151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 10

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 5 декабря 2014, 21:28


Автор книги: Алексей Рогачев


Жанр: Архитектура, Искусство


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 33 страниц) [доступный отрывок для чтения: 22 страниц]

Что дальше?

Казалось бы, к 1980 году школ в столице было вполне достаточно, особенно с учетом постепенного старения москвичей. В общей структуре населения города доля детей становилась все более низкой. Но школы продолжали строиться. На то имелось много причин.

Первая из них – постоянный процесс переселения жителей. В центре города жилья становилось все меньше и меньше. Многие жилые дома превратились в конторы, наиболее ветхие сносились, а жители перебирались в новые районы. Ездить в школу за тридевять земель готовы не многие, а потому нужда в школьных зданиях в центре города все уменьшается. Зато в районах новостроек нужно возводить школы для детей новоселов.

В 1979 году наименьшая доля детей школьного возраста отмечалась в пределах Садового кольца – всего 80 на 1000 человек. При этом обеспеченность школьными местами была наилучшей во всем городе – 116 процентов. В поясе между Садовым кольцом и Окружной железной дорогой школьников было больше – в среднем 100 на 1000 человек, обеспеченность школами составляла 100 процентов. А вот в новых районах при наибольшем количестве детей (от 110 до 130 на каждую тысячу населения) школ не хватало – их имелось всего 90 процентов от потребности[70]70
  Афанасьева Н. Тысяча московских школ // Строительство и архитектура Москвы. 1979. № 8.


[Закрыть]
.


Большую сумятицу вызвало в московском школьном строительстве принятое сессией Верховного Совета СССР постановление «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы». Особенно страшным оказался раздел, устанавливающий переход к одиннадцатилетнему обучению. Еще бы – для размещения вновь учреждаемых одиннадцатых классов нужны новые помещения. Строители тут же подсчитали: только для того, чтобы покрыть нужду в этих самых лишних классах, потребовалось бы ежегодно строить в Москве школьных зданий на 70–75 тысяч мест.

Вторая причина – моральное старение школьных зданий. Даже относительно молодые «самолеты» спустя всего десять – двенадцать лет уже не могли считаться отвечающими всем современным требованиям, а уж о школах 1930—1950-х годов и говорить не приходится. Правда, физкультурные залы почти ко всем из них приделали, но затем настала пора устраивать в школах столовые, актовые залы, прочие помещения.

Сыграло свою роль и сокращение численности ребят в одном классе. До 1980-х годов вместимость школ рассчитывалась из пред положения, что в каждом классе должно быть около 40 учеников, хотя для Москвы такая численность представляла собой явный анахронизм. В большинстве московских классов занималось не более 28 учеников, а в специальных школах – по 15–25, не говоря уже о том, что некоторые предметы (например, иностранные языки) изучаются в совсем маленьких группах по 8—10 человек. А раз уменьшаются группы, то и помещения нужны меньшего размера, но зато их требуется больше. Значит, нужно пристраивать к школам и дополнительные классные корпуса. В результате некоторые школы 1930-х годов (например, на Михалковской улице, 13а) превратились в целые комплексы, среди элементов которых трудно сразу обнаружить самое первое здание.

Бывало, что вместо долгих достроек и перестроек оказывалось проще возвести новое здание, а старое использовать для других целей, а то и вовсе сломать. Так, например, исчезла одна из школ, выстроенных в славном 1935 году по Старому шоссе (ныне улица Вучетича, 8) архитектором Федоровым. Сейчас на ее месте стоит одно из самых современных в Москве школьных зданий.

Поэтому проектирование школ продолжалось. В работах педагогов, врачей, архитекторов, психологов выдвигались все новые и новые предложения, из которых постепенно складывался образ московской школы будущего. Большинству проектировщиков она виделась низкой – в один или два этажа. У таких школ есть ряд явных преимуществ по сравнению с многоэтажными. Классы в них можно освещать с помощью верхнего света – большого витража на потолке. Значит, совсем не обязательно, чтобы все классы примыкали к внешним стенам здания – можно устраивать их и в середине корпуса. Следовательно, можно сделать его сколь угодно широким, а это даст возможность сделать планировку гибкой, предусмотреть возможность трансформировать размеры и форму помещений в зависимости от потребностей. Для таких трансформаций даже разрабатывались новые конструкции – легкие, но прочные и не пропускающие звук.

Очень привлекательной выглядела и идея зонирования – деления школ на отдельные сектора – гуманитарных и естественных наук. Это также достигалось с помощью гибкой планировки, позволявшей «настраивать» школьное здание на определенную специализацию. Широкое использование технических средств обучения – компьютеров, видео– и аудиотехники также требовало специальных помещений.

Еще одно направление поисков – создание больших школьных комплексов. Объединение нескольких школ на одном участке открывает большие возможности. Например, в школьный блок из двух школ 33+33 (то есть на тридцать три класса каждая) можно включить целых три спортивных зала, один из которых будет гораздо больших размеров. Для двух отдельных школ той же вместимости (при тех же затратах) подобная роскошь пока немыслима.

Ну и наконец, внешний облик хотелось сделать более нарядным, ярким, привлекающим внимание. Психологи считают, что в таких зданиях будет приятнее и легче учиться и работать.

Реализацию этих замыслов надолго отодвинули страшные события конца XX века. Нужда в школах сократилась, поскольку Москва начала стареть со страшной скоростью – мгновенно обнищавшие семьи просто не могли прокормить даже одного ребенка. Правда, отчасти это компенсировалось массовым притоком иммигрантов из других регионов страны, где условия жизни гораздо хуже, чем в столице. Экономический развал обусловил падение объемов жилищного и культурно-бытового строительства.

Но начало XXI века вновь оживило строительство – сегодня в Москве ежегодно вводится в строй по десять – двенадцать школьных зданий.

Глава 3
Гостиница Моссовета

Гостиница «Москва» – одно из самых крупных зданий центра города, играющее к тому же исключительно важную градостроительную роль доминанты огромной Манежной площади. Однако особого интереса исследователей истории Москвы и московского зодчества гостиница не привлекала. Объясняется сей странный факт тем, что гостиницу «Москва» традиционно принято считать не слишком удачным творением. И запутанная и даже драматичная история сооружения «Москвы» до сих пор тщательно не изучена и таит в себе ряд загадок.

Начало проектирования

Уже в середине 20-х годов XX столетия стало очевидным, что одним из важнейших аспектов неприспособленности Москвы к роли столичного города была острая нехватка гостиничного фонда. В многочисленные московские учреждения постоянно направлялись командированные со всех концов страны, через московский железнодорожный узел проезжали тысячи транзитных пассажиров, а имевшиеся налицо московские гостиницы могли предоставить всего около шести тысяч мест. Вдобавок старые гостиницы, выстроенные в XIX веке, отличались крайне низким уровнем предоставляемых удобств. Лишь «Метрополь» и «Националь» по своему комфорту отвечали требованиям начала 1930-х годов. Поэтому Моссовет принял решение о строительстве в Москве нескольких новых гостиниц. Первой должна была стать скромная, но большая гостиница у Киевского вокзала. Предполагалось также сооружение гостиниц Общества пролетарского туризма и экскурсий на Арбате, Интуриста в Охотном Ряду. Ввод в строй всех запланированных зданий позволил бы удвоить гостиничный фонд Москвы. Для главного отеля Москвы – огромной и комфортабельной, образцовой гостиницы Моссовета – отводилась площадка в самом центре города, у стен Кремля. Начало строительства намечалось на 1932 год[71]71
  М. Вместо Охотнорядских лабазов отель-гигант Моссовета // Строительство Москвы. 1932. № 6.


[Закрыть]
.


Охотный Ряд. Середина 20-х гг. XX века. На этом месте должна была строиться новая гостиница


В середине 1931 года был объявлен открытый конкурс проектов новой гостиницы, намеченной к постройке в Охотном Ряду[72]72
  Рабочая Москва. 1931. 4 ноября.


[Закрыть]
.

В соответствии с программой конкурса участок для гостиницы ограничивался Охотным Рядом, Тверской улицей (с 1932 года ставшей улицей Горького), площадью Революции и площадью Свердлова.

Этот квартал издавна служил главным московским продовольственным рынком, которому было явно не место в самом центре. Большая часть стоявших здесь старых домов, использовавшихся под торговые помещения, подлежала сносу. Сохранялось лишь пятиэтажное здание самой крупной из старых московских гостиниц (так и называвшейся – «Большая Московская», а в советские годы переименованной в «Гранд-отель»), которое планировали надстроить и включить в новое сооружение.


Вид на Тверскую улицу. Справа – торец «Гранд-отеля». За ним – дома, подлежащие сносу для строительства гостиницы Моссовета. Слева – здание Экспортхлеба, снесенное в 1938 г. при создании Манежной площади


Временно сохранялся и капитальный дом по площади Свердлова, где ранее располагалась гостиница «Континенталь», а в 1930-х годах работал кинотеатр «Востоккино». На этом месте корпуса новой гостиницы должны были строиться в последнюю очередь[73]73
  Мостаков А. 1000 номеров. Конкурс на проект мощной гостиницы // Строительство Москвы. 1931. № 11.


[Закрыть]
.

Конкурс не отличался большой представительностью – поступило всего шесть проектов. Два из них выполнил Госпроект, два – Мосстрой, один – Институт сооружений. Последнюю работу на конкурс прислал архитектор П.А. Голосов.

Госпроект представил два проекта, общее решение которых было сходным. Авторы первого из них, архитекторы Г.Б. Бархин и Н.Н. Юргенсон, предложили корпус в четырнадцать этажей, в основном ориентированный на Охотный Ряд, с надстройкой одного этажа по верху существующего «Гранд-отеля». Корпусу придавалась вогнутая в плане форма, что по мысли авторов делало его выразительным и запоминающимся.


Проект гостиницы Моссовета. Арх. Г.Б. Бархин, Н.Н. Юргенсон. План 2-го этажа


В его центре, в отдалении от красной линии, располагался главный вход, а над ним ресторан. Там же, в середине корпуса, сосредоточивалась группа обслуживающих помещений. Другие входы, гардероб, пандусы, два центральных узла с лестничными клетками, являющимися основными распределителями потоков, жилые номера с окнами, раскрывающимися от пола, оборудованные санитарными узлами, были решены вполне удовлетворительно. Проект обеспечивал хорошую ориентацию по сторонам света и хорошее проветривание. Однако жюри справедливо указало, что острые углы, образуемые основным корпусом с корпусами по площади Свердлова и по Тверской, являются серьезным недостатком проекта. Отмечалось также затемнение вестибюля выдвинутым вперед объемом ресторана.

Вторая работа Госпроекта (автор – архитектор И.П. Лобов) оказалась слабее и в целом особого интереса не представляла.

Следующие два проекта поступили от Мосстроя. Первый выполнили Б.Н. Блохин, А.М. Зальцман и Я.А. Корнфельд, второй – О.А. Стапран и А.А. Зубин. Оба проекта решали гостиницу как ряд отдельных корпусов.


Проект гостиницы Моссовета. Арх. О.А. Стапран, А.А. Зубин. План 1-го этажа


В проекте Блохина, Зальцмана и Корнфельда корпус вдоль Охотного Ряда делился надвое путем сдвига угловой части в глубь участка. С освободившейся перед фасадом площадки через главный вход посетители попадали в расположенные на первом этаже центральный вестибюль и зимний сад. В верхних этажах место сдвига становилось центральным узлом лестничных клеток. При такой планировке гостиница состояла из ряда корпусов небольшой длины, освещающихся и проветриваемых с торцов. Это также позволяло избежать монотонности протяженных фасадов.

Имело свои достоинства и размещение ресторана на девятом этаже, откуда открывались бы разнообразные перспективы – на Красную площадь, центр города, даже на Ленинские горы. Расположение кухни наверху обеспечивало отсутствие запахов.

Однако тот же самый сдвиг корпусов привел к появлению ряда номеров весьма неудобного (в виде параллелограмма) плана. Вдвинутый во двор корпус затеснял и затемнял его. Неудачной выглядела и постановка высокой башни, выходящей на площадь Свердлова, что сводило на нет впечатление от самой гостиницы.

Еще более сложным оказался проект О.А. Стапрана и А.А. Зубина. В представлении этих авторов гостиница должна была состоять из нескольких внутренних корпусов, разделенных дворами минимальных размеров. Как и в предыдущем проекте, предусматривался небоскреб над зданием «Востоккино».

Проект архитектора П.А. Голосова по общему приему не многим отличался от решения Блохина, Зальцмана и Корнфельда и имел тот же основной недостаток – три внутренних двора. Выходившие в них комнаты, особенно в нижних этажах, были обречены на отсутствие удовлетворительного проветривания и инсоляции. Само здание выглядело скучно и производило впечатление унылого безразличия.


Проект гостиницы Моссовета. Институт сооружений. Фасад по Охотному Ряду, план 2-го этажа


Институт сооружений также представил проект довольно скучного сооружения. Основная масса номеров располагалась в корпусах, замыкающих внутренний двор. Тем самым постояльцам предоставлялась приятная возможность любоваться размещенным во дворе рестораном и обслуживающими его помещениями. Жюри конкурса идеи не оценило и отметило такое расположение пищеблока как серьезную ошибку[74]74
  Мостаков А. 1000 номеров. Конкурс на проект мощной гостиницы // Строительство Москвы. 1931. № 11.


[Закрыть]
.

Таким образом, первый конкурс принес несколько вариантов возможных решений гостиницы, однако вполне удовлетворительной основы для дальнейшей разработки выбрать так и не удалось. Поэтому соревнование зодчих было продолжено.

Закрытый конкурс

Учитывая значение новой гостиницы, Моссовет поручил Моспроекту провести еще один, на этот раз закрытый конкурс. Было выдано всего три заказа. Первый коллективный проект выполняли уже участвовавший в первом конкурсе О.А. Стапран и присоединившийся к нему Л.И. Савельев, которых консультировал А.В. Щусев, второй коллектив проектировщиков составляли А.А. Кеслер и И.З. Вайнштейн при консультации профессора М.Я. Гинзбурга. Третий заказ получил работавший в Москве немецкий зодчий Бруно Таут.

Проектировщики учли все плюсы и минусы первого проектирования, и новые проекты оказались значительно более зрелыми.


Проект гостиницы Моссовета. Арх. Б. Таут. Перспектива с площади Свердлова


Проект гостиницы Моссовета. Арх. А.А. Кеслер, И.З. Вайнштейн, при консультации М.Я. Гинзбурга


Был получен материал, давший возможность выбрать проект и начать строительство.

При составлении схемы застройки и Б. Таут, и А.А. Кеслер с И.З. Вайнштейном исходили прежде всего из необходимости оставления существующего классического абриса площади Свердлова, имеющей в настоящее время архитектурным центром Большой театр. Совершенно естественное, с нашей точки зрения, стремление в 1931 году было сочтено явным недостатком проектов. Считалось, что новой доминантой площади Свердлова, да и всей округи должна стать именно гостиница Моссовета. Кроме того, она же открывала проектируемую аллею Ильича, ведущую к Дворцу Советов и образующую новую планировочную ось, более сильную, чем направленная вдоль площади.

Эти планировочные аспекты учли авторы третьего проекта Л.И. Савельев и О.А. Стапран, предложившие решение, которое, не нарушая контура площади Свердлова, придавало первому дому аллеи Ильича яркую парадную форму. Согласно их замыслу гостиница Моссовета должна была выходить на площадь десятиэтажным полукруглым корпусом, с колоннадой-барельефом наверху. Острый угол, образуемый Охотным Рядом и площадью Свердлова (где стоял дом «Востоккино»), застраивался трибуной в виде портика с колоннами из мрамора. На нее открывались эффектные перспективы с Большой Дмитровки, Театрального проезда, площади Свердлова и Охотного Ряда. Трибуна подчеркивала значение места. Очевидно, именно это чисто планировочное соображение и предопределило успех Савельева и Стапрана. Парадокс состоит в том, что принесшая им победу полукруглая часть гостиницы никогда не была осуществлена, а при завершении строительства «Москвы» в 1970-х годах на красной линии площади Свердлова встал невысокий, с прямым в плане фасадом корпус, сохранявший единство ансамбля площади – примерно так, как задумывали неудачники конкурса – Таут и Кеслер с Вайнштейном[75]75
  М. Вместо Охотнорядских лабазов отель-гигант Моссовета // Строительство Москвы. 1932. № 6.


[Закрыть]
.

Так или иначе, а по итогам конкурса лучшим, наиболее интересным по плановому решению и архитектурному оформлению был признан проект молодых архитекторов Савельева и Стапрана. На этом проекте и остановил свой выбор Моссовет.

Несмотря на свою молодость (Савельев окончил архитектурное отделение МВТУ в 1926 году, Стапран – в 1925-м), победители конкурса имели уже определенный опыт значимых работ. В послужном списке Стапрана числился дом Сахаротреста по 3-й Тверской-Ямской улице, застройка квартала по Писцовой улице, участие в проектировании жилого массива по Шмитовскому проезду. Савельев успел спроектировать дом в городке художников на Верхней Масловке, в составе авторского коллектива выстроил огромное и интересное здание общежития Института философии, литературы и искусства (ИФЛИ) на Усачевой улице.

Согласно проекту Савельева и Стапрана в новой гостинице предполагалось устроить около 800 комфортабельных номеров (в соответствии с последующими изменениями проекта это количество то увеличивалось, то сокращалось и в конце концов остановилось на тысяче). Центральный корпус, выходивший на Тверскую улицу (позже – Манежную площадь), насчитывал пятнадцать этажей, остальные корпуса – по десять. В полукруглой части, выходившей на площадь Свердлова, планировалось размещение мюзик-холла на две тысячи зрителей. Но эта часть проекта отпала – полукруглый фасад мюзик-холла плохо вписывался в ансамбль площади, разрушал его, а потому это странное решение тихо отпало вскоре после начала строительства.


Конкурсный проект гостиницы Моссовета. Арх. Л.И. Савельев, О.А. Стапран. 1932 г. Макет


Конкурсный проект гостиницы Моссовета. Арх. Л.И. Савельев, О.А. Стапран. 1932 г. Перспектива с площади Свердлова


Фасад центрального корпуса должен был поддерживать красную линию Красной площади (по фасадам ГУМа, здания бывшего Губернского правления) и, как впоследствии оказалось, новую красную линию улицы Горького.

Главные подъезды гостиницы располагались со стороны Охотного Ряда и площади Революции, отдельные входы в ресторан, бар и кафе – с углов по Тверской. Под двором предусматривалась автостоянка. Подвозку продуктов и инвентаря обеспечивал пандус-спуск со стороны площади Революции. Хозяйственный двор и все кладовые устраивались под главным вестибюлем.

Благоустроенный внутренний двор имел размеры 53 × 136 метров, что обеспечивало хорошее проветривание и солнечное освещение всех жилых помещений.

Номера размещались с третьего этажа, причем на третьем, четвертом и пятом находились лучшие – с балконами и эркерами, выше шли номера попроще. Размеры одноместных номеров устанавливались в 15 квадратных метров, двухместных – 24 квадратных метра. Помимо номеров на каждом этаже гостиницы имелись санитарные узлы для персонала, дежурные комнаты и буфетные, связанные подъемниками с кухней, а через этаж в угловых частях здания – гостиные в два света[76]76
  С двумя рядами расположенных друг над другом окон.


[Закрыть]
с выходами на балконы. Доставку проживающих на этажи должны были обеспечивать вместительные лифты.

Сложнее обстояло дело с надстройкой над «Гранд-отелем». Старая, выстроенная в 70-х годах XIX века гостиница, естественно, не имела удобств в номерах. Требовались достаточно серьезные переделки здания, чтобы привести его номера в соответствие с современными требованиями и лишь затем надстраивать новые этажи.

Главные входы новой гостиницы связывались огромным просторным вестибюлем, спланированным так, чтобы портье видел оба входа и все движение в помещении. К вестибюлю примыкали дежурная администратора, телефонная комната, помещения банка, почты, телеграфа. Второй этаж предназначался для дирекции, канцелярии управления треста гостиниц. Там же находилась центральная бельевая. Кафе и бар на первом этаже выходили на фасад по Тверской улице. Над ними размещался большой зал ресторана. Дополнительной летней площадью для него должна была стать плоская крыша. Несколько помещений первого этажа отводились под магазины[77]77
  М. Вместо Охотнорядских лабазов отель-гигант Моссовета // Строительство Москвы. 1932. № 6.


[Закрыть]
.

В эскизный проект заказчик – Моссовет – предложил внести изменения: запроектировать еще один вход, фасад по Тверской несколько упростить, сдвинув в глубь участка ресторанную часть, а главный вход с Охотного Ряда переместить ближе к центру здания.

Были установлены три очереди проектирования и последовательного развертывания производства строительных работ. В первую очередь возводилась вся часть здания, выходящая на Охотный Ряд и улицу Горького. Ко второй очереди отнесли полукруглую часть, выходящую на площадь Свердлова. Наконец, в третью очередь предусматривалась реконструкция и надстройка здания Большой Московской гостиницы. Заказ на строительство передали Мосстрою. Авторы проекта назначались архитектурными руководителями строительства.

Перед ними ставились многочисленные задачи – обеспечить развертывающееся строительство рабочими чертежами как самого здания, так и его инженерных систем: отопления, вентиляции, водо провода, газификации, горячего водоснабжения, радио и телефона, пылеудаления, снеготаяния, кухонь, прачечных, лифтов и т. д.

Не менее важно было и решение внешней отделки здания. Так как в начале 1930-х годов участок по Охотному Ряду напротив будущей «Москвы» предназначался для строительства гостиницы Интуриста, проект которой уже разрабатывался, требовалось увязать оба проекта. Так что Савельеву и Стапрану приходилось работать «на два фронта».

Но вскоре ситуация изменилась – участок напротив передали под строительство здания Совета труда и обороны, который был спроектирован практически без учета архитектуры «Москвы».

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации