обладает метафизическим характером. В своей статье Александр Иванович предложил предикат эмпирической реальности приписать не атомам или энергии, а только самим телам и их изменениям. А. И. Введенский считал, что речь В. Оствальда тем не менее обнаруживает в нем человека, интересующегося критической философией.

В 1897 г. вышли в свет еще две научные статьи петербургского профессора. Одна из них – «Новая постановка вопроса о самостоятельности четырех фигур силлогизма», напечатанная в посвященном юбилею Ивана Васильевича Помяловского[78]78
  Помяловский Иван Васильевич (1845 – 1916) – русский филолог и археолог; профессор римской словесности в Санкт-Петербургском университете и Историко-филологическом институте; с 1887 г. – декан историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета; состоял членом Совета министра народного просвещения и учебных комитетов Министерства народного просвещения при Святейшем Синоде и членом-корреспондентом Академии наук; с 1898 г. – почетный член Московского университета. – Ред.


[Закрыть]
сборнике «Commentationes philological»[79]79
  См.: Введенский А. И. Новая постановка вопроса о самостоятельности четырех фигур силлогизма. СПб. : Тип. Имп. акад. наук, 1897.


[Закрыть]
, – полностью вошла в состав изданной позже книги А. И. Введенского «Логика как часть теории познания».

Другая статья, носящая название «Об атеизме в философии Спинозы[80]80
  Философия Бенедикта Спинозы (1632 – 1677) сочетала в себе идеи рационализма и пантеистического мистицизма. – Ред.


[Закрыть]
», была опубликована в журнале «Вопросы философии и психологии»[81]81
  См.: Введенский А. И. Об атеизме в философии Спинозы // Вопросы философии и психологии. М. : Типо-лит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1897. Год VIII. Кн. 2 (37). Март–Апр.


[Закрыть]
. В ней А. И. Введенский аргументированно показал, что, хотя Б. Спиноза и был глубоко верующим в Бога человеком, но, усвоив учение Декарта о разложимости всех явлений на логические связи и введя данный взгляд в свое учение о субстанциях, пришел к тому, что в его философии от Бога остался один только термин.

7 декабря 1897 г. на первом заседании членов-учредителей Философского общества при Санкт-Петербургском университете Александр Иванович был избран председателем, а 21 января 1898 г. состоялось первое публичное заседание общества. Открыто оно было речью А. И. Введенского «Судьбы философии в России»[82]82
  См.: Введенский А. И. Судьбы философии в России // Вопросы философии и психологии. М. : Типо-лит. Высочайше утвержден. Т-ва И. Н. Кушнерев К°, 1898. Год IX. Кн. II (42). Март–Апр.


[Закрыть]
.

Деятельность Александра Ивановича на посту председателя Философского общества оказалась выдающейся и плодотворной. Он развернул большую исследовательскую, издательскую и переводческую работу в области философии. На заседаниях читались интереснейшие доклады. Зал заседаний общества не вмещал всех желающих. Слушатели занимали хоры, балкон и даже стояли между рядами стульев.

Под редакцией А. И. Введенского вышел целый ряд переводов известнейших философов. Некоторые из этих переводов были сделаны вдохновляемыми профессором студентами под его непосредственным руководством. Так, например, в 1893 г. увидели свет переводы сочинений В. Виндельбанда[83]83
  Виндельбанд Вильгельм (1848 – 1915) – немецкий философ-идеалист, основатель баденской школы неокантианства. – Ред.


[Закрыть]
«История древней философии» и «Августин[84]84
  Блаженный Августин (354 – 430), епископ Иппонский, оказал огромное влияние на западную философию и католическую теологию (августинианство). – Ред.


[Закрыть]
и средние века», а также Фуллье[85]85
  Фуллье Альфред (1838 – 1912) – французский философ, историк философии; считал своей философской задачей объединить при помощи «метода примирения» в рамках одной системы плодотворные идеи различных концепций – от древности до современности. – Ред.


[Закрыть]
– «История схоластики», осуществленные слушательницами Санкт-Петербургских женских курсов под руководством А. И. Введенского[86]86
  См.: Виндельбанд В. История древней философии с приложением Виндельбанда – Августин и средние века, Фуллье – История схоластики / Под ред. проф. А. И. Введенского. СПб. : Тип. И. Н. Скороходова, 1893.


[Закрыть]
. Таким же образом студентами Санкт-Петербургского университета был сделан перевод книги Фалькенберга[87]87
  Фалькенберг Рихард Фридрих (1851 – 1920) – немецкий философ, профессор университета Фридриха-Александра в Эрлангене (Бавария), автор популярного в Германии труда по истории новой философии, исследователь творчества Николая Кузанского. – Ред.


[Закрыть]
«История новой философии : от Николая Кузанского[88]88
  Николай Кузанский (1401 – 1464) – епископ, папский легат, философ, теолог, математик; пантеистические возможности его концепции были последовательно осуществлены Дж. Бруно. – Ред.


[Закрыть]
(XV в.) до настоящего времени», вышедший в 1894 г.[89]89
  См.: Фалькенберг Р. История новой философии : от Николая Кузанского (XV в.) до настоящего времени. СПб. : Тип. И. Н. Скороходова, 1894.


[Закрыть]
А. И. Введенский неоднократно редактировал переводы трудов В. Виндельбанда. Среди них перевод Н. Н. Платоновой[90]90
  Платонова (урожд. Шамонина) Надежда Николаевна (1861 – 1928) – переводчица «Риторики» Аристотеля, жена историка С. Ф. Платонова. – Ред.


[Закрыть]
книги «Философия Канта : (Из истории новой философии Виндельбанда)»[91]91
  См.: Виндельбанд В. Философия Канта : (Из истории новой философии Виндельбанда). СПб. : Тип. И. Н. Скороходова, 1895.


[Закрыть]
, а также «История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками»[92]92
  См.: Виндельбанд В. История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками / Под ред. проф. С.-Петерб. ун-та А. И. Введенского. СПб. : Тип. В. Безобразова и К°. Т. 1 : От Возрождения до Канта. 1902. Т. 2 : От Канта к Ницше. 1905.


[Закрыть]
, «История древней философии с приложением Истории философии средних веков и эпохи Возрождения»[93]93
  См.: Виндельбанд В. История древней философии с приложением Истории философии средних веков и эпохи Возрождения / Под ред. проф. А. И. Введенского. СПб. : Тип. И. Н. Скороходова, 1902.


[Закрыть]
. В 1901 г. выходит книга Декарта «Метафизические размышления»[94]94
  См.: Декарт Р. Метафизические размышления / Под ред. и со ст. проф. А. И. Введенского «Декарт и рационализм» // Тр. С.-Петерб. филос. о-ва. Вып. I. СПб. : Тип. В. Безобразова и К°, 1901.


[Закрыть]
, перевод которой состоялся также под редакцией А. И. Введенского, причем он же написал и вступительную статью, в которой дал характеристику картезианскому рационализму, рассмотрев его с точки зрения критической философии. Редактировал А. И. Введенский и издания работ, посвященных вопросам психологии. Например, в 1895 г. вышла книга Гербарта[95]95
  Гербарт Иоганн Фридрих (1776 – 1841) – немецкий философ, психолог, педагог, основоположник эмпирической психологии в Германии. – Ред.


[Закрыть]
«Психология» с предисловием А. И. Введенского[96]96
  См.: Гербарт И. Ф. Психология / С предисл. проф. С.-Петерб. ун-та А. И. Введенского. СПб. : Журн. «Пантеон литературы», Тип. ж.-д. изданий А. Ф. Штольценбурга, 1895.


[Закрыть]
. Редактировал он переводы трудов таких психологов, как Бине[97]97
  Бине Альфред (1857 – 1911) – французский психолог; совместно с Т. Симоном разработал первую шкалу для измерения интеллекта (1905), в дальнейшем модифицированную Л. Терменом (1916) и известную как тест Стэнфорд-Бине. – Ред.


[Закрыть]
, В. Анри[98]98
  Анри Виктор Алексеевич (1872 – 1940) – физиолог, физико-химик, доктор философии; совместно с А. Бине подготовил работу «Интеллектуальная усталость», которая вышла в свет в 1897 г. – Ред.


[Закрыть]
, Куртье[99]99
  Куртье Ю. – французский психолог и физиолог; соавтор А. Бине по труду «Введение в экспериментальную психологию» (1894). – Ред.


[Закрыть]
, Филипп[100]100
  Филипп Жан – французский педагог и психолог. Автор трудов по коррекционной педагогике; соавтор ряда работ А. Бине. – Ред.


[Закрыть]
, осуществленные Е. М. Максимовой[101]101
  Максимова Екатерина Ивановна (1857 – 1905) – первая женщина в России, которой было дозволено преподавать философию, логику, психологию; по окончании Высших женских курсов была оставлена при кафедре философии Санкт-Петербургского университета; редактор и переводчик. – Ред.


[Закрыть]
.


Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации