Электронная библиотека » Дмитрий Жуков » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 3 мая 2021, 11:54


Автор книги: Дмитрий Жуков


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Д.А. Жуков, И.И. Ковтун
Дневник карателя. Эрих фон дем Бах-Зелевский

© Жуков Д.А., Ковтун И.И., составление, предисловие, 2021

© Ковтун И.И., перевод, 2021

© ООО «Издательство «Вече», 2021

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2021

Сайт издательства www.veche.ru

Список сокращений

АК – Армия Крайова

БССР – Белорусская Советская Социалистическая Республика

ВКП(б) – Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)

ВС КОНР – Вооруженные силы Комитета освобождения народов России

ГРУ ГШ РККА – Главное разведывательное управление Генерального штаба Рабоче-крестьянской Красной Армии

КОНР – Комитет освобождения народов России

КП(б)У – Коммунистическая партия (большевиков) Украины

МВД СССР – Министерство внутренних дел СССР

МГБ СССР – Министерство государственной безопасности СССР

НКВД СССР – Народный комиссариат внутренних дел СССР

НКГБ СССР – Народный комиссариат государственной безопасности СССР

НСДАП – Национал-социалистическая рабочая партия Германии

НСКК – Национал-социалистический автомобильный корпус

НСПР – Народно-социалистическая партия России

ОКВ – Высшее командование вермахта

ОКХ – Высшее командование сухопутных сил

РАД – Имперская трудовая служба

РГАСПИ – Российский государственный архив социально-политической истории

РККА – Рабоче-крестьянская Красная Армия

РКФ – Имперский комиссариат по укреплению германской народности

РОНА – Русская освободительная народная армия

РСХА – Главное управление имперской безопасности

РуСХА – Главное управлений расы и поселений

РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

СА – штурмовые отряды

СД – Служба безопасности охранных отрядов

СМЕРШ – Управление контрразведки «Смерть шпионам»

СС – охранные отряды НСДАП

УССР – Украинская Советская Социалистическая Республика

ФРГ – Федеративная Республика Германия

ЦАМО РФ – Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации

ЦДНИСО – Центр документации новейшей истории Смоленской области

ЦШПД – Центральный штаб партизанского движения

Archiv Institut für Zeitgeschichte (IfZ), München – Архив института современной истории, Мюнхен

Bundesarchiv Berlin-Lichterfelde (BAB) – Федеральный архив Берлин-Лихтерфельде

Bundesarchiv – Außenstelle Ludwigsburg (BAL) – Федеральный архив в Людвигсбурге

Bundesarchiv – Militärarchiv (BA-MA), Freiburg im Breisgau – Федеральный военный архив во Фрайбурге-на-Брейсгау

Harvard Project on the Soviet Social System (HPSSS) – Гарвардский проект опроса беженцев о советской социальной системе

National Archives of the United States, Washington D.C. (NARA) – Национальнй архив США

«Мужчина, пахнущий могилою»[1]1
  Строка из поэмы Александра Введенского «Кругом возможно Бог».


[Закрыть]

Предисловие

Эрих фон дем Бах-Зелевский принадлежит к плеяде наиболее характерных персонажей «Коричневой империи». Он был вовлечен в самые чудовищные нацистские преступления, начиная от создания крупнейшей «фабрики смерти» Освенцима и заканчивая массовыми убийствами гражданского населения на оккупированных территориях Советского Союза. Будучи обергруппенфюрером СС и начальником соединений по борьбе с бандами, Бах, наделенный огромными полномочиями, отвечал за уничтожение партизан не только в захваченных областях СССР, но и во всей Европе, принимая участие в планировании и проведении масштабных антипартизанских операций, которые сопровождались многочисленными злодеяниями. Своеобразным пиком его карьеры стало подавление в августе – октябре 1944 г. восстания в Варшаве. За 63 дня ожесточенных боев в разрушенной польской столице и ее окрестностях были убиты – по далеко не полным данным – более 180 тысяч местных жителей и депортированы в Рейх свыше полумиллиона человек1.

Казалось, после войны Бах-Зелевский, как один из главных проводников истребительной политики на Востоке, должен был бы понести самое суровое наказание. Однако судьба безжалостного карателя сложилась иначе. Бах, заключив сделку с американскими оккупационными и судебными властями, оказался не на скамье подсудимых, а свидетелем обвинения со стороны США на Международном военном трибунале в Нюрнберге, где дал весьма важные показания, разоблачающие нацистское мировоззрение, планы убийства миллионов беззащитных людей и участие в этом Верховного командования вермахта. В последующем он неоднократно привлекался к другим процессам против высокопоставленных руководителей гитлеровской Германии, добился освобождения, но, спустя несколько лет, вновь предстал перед Нюрнбергским судом, приговорившим его в 1962 г. к пожизненному заключению. Свой земной путь генерал-убийца закончил 8 марта 1972 г. в мюнхенской больнице для заключенных в Гарлагинге.

Личность Баха-Зелевского давно привлекает к себе внимание историков. За последние шестьдесят лет вышло немало научных публикаций2, посвященных его персоне. Однако нельзя сказать, что специалистам удалось выработать единую точку зрения на эту фигуру. Как справедливо отмечает исследователь М. Барелковский, «до сих пор нет серьезной биографии Баха, а есть лишь несколько небольших работ о нем, которые в основном охватывают отдельные этапы жизни» и «повторяют ошибочные суждения»3.

В самом деле, о Бахе известно далеко не все. Даже на фоне равных ему по званию палачей его фигура стоит несколько особняком. Данные о нем порой весьма фрагментарны. Некоторые сведения и вовсе следует отнести к разряду мифологем, так как их содержание противоречит информации из документальных источников. Кроме того, большинство мифов, окружающих его личность, возникло в послевоенный период, когда он стремился всеми правдами и неправдами сохранить свою жизнь. Не гнушался Бах прибегать и к откровенной лжи, если видел в этом возможность уйти от неприятных вопросов.

Не менее сложной является проблема исследования военного дневника генерала СС, вокруг которого продолжаются дискуссии историков. Появление этих записей относится к началу 1950-х гг., когда Эрих фон дем Бах-Зелевский проходил процесс денацификации и пытался «вернуть себе доброе имя». Отсюда – распространенное мнение, согласно которому Бах внес в свои записи военной поры известные коррективы. Дневник, по его мнению, должен был доказать то, что еще во время войны он находился в рядах оппозиции и там, где это было возможно, старался противодействовать высшему нацистскому руководству. Немецкие юридические органы, надо сказать, признали эти записки аутентичными. Изначально Баха приговорили к 10 годам принудительных работ в лагере, лишению всего имущества и 10-процентному вычету из его доходов для репараций. Впрочем, несколько месяцев спустя, после кассации в вышестоящие инстанции, приговор удалось изменить. Апелляционная палата, учитывая бедственное положение семьи осужденного (жена была полностью парализована, а четверо из шести детей еще не достигли совершеннолетнего возраста) и пятилетний срок, проведенный им под стражей, отпустила его на свободу.

Возникает вопрос: помог ли дневник своему хозяину?

Уже в тот период юристы, успевшие ознакомиться с фрагментами журнала начальника соединений по борьбе с бандами, пришли к однозначному выводу, что фон дем Бах не имел никакого отношения к оппозиции и, в любом случае, несет ответственность за преступления частей СС в захваченных областях Белоруссии и Польши. Но представители западногерманской Фемиды отказались инициировать новый процесс, который, без сомнения, был бы долгим и требующим крайне серьезных процедур. Связываться с таким делом тогда мало кто хотел. Суды ФРГ начала 1950-х гг., как правило, не проявляли особого рвения в преследовании вчерашних хозяев страны и судили только тех преступников, которые были отданы в их руки с неопровержимыми доказательствами.

Тем не менее очередное столкновение с судебной системой не прошло для Баха-Зелевского даром. Он, видимо, понял, что допустил грубую ошибку, предоставив суду свои личные записки4. Бах изготовил машинописную копию и отправил ее в 1953 г. в Федеральный архив в Кобленце. В тот же архив в 1955 г. поступил на хранение плохо сохранившийся подлинник второй части журнала за период с мая 1943 г. по январь 1945 г. Куда делась первая оригинальная часть ежедневника – с июня 1941 г. по ноябрь 1942 г., – неизвестно до настоящего времени5.

Немецкий историк К. Герлах не исключает того, что «Бах уничтожил первую часть оригинала»6. Почему он мог пойти на этот шаг, догадаться, в принципе, несложно. Во время начальной фазы войны против СССР силы полиции порядка, войск СС и оперативные команды полиции безопасности и СД кровавым ураганом пронеслись по советской земле, совершив огромное количество преступлений. Бах, назначенный в мае 1941 г. на должность высшего фюрера СС и полиции в Центральной России, руководил их действиями. Отразил ли он эти факты, а также многие другие события, имеющие отношение к войне на уничтожение, в оригинальной первой части дневника? Вопрос остается открытым…

Чтобы разобраться с тем, какую роль играл военный журнал в судьбе Баха и какое значение он имеет для понимания его личности, следует обратиться к биографии автора, привлекая для объективной реконструкции доступные на сегодняшний день источники и научные материалы.

I. Происхождение и молодые годы

Эрих Юлиус Эберхард фон Зелевский родился 1 марта 1899 г. в померанском городе Лауэнбурге (сегодня – Лемборк)7. Он происходил из обедневшего дворянского рода с глубокими немецко-польскими корнями. Отец Эриха, католик Отто-Иоганн фон Зелевский (1859–1911), служил чиновником при управлении снабжения, а затем торговым агентом, получая скромное жалование – около ста марок в месяц. Матушка будущего гонителя западных и восточных славян, Амалия Мария Эвелина, урожденная Шиманская (1862–1935), была полькой, но по вере принадлежала к евангелической церкви. Эвелина была образованна, давала уроки игры на фортепьяно, однако главная ее обязанность заключалась в воспитании семерых детей – трех мальчиков и четырех девочек. Отец часто находился в затруднительном материальном положении. Денег едва хватало. Последнее обстоятельство не позволило Отто фон Зелевскому владеть унаследованным рыцарским имением8.

Когда Эриху исполнилось десять лет, его отец умер от ревматизма. Из-за отсутствия наследства детей распределили по приемным семьям. Баха принял его дядя – Оскар фон Зелевский, владелец имения в Требниге (Силезия). Эрих приходился племянником Эмилю фон Зелевскому – офицеру колониальных войск в германской Восточной Африке, который в 1891 г. погиб близ города Иринги, подавляя восстание народности вахехе9.

В двенадцать лет Бах окончил начальную школу в Бяла (Восточная Пруссия), после чего его перевели в гимназию Нойштадта (Западная Пруссия). В последующем он не раз менял учебные заведения. Чем были вызваны эти перемещения, не ясно. Известно только то, что, отучившись какое-то время в гимназиях Страсбурга и Конитца (Западная Пруссия), он получил аттестат об успешном окончании средней школы. Много лет спустя, находясь уже в американском плену, Бах мельком вспомнил школьные годы. По его словам, он был хорошим учеником, но никогда не чувствовал стремления продолжать учиться. На этом его официальное образование закончилось10.

Летом 1914 г. Эрих приехал на каникулы в Бяла (в 1938–1945 гг. – Геленбург). Отчий дом был для него раем, где он восстанавливал силы. Но неожиданно мирное течение жизни прервала война. События августа 1914 г., как не преминул заметить Бах в своей биографии для совета по денацификации в 1951 г., оставили в его душе незаживающую рану. Все, чем он жил, перестало существовать: «Я видел, как горит дом моих родителей, моя мать стояла на коленях перед казаками и молила о жизни своих детей»11.

Насколько эти слова соответствуют действительности, установить невозможно. Но то, что Бах своими глазами видел последствия военных действий, сомнений не вызывает. Он присоединился к отступающим немецким войскам и просил зачислить его в армейскую часть. К удивлению многих, прошение 15-летнего подростка, рослого и крепко сложенного, удовлетворили. Его откомандировали на 1-й сборно-учебный пункт 176-го пехотного полка. Так Эрих стал одним из самых молодых солдат Германской империи12.

Информация об участии Баха-Зелевского в Первой мировой войне сохранилась скудная. В 1915 г. он, воюя в составе 3-го Западно-прусского полка, был ранен в плечо. За смелость его неоднократно награждали, включая Железные кресты II и I классов. В 1918 г. Эрих получил серьезное отравление во время газовой атаки. В том же году его перевели в 10-й гренадерский полк короля Фридриха Вильгельма (1-й Силезский), где он командовал пулеметной ротой и заслужил первое офицерское звание – лейтенанта13.

Весной и летом 1918 г. германская армия предприняла четыре отчаянных мощных наступления, чтобы разгромить англо-французские войска до прибытия в Европу главных американских сил. Но измотанные, истратившие последние резервы и обескровленные немецкие дивизии не могли выдержать контрудара союзников. Провал наступлений вызвал сильнейшее брожение в стране. Экономика трещала по швам, население утратило веру в кайзера и генералитет, происходили почти непрерывные забастовки, началось разложение армии и флота. Германия проиграла войну. Империю постиг крах. В отдельных городах и регионах, в результате внутренних потрясений и дезориентации, произошла поляризация значительной части населения, что нашло свое выражение в формировании – с одной стороны – рабочих и солдатских советов, а также – с другой – добровольческих корпусов, или «фрайкоров». Последние рассматривали себя защитниками имперских и национальных интересов перед лицом внутреннего и внешнего врага.

В конце 1918 г. Бах вступил в добровольческий корпус генерал-майора Карла фон Хёфера14, сражавшегося за Верхнюю Силезию – главный объект спора Германии и Польши. Зелевский был командиром роты в батальоне Курта фон Бюлова (6-я бригада рейхсвера). В 1919–1920 гг. Бах участвовал в подавлении 1-го и 2-го Силезских восстаний15, а затем в приграничных боях. Чтобы положить конец двухлетнему кровопролитию, в октябре 1921 г. решением Совета Лиги Наций Верхнюю Силезию разделили. Восточная часть провинции с ее значительными залежами угля и промышленными предприятиями отошла Польше, в то время как западная часть осталась в Германии. Для таких людей, как Бах, это означало не что иное, как поражение16.

Тем не менее профессионализм, храбрость и лидерские качества молодого офицера Зелевского были признаны в период борьбы за Силезию, и это привело к тому, что его приняли в рейхсвер, численность которого была сведена Версальским мирным договором до 100 000 человек. Новым местом службы лейтенанта стал 4-й пехотный полк, дислоцировавшийся в померанском городе Старгард. Кроме несения службы, Бах все больше интересовался политикой. Веймарскую республику он ненавидел лютой ненавистью. Вскоре решительно настроенный фронтовик присоединился к «Немецко-народническому союзу защиты и отпора» – ультраправой организации, провозгласившей борьбу с «еврейским господством» в государственных, экономических и культурных областях.

По мнению немецкого исследователя А. Ангрика, радикальные националистические взгляды Баха-Зелевского стали причиной того, что в конце 1924 г. ему пришлось с позором покинуть свою часть и распрощаться с военной карьерой17. Однако историк М. Барелковский, обнаруживший в архиве г. Людвигсбурга ранее неизвестные источники, пришел к противоположному выводу. Скорее всего, полагает специалист, Баха просто уволили из рейхсвера в запас. В качестве подтверждения своей версии Барелковский ссылается на факты привлечения Зелевского к полевым сборам и учениям вермахта. С 1 декабря 1936 г. группенфюрер СС Бах числился в мобилизационных документах германского Генштаба как капитан запаса. С недоверием относится историк к послевоенным показаниям Зелевского, будто армию он оставил из-за неважного здоровья. В 1930-е гг. Бах был обладателем имперского и спортивного значков СА, поэтому воспринимать его как человека, физически негодного к военной службе, невозможно18.

Известна еще одна сомнительная версия увольнения Зелевского из армии. Офицеры полка, заявил Бах на допросе 19 июня 1947 г., якобы объявили его вне закона, когда узнали, что две сестры лейтенанта вышли замуж за евреев. Испытывая давление сослуживцев и подвергаясь остракизму, он, будто бы затаив обиду, ушел из вооруженных сил19.

Эти объяснения вряд ли заслуживают полного доверия. Зелевский принадлежал к числу убежденных националистов и юдофобов, причем его антисемитизм носил строго рассчитанный, неэмоциональный характер. Когда в стране запретили деятельность «Немецко-народнического союза защиты и отпора», Бах примкнул к военизированной организации фронтовиков «Стальной шлем», ставившей главной задачей борьбу против евреев, левых и демократических сил Германии20.

Что касается еврейских родственников Зелевского, то их он презирал и видеть не хотел. В августе 1921 г. его старшая сестра Ванда Ядвига Матильда фон Зелевская (1892–1987) действительно вышла замуж за скрипача из Белостока Овсея Шиффа (1891–1964)21. В 1924 г. средняя сестра, Элла, стала супругой еврейского предпринимателя из Берлина Ганса Кольса22. В первой половине 1930-е гг. Бах, уже являясь высшим офицером СС, будто бы приглашал сестер с мужьями провести отпуск на его ферме в Дюрингсхофе. В подобное трудно поверить, как и во многие другие заявления Баха, утверждавшего после войны, что он сам по крови еврей!23 Все это было лишь игрой, манипуляцией, чтобы запутать следователей. В реальности Эрих и пальцем не шевельнул, чтобы помочь своей родне. В итоге семейства Шиффа и Кольса, лишенные прав, работы и сбережений, в январе 1936 г. эмигрировали из Германии в Бразилию.

Равнодушное отношение Баха к родственникам, связавших жизнь с евреями, было, судя по всему, одним из элементов его самоидентификации, которая заключалась в добровольном переустройстве собственной личности в соответствии с канонами германского национализма и расовой теории. Процесс перерождения отпрыска кашубской аристократии в истинного национал-социалиста, безусловно, требовал времени, и Зелевский, мечтавший возродить тевтонскую ветвь своего рода, последовательно шел к этой цели. 21 сентября 1921 г. он женился на немке Рут Апфельд (1901–1967). Брак с ней оказался счастливым; в нем у Баха родилось шестеро детей24.

Любопытно, однако, другое. Перед тем как заключить брачный союз с Рут (которую в дневнике он ласково называет «мамочкой»), ему пришлось выйти из католической церкви и принять евангелически-лютеранскую веру. Бах, крещенный в 14 лет в католичество, уйдя в протестантизм, нарушил последнюю волю отца. Но, как покажут дальнейшие события, переходы из одной веры в другую будут для Зелевского обычным делом. В 1933 г. он, как член СС, осознанно порвет контакты с лютеранской церковью и станет, по заведенной в «Черном ордене» традиции, «верующим в высшие формы жизни» («gottgläubig»)25. После войны он вернется в католицизм26, в 1947 г. обвенчается с женой по латинскому обряду, чтобы устроить одного из своих сыновей в приходскую школу27, но незадолго до смерти вновь перейдет в лютеранство28. Столь частая смена конфессий показывает Баха как человека, смотревшего на религию с чисто утилитаристской позиции.

Следующий шаг Зелевского был связан с изменением фамилии. Уже в 1920-е гг. он тяготился ее славянским звучанием. Если в берлинской адресной книге за 1926 г. он еще значился как фон Зелевский, то в 1927 г. появляется новая запись – фон дем Бах-Зелевский. Смена фамилии, как считает историк М. Барелковский, могла произойти благодаря дяде Эриха – Людвигу фон дем Бах-Зелевскому, работавшему в Потсдаме советником при Счетной палате. Хитрый племянник воспользовался его двойной фамилией29.

Эрих на этом не остановился. 28 ноября 1940 г., после особого разрешения администрации Бреслау, он избавился от польской части фамилии, став фон дем Бахом. В письме Гиммлеру от 29 октября 1940 г. Зелевский подробно рассказал, как он усиленно исследовал собственную генеалогию и отыскал «фундаментальные доказательства» тевтонского происхождения своих предков.

Баха буквально распирало от гордости и спеси. О поляках он отзывался с брезгливым негодованием. Одновременно он устремлял свой взор в будущее, видя своих сыновей членами СС, которые, вспоминая о славной фамилии отца, будут использовать ее против польских инсинуаций. Некоторые строки его письма показывают, что неприязнь автора к полякам граничила с иррациональной одержимостью31. Разумеется, в послевоенные годы он обо всем этом крепко забудет, вернет славянскую часть фамилии и станет выдавать себя за «спасителя» польских стариков, женщин и детей32.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации