149 000 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 июля 2018, 11:40


Автор книги: Сергей Малозёмов


Жанр: Здоровье, Дом и Семья


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Сергей Малозёмов
Еда живая и мёртвая: научные принципы похудения

© АО «Телекомпания НТВ», 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Предисловие


Сократить их, конечно, мечтают многие, но с чего начать и куда двинуться, чтобы забыть про эти пузырящиеся складки на животе, отложения на бёдрах, мешающие застегнуть юбку или брюки, и совершенно не добавляющие красоты «волны» второго подбородка? Предлагаю сделать так: чтобы расстаться с этим нежеланным гостем, надо его обхитрить, а для этого изучить.

Мне хотелось бы начать с примера, который в своё время потряс меня до глубины души. Есть такой парень, фитнес-тренер Пол Джеймс (сокращённо PJ – Пи Джей). Уроженец Австралии, с детства увлекавшийся спортом, Пи Джей выстроил себе настолько прекрасное тело, что стал моделью и сиял своими идеальными кубиками пресса на постерах Versace и Calvin Klein (рекламировать трусы, как вы понимаете, не каждого возьмут). Со временем Пи Джей освоил карьеру персонального тренера, перебрался в Голливуд и стал работать с местной богатой, но не всегда счастливой публикой. Там он впервые столкнулся с неожиданной проблемой: среди его клиентов оказалось довольно много людей с приличной степенью ожирения и, прямо скажем, дурными пищевыми привычками. Пи Джей прекрасно знал, как тренировать подготовленных людей или тех, кто имеет хотя бы небольшой опыт занятий спортом, но он совершенно не понимал, что делать с теми, кто заявлял, что не в силах провести и пяти минут на беговой дорожке, и кто не мог прожить ни одного дня без хорошего бургера с порцией картофеля фри, а особенно с теми, кто боялся войти в спортзал из-за своей далёкой от идеала внешности.

Поначалу Пи Джей давал им очевидные советы из разряда «вам нужно больше кардионагрузок» или «ешьте больше овощей», пока однажды одна из клиенток не бросила ему в сердцах: «Да что ты, модель из рекламы нижнего белья, понимаешь в наших проблемах!» Пол осознал, что она права, и на новый 2009 год он задумал безумный эксперимент: решил всё попробовать на себе, в духе учёных-первооткрывателей. Идея была такой: сначала увеличить массу тела на 50 %, с 80 до 120 кг, а потом вернуться к своим привычным цифрам, и всё это сделать в течение одного года.

До начала эксперимента основой рациона Пи Джея были продукты и блюда, которые он считал полезными: грибы шиитаке и спаржа на пару, сибас в соусе понзу, куриная грудка на гриле, сашими, много свежих фруктов и овощей, пропаренный рис и цельнозерновой хлеб. Но 1 января всё изменилось: в тот день Пи Джей, согласно собственному отчёту (весь эксперимент документировался и снимался на видео), пришёл в ресторан и употребил четыре шаурмы с бараниной, тарелку куриных крылышек барбекю с разными соусами, салат и пару кусков пшеничного хлеба, а в качестве десерта – тарелку жареной рыбы! Чтобы запить этот питательный даже по американским меркам обед, ему понадобилось восемь банок колы. Тело Пола испытало такой шок от внезапного вторжения жира, углеводов и соли, что прибавило в весе 5 кг только за одну ночь!

Но Пол этого не заметил: он впервые попробовал привычную каждому американцу переработанную еду и испытывал невероятное удовольствие от её поглощения. Как он сам выразился в интервью, «две недели провёл как в раю: сашими и рис вчистую проиграли чизбургерам и пончикам в сахарной пудре». За это время Пи Джей в полной мере испробовал все виды фастфуда, которыми ужас как богата американская земля. Его целью были 15 – 20 тысяч килокалорий ежедневно. Утро начиналось с трёх литров шоколадного молока, хлеба с толстым слоем масла и джема и яичницы-болтуньи. Перед сном обязательно съедался кусок жареного цыплёнка. Раз в неделю Пол ездил на обеды к приятелю, владеющему собственной пиццерией, где оплачивается только вход, а есть можно сколько хочешь, к тому же для Пола такие обеды были и вовсе бесплатными. Одновременно с этим он снизил свою физическую активность почти до нуля: гантели и набор «блинов» для штанги покрывались пылью, еженедельные заплывы в океане были вычеркнуты из расписания занятий, как и весь остальной спорт. Вместо этого в жизнь Пи Джея вошли уютный диван, упаковка чипсов на журнальном столике и большой плазменный телевизор с сотней каналов. Плюс алкоголь (который тоже, кстати, весьма калориен).

Не прошло и месяца, как от новизны такого образа жизни не осталось и следа. Завтракать до отвала, ехать к клиентам (Пи Джей продолжил работать тренером), возвращаться домой, чтобы как следует пообедать, устраивать себе обязательный дневной сон, обжираться на ужин в ресторане, смотреть допоздна телевизор, плотно перекусывать и отправляться в кровать… Всё это оказалось очень непростым и довольно монотонным занятием, которое к тому же быстро начало наносить ощутимый вред здоровью.

Первое медицинское обследование Пи Джей прошёл через два месяца после начала эксперимента. Уровень сахара и холестерина в крови предсказуемо вырос, УЗИ показало скопление жира в области печени. На коже появились первые растяжки. Позвоночник ощутимо согнуло под весом раздавшегося живота, а лодыжки постоянно опухали. Энергия и жизнерадостность, отличавшие Пола раньше, сменились на постоянную сонливость днём и бессонницу ночью. У него исчезла мотивация предпринимать что-либо, кроме объедания у телевизора, а настроение день ото дня становилось всё хуже.

Социальная жизнь Пола тоже пошла под откос. Прежние друзья, которые изначально отнеслись к эксперименту с пониманием, не смогли разделить его новые увлечения и ушли кататься на велосипедах и плавать в океане, а заводить новые знакомства среди любителей фастфуда Пол не испытывал никакого желания. Встречаться с любимой девушкой ему было некомфортно из-за лишних килограммов, выпирающих в самых стыдных местах. Единственной отдушиной оставались клиенты с ожирением. Как признался Пи Джей, его эксперимент их чрезвычайно обнадёжил и вдохновил. Чем толще становился тренер, тем яростнее они занимались на тренажёрах и тем лучше соблюдали диету. Но через какое-то время Пол лишился и этой поддержки: он больше не смог ездить на тренировки по состоянию физического и душевного здоровья.

На исходе пятого месяца доктор Пи Джея после очередного медосмотра настоятельно порекомендовал ему заканчивать эксперимент. Уровень сахара и холестерина в крови зашкаливал, как и уровень ферментов печени, а искривлением позвоночника терапевт был откровенно напуган (потом он признался, что в тот момент у него возникло опасение, что оно останется навсегда). Вдобавок ко всему этому у Пола наблюдались явные симптомы тяжёлой депрессии.

Но остановиться оказалось не так-то легко! Полу понадобился целый месяц, чтобы согнать себя с дивана и отправиться в спортзал. Ещё почти два месяца ушли на то, чтобы отвыкнуть от «мусорной» еды и вернуться к здоровому питанию. Но самыми тяжёлыми оказались последующие три месяца, когда Пи Джей правильно питался и занимался спортом по специальной похудательной программе, однако в его фигуре и массе тела ничего не менялось. Пол признавался, что в то время ему в голову приходили тяжелые мысли о том, что он серьёзно подорвал своё здоровье, что теперь все его килограммы останутся с ним навсегда, и он больше никогда не вернётся в прежнюю великолепную форму. И что ему, видимо, придётся расстаться со своей девушкой и окончательно забыть старых друзей-спортсменов. Одним словом, он боялся, что его эксперимент зашёл слишком далеко. И только огромная сила воли и, возможно, немалое внимание общественности к героическому тренеру помогли Полу успешно дождаться первых положительных результатов тренировок. Я спросил Пи Джея, что же всё-таки оказалось главным секретом его успеха (сбросить 40 килограммов – это не шутка!). Он сказал, что на 70 % ему помогла диета, и только на 30 % спорт.

За свои страдания Пи Джей оказался полностью вознаграждён, и его эксперимент стал типичной голливудской историей с хеппи-эндом. Он вернулся к своей нормальной массе тела, хоть и не успел это сделать за отведённый срок: к наступлению 2010 года он весил 82,5 кг. К счастью, этот суровый эксперимент не сильно повлиял на его здоровье: все нарушения, которые появились из-за ожирения, включая искривление позвоночника, постепенно прошли. Прослышав про отважного тренера, на своей шкуре испытавшего все тяготы жизни толстяка, на занятия к Полу потянулись клиенты с лишним весом, даже очередь образовалась. И, конечно, Пи Джей по доброй американской традиции выпустил книгу, где описал все свои злоключения, а также методику, с помощью которой он вернулся к нормальному состоянию.

Мне этот пример особенно интересен тем, что он является ярким доказательством двух простых, но важных выводов. Первый заключается в следующем: неправильные пищевые привычки и малоактивный образ жизни могут очень быстро довести до жалкого состояния даже самый здоровый, крепкий и тренированный организм (вспоминайте историю Пола каждый раз, когда видите рекламу нижнего белья!). Второй вывод звучит так: если правильно подобрать диету и комплекс физических упражнений, а самое главное – сформулировать для себя внутреннюю мотивацию, то можно избавиться от весьма обширных жировых запасов.

Вообще-то жир для нас, как и для всех животных, – это способ запасать энергию: она в нём буквально сконцентрирована! В одном грамме жира содержится 9 килокалорий, а, например, в одном грамме углеводов – всего 4,1 килокалории. Ну и, конечно, жиры – это важнейший строительный материал: из них состоят мембраны клеток и оболочки нервных волокон, синтезируются гормоны (в том числе половые). Почему же иногда жира становится слишком много? Это происходит при сбое обмена веществ – другими словами, при нарушении гармонии в организме, поэтому начинать расследование причин всегда нужно с визита к терапевту и эндокринологу. В таких случаях довольно часто речь идёт о чисто медицинских явлениях – гормональных сбоях, нарушениях работы желудочно-кишечного тракта и так далее. Всё это требует профессионально назначенной и контролируемой лекарственной терапии, а проблема лишнего веса при этом решается сама собой как побочный (и очень приятный) эффект.

Например, почему толстеют многие женщины в возрасте старше 50 лет? Это климакс – перестройка всего организма, связанная с окончанием детородного периода. Нередко уровни женских гормонов колеблются так, что требуется их дополнительный приём в виде препаратов. Эта заместительная терапия нужна не всем, но и бояться её не стоит – например, в европейских странах её назначают многим. Специалисты из британского Королевского общества гинекологов мне сказали, что, по их наблюдениям, около 15 процентов случаев набора лишнего веса связаны именно с нарушением уровня половых гормонов, и когда пациентка начинает получать лечение, то где-то за полгода её вес приходит в норму. Другой пример – рефлюкс, когда кислое содержимое желудка периодически забрасывается в пищевод, и в результате возникает лёгкая изжога, которую пациенты принимают за чувство голода и пытаются «заесть» его с понятными последствиями. В этом случае лечение специализированными препаратами даёт поистине волшебный эффект, и люди потом удивляются тому, что они, оказывается, способны без чаепитий дотянуть от завтрака до обеда и от обеда до ужина.

Таким образом, внимательное отношение к своему здоровью и постоянный контакт с умным, понимающим и неравнодушным доктором (знаю, такого найти непросто, но выбора нет – надо!) для очень многих будет ключом к нормализации веса. Впрочем, в этой книге я не буду углубляться в такие ситуации – они все индивидуальны, а ставить диагнозы дистанционно и «лечить по телевизору» или при помощи книжки – это, по-моему, опасное шарлатанство.

Причины избыточного веса гораздо чаще кроются в психологии, а именно – в наших отношениях с едой. Я помню, как приехал на съёмку в клинику Института питания РАМН взять интервью у нашей великой актрисы Натальи Крачковской, которая проходила там очередной курс лечения. Рецепт успеха она мне сформулировала очень кратко: «Жрать надо меньше!» И горько усмехнулась: ведь это легко сказать! Если бы всё было так просто, то были бы не нужны многочисленные клиники и методики борьбы с избыточным весом. Сама Крачковская в последние годы жизни тяжело болела, и многие из её проблем со здоровьем, несомненно, были вызваны лишним весом, о чём она, конечно, знала и пыталась сделать всё, что только могла.

Как же добиться того, чтобы «жрать меньше»?

Глава 1
Почему не толстеют дикие животные?


У диких животных в естественных условиях крайне редко бывают ожирение и сопутствующие этому неприятности со здоровьем. Многочисленные толстяки животного мира, от китов до бегемотов, используют залежи жировых клеток (адипоцитов) строго по делу (для запасов энергии, обеспечения терморегуляции и плавучести) и от диабета или сосудистых болезней не страдают. Сезонные накопления жира, какие бывают у медведя к осени, тоже не в счёт – к весне от них ничего не остаётся.

Очевидно, что не бывает толстых хищников: я живо представляю себе юмористический мультфильм (и подобные уже есть), где разжиревший гепард с одышкой пытается догнать быстроногую газель, или группа корпулентных (красивое слово, которым пользуются в модных изданиях, чтобы не говорить «толстый») волков тщетно преследует поджарого зайца. Всего лишь месяц подобной бесплодной охоты, и жировые запасы любого хищного зверя вернутся к норме (или он умрёт с голоду).

Травоядные тоже не страдают от излишка жировой ткани: в растительной пище очень немного нужной для жизни энергии, поэтому её приходится поглощать в огромных количествах. Представьте себе, что вы разводите пачку растворимой лапши в ванне с водой – примерно таково содержание питательных веществ в том объёме еды, который приходится перерабатывать этим животным. Добавьте к этому необходимость постоянно двигаться, чтобы отыскивать пищу, и тем самым тратить драгоценные калории. Фактически энергетический баланс подавляющего большинства травоядных постоянно находится на критической отметке, то есть они с трудом набирают столько же калорий, сколько тратят. Поэтому слоны, самые большие сухопутные млекопитающие, чаще всего бывают откровенно худыми. А в средних и северных широтах люди зимой регулярно натыкаются на мёртвых косуль, которые погибли от голода, но при этом их желудки были набиты травой. И даже есть феномен, наблюдаемый у мышей и крыс: когда эти грызуны натыкаются на большие запасы пищи и начинают есть, ничем себя не ограничивая, это приводит не к жировым запасам, а к интенсивной репродуктивной деятельности. Иными словами, мыши начинают активно плодиться, пока не кончится еда, поэтому в итоге получается не десяток разжиревших мышей, а штук пятьсот худых.

Избыток массы бывает в основном у тех животных, которые живут рядом с людьми. Заметная часть из них выращивается нами на убой, и мы разрабатываем специальные уловки, чтобы заставить их набрать веса больше, чем они смогли бы в естественных условиях: отличным примером этого являются гуси для фуа-гра и свиньи для бекона. Другая категория – домашние кошки и собаки: обильная еда и малоподвижный образ жизни заставляют этих существ ставить мировые рекорды по перевесу и гибнуть во цвете лет от дисфункции внутренних органов. Ветеринары уже собирают целые конференции, посвящённые эпидемии ожирения среди домашних питомцев!

Нечто похожее на человеческие проблемы учёные обнаружили у обезьян: с возрастом обмен веществ у них меняется и приводит к заметному накоплению жировой ткани. Дальнейшее сильно зависит от того, в каких условиях существует животное: если это примат-одиночка типа орангутана, то он быстро становится жертвой хищника, не имея сил и ловкости от него скрыться. Если же это стайная обезьяна – скажем, бабуин, то поддержка сородичей может позволить ему протянуть с лишним весом и подольше. Но даже в таком случае срок жизни животного останется слишком недолгим, чтобы у него успели появиться серьёзные проблемы со здоровьем из-за избытка жира.

Мы, Homo sapiens, происходим от приматов, живших в жарких странах, но при этом в условиях, где еды было не очень много, поэтому наши обезьяноподобные предки явно практиковали сезонное накопление жировых запасов и последующее избавление от них в голодный период – в этом мы очень близки к медведям. Для древних людей упитанность была однозначно хорошей чертой: она означала, что человек знает, где найти много вкусной и питательной еды, поэтому лучше держаться поближе к такому человеку. А знаменитые палеолитические статуэтки крутобёдрых и полногрудых женщин (Венера Виллендорфская и другие похожие археологические находки) подсказывают, что полнота, по крайней мере женская, в те далёкие времена воспринималась как дар богов. А наше слово «раздобреть» – оно ведь о том же! И слово «похудеть», напомню, происходит от слова «худо», то есть «плохо».

Любопытные результаты дал психологический эксперимент, который провели в Университете Вестминстера (Великобритания) в 2014 году. 266 добровольцев-мужчин разделили на две группы: участники из первой группы перед проведением теста хорошо питались, а второй группе устроили шестичасовое воздержание от пищи. Затем обеим группам стали показывать мультфильмы с женскими персонажами и попросили оценить их сексапильность. Оказалось, что голодные испытуемые с большей готовностью называют привлекательными полных и пышногрудых барышень! Одно из объяснений этого выбора таково: участки мозга, управляющие голодом, соседствуют с теми, которые регулируют либидо – тяга к еде и половое влечение смешиваются. Возможно, так древний инстинкт размножения говорит нам, что упитанная женщина имеет больше шансов пережить голодные времена и произвести на свет здоровое потомство.

С развитием цивилизации и освоением сельского хозяйства тучность стала связываться ещё и с высоким общественным статусом. Если посмотреть на барельефы, которые были созданы в самые ранние годы существования Древнего Египта, то можно обнаружить, что избранные божества и их земные воплощения, фараоны, изображались откровенно жирными. Да и в более поздние времена среди знатных людей хватало толстяков: исследования царственных мумий Аменхотепа III и Рамзеса III убедительно доказали, что знаменитые фараоны обладали обширными запасами адипоцитов.

Верховные правители в Междуречье и Поднебесной, согласно археологическим находкам, также не отличались особой худобой. Судя по сохранившимся художественным изображениям, во времена расцвета китайских династий Тан и Сун императоры и высшие чиновники наедали себе обширные животы и ряды дополнительных подбородков, подчёркивая благополучие, плодородие и полноту жизни на вверенных им территориях. Похожая картина встречается в древней Персии и на Ближнем Востоке. В Книге Царств, входящей в Ветхий Завет, описывается сцена покушения на королевскую особу, и убитый в этом эпизоде был настолько тучным, что убийца не смог вытащить меч из его тела и не оказал должного сопротивления охране. А Книга Исайи обещает читателю, что, когда бог вернёт свою благодать еврейскому народу, тот наест себе такую толстую шею, что ни одно ярмо на неё не налезет, и наступит долгожданная свобода.

Общую тенденцию к обожествлению жирности нарушали разве что древние греки с их культом тела и страстью к физическим упражнениям. Из всех своих богов они позволили быть толстым только Дионису, гедонисту и выпивохе. Остальным толстякам ничего хорошего ждать не приходилось: на нескольких найденных амфорах есть живописные сцены, где мальчики с лишним весом подвергаются насмешкам и гонениям со стороны сверстников.

Греки вообще во многом предвосхитили современное негативное отношение к избытку жира, и дело тут, возможно, в развитии медицины. Легендарный врач Гиппократ писал в своих трудах о том, что толстяков подстерегает преждевременная внезапная смерть. Историк Плутарх сравнивал тело с идущим по морю кораблём, который лучше не перегружать, и призывал не потакать своему аппетиту, чтобы избежать лишнего веса. Поэтому, как полагают современные историки, в Древней Элладе случаи ожирения в его нынешнем понимании были скорее редкостью, чем нормой – большинство жителей относилось к пище согласно местной пословице: «ты должен есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть». Однако среди царей такое явление всё-таки иногда встречалось. Одним из первых исторических персонажей, достоверно страдавших от ожирения, стал Дионисий, тиран Гераклеи Понтийской – греческого поселения на южном берегу Чёрного моря, выходцы из которой основали в Крыму главную греческую колонию Северного Причерноморья Херсонес Таврический. По свидетельствам современников, этот тиран был настолько толстым, что периодически бесконтрольно проваливался в сон, и чтобы его разбудить, слуги использовали длинные иглы, способные проникнуть сквозь жир. Древние летописи также сохранили свидетельства о том, что представитель царствующей династии в Египте эпохи эллинизма Птолемей VIII Эвергет получил за лишний вес уничижительное прозвище «Толстяк» (Φύσκων – «Фискон») и подвергался постоянным насмешкам жителей Александрии.

В Древнем Риме, впрочем, всё началось заново: число тучных среди богатых и знатных людей резко выросло, а в благополучные периоды признаки ожирения появлялись и у обычных горожан. Но достижения древнегреческой цивилизации всё же не были полностью забыты. Самым знаменитым врачом той эпохи является Гален. Как и многие современные ему учёные, он был разносторонне развитой личностью: Гален интересовался философией и логикой, но основную славу снискал как хирург, анатом, физиолог, фармаколог и (внимание!) диетолог. В середине II века н. э., когда ему было всего 28 лет, Гален добился должности врача гладиаторов, принадлежавших первосвященнику Пергама – одному из самых богатых и влиятельных людей во всей римской Малой Азии. Этот пост он занимал четыре года и был очень эффективен: если во время работы его предшественника от ран умерло шестьдесят гладиаторов, то Гален не смог спасти только пятерых.

В тот же период Гален начал пристально изучать лишний вес и одним из первых пришёл к выводу, что с ним нужно бороться. Судя по той классификации ожирения, которую оставил учёный, в Римской империи данная проблема была более чем серьёзной. По мнению Галена, люди с излишками делились на полнотелых (эусаркос, εύσαρκος), толстых (пахис, παχύς) и страдающих ожирением (полисаркос, παχύσαρκος). Представителей последней категории великий врач описывал следующим образом: «не может идти, не потея; не может дотянуться до стола, сидя за ним, из-за размеров живота; не может свободно дышать; не может самостоятельно вымыться».

Работая с гладиаторами, Гален пришёл к выводу о необходимости личной гигиены, регулярных физических нагрузок и правильного питания – фактически диеты (кстати, слово «диета» греческого происхождения). Ему же принадлежит первый письменный отчёт о мерах по борьбе с лишним весом. В труде «De Sanitate Tuenda» («О гигиене») Гален пишет про здоровенного жирного парня, которого удалось вернуть к нормальным объёмам за короткое время: по утрам его заставляли бегать, пока он не покроется обильным потом и не упадёт без сил, затем интенсивно растирали и помещали в тёплую ванну. Следом шёл лёгкий завтрак и повторная тёплая ванна. Спустя несколько часов пациенту предоставляли возможность есть без ограничений, но только еду с невысокой энергетической ценностью, то есть овощи и фрукты. День завершался парой-тройкой часов физического труда, которому пациент был обучен. Как видите, рецепт Галена, составленный добрые две тысячи лет назад – пища с небольшим количеством калорий и физические упражнения – нашёл бы понимание и у современных диетологов.

На 850 лет позже великий арабский учёный и врач Ибн-Сина (Авиценна) записывал свои рецепты здорового питания в стихах, как требовала тогдашняя традиция. Он очень ратовал за умеренность: советовал есть понемногу, делать между едой перерывы 4 – 5 часов и съедать тот объём пищи, который желудку легко переварить, потому что самым тяжёлым бременем для организма является переедание. Но этим мудрым советам, увы, мало кто следовал – разве что бедняки, и те не по своей воле. А тучность вельмож и правителей арабского и персидского миров навсегда отпечаталась в легендах и сказках. Вспомните диснеевский мультфильм про Аладдина: отец принцессы Жасмин, султан, по современным меркам явно страдает ожирением, которое тогда считалось признаком богатства, ведь неограниченные количества еды тогда действительно были доступны немногим.

Пока Восток наслаждался эпохой просвещённого ислама, в Европе шло раннее Средневековье, или «Тёмные века». Еды в то время было мало, 95 % населения испытывало жёсткие ограничения в еде, поэтому постоянно происходили смерти от голода и болезни от недоедания, да ещё и регулярные неурожаи из-за несовершенного ведения сельского хозяйства и климатической нестабильности. Тогда тучность снова предсказуемо вошла в моду: личные запасы жира символизировали обильность и достаток и связывались с отменным здоровьем: считалось, что толстякам проще пережить эпидемии. В то время многие болезни советовали лечить обильной едой. В памятнике французской городской литературы конца XII – XIV веков «Романе о Лисе» главный герой лис Ренар (или Рейнеке) восстанавливал подорванное здоровье, набивая брюхо снедью и напитками. Да и в других сказках регулярно встречаются герои богатырского склада, которые на ужин съедали по пять караваев хлеба, пять жирных каплунов (кастрированных петухов, которых выращивали на мясо) и запивали это двумя галлонами вина. Временами такой подход приводил даже к трагикомическим ситуациям. Во французских хрониках упоминается весьма упитанный граф Де Фуа, живший в конце XIV века. Однажды этого графа хватил апоплексический удар (инсульт) на почве лишнего веса, и его слуги, желая помочь ему прийти в себя, принялись засовывать ему в рот «хлеб, воду, специи и всевозможные виды подкрепляющей снеди».

Историки еды, изучающие тот период, создали термин «авторитет большого человека» – понятно, что раскормиться до солидных размеров могли себе позволить только богатые и знатные люди, располагавшие средствами и властью. Порицание (разумеется, только со стороны равных) вызывали лишь те высокопоставленные дворяне, которые из-за своего большого веса и гигантских объёмов талии были не в состоянии залезть на лошадь и надеть доспехи и из-за этого не могли принимать участие в военных походах и других обязательных для благородных господ мероприятиях.



Даже христианство, которое относит чревоугодие к смертным грехам и призывает умерщвлять плоть (в том числе при помощи длительных постов), не слишком-то помогало в борьбе с избыточным весом. С амвонов церквей читались проповеди, в которых ожирение связывалось с моральным падением, но римские папы, епископы и священники рангом пониже и сами регулярно оказывались толстяками, и это, как ни парадоксально, только увеличивало их престиж в глазах простых людей. Сохранилась запись городской жительницы французского города Орлеана XIII века, которая с неприкрытым обожанием сообщает, что священники в её городе большие и толстые – они, видать, много едят, а значит, пользуются большим уважением. Ещё более красноречива была реакция нищих сицилийских крестьян, повстречавших однажды Фому Аквинского: по свидетельству очевидца, они норовили потрогать видного католического деятеля не столько из-за его святости, сколько из-за его внушительных размеров и пышности, так как ничего похожего на своём бедняцком острове они не видали.

Такое двойственное отношение к ожирению существовало почти в неизменном виде несколько столетий, и только к концу Средних веков, когда высшими слоями тогдашнего европейского общества овладел культ Прекрасной Дамы, многие из благородных барышень стали активно искать способы похудеть, чтобы соответствовать воспеваемому идеалу. Мужчины же в своих телесных предпочтениях по-прежнему ориентировались на «авторитет большого человека».

Однако наступление эпохи Ренессанса нанесло этому позитивному образу сокрушительный удар. Беда пришла откуда не ждали: толстяки стали объектом сатирических нападок! Во времена Средневековья ничего похожего не происходило: да, чревоугодие не поощрялось, но над тучными никто не насмехался! Но уже в конце XV века французский дипломат и историк Филипп де Коммин, описывая английского короля Эдуарда IV, потешается над его тучностью и объявляет, что во внезапной смерти в 1483 году виноват лишний вес, «задушивший» монарха.

Пятьюдесятью годами позже оба главных героя в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» – великаны-обжоры, отец и сын – не знают от автора никакой жалости, особенно папаша – его имя стало нарицательным обозначением исполинских размеров, превосходящих все разумные пределы. Литературные произведения подчёркивали медлительность, лень и тупость толстяков, художники, рисуя их, пренебрегали деталями и изображали шарообразных людей. Но, подчеркну, это касалось только серьёзных и болезненных степеней ожирения – для большинства людей худоба оставалась признаком недуга, а значительные (как сказали бы мы сегодня) запасы подкожного жира представлялись желанной целью. Такие воззрения оказались очень живучими: через сто лет после Рабле фламандский живописец Рубенс, один из основоположников стиля барокко, увековечил их в своих полотнах, и мы до сих называем пышнотелых женщин «рубенсовскими красотками». На жанровых картинах Брейгеля Старшего практически все персонажи тоже наделены весьма плотным телосложением.

Нельзя сказать, что врачи и учёные, понимавшие опасность ожирения, всё это время молчали. Ещё в 1363 году французский хирург Ги де Шолиак детально описал опасные степени ожирения, зафиксировав возникающие при этом проблемы с движением и дыханием. Приход Возрождения возвратил в Европу медицинские знания древних греков и римлян в переводах на арабский, персидский и иврит. С их помощью доктора стремились разобраться в происхождении лишнего веса и уместить полученные знания в ложе главенствовавшей тогда гуморальной теории, которая утверждала, что тело работает при помощи различных «соков», в число которых входили кровь, вода, флегма и желчь (точный набор жидкостей у разных авторов мог отличаться).

Одной из главных гипотез довольно долго была идея о том, будто лишний жир – это распухание плоти из-за неправильной циркуляции воды, поэтому доктора тех времён даже именовали чрезмерную тучность «водянкой». Часть случаев, описанных в трудах XVI – XVII веков, по симптомам действительно похожи на брюшную водянку или асцит – состояние, когда из-за дисфункции внут-ренних органов, чаще всего почек или печени, в брюшной полости начинает накапливаться вода. Но большинство оставленных свидетельств врачи XXI века трактовали бы как «серьёзное вторжение адипоцитов в клеточную ткань», или просто ожирение. Нам остаётся только посочувствовать тучным пациентам того времени: врачи пытались лечить их проблему, «изгоняя» лишнюю воду. Для начала им рекомендовали переехать из влажного окружения, употреблять меньше водянистой пищи и не пить много жидкостей. Более серьёзные мероприятия включали ношение утягивающего корсета, рвотные средства, проколы жировых отложений и кровопускание. При этом часть обычной пищи в рационе заменялась смесями на основе мела и глины (чтобы эти субстанции впитывали лишнюю влагу), а в качестве дополнительных средств похудения назначались уксус, лимонный сок и прочие кислые жидкости, которые, как считалось, помогают в подсушивании организма.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации