Электронная библиотека » Алексей Ларин » » онлайн чтение - страница 15

Текст книги "Ошибка сказочника"


  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 19:03


Автор книги: Алексей Ларин


Жанр: Детская проза, Детские книги


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 15 (всего у книги 51 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Твоя воля, – произнес царевич и взмахнул саблей.

– Калинов мост! – тонко закричала Ядвига, дёргаясь в руках державших её бойцов. – На Калинов мост он идёт, в Золотой город.

– Давно? – спросил Иван, вбрасывая саблю в ножны.

– Полчаса как, – простонала отпущенная Ядвига, падая на колени.

Иван посмотрел на солнце, на лес, перебрал поводья.

– Успеем, – решил он, трогая лошадь.

– Царевич! – Тимофей преградил ему путь своим конём. – На кой ляд нам за ним по лесу переться? Давай вернёмся на тракт и нагоним его у моста. Он там раньше чем до завтрашней ночи не появится – зуб даю. А мы коней сменим в Кремне и всяко раньше него будем. Да и соснём хоть пару часиков.

Иван задумался. Он посмотрел на остальных и понял, что тем тоже не хочется пробираться ночью по лесу. Да и нет в этом особого смысла, раз гончие след потеряли.

– Ладно, – кивнул он. – Возвращаемся на тракт у Ополья. А тебе, ведьма, – бросил он Ядвиге, заворачивая коня, – считай, повезло сегодня. Некогда нам с тобой разбираться.

Царевич пришпорил коня, и через минуту отряд скрылся за лесными холмами с петлявшей между ними Медянкой. Смолкли топот коней и лай собак. В лесной тишине на песчаном берегу озера сидела на коленях старуха и одиноко плакала, перебирая распашонку на грубой деревянной кукле.


Глава 9


Кое-что о Пушкине

Уговорить Горского было легко. Прикрыть дело о пропаже мальчика было в его интересах, и он даже не стал спрашивать, зачем это понадобилось и московскому генералу. Если его, Горского, интересы совпадали с интересами Шмидта и Бессмертного, двух таких влиятельных и уважаемых людей, он будет только рад помочь и не привлекать к этому делу внимание ни Питера, ни Москвы. Вот только как родители-то? За родителей он не отвечает.

Как быть с родителями, Шмидт тоже не знал. Потерявшие сына Благовы были на взводе, не верили уже ни Горскому, ни Шмидту, собирались поднять на поиски волонтеров и выбирали частных детективов. Ещё один безрезультатный день и они поднимут кампанию, которая может дойти до Москвы. И привлечь внимание к городу тех, кого здесь сейчас видеть было бы совершенно нежелательно.

С этим надо было что-то делать и чем скорее, тем лучше. Утром Горский по просьбе Бессмертного и с согласия Шмидта официально объявил об освобождении подозреваемого и снятии с него всех обвинений.

Ждать разъярённых родителей Бессмертный предпочёл в офисе; Шмидт вызвался поприсутствовать. В подробности Бессмертный не вдавался, и Шмидт до сих пор не понимал, как он собирается улаживать ситуацию.

В последний момент Горский струсил и собирать официальный брифинг не стал. Просто сообщил жене, та позвонила подруге, и через полчаса Юлия Благова ворвалась в офис Бессмертного. Увидев их обоих вместе, она от возмущения даже не сразу начала кричать, и Бессмертный воспользовался её замешательством.

Он стремительно подошёл к Юлии, взял за руку и щёлкнул пальцами перед глазами. Она отпрянула от неожиданности, но Бессмертный держал её крепко и непостижимым образом заставлял фокусировать взгляд на поднятом к самым глазам пальце.

– Юля, внимание, внимание, сейчас всё станет понятно, – Бессмертный был собран и напряжён, но говорил на удивление монотонным и убаюкивающим голосом. – Следи за пальцем, сейчас ты всё узнаешь… всё узнаешь… узнаешь… вот так!

Бессмертный покачивал пальцем перед самыми глазами Юлии, заставляя её безотрывно следить за ним. Потом снова щёлкнул, и взгляд Юлии расфокусировался, утратив осмысленность. Она смотрела перед собой ничего не видя, как сомнамбула.

– Дышим глубоко… медленно… успокаиваемся… успокаиваемся… – Бессмертный говорил так убаюкивающе, что Шмидту захотелось и самому прилечь. – Тревога уходит, напряжение спадает. Всё хорошо… С Костей всё хорошо… Он в гостях у бабушки с дедушкой… Он в деревне… Он отдыхает от школы… Он отдыхает от вашего развода… Вы отправили сына отдохнуть… Вы отправили его успокоиться… Вы ему не звоните и не пишете… Вы даёте ему отдохнуть от вас… Вы даёте ему прийти в себя…Он пробудет там месяц или два… Он сам скажет… когда захочет вернуться… когда будет готов. Юля, где Костя?

– В деревне, – пробормотала она, глядя перед собой в пустоту.

– Что он там делает?

– Отдыхает… приходит в себя… от нашего развода…

– Когда он вернётся?

– Через месяц… или два… когда будет готов…

– Когда будет готов. Запомните и отвечайте так всем, кто спросит. Вы слышите, Юля? Вы поняли меня?

– Да, – покорно кивнула она.

– Очень хорошо, Юля, очень хорошо. Сейчас я досчитаю до трёх, и вы проснётесь. Раз… два… три! – Бессмертный щёлкнул пальцами над ухом Юлии.

Она вздрогнула. Растерянно заморгала, не сразу вспомнив, где она и что здесь делает. Бессмертный благожелательно улыбался ей.

– О… Алексей Иванович… я… я насчёт Кости…

– Да, Юлия. Что случилось?

– Видите ли, мы отправили его в деревню, к бабушке с дедушкой. Отдохнуть от всех этих событий, знаете… Я просто зашла предупредить вас, что мы больше не придём на занятия.

– Рад это слышать! – Бессмертный улыбался так, будто и впрямь был рад.

– Ну ладно, – Юлия выглядела потерянно, явно ещё не совсем придя в себя. – Я тогда… пойду…

– Да, конечно, – любезно поклонился Бессмертный. – До свидания, Юлия Владимировна. Всего хорошего!

– До свидания! – Юлия вышла из комнаты, оглядываясь, словно проверяя, не забыла ли что.

– Ну вот, – Бессмертный повернулся к Шмидту. – Осталось так же принять озабоченного отца, и мы закроем проблему с родителями на какое-то время.

– Так ты ещё и гипнотизёр! – Шмидт ожесточённо потёр лысину. – Это ты здесь уже научился или колдовские штучки свои вспомнил?

– Если бы я вспомнил «колдовские штучки», мы бы здесь не сидели. В этом мире тоже много чему можно научиться. Особенно за четыреста лет.

– Четыреста лет?! – Шмидт потрясённо уставился на Бессмертного.

– Виновен! – Бессмертный улыбнулся. – Гришка Отрепьев – это был я.


* * *

Бессмертный не обманул. В этот же день он встретился ещё и с отцом мальчика и, видимо, провернул с ним тот же трюк, что и с матерью. Шмидт не присутствовал. После сеанса гипноза в офисе Бессмертного он оставил его, вернулся в управление и заперся в кабинете. Ему надо было подумать.

Шмидт не мог признаться себе, что попросту испугался. Наблюдая за тем, как ловко и бесцеремонно Бессмертный взламывает чужое сознание, притом активно-враждебное, он в какой-то момент осознал, что ведь и с ним самим можно провернуть тот же трюк. А может уже? Может, он только думает, что ведёт свою игру против Бессмертного, а на самом деле тот давно его уже загипнотизировал и использует в своих целях.

Шмидт потряс головой, постучал ладонью по лбу. Так, это уже никуда не годится. Совсем загнался, старый дурень, обругал он себя. А ну прекратить истерику!

Шмидт попытался отбросить мысли о гипнозе, но получилось у него это не сразу. Он всё-таки убедил себя, что мыслит здраво и ничего с ним Бессмертный не сделал, но всё равно раз за разом возвращался к его трюку с Юлией. Как это у него получилось? И где он так научился? Это же мастерство высшего уровня!

Шмидт закурил. Он смотрел из окна на серый пыльный двор провинциального УВД и думал: не в этом ли лежит разгадка некоторых тайн и фокусов Бессмертного?

Периодические исчезновения, получение новых документов, толпы поручителей – всё это становится понятно, если он использовал гипноз. С таким умением ему и деньги на взятки особо-то не нужны. Придёт в банк, и любой кассир выдаст ему любую сумму. Ну, выдал бы… Сейчас-то с этим сложнее.

И ведь ладно бы только гипноз, думал Шмидт, хорошо я узнал сейчас об этом. А чего я не знаю? Опыт старого оперативника подсказывал ему, что оценивать Бессмертного по тому, что он знает о нём сейчас, – непозволительная роскошь. Потому что знает он о нём очень мало, несмотря на тридцать лет розысков. Одно дело – разыскивать просто таинственного типа со странной живучестью. Совсем другое – иметь дело с персонажем из другого мира.

В эту бездну Шмидт пока даже не брался заглядывать. Тут не было надёжного материала для размышлений, тут не о чем было думать. Разбираться с устройством волшебного мира, разбираться с тайной Бессмертного предстояло ещё очень долго, трудно и кропотливо, и то опираясь лишь на слова самого Бессмертного и несколько страниц его таинственной книги. По крайней мере, пока не вернутся – если вернутся! – его посланцы.

Так или иначе, о магической сущности Бессмертного пока лучше не думать. Есть о чём думать и без этого. Например, о месте Бессмертного в этом городишке. О его роли здесь. Здесь… Почему именно здесь?

Шмидт закурил вторую сигарету. Ладно, это праздный вопрос. Он здесь, потому что здесь портал. Непонятно, правда, почему здесь портал… и мальчишка… но об этом он узнает потом. Рано или поздно, всё равно узнает.

А вот о чём можно – и нужно! – узнать сейчас, так это об истинной роли Бессмертного в Волхове. Как тот ни пытался принизить и скрыть своё значение, у Шмидта сложилось стойкое ощущение, что реальный вес Бессмертного в городе явно выше его скромного статуса детского терапевта.

Горский очень не хотел вести дело против Бессмертного, и весьма сомнительно, что он даже открыл бы его, если бы не генерал с Лубянки. Шмидт отдавал себе отчет, что Горский попросту боится его, но и к Бессмертному он питает странный пиетет.

Ему очень не нравилось всё это дело с самого начала, и он обрадовался, наверное, больше всех, когда Шмидт с Бессмертным договорились уладить проблему на месте. Не то чтобы Горского совсем не интересовала судьба мальчика; он просто не хотел связываться с Бессмертным. И Шмидт только сейчас задумался: а почему, собственно?

Думать ему долго не пришлось. Горский, в отличие от Бессмертного, был для него как открытая книга, и в мотивах его разобраться было несложно. Либо Бессмертный купил его, либо чем-то запугал, а, скорее всего, и то, и другое. И ведь не только о Горском такое можно сказать, думал Шмидт. Не раз он уже сталкивался в городе с людьми, которые при упоминании Бессмертного либо нездорово оживлялись, либо пугались и хмуро отмалчивались.

Бессмертного в городе любили мамаши, это правда. Шмидт подозревал, что эти мамаши не только детишек своих водили на приемы, но и сами их посещали. И много чего интересного выбалтывали обаятельному психотерапевту про своих влиятельных мужей. Правда, его ребята ничего такого не записали, но они и вели его чуть больше двух недель, а Бессмертный здесь практикует уже одиннадцать лет. Много чего интересного уже мог узнать.

Он знает, например, что у Кости Благова есть бабушка с дедушкой в какой-то деревне. Откуда? По идее, он впервые встретился с мальчиком, когда Юлия привела сына на прием. На сеансах ни про каких бабушек они не говорили, насколько можно судить. И тем не менее Бессмертный внушает родителям правдоподобную легенду – очевидно, правдоподобную, иначе никакой гипноз не заставил бы их поверить в неё. А значит, он знает про пацана довольно много и знает не первый день.

Мальчишка заинтересовал его давно, может быть – Шмидт подумал о странном совпадении – с самого рождения. Появление Бессмертного в Волхове через пару недель после рождения Кости может быть не случайным. И Лиза…

Шмидт все время возвращался к Лизе. Какова её роль во всех этих странных делах? Благовы наняли её через месяц после рождения сына, и проработала она у них очень долго, почти семь лет. А потом её сразу нанял Бессмертный. Случайно ли?

Ну это вряд ли. Так или иначе, с Лизой надо ещё раз обстоятельно поговорить. И не только с Лизой. Надо потрясти всё окружение Бессмертного. Расспросить его секретаршу, его адвоката Ракитина… Что-то этот адвокат не слишком удивился чудесному воскрешению своего клиента, как-то подозрительно легко удалился, не поднимая шума.

Шмидт понимал, что ему не удастся вести официальное расследование. Он и не хотел этого делать, по крайней мере пока не вернутся стажёры с мальчиком. Он не может сейчас использовать против Бессмертного дело мальчика, не подставив самого себя. А значит, нужен новый компромат, который вернёт ему контроль над ситуацией и над Бессмертным.

Шмидт решил начать с Лизы. Врать она не умеет, стойкостью и хитростью Бессмертного не обладает и, если надавить как следует, может сломаться и рассказать всё, что нужно. И про мальчика, и про портал, и про своего хозяина и его истинные цели. И если ехать к ней, то сейчас. Пока она не в курсе, что с Бессмертного сняли все обвинения, и есть шанс припугнуть её официальным расследованием.

Он набрал Бессмертного.

– Ты когда освободишься?

– Зачем тебе?

– Дела наши обсудить, зачем же ещё?!

– Что ж, приезжай ко мне в восемь. Или можем в городе встретиться где-нибудь.

– Нет, не надо. Не стоит привлекать внимания. Я заеду в восемь.

Шмидт накинул куртку, бросил взгляд на сейф с материалами по делу и вышел, заперев кабинет. С Лизой надо говорить, пока Бессмертного нет рядом. Когда пропал мальчик, он ещё не знал толком, о чём её спрашивать, и не смог продраться сквозь потоки слёзного вранья. Сегодня знает. И наверняка расколет её.


* * *

Он остановил машину у ворот и позвонил в калитку. Когда Лиза открыла, вид у неё был удивлённый, но – Шмидт отметил это – никак не напуганный.

– Леонтий Васильевич! А мы вас не ждали так рано. Вы же сказали, что к восьми будете.

– Вообще-то, я хотел сначала с вами поговорить Плотникова. Мы не закончили наш прошлый разговор, – Шмидт постарался сразу дать понять, что он тут не в качестве гостя, а то уж как-то слишком приветливо выглядела Лиза.

– Что ж, проходите, – Лиза пропустила Шмидта в калитку и тот беззвучно выругался. Серебристая Ауди Бессмертного стояла во дворе.

Он уже вернулся. Вот почему Лиза держится так уверенно и безбоязненно. И как только он попался в такую примитивную ловушку, решив невесть с чего, что Бессмертный отвечает ему из офиса?!

Отступать, однако, было уже поздно, и Шмидт шагал рядом с Лизой, судорожно соображая, как теперь вести разговор и чем объяснять своё появление. Допрос Лизы явно накрылся, но оставалась возможность сделать вид, что он и не планировался. Или нет?

– Проходите в гостиную, – Лиза приветливо пропустила его в дверь. – Вам что-нибудь принести, Леонтий Васильевич? Чай? Кофе? Коньяк?

– Ничего, – Шмидт отрицательно качнул головой. – А где хозяин?

– В кабинете. Хотите пройти к нему?

Смысла играть в прятки уже не было. Шмидт кивнул.

Они прошли по коридору. Лиза постучала, открыла дверь, пригласила войти.

– Шмидт! – Бессмертный, кажется, даже не удивился. – Чего ты так рано? Случилось чего?

– Леонтий Васильевич заехал задать мне вопросы, – простодушно объявила Лиза. – Он сказал, что не всё выяснил в прошлый раз.

– В самом деле? – Бессмертный приподнял бровь. Он сидел за столом в бархатной домашней тужурке и рассматривал наброски каких-то карт. – Что ж, Лиза, удели генералу несколько минут. Это ведь не займёт много времени?

– Ничуть, – Шмидт натянуто улыбнулся. – Я, собственно, хотел только спросить – вы как устроились няней к Благовым? От агентства или сами по себе? У вас была рекомендация?

– Была, – Лиза переглянулась с Бессмертным.

– Чья?

– Моя.

Шмидт повернулся к Бессмертному.

– Твоя?! Ты рекомендовал её Благовым?!

Бессмертный кивнул. Шмидт не знал, что сказать. Он рассчитывал вытягивать признание из Лизы, а тут Бессмертный сам ему во всём походя признается. Ну не во всём, конечно, но…

– Не лично, конечно, – Бессмертный пожал плечами, словно извиняясь за какой-то незначительный проступок. – Я просто дал ей нужные бумаги, чтобы девочка сумела устроиться. Ты бы всё равно узнал, так что чего скрывать…

– А с чего такая благотворительность? – Шмидт подозрительно смотрел то на Лизу, то на Бессмертного. – Давно вы вообще знакомы?

– Боже мой, Шмидт, да что ж ты такой подозрительный-то?! – Бессмертный поднялся, подошёл к столику с напитками, плеснул себе виски. – Будешь? – отнёсся он к Шмидту; тот покачал головой. – Ну, как знаешь.

– Лизу я знаю одиннадцать лет, – спокойно сообщил Бессмертный, сделав глоток. – А до этого был знаком с её отцом. Тот по роду деятельности знал, что у меня есть доступ к любым чистым документам, и попросил помочь дочке, провалившей вступительные. Я кое-чем был обязан ему, так что отплатил ответной услугой. Вот и всё, и нет тут никаких особых тайн и секретов.

Он ещё хлебнул виски. Шмидт смотрел на Лизу и думал, что, если это всё правда, то Бессмертного она вряд ли выдаст. Она ему обязана, она от него зависит. Не в её положении давать показания против благодетеля. Если только к мальчику она не привязана больше. Но это не сейчас выяснять. Уж точно не при Бессмертном.

– Так что, ты только ради этого приезжал? – спросил Бессмертный. Спросил предельно невинно, но Шмидту почудилась усмешка в глубине его тёмно-карих, почти чёрных глаз.

Продолжать эту комедию смысла не было. Он постарался сохранить лицо хотя бы перед Лизой, и, кажется, ему удалось. Но Бессмертного дурить было незачем, он всё прекрасно понял с самого начала.

– Нет, пока это всё. Если только Лиза сама не захочет что-нибудь рассказать.

Шмидт вопросительно посмотрел на Лизу. Она растерялась.

– Что? – Лиза бегала глазами со Шмидта на Бессмертного. – Что рассказать? Я не знаю…

– Ничего, Лиза, можешь идти, – спокойно произнёс Бессмертный.

Лиза посмотрела на Шмидта. Тот кивнул. Может быть, ему и удастся разговорить служанку, но только не сейчас. Сейчас Бессмертный уже ничего не даст ему сделать.

– Она знает? – Шмидт повернулся к Бессмертному, как только Лиза вышла. – Знает, кто ты на самом деле?

– Ты за этим приехал? – скучающим тоном протянул Бессмертный. – Выяснить, что Лиза знает обо мне? Уверяю тебя, совсем немного. От неё ты на меня много не нароешь.

Шмидт опустился в то же кресло, в котором сидел, когда они составляли план кампании и готовили Савостьянова к отправке в сказочный мир. Может, ему тоже махнуть туда, устало подумал он. Какие бы проблемы ни поджидали его там, они вряд ли сравнятся с тем, что здесь.

– Она хотя бы знает, где мальчик? – спросил Шмидт устало. – Она семь лет его нянчила, неужели у неё ничего не ёкнуло?

Бессмертный оценивающе взглянул на Шмидта, поболтал виски в стакане.

– Лиза знает, где мальчик, – сказал он наконец. – Но давай договоримся так. Лизу ты не трогаешь. Я не могу запретить тебе копать под меня дальше, не могу запретить шерстить моих людей и знакомых – на здоровье. Но Лизу не трогай. Она хорошая девушка, ей изрядно досталось в своё время, и не надо её сейчас пугать и давить. К решению наших проблем – настоящих проблем – тебя это не приблизит. А вот создать новые – может.

Шмидт потянулся в карман за сигаретами, вытащил пачку вместе с мобильником, машинально положил телефон на столик и закурил. Угроза Бессмертного была вполне прозрачна, но не вполне объяснима. Почему именно Лизу он оберегает? Что она для него? Что-то личное? Или знает что-то особенное, чего больше никто не знает.

Разрешение прошерстить его ближний круг было, конечно, любезным, но совершенно бесполезным. Бессмертный наверняка предупредит всех, кого следует, как им держаться и что отвечать. Но вот Лизу… Лизу он почему-то специально выделил и укрыл от его расспросов. Почему?

У Шмидта на мгновение мелькнула странная мысль.

«Да ну, нет! – тут же одёрнул он себя. – Да не может быть! Только не эта сопливая пошлятина!»

– Как думаешь, Савостьянов справился? – спросил Шмидт без связи с предыдущим, просто для того, чтобы отвлечься от навязчивой идеи, будто Лиза – дочь Бессмертного.

Бессмертный пожал плечами.

– Если ему повезло…

– А если нет?

– А если нет, висит где-нибудь на ближайшем суку. В лучшем случае.

– В лучшем?! – Шмидт поперхнулся дымом сигареты.

– Поверь, есть много способов испортить человеку жизнь. Виселица не самый худший. Если Марья велит просто убить посланца, считай, ему повезло. А вот если захочет взять его живым, я Савостьянову не завидую.

– Почему? – Шмидт и вправду испугался. – Что она с ним сделает? На кол посадит? Шкуру живьем сдирать будет?

– Тоже вариант, – кивнул Бессмертный. – Но сначала допросит в своей излюбленной манере. А потом бросит в Зеркала.

– Зеркала?

– Это тюрьма её. В которой сходят с ума даже демоны, не говоря про людей.

– Утешил, – пробормотал Шмидт. – Что же это за тюрьма такая? Волшебная, что ли? Или просто страшная?

– И то, и другое, – Бессмертный усмехнулся, помолчал пару секунд. – В моей сестре изощрённое коварство сочетается с чисто женским изяществом. Оказавшись в Зеркалах, ты даже не сразу осознаешь, куда попал. Зато когда понимаешь, тут-то тебе и край. Так что Савостьянову стоит придерживаться плана и надеяться на удачу.

– А мы? – Шмидт слушал Бессмертного с напряжённым интересом. – Мы что, так и будем просто сидеть и ждать?

– Хочешь отправиться за своими ребятами? – Бессмертный опять усмехнулся. – Не возражаю. Вперёд. Может, чем и поможешь.

Шмидт обиженно запыхтел. Что ответить Бессмертному он не придумал и обрадовался, когда заиграл телефон. Бессмертный как раз наклонился, чтобы поставить пустой бокал на столик, и успел заметить имя на экране.

– Да, Лис, слушаю, – Шмидт оценил, что Бессмертный вернулся за стол и углубился в свои рисунки, демонстрируя, что не интересуется его разговором.

Из путаных объяснений Алисы следовало, что ей надо с ним увидеться и поговорить. Нет, по телефону нельзя, и по скайпу тоже, и писать она не хочет. Хочет встретиться лично и кое-что обсудить. Нет, у неё ничего не случилось, просто, ну а чего, год уже не виделись, можно же и посидеть вдвоем. Он сейчас не в Москве? А где? А когда вернётся? А ничего, если она сама заедет на пару дней? У неё выходные и вообще развеяться.

– Ну ладно, ладно, приезжай, – раздражённо согласился Шмидт. Отправил адрес гостиницы, в которой остановился, и, убирая смартфон, встретился взглядом с Бессмертным. Ему не понравился этот взгляд.

– Дочь приезжает? – Бессмертный не столько спрашивал, сколько утверждал.

Шмидт тяжело поднялся.

– Откуда ты знаешь про неё? – тихо спросил он, подходя к столу Бессмертного.

– Помилуй, Шмидт! Ты говоришь с человеком, знавшим Дубельта и Менжинского вот как тебя. Неужели ты рассчитывал, что я не изучу тебя так же, как ты меня?!

Шмидту захотелось схватить бронзового Пушкина со стола и запустить им в Бессмертного. Он приходил в отчаяние от того, что этот человек (человек ли?) не просто обходил его на каждом повороте, но и не давал никакой возможности приблизиться. Приходилось признавать, что он просто умнее, сильнее и предусмотрительней. И в одиночку ему с ним не справиться.

– Дубельт? – переспросил Шмидт, погладив Пушкина. – Забавно. Он ведь тоже был Леонтий Васильевич, нет?

– Верно, – подтвердил Бессмертный. – Но я, увы, не Александр Сергеевич.

Шмидт повернул Пушкина лицом к себе, всмотрелся в статуэтку, потом в Бессмертного.

– Погоди-ка, – медленно проговорил он. – А с Александром Сергеевичем ты, часом, не был знаком?

– Доводилось пару раз пересечься, – улыбнулся Бессмертный. – К несчастью, мы оба раза так надрались, что бедняга почти ничего не запомнил и всё перепутал.

– Погоди-ка, – Шмидт помотал головой. – Так эти его сказки… это… это…

– Ну да, никакая это не Арина Родионовна, это я ему по пьяни рассказывал. К сожалению, диктофонов тогда не было, и что бедняга запомнил, то и написал потом. Творчески переработав.

Шмидт шумно выдохнул. Теперь ему захотелось выпить. Иначе, чувствовал он, не переварит всё это.

– Ладно, – Шмидт опять повернул Пушкина лицом к Бессмертному. – Понятно всё с Пушкиным, и чего ты так носишься с ним. А с розой что? – Шмидт тронул пальцем бутон. – Что с розами у тебя такого, что ты и дня без них прожить не можешь?

– Я века без них жил, Шмидт, – ответил Бессмертный. – Иногда роза – просто роза. Просто красивый цветок. Не ищи тут никакого тайного смысла, его нет.

Шмидт смотрел на Бессмертного и впервые был абсолютно уверен, что тот лжёт.


Глава 10


Ночная вылазка

– Двадцать третий! – сообщил Олег, спрыгивая с подоконника.

– Уже двадцать третий? – Яна тревожно подняла голову, оторвавшись от шахмат. – Значит, что-то и впрямь серьёзное.

Ребята сидели в комнате Кости и обсуждали последние события. По идее Олег предложил поиграть в шахматы, но шахматы их сейчас занимали меньше всего и фигуры были расставлены чисто для проформы. Чтобы княгиня, зайдя, не подумала, что они заняты какой-то ерундой и не разогнала бы их по разным углам. Для этого же был взят в комнату и Игорёк, который возился сейчас на полу с Шариком, пытаясь научить его давать лапу, пока старшие делились мнением о происходящем.

Когда они вернулись со вчерашней прогулки и сообщили о сигналах стражников лагуны, княгиня изменилась в лице и, быстро их всех обняв и перецеловав, загнала наверх в детские комнаты. Олег мрачно предрёк, что прогулок им теперь не видать, пока на море не успокоится, и оказался прав.

Весь сегодняшний день они провели в комнате Костика, из которой открывался отличный вид на правую часть лагуны, где швартовались торговые и гражданские суда. Ещё вчера там стояло пять-шесть кораблей, а уже сегодня их количество увеличилось вдвое… втрое… вчетверо… Ребята пояснили Косте, что торговые суда, получив сигнал тревоги, спешат укрыться под защитой Скального Грая. Кто-то, кому ближе, уходит в Ладонику, кто-то в Салтанат, кого-то приютят порты Подветренных островов. Но надёжнее всего, конечно, Скальный Грай, порт которого с моря не брали ещё ни разу.

Меньше всего повезло тем, кто не успел укрыться ни в одном из портов, а особенно, кого сигнал тревоги застал в проливе между Туманной Косой и островом Буяном. Если снова поднялись пираты – всё! Пролив перекрыт, и все, кто рискнул пойти им, обречены в первую очередь.

Князь с княгиней почти ничего не говорили ребятам, не видели они и Финиста, куда-то отбывшего ещё с утра. Приходилось самим строить догадки и версии и пытаться понять, что происходит. Самой популярной была версия, что снова поднялся со своими пиратами Соловей и снова решил попытать счастья и захватить Скальный Грай.

– Снова? – переспрашивал Костя. – Он что, уже пробовал?

– Ну да, – Олег передвинул ладью, выводя её из-под удара ферзя Кости. – В прошлую войну, помнишь, Янь? Соловей тогда запер лагуну и устроил блокаду. Ни один корабль полгода не мог войти в порт. Запасы заканчивались и сухопутные пути тоже все были перекрыты. Если бы мама с крёстной не победили тогда Кощея, неизвестно, что бы тут сейчас было.

– А с чего, по-вашему, Соловей опять вдруг решил напасть? – поинтересовался Костя. – Он же знает, что не сможет пройти стражников лагуны. А на севере у него никаких союзников нет в этот раз.

Олег смущённо переглянулся с Яной.

– Ну, ты знаешь, – пожал он плечами. – если это Соловей, конечно, он всегда может рассчитывать на Елену… наверное… Ну и на других посланцев Кощея… Я точно не знаю, просто слышал, как мама с батей говорили утром…

– Чего? – Костя даже не понял сначала. – Каких других посланцев? Вы чего… хотите сказать, ещё кто-то прошёл Исток?

– Ну… да, – смущённо признал Олег. – Батя отправил Финиста на поиски, я слышал утром…

– И вы молчали?! – Костя вскочил с кровати, рассыпав шахматы. – Кто-то пришёл оттуда… наверное, за мной… а вы молчите!

– Костян, мы только сегодня узнали, честно, – оправдывался Олег. – Мы хотели сказать, только не знали как. Скажи, Янь.

– Правда-правда, – заверила Яна. – Мы подумали, что если за одним из них послали погоню, то вряд ли он пришёл за тобой. Если бы за тобой, то, наверное, явился бы к царице и всё такое, правда ведь?

– Не знаю, – буркнул Костя, напряжённо соображая. – А кто второй?

– Чего? – не понял Олег.

– Ну, вы сказали, что за одним направили погоню. А значит был и второй. Кто он?

– Вот вообще без понятия! – клятвенно заверил Олег и, кажется, искренне. – Честно, Костян, не знаю! Слышал только, что второй ушёл на север и надо его найти. Про первого не говорили и я не слышал.

– Понятно, – пробормотал Костя, снова опускаясь на кровать и расставляя на доске раскиданные шахматы. Он напряжённо думал. Алексей Иванович ничего ему не говорил ни про запасной план, ни про ещё каких-нибудь посланцев. Но они от него, скорее всего. Костя просто не представлял, кто ещё мог рассказать им про портал и направить сюда. Но с какой целью? И кто они вообще? И точно ли за ним пришли?

Косте захотелось отыскать княгиню и расспросить её. Она относилась к нему лучше всех в этом мире, не считая ребят; она бы не стала препятствовать его возвращению, если бы была такая возможность. Но раз ему ничего не рассказали про посланцев, значит, с его возвращением они не связаны и тут что-то другое. Возможно, даже совсем не касающееся его лично. Значит, расспрашивать княгиню бессмысленно. Тем более сейчас, когда она с мужем занята подготовкой к отражению пока ещё неизвестной угрозы.

Яна предложила Косте сыграть ещё партию. Он согласился. Олег, обрадовавшись, что приятель не стал сильно злиться, уступил место сестре и встал у окна считать прибывавшие корабли. На двадцать третьем ему надоело.

– Двадцать третий, – повторил он, подходя к кровати, на которой сидели, прислонившись к подушкам, Яна с Костей и делали вид, что играют, уступая друг другу. – С жёлтыми парусами, из каганата.

– Может, это Велизарий? – предположила Яна.

– Зачем Велизарию плыть? – пожал плечами Олег. – Он бы прилетел.

– Он уже старенький совсем стал, – Яна перехватила раскиданные по плечам волосы, стянула их в хвост мягким кожаным шнурком. – Ему сейчас тяжело летать.

– Велизарий? – оживился Костя. – А вы что, ждёте Велизария?

Олег скривил физиономию, пренебрежительно махнул рукой – мол, кого ты слушаешь?!

– Во время прошлой осады Велизарий прибывал, – с достоинством ответила Яна, предпочтя не реагировать на хамство брата. – И тоже, если помнишь, на корабле.

– Помню, – кивнул Олег. – А ты помнишь, что тогда шла война и Велизарий прибывал обсуждать план кампании против Кощея? А на корабле он был потому, что выступал посредником между мамой и Соловьём и думал уговорить его снять осаду.

– И что?

– И ничего!

– Ребята! – Костя напомнил о себе. – Так что там с Велизарием? Почему вы думаете, что он будет?

– Ну, потому что Велизарий помогал нам в прошлый раз и сейчас, наверное… – начала Яна.

– Да не слушай ты её! – прервал сестру Олег. – Янька, дура, не смыслит ничего. Прошлый раз была настоящая война, а сейчас обычные разбойники воду баламутят. Ничего не будет, вот увидишь. Мы и сами отобьемся. А если ещё и дед помощь подошлёт, вообще разобьем их в пух и прах. Незачем Велизарию прибывать.

Костя ощутил смутную досаду. Велизарий был сильнейшим волшебником здешнего мира до Кощея, он учил его, он должен был знать, как тот стал бессмертным. Или как вернуться обратно.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации