» » » онлайн чтение - страница 22


  • Текст добавлен: 27 апреля 2016, 20:00


Автор книги: Альманах


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 22 (всего у книги 36 страниц) [доступный отрывок для чтения: 24 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Славные итоги

Повествование о славных подвигах моонзундцев заканчивается.

Не всем посчастливилось дожить до конца войны и вместе со всеми отметить славную победу над коварным врагом, отметить светлую память погибших. Многие погибли на поле брани, расстреляны в Курессааре в 1941 году, сожжены живыми в клубе строителей, умерли в застенках тюрем и концлагерей. Поимённо перечислить всех трудно.

При оккупации островов фашистами, все штабные документы были уничтожены, чтобы не достались врагу, фашисты учёт пленных не оставили.

Сто двадцать дней шли оборонительные бои на островах Моонзундского архипелага, славные патриоты защищали дальние подступы к Ленинграду. Стояли насмерть.

Это было в начальный период Великой Отечественной войны. Весь мир восхищался тогда отвагой и мужеством непокорённых. Немцы бросили на захват островов сухопутные дивизии, огромное количество плавсредств, авиации, боевой техники. Их расчёт на блицкриг, на скорую победу провалился, более половины солдат и офицеров полегли в русскую землю бесславно.

С тех пор прошли десятки лет.

С годами начинают меркнуть подвиги моонзундцев.

После войны прибывших из фашистского плена причислили ко всем, кто побывал там по разным причинам. Гребёнка оказалась одинаковой для всех. У моонзундцев не было вины, что они попали в плен и прошли все ужасы фашистской неволи.

Историкам и работникам военкоматов всех рангов следовало бы подойти к пленным моонзундцам с чувством глубокого уважения, отдать должное исторической правде, найти героев Моонзунда, отметить их подвиги наравне со всеми участниками войны.

Следует напоминать молодым советским воинам пример отваги и мужества моонзундцев, их самоотверженную любовь к Родине, народу, взаимовыручку в бою. Им защищать Родину, а без этих качеств не может быть победы. Оборона Моонзунда – это наше бесценное достояние, которое не забудется. В этой книге были отмечены подвиги многих. Но не все они были отмечены правительственными наградами.


Перечисленные поимённо достойны звания Героя Советского Союза (посмертно):

Лётчик 12-й КОИАЭ старший лейтенант ГОДУНОВ Борис Александрович за героические подвиги в воздушных боях, штурмовки вражеских аэродромов, за ценные сведения воздушных разведок.

Лётчик 12-й КОИАЭ лейтенант ГУЗОВ Петр Фомич за таран вражеского самолёта в 1941 году на острове Эзель.

Лётчик 12-й КОИАЭ младший лейтенант КОНКИН Степан Михайлович за уничтожение фашистского корабля путём тарана (сам погиб).

Старшина оружейник 12-й КОИАЭ КУРАМШИН Александр Ильич за дерзкие штыковые атаки при обороне островов Муху и Сааремаа.

Командир 43-й береговой батареи капитан БУКОТКИН Василий Георгиевич за уничтожение плавсредств фашистов при обороне островов Муху и Сааремаа в 1941 году.

Командир 315-й батареи капитан СТЕБЕЛЬ Александр Моисеевич за героическую оборону острова Сааремаа в 1941 году.

Заместитель командира 3-й стрелковой бригады, руководитель обороной островов Муху и Сааремаа в 1941 году за его личный героизм в руководстве, полковник КЛЮЧНИКОВ Николай Фёдорович.


Достойны награды орденом Красного Знамени:

Воентехник 1-го ранга УСАТОВ Иван Андреевич за бесперебойное обеспечение горюче-смазочными материалами авиацию, находящуюся на острове Сааремаа в 1941 году. В сложных условиях топливо поступало бесперебойно, авиация совершала полёты на Берлин – в логово врага.

Воентехник 2-го ранга ЧЕРНИКОВ Иван Васильевич за бесперебойное обеспечение авиабомбами и снарядами авиацию острова Сааремаа.

Мичман 13-го дивизиона КМТЩ ГОРБУНОВ Николай Константинович за проявленный героизм и мужество при обороне островов Вормси, Муху, Сааремаа в 1941 году.


Героические подвиги совершили тысячи воинов, и у каждого своя история. Для описания их подвигов не хватит одной человеческой жизни. Пусть будет им благодарность людей всей планеты за спасение от коричневой чумы – фашизма, за спасение от порабощения и геноцида.

Часть IIІ
Стойкость и отвага непокоренных
Умрём, но Ленинград не отдадим!

Это был подвиг не одиночных героев,

Это был массовый героизм советского народа.


Одной из ближайших целей своей агрессии при нападении на нашу Родину фашисты ставили захват Ленинграда.

Гитлер считал, что с захватом Ленинграда «будет утрачен один из символов революции, являвшийся наиболее важным для русского народа на протяжении последних двадцати четырёх лет. С падением Ленинграда может наступить полная катастрофа». (Военно-исторический журнал, 1966 год, № 1, стр. 76).


Захват Ленинграда фашисты связывали с господством над всей Прибалтикой и Балтийским морем. Уничтожить наш Балтийский флот, установить связь с белофиннами, высвободить войска для удара по Москве – таков был их план.

Для захвата Ленинграда они поставили 42 дивизии (до 725 тысяч солдат и офицеров), более 13 тысяч орудий и миномётов, около 1500 танков, 1070 самолётов. На северных границах финны сосредоточили две полевые армии.

Все ленинградцы поднялись на защиту Родины. Только на сборные пункты 22-го и 23-го июня явились с повестками и без повесток около 100 тысяч.

До первого октября на фронт было отправлено около 180 тысяч человек, не считая бойцов народного ополчения, истребительных батальонов и партизанских отрядов. Военную форму надели 29 тысяч коммунистов и 18 тысяч комсомольцев.

В начальный период война шла за несколько сот километров от Ленинграда, а ленинградцы шагали по улицам в военных колоннах, двигались орудийные установки, в ночное небо поднимались аэростаты.

На второй день войны со стороны Карельского перешейка пытались прорваться восемнадцать бомбардировщиков, но самолёты и заградительный огонь зенитных установок не допустили их до Ленинграда. При попытке этого налёта прозвучал по городу впервые голос диктора:

– Внимание! Внимание! Говорит штаб местной противовоздушной обороны города. Воздушная тревога! Воздушная тревога!

Голос диктора подхватывал вой сирен, гудки фабрик и заводов, кораблей и паровозов. Потом это повторялось по нескольку раз в сутки и запомнилось ленинградцам на всю жизнь.

На уничтожение вражеских самолётов на аэродромах вылетели 236 советских бомбардировщиков и 224 истребителя. Шесть дней они летали на вражеские аэродромы и уничтожили более 130 самолётов противника.

Двадцать девятого июня финны начали наступление на Карельском перешейке.

Советские лётчики смело вступали в бой, уничтожая бомбардировщики и танки. В одном из боёв лётчик 158-го авиаполка младший лейтенант Пётр Харитонов на самолёте И-16 атаковал «юнкерса», израсходовал весь боезапас, но «юнкерса» не сбил. Тогда он приблизился вплотную и отрубил воздушным винтом хвостовое оперение. Фашист потерял управление и камнем упал на землю. За совершённый таран вражеского самолёта Харитонову было присвоено звание Героя Советского Союза. Это были первые тараны, лётчики Балтики совершили 36 раз этот подвиг. В числе первых, совершивших таран, был лётчик 12-й КОИАЭ Пётр Фомич Гузов. Это было далеко от центральных городов на острове Эзель, поэтому этот подвиг не получил большой огласки.

Фашистские войска шли по Прибалтике, на захваченной территории горели дома, уничтожалось всё живое. Враги не щадили детей, женщин и стариков.

А в это время глубоко в тылу врага сражались герои на Моонзундских островах и на полуострове Ханко, оттягивая от Ленинграда огромное количество войск, не пропускали морским путём озверелых фашистов и топили их вместе с кораблями. Это позволило выиграть драгоценное время для организации обороны Ленинграда, перестроить жизнь города на военный лад.

Ленинградские коммунисты во главе с А.А.Ждановым и А.А.Кузнецовым сплотили в единый боевой лагерь почти трёхмиллионное население города, воодушевили людей на ратные и трудовые подвиги. Началось строительство Лужской оборонительной линии. Её протяжённость была 250 километров, линия опоясывала город инженерными укреплениями.

Её строили войсковые подразделения вместе с тружениками сёл и городов, прилегающих к Ленинграду. Строительство не прекращалось круглыми сутками. Протяжённость вырытых окопов достигла 1000 километров. Здесь были укрытия для пехоты и орудий, окопы, траншеи, ходы сообщения. Сооружённая линия препятствий продвижению вражеской пехоты и танками была в три раза длиннее расстояния между Москвой и Ленинградом. Здесь было 626 километров противотанковых рвов, 49600 надолб, 306 километров лесных завалов, 35 километров ходов сообщений, 15000 дотов и дзотов, 22000 огневых точек в городе, 2300 командных и наблюдательных пунктов. Эти данные опубликованы в книге В.Е.Зубакова «Героический Ленинград».

Это мощное кольцо обороны строили трудармейцы, труженики тыла, которых называли «окопниками». Они постоянно подвергались смертельной опасности. Вражеские самолёты прорывались к городу, сбрасывали бомбы, расстреливали из пулемётов. Работали в основном женщины, вместе с подростками они дежурили на крышах домов, тушили пожары от зажигательных бомб, учились стрелять и оказывать помощь пострадавшим.

27 июня Военный совет Северного фронта и Ленинградский городской комитет партии приняли решение о создании Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО). Во второй половине июля три дивизии ЛАНО уже вели бои на Лужском оборонительном рубеже. Ленинград дал фронту всего 10 дивизий ЛАНО и 14 пулемётно-артиллерийских батальонов, 7 партизанских полков и 67 партизанских отрядов, 179 истребительных и рабочих батальонов. Коммунисты направлялись, как правило, на самые опасные и ответственные участки.

Город Ленинград принял военный вид. Все памятники и достопримечательные места были укрыты от варварского разрушения, закладывались мешками с песком, обшивались щитами. Знаменитые кони на Аничковым мосту были зарыты в землю.

Началась эвакуация детей и престарелых 29 июня. Последние эшелоны с эвакуированными прошли через станцию Мга 29 августа. В этот день железнодорожное движение было прервано. Было вывезено более 636 тысяч человек, из них 220 тысяч детей. Было эвакуировано 86 фабрик и заводов. На площадях эвакуированных заводов стали выпускать военную продукцию. Во второй половине 1941 года ленинградцы дали фронту тысячи миномётов и автоматов, более трёх миллионов снарядов и мин, свыше 40 тысяч реактивных снарядов, около 42 тысяч авиабомб. Здесь было отремонтировано и снова отправлено фронтовикам 491 танк и 317 орудий. Рабочие не выходили из цехов по две и три смены в сутки. Жертвовали все свои сбережения и драгоценности.

 
В эти дни ленинградцы дали клятву Родине:
Пусть ни одна минута времени не пройдёт зря!
До конца выполним свой священный долг перед Родиной!
Пусть земля наша станет для врагов могилой!
Умрём, но Ленинград не отдадим!
 

Шли ожесточённые бои на всём советско-германском фронте.

Фашисты рассчитывали войну закончить молниеносно, но встретив упорное сопротивление, несли огромные потери, «блицкрига» не получалось. На некоторых участках наступление было приостановлено. Основные силы они бросили на северо-западное направление, на захват Ленинграда. Их численное преимущество в пехоте было в полтора раза, в танках – в два раза, а на Кингисептском направлении танков было больше в пятнадцать раз.

Гитлер отдал приказ захватить Ленинград, стереть его с лица земли, истребить всё население города. Основной расчёт был на авиацию. В воздух поднималось 1614 самолётов. Нашими лётчиками и войсками ПВО было сбито 232 самолёта. В город прорвалось только 28 бомбардировщиков.

Десятого июля на Карельском перешейке наступала стотысячная армия финнов. Они вышли к реке Свирь, но форсировать её им не удалось. Захватили город Петрозаводск. Сражение шло сорок пять дней. Их наступление было приостановлено, фронт стабилизировался.

Основные бои шли на Лужском направлении с численным превосходством врага в три раза.

Двадцатого августа гитлеровцы заняли железнодорожную станцию Чудово. Связь с Москвой по Октябрьской железной дороге была прервана. Ленинград оказался в окружении полукольцом фашистов.

В этот критический момент собрался партийный актив Ленинграда в Смольном.

Было принято решение, направленное на превращение города в неприступную крепость. Коммунисты дали клятву, что нога фашиста не ступит на священные улицы города.

Обратились с воззванием ко всем трудящимся города:

«…Над нашим родным и любимым городом нависла непосредственная угроза нападения немецко-фашистских войск. Враг пытается проникнуть к Ленинграду…

Но не бывать этому! Ленинград – колыбель пролетарской революции, мощный промышленный и культурный центр нашей страны – никогда не был и не будет в руках врагов… Встанем, как один, на защиту своего города, своих очагов, своих семей, своей чести и свободы! Выполним наш священный долг советских патриотов».

Воззвание подписали: главнокомандующий войсками Северо-Западного направления Маршал Советского Союза К.Е.Ворошилов, секретарь областного и городского комитетов партии А.А.Жданов и председатель исполкома Ленинградского Совета депутатов трудящихся П.С.Попков.

Прочитав это воззвание, воины обещали матери – Родине быть твёрдыми, бесстрашными, отважными, а трудящиеся города – крепить трудовую дисциплину, увеличивать выпуск вооружения и боеприпасов, пополнять ряды народного ополчения.

В августе стояла необычная для Ленинграда жара. Там, где ступала вражеская нога, горели города, сёла, несжатый хлеб и лесные массивы. Шли по дорогам беженцы, а с воздуха их расстреливали фашисты. Линия фронта приближалась к Ленинграду. Наши войска мужественно оборонялись, но под натиском превосходящих и вооружённых по последнему слову военной техники фашистов были вынуждены с горечью отходить.

На участке Копорья враги прорвались между Стрельной и Урицком, выйдя к Финскому заливу. В районе Ораниенбаума их остановили моряки с фортов «Красная Горка» и «Серая Лошадь», а так же береговая артиллерия Балтийского флота. Этот участок фронта оставался в наших руках до дня победы. Овладев станцией Чудово, враги устремились на захват Ленинграда, одновременно двинулись к Волхову и станции Мга. Двадцать девятого августа захватили Колпино. Считанные километры оставались до Ленинграда. В трудную минуту встали на защиту города войска народного ополчения и рабочие Ижорского завода. Яростными атаками они выбили немцев из нескольких населённых пунктов, освободили Красный Бор. Целый месяц они сдерживали натиск врага днём и ночью. Вражеские танки уничтожались всеми доступными средствами, и артиллерией и бутылками с горючей смесью, стрелковые части переходили врукопашную. Каждый наш боец сражался за десятерых, даже раненые не уходили с поля боя. Их героические усилия увенчались успехом. Обескровленный враг перешёл к обороне.

В районе станции Мга шесть дней шли упорные бои. Кровью истекали наши воины. Ценою больших потерь немцы заняли крепость Шлиссельбург. Ленинград оказался блокированным с суши. С выходом фашистов к Колпино и Шлиссельбургу, а финнов к реке Сестра на Карельском перешейке, они поставили Ленинград в критическое положение.

Город стал упорно готовиться к уличным боям. Строились усиленные баррикады, способные выдержать огонь и разрушение танками и артиллерией. Укрепления строили из брони, железобетона, из каменной и кирпичной кладки. В канализационных смотровых колодцах оборудовались точки засад истребителей танков.

Балтийскому флоту грозила смертельная опасность оказаться в руках врага. Верховный Главнокомандующий Сталин послал телеграмму о заминировании и уничтожении кораблей, если не будет другого выхода.

В угаре побед фашисты зверели. Для устрашения ленинградцев, чтобы сломить веру в победу, было брошено огромное количество авиации.

В честь «предстоящей победы» они готовились провести военный парад на Дворцовой площади, в гостинице «Астория» – грандиозный банкет. Каждому немецкому офицеру был обещан дом в Ленинграде, а солдату – квартиру.

С четвёртого сентября немцы стали обстреливать улицы города дальнобойной артиллерией.

Восьмого сентября был массовый налёт на Ленинград. От фугасных и зажигательных бомб рушились дома, горели деревянные хранилища Бадаевских продовольственных складов. Пять часов боролись пожарники и части МПВО с огнём. На последний штурм фашисты бросили двадцать свежих дивизий. Фронт растянулся почти на четыреста километров от Капорского залива до Ладожского озера.

Девятого сентября они пытались захватить Красногвардейск. Четыре дня шли бои, но прорваться к Ленинграду они не смогли.

После провала наступления они решили обойти город с юго-запада и севера, захватить Урицк, Красное село, город Пушкин. Нашими войсками принимались срочные меры. В подкрепление были брошены только что сформированные части и подразделения Народного ополчения. Сражались они героически, но не имели боевого опыта, не хватало орудий, пулемётов и даже винтовок. Они были вынуждены отходить. Фашисты вышли к Пулковскому оборонительному рубежу. Линия фронта вплотную приблизилась к Ленинграду.

Чтобы остановить врага, требовалась непреклонная воля, моральное и физическое напряжение сил защитников, огромный авторитет руководителя и его полководческий талант. Ставка ВГК посылает командующим Ленинградским фронтом генерала армии Г.К.Жукова. Он был в то время заместителем Верховного Главнокомандующего. Генерал Жуков собрал видных деятелей: А.А.Жданова, А.А.Кузнецова, адмирала флота И.С.Исакова, командующих и начальников родов войск и служб фронта. Всю ночь с десятого на одиннадцатое сентября обсуждались дополнительные меры по мобилизации всех сил и средств на оборону Ленинграда. Войсками 4-й армии, которая прикрывала южные подступы к городу, стал командовать опытный и волевой генерал И.И.Федюнинский.

Гитлеровцы предпринимали яростные атаки, чтобы прорваться к Ленинграду, но защитники свято выполняли приказ Военного совета фронта: «Ни шагу назад!» и выстояли. Они как бы вросли в землю, политую кровью их отцов в годы Гражданской войны. На Пулковских высотах громили врага орудия войсковой артиллерии, орудия кораблей и фортов, железнодорожных батарей, а так же орудия, снятые с легендарного крейсера «Аврора». Стойкая оборона с энергичными контратаками и контрударами обескровили врага, вынудили его отказаться от штурма Ленинграда и перейти к длительной осаде. Враги прошли семьсот километров по нашей земле, но преодолеть последние пять – шесть километров они так и не смогли.

Важную роль в защите Ленинграда с моря сыграла героическая оборона Моонзундских островов, полуострова Ханко, военно-морской базы Таллина, Ораниенбаумского плацдарма и Кронштадта. Вражеское тотальное наступление захлебнулось, но положение в городе было тяжёлым. Началась блокада. (Данные из Энциклопедии Отечественной войны 1985 года, стр. 402).

Далеко за полночь на командном аэродроме Ленинграда ожидали прилёта транспортных самолётов с острова Даго. Оперативному дежурному аэродрома было известно, что пассажирами на этих самолётах были раненные бойцы и командиры, семьи военнослужащих и часть личного состава 12-й КОИАЭ.

Было известно, что полёт совершался в труднейших условиях, и поэтому самолётов ждали с волнением. Расстояние около четырёхсот километров надо было преодолеть на предельно малой высоте, только ночью и с потушенными аэронавигационными огнями. Всё было рассчитано на маскировку от вражеских самолётов и зениток.

Пролетая над сушей, занятой врагом, они были обстреляны зенитками. Раненые смотрели в иллюминаторы и видели, как вокруг самолёта рвались снаряды. Даже монотонный гул двигателей и поздний час не могли усыпить их, нервы были напряжены до предела. Все почувствовали облегчение, когда самолёт стал идти на снижение. Как только он коснулся грунта и немного пробежал, сразу же выключили освещение. Всюду был мрак, соблюдалась строжайшая светомаскировка. Пассажиры выходили из самолёта в непроглядную тьму. Только в небо, будто острые кинжалы, вонзались лучи прожекторов. Они искали вражеских бомбардировщиков.

Над тёмным городом, будто вымершим, висели на парашютах фашистские осветительные бомбы, чтобы можно было вести прицельное бомбометание. В воздухе был сплошной гул самолётов наших и вражеских, рвались зенитные снаряды, раздавались оглушительные взрывы бомб. Вот куда прилетели раненые и все остальные пассажиры с острова Даго.

– Мы уже привыкли к этому, – сказал техник Д.П.Богомолов, – а вот каково ленинградцам?

– Детей жалко, – сказал Егор.

Со стоянки самолёта, куда он зарулил, все пошли в тёмное помещение. Холодный ветер пронизывал легкоодетых, женщины и дети ускорили шаг. Подошли к помещению, открыли дверь, увидели светомаскировку на окнах.

– Мама, здесь холоднее, чем на Даго, – послышался детский голосок.

– Потерпи, доченька, надо всё пережить, – ответила мать в утешение.

За группой из 12-й КОИАЭ пришла автомашина и увезла в Приютино.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации