» » » онлайн чтение - страница 7

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:30


Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 13 страниц)

Внезапно его охватило только одно желание – уложить ее в постель. От этого у него заныл желудок... Когда она прошла перед ним, новый выброс адреналина разлился по венам. Ее бедра, обтянутые джерси, были совершенно невероятны. У нее был вид женщины, которая идет к своему любовнику и не скрывает этого.

Едва сев в такси, она спросила хрипловатым, хорошо отработанным голосом:

– Куда вы меня везете?

– В «Аннабелл».

– Обожаю...

Запах ее духов заполнил такси, решительно сражаясь с запахом чеснока. Малко посмотрел на ее круглые коленки и обтянутые черным нейлоном ноги. Анита Кальмар закинула ногу на ногу с поскрипыванием чулок, от которого у него схватило живот, ее платье поднялось, и он увидел над чулками голое тело. Она поймала его взгляд и улыбнулась.

– Терпеть не могу колготки.

Малко еле сдерживался, чтобы не изнасиловать ее прямо здесь или в лифте в «Лотте». Все-таки с большим трудом его профессиональная выдержка взяла верх.

– Вы кажетесь менее потрясенной, – заметил он. – Сун-Бон действительно была вам очень близка?

– Нет, не очень, – сказала она опять дрогнувшим голосом, – но я ее очень любила. Мы виделись почти каждый день. И думать, что...

Она замолчала, глаза были полны слез. Такси остановилось перед отелем «Лотте», и они вышли. В лифте Анита облокотилась на поручень, словно ей стало плохо.

– Я сейчас выпила много шведской водки, – объяснила она. – И чувствую себя совсем странно. У меня жар повсюду.

В ее неподвижном взгляде отражалось беспокойство. У Малко было ощущение, что ее раздирают противоречивые чувства. В «Аннабелл», расположенном на тридцать седьмом этаже «Лотте», была немного излишняя роскошь, но открывался прекрасный вид на Сеул. Их посадили за столик, стоящий достаточно далеко от оркестра и танцевальной площадки.

Малко постарался выбрать в меню несколько подходящих блюд. Анита сразу же заказала «Куантро» со льдом.

* * *

Нога Аниты все время касалась ноги Малко, думавшего о том, как же закончится этот вечер, в то время как появился бой с запиской в руках, на которой было написано его имя.

– Вас просят к телефону, сэр!

Кабина была в глубине ресторана. Малко сразу же узнал жизнерадостный голос генерала Кима.

– Я вас беспокою, а? – сказал генерал. – Но наши поиски дали результат...

– То есть?

– В 12.45 у мисс Кальмар был телефонный звонок от женщины, которая плохо говорила по-английски.

Глава 13

У Малко возникло странное ощущение. Сам он только наполовину верил в свою гипотезу.

– Она назвала свое имя?

– Нет, но телефонист узнал ее голос, она часто звонила мисс Кальмар. Вы сейчас с ней?

– Да, – сказал Малко.

– Приятного вечера, – пожелал генерал. – Будьте осторожны.

В его голосе не было ни малейшей иронии. Малко не сразу пошел в зал, обдумывая информацию. Он сознательно обманул Аниту Кальмар, сказав ей, что не знает подробностей смерти Сун-Бон. Но если кореянка говорила с ней по телефону, то она, конечно же, сообщила о присутствии Малко в японском ресторане... Почему Анита сделала вид, что не знает этого?

Конечно, он допускал крайний вариант – шведке мог звонить кто-то другой. Как-то совершенно невероятно было представить, что она связана с северокорейскими террористами, она, которая сбежала от них, подвергая себя смертельной опасности... Если только ее удерживает страх... Перемена в положении Аниты ему тоже казалась странной.

Шведка встретила его с радушной улыбкой.

– Надеюсь, никаких проблем?

– Нет, нет, – сказал Малко, – в своем отеле я просил позвонить мне сюда, жду новостей из Вашингтона.

Они кончили ужинать. Шведка еще выпила «Куантро». На эстраде появился оркестр. Анита заерзала.

– Потанцуем?

Это был не танец, а сплошной соблазн... На каблуках она была такая же высокая, как Малко. Анита сразу же прилипла к нему, ее джерси казалось тонким, как папиросная бумага. Это был медленный фокстрот, и своим животом она стала исполнять сарабанду, напирая на живот Малко. Руками обвив его шею, закрыв глаза, она, казалось, жила только нижней частью своего тела. Когда музыка кончилась, Малко был словно шимпанзе во время течки.

Они сели за стол, и Анита стала растворять во рту кусочки льда, пахнувшие «Куантро». Потом взгляды их встретились, и она подвинула свое лицо к Малко. Ее приоткрытый рот притягивал его как магнит. Прошла только доля секунды, и их губы сомкнулись. Кусочки льда придавали их поцелую восхитительный вкус.

Несмотря ни на что, Малко сохранял хладнокровие. Все это было безумием. Ему хотелось посмотреть, как далеко Анита зайдет. Он положил руку на ее обтянутое черным нейлоном колено и скользнул выше.

Их столик стоял в полумраке, и никто не мог их видеть. Его рука поднималась вверх по чулку. Анита продолжала его обнимать. Когда он коснулся начинавшегося над чулком нежного тела, она смущенно посмотрела на него. Шведка не сопротивлялась. Пальцы Малко уже ласкали ее.

– Прекратите! – простонала она. – Вы сводите меня с ума.

Однако, откинувшись на стуле, она не сопротивлялась, не обращая внимания на официантов.

Ее грудь трепетала под синим джерси. С легким стоном Анита схватила Малко за руку.

– Прекратите!

Сейчас, во всяком случае, она не разыгрывала комедию.

Он не послушался, склонившись над ней, одной рукой обнимая ее, другой – лаская упругие, крепкие ноги. Шведка замерла. Малко испытывал невероятный восторг: возможность ласкать такую роскошную женщину на глазах у всех действовала на него страшно возбуждающе.

Колено Аниты вдруг резко толкнуло стол, и она помутненным взором посмотрела на него.

– Все! Вы добились...

Сам он едва сдерживался. Анита действительно испытала наслаждение, он это почувствовал. Что ж, если считать, что она лесбиянка – это совсем недурно. Взяв себя в руки, Малко позвал официанта, который подал ему счет. Их поведение явно шокировало... Когда они вышли, шведка, повиснув у него на руке, была как сомнамбула.

В лифте она прильнула к нему всем своим длинным телом, слегка покачивая бедрами.

– Я выпила много водки и давно не занималась любовью.

В такси все происходило в присутствии шофера. Как только они отъехали, Анита взяла Малко за руку и притянула ее к себе между ног. Увы, дорога между «Лотте» и «Чосон» была слишком коротка. Малко решил довести дело до конца. Анита была необыкновенно хороша, а жизнь – коротка, чтобы ею не воспользоваться.

Обнимаясь, нетвердой походкой они дошли до ее номера, где стояла большая кровать, покрытая розовым покрывалом, тисненым под крокодилову кожу, фирмы Клода Даля.

Анита повернулась к Малко с какой-то странной улыбкой. Он обхватил ее, положил руки ей на бедра и провел вниз до конца платья. Потом стал поднимать его вверх, обнажая чулки и голое тело над ними. У Аниты были сказочно красивые ноги, точеные, невероятной длины. Малко охватило безумное желание. Он подтолкнул ее к кровати, опрокидывая на спину. Потом, задрав платье до бедер и обнажив голые ноги, окунулся лицом между ними. Шведка слабо пыталась высвободиться.

Малко стал ласкать ее, услышал, как она издала тяжелый стон, ее бедра задвигались, руки вцепились ему в волосы, прижимая его голову к своему животу. Ее возбуждение дошло до того, что она стала кричать, стонать и в конце концов тело ее всколыхнулось от содроганий.

Малко не мог больше владеть собой. Он выпрямился, выскользнул из одежды, притянул Аниту к себе и одним резким движением овладел ею. Он до такой степени был возбужден, что хотел лишь одного – взорваться, как фейерверк... Он сжимал руками ее круглые и упругие ягодицы, медленно входя и выходя. При каждом движении ему казалось, что его плоть удлиняется. Когда его наслаждение достигло предела, он усилил свои сокрушительные удары, вырывая у шведки безумные крики. Наконец, он взорвался с невероятным стоном.

Это было потрясающе.

Однако Малко оказался настолько трезв, чтобы отдать себе отчет в том, что несмотря на крики и мимику, сама Анита не испытала никакого наслаждения... Она встала, одергивая платье.

– Это было изумительно. Думаю, теперь я буду хорошо спать.

Заинтригованный, Малко наблюдал за ней.

– Зачем вы занимались со мной любовью? – спросил он.

Она удивленно посмотрела на него.

– Потому что мне этого хотелось.

Он покачал головой.

– Вы просто решили мне это доказать, вот и все.

– Вы хотите сказать, что я не получила удовольствия?

– Нет, в тот момент, когда я овладел вами.

Она смущенно засмеялась.

– Я давно не занималась сексом. Вы причинили мне небольшую боль. В следующий раз будет лучше.

Анита прильнула к нему, с упреком посмотрев на него большими голубыми глазами.

– Я вам больше не нравлюсь?

– Нет, нравитесь. Но мне бы хотелось знать, зачем вы меня обманули.

– Обманула? Почему?

– А насчет Сун-Бон. Вы ведь знали, что я был с ней, когда ее убили?

– Но каким образом?

– Она вам позвонила как раз до этого.

– Это неправда. Зачем вы так говорите?

Ее голос дрогнул, и он увидел, как у нее забегали глаза. Шведка не ожидала такой атаки. Они смотрели друг на дуга, не говоря ни слова. Малко почувствовал, как она снова овладела собой.

– Я не понимаю. Что вы делали с Сун-Бон?

– Я следил за ней, – ответил Малко. – Вы знаете, что я работаю на ЦРУ. Американцам стало известно, что северокорейцы готовят акции против американских атлетов во время Олимпийских игр. Мы пытаемся всеми силами помешать им.

Она села на кровать, скрестив свои длинные ноги, более сексуальная, чем когда-либо, и посмотрела на него.

– Почему вы задаете мне эти вопросы?

– Потому что вы мне солгали. Я хочу знать зачем?

Наступило молчание. Анита опустила глаза.

– Вы ошибаетесь, – сказала она нежным голосом и придвинулась к нему. Ну прямо Самсон и Далила. – Я еще хочу вас, – прошептала она хриплым от желания голосом. – Раздевайтесь. Мне хочется всю ночь заниматься любовью.

Нужна была железная воля, чтобы отказаться. Но у Малко не было желания вступать в эту игру. Он отстранил ее, чувствуя, что она ему больше ничего не скажет.

– Подумайте, – сказал Малко. – Я завтра вам позвоню.

Он тихо закрыл дверь и направился к лифту, испытывая некоторое чувство горечи. Если не считать сказочной эротической интермедии, он растратил свои возможности без особого результата. Казалось, что шведка играет двойную роль, но он не видел причины, толкавшей ее поменять лагерь. Ему не хотелось спать, а хотелось все обдумать, он пошел в «Ханаду» и сел в баре.

– Водки.

Малко чувствовал себя совершенно одиноким. Конечно, он продвинулся в расследовании, но ему не хватало еще какого-то недостающего звена в головоломке.

Анита Кальмар несколько минут послушала шум в коридоре, постояла у двери, потом открыла ее, чтобы убедиться, что Малко действительно ушел. Тогда она вошла в номер и устремилась в другую комнату.

Едва Анита отодвинула задвижку, как в комнату ворвалась какая-то фурия. В кожаных брюках, с забранными в хвост волосами, без косметики, с глазами, пылающими ненавистью. Ошеломленная шведка отпрянула назад. Никогда еще она не видела свою подругу в таком состоянии. Та схватила ее за платье и рванула его, обнажив грудь.

– Сволочь!

Анита открыла рот, чтобы возразить. От пощечины невероятной силы ей чуть не сорвало голову. Она отскочила, еле успев перевести дыхание. Противница наступала на нее шаг за шагом, преследуя ее по комнате, изрыгала ругательства и методично, жестоко била. Было слышно только, как по лицу шведки наносились удары.

Прижавшись к стене, она взмолилась:

– Успокойся, успокойся...

Та схватила ее за горло. Ее пальцы были словно стальные, и из больших голубых глаз Аниты полились слезы...

– Я тебя слышала! Ты орала как сука!

– Я притворялась, уверяю тебя! – оправдывалась Анита.

– Лгунья! Я видела тебя в замочную скважину. Ты наслаждалась как безумная. С этой американской свиньей, нашим худшим врагом...

Она принялась бить ее головой об стену. Анита не оборонялась, пытаясь лишь оттолкнуть противницу. Прекрасно зная, что та могла бы одной рукой раздробить ей затылок... Оглушенная, она скользнула вниз вдоль перегородки, спасаясь от ударов. Вторая, немного успокоившись, нанесла ей удар между ног, от которого Анита издала пронзительный крик, схватившись обеими руками за ноги своего палача и заливаясь слезами.

– Прекрати! Прекрати! – застонала она. – Я так рада снова тебя видеть! Я сделала все, что ты мне сказала.

Эти слова только усилили бешенство той, она схватила Аниту за длинные волосы, отрывая ее от пола. Лицо ее было искажено от злобы.

– Ты была рада меня видеть и отдалась этой грязной свинье с длинным носом... Ты орала от удовольствия. Я чуть было не вошла и не убила вас обоих...

– Он набросился на меня неожиданно, – оправдывалась Анита. – Ты же знаешь, какая я возбудимая... Ты мне сказала, что я должна подыграть ему. Я думала о тебе все это время...

– Ты думала обо мне! Когда я пошла на такой риск, чтобы тебя здесь увидеть! Ты все провалила. Я сказала, чтобы ты притворилась, чтобы он разделся совсем и был в нашей власти. Вместо этого ты дала себя вылизать как сука!

Ее глаза горели яростью. Она вдруг засунула руку Аните под платье, пальцами вцепившись ей в низ живота, средним и указательным между ног, а остальными – в лобок. Таким способом она заставила ее подняться, хотя шведка кричала и рыдала от боли. Она оттеснила ее на кровать и толкнула, не отпуская пальцев.

Девушка извивалась под ее руками.

– Тебе бы нужно вырвать все нутро!

Анита попыталась притянуть ее к себе, умоляя и плача.

– Прошу тебя, прошу тебя! Прости меня!

Уже там, в Северной Корее, она была околдована жестокостью своей подруги. И безумно увлечена. Даже ее пальцы, истязавшие ее самую интимную плоть, доставляли ей своеобразное наслаждение. Та, вероятно, это почувствовала, потому что вывернула пальцы, доставив шведке мучительную боль. Глядя ей в лицо, она бросила:

– Ты помнишь, что сделали с таиландкой?

Анита, заливаясь слезами, прошептала:

– Да...

Речь шла об одной таиландке, работавшей на японские спецслужбы, которая была раскрыта с помощью северокорейского контршпионажа. Обок Хю Кан заставила привязать се за лодыжки к двум автомобилям, и ее разорвали. Только от одного воспоминания шведка покрылась гусиной кожей. Обок смотрела на нее, не разжимая пальцев.

– Я тебя прощаю последний раз.

Она медленно отпустила ее. Анита сразу же скользнула к ней, шепча слова любви, обнимая, умоляя заняться любовью. Обок ее резко оттолкнула.

– Ты мне противна! В следующий раз. Я ухожу. Я принесла тебе то, что должна была. Возьми. Ты знаешь, как со мной связаться.

– Нет, нет, останься!

Кореянка вырвалась, ни слова не говоря, и положила на стол визитную карточку. Анита пошла за ней до двери. Она попыталась прижаться головой к животу подруги, но бесполезно. Оставшись одна, Анита бросилась на кровать, испытав нервное потрясение. Травмированная плоть горела.

Ее пальцы легко нашли дорогу. Постепенно от их привычной ласки на смену боли пришло удовольствие. Закрыв глаза, шведка думала об Обок, ее манере кусать ее взасос, когда она испытывала наслаждение. Тело Аниты изогнулось дугой, и она застонала от восторга.

* * *

Малко поднимался с подземного этажа «Чосона», когда вдруг заметил женский силуэт высокого роста, выходивший из лифта. Женщина шла спиной, но что-то в ней показалось ему знакомым.

Она вышла на крыльцо и остановилась, очевидно, в ожидании такси, освещенная огнями у входа в отель.

Теперь Малко увидел ее профиль.

Ему показалось, что у него останавливается сердце.

Сомнений не было. Это была Обок! Ее кожаный наряд скрывал фигуру, но жесткое, высеченное лицо и глаза с нависавшими веками не могли его обмануть.

Итак, круг замыкался. Что делала Обок в «Чосоне»? Он сразу же подумал об Аните Кальмар. Или шведка была ее жертвой, или соучастницей. Его рука скользнула к кобуре с пистолетом, он сделал шаг вперед и толкнул стеклянную дверь, прямо в спину Обок Хю Кан.

Глава 14

Все произошло за несколько секунд. В тот момент, когда Малко с пистолетом в руке появился за спиной Обок Хю Кан, перед ней остановилось такси. Задняя дверца открылась, автоматически включенная шофером, и кореянка скрылась в машине.

Такси сразу отъехало.

У Малко, опьяневшего от злости, не было времени действовать. Он мог только запомнить номер машины, которая уже исчезла. Убрав свой пистолет, он вернулся к портье.

– Такси, быстро!

– No taxi, sir, – ответил портье.

Стоянка перед отелем была безнадежна пуста. Малко был в бешенстве. Обок Хю Кан в «Чосон» оказалась не случайно.

Для очистки совести он спросил у портье:

– Вы знаете женщину, которая только что вышла? Она живет в отеле?

– Не знаю, сэр, спросите в рецепции.

Он вошел и обратился к служащей у стойки. Та пожала плечами.

– Я не обратила внимания, сэр. Если бы вы знали ее имя, я бы посмотрела по спискам.

Малко не настаивал. Генерал Ким, конечно, опознал бы такси. Но сейчас у Малко было дело поважнее. Он поднялся на лифте и долго стучал в дверь Аниты Кальмар перед тем, как она открыла. Глаза у нее были красные, лицо опухло, черты заострились. При виде Малко на ее лице отразились удивление и испуг.

– Что вы хотите? – пролепетала она, пытаясь закрыть дверь.

– Поговорить с вами.

Он без труда прошел внутрь. В шелковом халате цвета слоновой кости, она все еще была хороша. Опираясь на стол, Анита встала перед ним с неприступным видом:

– Зачем вы вернулись?

– Отсюда вышла одна северокорейская террористка. Ее зовут Обок Хю Кан. Она виновна во многих убийствах. Я хочу знать, что она с вами делала?

Анита побледнела. Опустив голову и сжав зубы, она сначала замкнулась в злобном молчании. Малко видел, как судорожно поднималась ее грудь. Потом она посмотрела на него и сказала почти нормальным голосом:

– Вы ошибаетесь, я никого не знаю с таким именем.

Он приподнял ей подбородок.

– Кто довел вас до такого состояния?

Она покачала головой, отрицая очевидное.

– Какого состояния? Со мной все в порядке...

Ее пеньюар неожиданно распахнулся, и он увидел громадный синяк на левой ноге и длинный порез, который кончался между ног. Из него сочилась кровь...

– А это?

Она запахнула пеньюар.

– Уходите, мне нечего вам сказать...

– Вы будете обязаны все рассказать корейцам, – сказал Малко. – Дело очень серьезное. Эта женщина – убийца. Зачем она к вам пришла?

– Убирайтесь!

Она толкала его к двери. Он перестал бороться.

– Прекрасно, – сказал Малко. – Я ухожу и звоню в корейское ЦРУ. Им вы дадите объяснения...

Он направился к двери. Заливаясь слезами, Анита Кальмар догнала его и забежала вперед.

– Постойте! Постойте! Я скажу вам правду.

Она вцепилась в него, прекрасная, несмотря на свои слезы, – обнаженная грудь, затуманенный, мерцающий взгляд...

– Я слушаю вас.

– Это правда, – сказала она надломленным голосом. – Я знаю эту девушку. Она приходила ко мне.

– Зачем?

Анита шмыгнула носом, прошептав:

– Это трудно сказать. Мы встретились, когда я была в Пхеньяне. Мы... симпатизировали друг другу. Она очень оригинальна. Я, я... Она мне очень нравится.

– Вы в нее влюбились?

Анита Кальмар кивнула головой.

– Да.

– Что она здесь делает?

– Я не знаю. Она пришла сегодня вечером, а позвонила мне вчера. Она сказала мне, что нелегально в Сеуле и что хочет меня увидеть. Я была потрясена, я не думала, что когда-нибудь снова се увижу. Она ждала меня в соседней комнате и все слышала. Она была в бешенстве от ревности.

– Вас не удивляет, что она в Сеуле?..

– Я не занимаюсь политикой, – прошептала Анита. – И ничего не понимаю во всех этих историях. Я просто в нее влюблена.

– У вас была связь через Сун-Бон?

– Нет, нет, она ее не знает.

Малко не настаивал. Шведка лгала. По крайней мере, теперь, после ее объяснений головоломка была полной. Оставалась только одна загадка – как она сбежала в Пханмунджом.

– Где она сейчас?

Шведка решительно закачала головой.

– Не знаю, она не захотела мне сказать, ни где она, ни что делает в Сеуле... Она должна мне звонить.

Анита вдруг бросилась к Малко на шею, начала извиваться около него, словно для того, чтобы развеять его сомнения. Пеньюар распахнулся, ее голая грудь прижималась к его костюму, она напирала на него животом, настаивала.

Малко был убежден, что шведка не сказала бы ему, где Обок, даже если бы она это знала, что еще нужно было доказать. Он подумал, что позвонит генералу Киму, чтобы тот попытался проверить такси Обок. Он оттолкнул Аниту, но, опираясь на круглый стол, стоявший посредине комнаты, она вцепилась в него изо всех сил.

– Идите ко мне, – шептала она. – Я еще хочу вас.

Это было бы слишком после того, в чем она только что призналась. Ее признание охладило Малко, несмотря на прижимавшееся к нему роскошное тело. Через ее плечо его взгляд упал на лежавшую на столе визитную карточку. «Мебель Хюна». Итэвон стрит. Напротив станции метро «Эссо» и отеля «Нью-Янсан».

Одно было несомненно – этой визитки не было здесь, когда он час назад уходил отсюда.

* * *

Он мягко отстранил Аниту и посмотрел ей прямо в глаза.

– Я согласен вас не выдавать при одном условии, – сказал он. – Эта женщина – опасная террористка. Как только она снова с вами свяжется, нужно меня сразу же предупредить. Даже если вы в нее влюблены.

– Понимаю, – прошептала Анита. – Я сделаю это, уверяю вас.

Еще одна прекрасная кандидатка на золотую медаль по лжи на Играх-88.

С затуманенным взором Анита снова прижалась животом к Малко.

– Вы знаете, я люблю не только женщин, – шептала она. – Вы можете вернуться, когда хотите. Вы меня спасете, вы прекрасно занимаетесь любовью...

Она проводила его до двери и страстно обняла перед тем как ему уйти. Он вошел в лифт, терзаемый противоречивыми чувствами. Удовлетворением от сознания своей правоты, досадой – от того, что Обок от него ускользнула, и некоторой грустью из-за Аниты.

Пока консьержка вызывала такси, он подумал, что сейчас надо действовать быстро... Он знал, что Обок Хю Кан находится в Сеуле для того, чтобы совершить террористический акт. Она очень быстро узнает от Аниты, что он в курсе и сделает все, чтобы ликвидировать его... У него только одно преимущество – адрес антиквара.

Майкл Коттер ликовал. Он зажег огромную сигару и с наслаждением выдохнул дым.

– Представляю себе физиономии наших дружков из корейского ЦРУ, когда они узнают, что их идол работает на Север! Что касается испорченной репутации, это смешно. Обок Хю Кан известна как опасная террористка. Хотелось бы узнать, почему она пошла на такой безумный риск – явиться в Сеул...

– Не только ради того, чтобы найти свою возлюбленную, – сказал Малко.

Резидент уже разговаривал по телефону. Малко услышал, как он попросил срочно встретиться с генералом Кимом. Он сразу же положил трубку и встал.

– Едем, он нас ждет.

– Что вы делаете? – спросил Малко.

– Мы достаточно рисковали, – ответил Майкл Коттер.

– Это уже отлично, что мы «засекли» эту террористку. А теперь бросим это дело.

– Но нет никаких гарантий, что она у этого антиквара, – возразил Малко. – Это может быть просто почтовый ящик.

– Пусть южнокорейцы выкручиваются.

* * *

Генерал Ким, потягивая трубку, слушал Малко и Майкла Коттера. Его маленькие глазки пропадали в складках подвижного лица.

– Мы нашли такси, – сказал он. – Обок Хю Кан попросила ее довезти до станции метро «Вансимни». Оттуда она могла отправиться куда угодно. Но через час за магазином этого Хюна будет установлено строгое наблюдение. Пусть мистер Линге идет туда, если эта террористка там окажется, она испугается и попытается сбежать. Мы легко ее поймаем, а?..

– А если ничего не произойдет? – спросил Малко.

Генерал Ким весело расхохотался.

– В таком случае я арестую мистера Хюна и заставлю его допросить. Он быстро поймет, что он должен.

Ангел пролетел с клещами в зубах.

Малко не захотелось оказаться на месте мистера Хюна. В этом деле было уже достаточно трупов.

– А Анита Кальмар? – спросил он.

– Мы постараемся держать ее на расстоянии от всего этого, – обещал генерал. – Как-то это немножко неловко, а?..

– Прекрасно, – одобрил Майкл Коттер. – Малко, я забираю вас с собой и вы поедете с Ун Самом... Мне не терпится узнать, что будет через несколько часов.

* * *

Утром закрытые бары и дискотеки на Итэвон стрит имели слегка понурый вид. Малко, сидя на заднем сиденье «дэу», сразу заметил остановку «Эссо» и напротив магазин «Мебель Хюна» со скромной витриной, заполненный собранной отовсюду подделкой под старинную мебель, которой в квартале было навалом.

Малко попросил остановиться подальше на сто метров. Обок могла расставить наблюдателей. К счастью, в квартале по магазинам ходило много иностранцев. Минут через двадцать он подошел к «Мебели Хюна», посетив всех его конкурентов, предлагавших «старинную» мебель, наверняка изготовленную на прошлой неделе. Прежде чем открыть дверь, он огляделся по сторонам: никаких признаков присутствия людей генерала Кима, никакого необычного оживления. Они, конечно, не задержатся. Лавка была заставлена инкрустированной перламутром безобразной мебелью из темного дерева, буддами, предметами из кожи, вычурными столиками. Из подсобки появился старый кореец. На вид ему можно было дать лет сто.

– What do you want?

– Красивую старинную мебель, – сказал Малко, – как эта.

Он показал на большой аптекарский шкаф из тикового дерева, с десятками ящичков, с китайскими иероглифами на каждом из них.

– У меня много красивых вещей, – заверил антиквар. – На складе. Это недалеко отсюда... Если хотите, я пойду за ключами.

– С удовольствием, – ответил Малко.

Старик исчез в подсобке и появился с огромной связкой ключей в руке.

Они вышли, прошли несколько шагов и оказались на каменной лестнице, соединяющей Итэвон стрит с одним из переулков, извивающихся вдоль холма. Старик антиквар остановился перед деревянной дверью, запертой на висячий замок. Войдя внутрь, Малко увидел невероятное нагромождение мебели – книжных шкафов, сундуков, столов. Все из тикового дерева. Это занимало три смежных комнаты.

– Настоящая старинная мебель находится в глубине, – сообщил антиквар.

Они прошли через первый склад, под ногами у них пробежала крыса. Сине-зеленый свет пробивался через окно. Малко стал продвигаться среди нагромождения секретеров, столов, шкафов. Антиквар остановился во втором зале, где он стал рыться в невероятном хламе. Малко закончил обход, задержавшись перед прекрасной лаковой трехъярусной мебелью, потом пошел за ним.

– Вам ничего не понравилось? – спросил антиквар.

– Я посмотрю, я еще вернусь, – ответил Малко.

Среди этой мебели можно было спрятать целый полк... Пусть генерал Ким заставит все проверить. Малко прошел через первый зал и вышел на улицу. Выйдя за ним, старик антиквар собирался запереть дверь. Глядя на Итэвон стрит, Малко вдруг заметил «дэу» с торчащими антеннами и генерала Кима.

Группа была на месте.

– У меня еще есть тут кое-какие дела, – сказал антиквар с улыбкой. – До свидания.

Малко оставил его на складе и спустился по ступенькам.

* * *

Мистер Хюн засеменил до громадного книжного шкафа во втором зале и тихонько постучал три раза. Шкаф сразу открылся, и из него бесшумно выбралась какая-то фигура в черном кожаном комбинезоне и кроссовках.

У Обок Хю Кан лицо было искажено от злости. Сквозь щели своего укрытия она видела Малко, втайне желая, чтобы он ее заметил. Она была уверена, что, воспользовавшись неожиданностью, смогла бы нанести ему удар кулаком до того, как он среагирует. Конечно, это бы создало проблемы, но какая месть после того, что он сделал с Анитой!

– Они внизу, – сказал Хюн приглушенным голосом. – Там машина с Намсана. Тебе нужно уходить.

Обок Хю Кан задохнулась от ярости. Если ЦРУ и корейская разведка были здесь, значит, Анита ее предала. Она повернулась и слегка присвистнула. Крышка одного сундука тут же поднялась и появился мужчина маленького роста.

– Уходим, Ечон, – сказала она.

Хюн уже направился вглубь склада и освобождал доступ к спрятанной за мебелью двери, выходившей в другой переулок. Втроем они быстро это сделали. Обок обняла старика.

– Ты тоже постарайся спастись. Иначе, ты знаешь, что они с тобой сделают.

– Не бойся.

Он посмотрел, как они удаляются по переулку. Ечон нес тяжелую сумку с ценными для них вещами. Хюн снова прошел через склад, вышел на улицу, запер дверь. Но вместо того, чтобы спуститься по большой лестнице, он поднялся по ней. В переулке, расположенном выше, стоял его фургон «киа», незаметный со стороны Итэвон стрит. Он сел за руль и поехал, не бросив ни единого взгляда на квартал, который он покидал навсегда и где, между прочим, прожил лет десять.

* * *

Генерал Ким вышел из своего «дэу», сопровождаемого двумя «хондами». «Форд» с черными табличками СД был позади.

– Ну, вы что-нибудь увидели?

– Ничего, – сказал Малко, – но нужно обыскать этот склад.

– Конечно, – ответил генерал. – Где мистер Хюн?

– Он остался там.

– Прекрасно, мы нанесем ему визит, – сказал он весело. – Это хороший сюрприз, а...

Он ликовал. Отдав несколько приказов, генерал расставил своих людей между лавкой, Итэвон стрит, лестницами и складом. Малко, Ким, двое из его людей и Майкл Коттер подошли к двери склада. На ней висел замок.

– Интересно, – сказал Малко. – Он снова вышел.

– Мы бы его увидели, – возразил генерал. – Мы были перед лавкой.

Он несколько раз постучал в дверь. Безуспешно. Он отдал приказ, и одним выстрелом один из полицейских разбил замок.

– Все обыскать! – приказал генерал Ким своим людям.

Десять минут стоял невероятный хаос. Полицейские со всего размаха открывали шкафы, сундуки, поднимая облака пыли, переворачивали мебель, проверяя все уголки. Ни Обок, ни антиквара там не было. Зато один из полицейских обнаружил в глубине аптекарского шкафа какой-то предмет, похожий на большой кусок мыла, желтоватого цвета и прямоугольной формы.

Генерал Ким изучил его и фыркнул.

– С-4, – бросил он.

Военная взрывчатка большой мощности. Они снова вернулись в лавку. Продавщица, растерянная от испуга, ждала между тремя полицейскими. Генерал Ким допросил ее.

– Где твой хозяин?

– Я не знаю. Он ушел на склад.

– Его нет там.

– Тогда он, может, уехал отдать мебель в ремонт, на фургоне.

– Куда?

– В Мунсан.

Генерал отдал приказ, и полицейский помчался во весь опор на поиски фургона. Через несколько минут он, запыхавшись, вернулся: фургона не было.

Генерал Ким покачал головой.

– Мунсан – это на севере, как раз перед демаркационной линией. Он сбежал. Попытаемся его перехватить. Он наверняка знает много интересного.

* * *

Обок Хю Кан не могла даже проглотить чай, горло сводило от ярости. Расположившись в маленьком табоне в центре Сеула, со спрятанным в сумке пистолетом, заряженным одной пулей, она мысленно разбиралась в ситуации. Шведская сволочь ее предала! Эта мысль преследовала ее как наваждение.

Она оставила карточку «Мебель Хюна» на виду. Но если не знаешь, о чем идет речь, невозможно догадаться, что это.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации