154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 14

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 14:09


Автор книги: Джиллиан Хантер


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 17 страниц)

Глава 24

Хлоя с дядей дошли до древних ворот с каменной привратницкой, ведущих в поместье Стрэтфилд, за каких-то двадцать минут. Запыхавшись от быстрой ходьбы, Хлоя смотрела на изящный елизаветинский дом.

Трудно было себе представить, что за его стенами сейчас происходил поединок не на жизнь, а на смерть. В окнах не видно было мельтешения прислуги, из трубы не шел дым. Сердце Хлои болезненно сжалось.

– Что же мы будем делать? – спросила она дядю, толкая тяжелые кованые ворота – они оказались запертыми.

– Ты останешься здесь, в привратницкой, – ответил дядя Хэмфри. – А я пойду на разведку.

И дядя Хэмфри принялся стучать тростью в кованые ворота.

– Финли, отвори! Финли, это срочно! Мне необходимо войти!

Дверь привратницкой распахнулась, но вместо коротышки ирландца появился статный Эйдриан Ракели.

– Тише, сэр Хэмфри, – сказал Эйдриан, приближаясь к воротам. – Зачем так шуметь?

Хлоя поймала уверенный взгляд друга Доминика, и в сердце у нее затеплилась надежда. Может, поединок Доминика с сэром Эдгаром закончился и ее возлюбленный остался цел и невредим?

– Лорд Вулвертон, – с горячностью заговорил сэр Хэмфри, – вряд ли вы сохраняли бы столь завидное спокойствие, если бы понимали всю серьезность положения.

– Я понимаю, – ответил Эйдриан.

– Тогда почему вы не рядом со Стрэтфилдом?

Эйдриан извлек тяжелый медный ключ из жилетного кармана.

– Потому что пообещал ему не вмешиваться.

– Я тоже, – проговорила Хлоя едва слышно и бросила взгляд на дом. – Но Стрэтфилд вообразил, будто бессмертен. Один раз он вернулся из царства мертвых, но это не означает, что ему удастся выбраться оттуда снова. Не надо искушать судьбу.

– Сейчас все по-другому. – Эйдриан пристально посмотрел на Хлою.

Оба знали Доминика, его слабые и сильные стороны.

– Доминик сейчас в выигрышном положении. Он спланировал поединок так же тщательно, как сэр Эдгар в свое время жестокие убийства.

Хлоя попыталась найти утешение в этих словах. Эйдриан держался так уверенно, так крепка была его вера в победу Доминика. Хлое тоже хотелось проникнуться этой верой, но она понимала, что не сможет вздохнуть спокойно, пока не увидит Доминика собственными глазами.

И ей снова подумалось, что Эйдриан – могущественный союзник и необыкновенный человек. В прошлом наемник, сражавшийся в чужих землях. С его внешностью он мог бы стать кумиром женщин, завсегдатаем лондонских балов.

Эйдриан был способен на нежные чувства, что никак не вязалось с его репутацией. Хлоя ясно читала это в его красивых карих глазах. Качество, которое уравновешивало темные слухи о его прошлом.

– А мне плевать, что мы там ему наобещали, – сказала Хлоя, войдя в ворота. – Вы, Эйдриан, должны проверить, как там обстоят дела. Сэр Эдгар в отчаянном положении: он понимает, что загнан в угол, и терять ему нечего. Он будет сражаться не на жизнь, а на смерть.

– А я Стрэтфилду решительно ничего не обещал, – решительно заявил сэр Хэмфри. – Пропустите-ка меня, лорд Вулвертон. Долг любого порядочного человека – прийти на помощь соседу в тяжелый момент.

Эйдриан заколебался, бросил задумчивый взгляд на дом за своей спиной, отступил в сторону и пропустил сэра Хэмфри в дверь привратницкой. Тут Хлоя заметила, что выглядит Эйдриан совсем не так уверенно, как ей показалось, и желание вмешаться вспыхнуло в ней. Значит, поединок вовсе не закончен.

– Будьте осторожны, дядя Хэмфри! – воскликнула Хлоя и обратилась к Эйдриану: – Я не вынесу, если что-нибудь случится с Домиником или дядей.

Несколько мгновений Эйдриан пристально смотрел на нее, затем сказал:

– Я пойду с вашим дядей, чтобы оберегать его. Боюсь только, Доминик мне этого не простит.

– Спасибо, – только и могла сказать Хлоя.

Она должна как-то проникнуть внутрь, чтобы быть рядом, если Доминику потребуется помощь.

Эйдриан коснулся ее запястья:

– Финли куда-то запропастился. Предполагалось, что он будет сторожить в привратницкой, но его так и не дождались. Когда я услышал, что кто-то подходит к воротам, подумал, что это он.

Она посмотрела Эйдриану прямо в лицо:

– Я постараюсь найти Финли.

– Доминик не хотел, чтобы вы подвергались опасности.

– Я тоже этого не хочу, – проговорил сэр Хэмфри. – Оставайся лучше в привратницкой.

– Со мной все будет хорошо. А вы делайте то, что вам велит долг.

Она должна быть рядом с Домиником. Большого желания оказаться лицом к лицу с сэром Эдгаром Хлоя, разумеется, не испытывала, но будь она проклята, если допустит, чтобы этот негодяй еще раз причинил зло тем, кого она любит. А Доминика она любит.

Хлоя направилась к дому, побежала по дорожке, поднялась на крыльцо и оказалась в темной, обшитой дубовыми панелями передней.

– Финли? – шепотом позвала она и круто повернулась при звуке скрипнувшей двери.

Никого.

Хлоя бесшумно подошла к незажженному камину и взяла с каминной решетки закопченную кочергу.

– Есть здесь кто-нибудь?

Не дождавшись ответа, Хлоя снова попятилась к центру передней и едва сдержала крик, наступив на что-то мягкое. Приглядевшись, Хлоя увидела, что это вязаная шапочка. Она лежала в лужице крови.

Шапочка принадлежала Финли, егерю. Что с ним случилось? Он попытался помочь Доминику – и?..

Тут Хлоя наткнулась на пса, обнюхивавшего ковер. Он оказался весьма кстати.

– Пойдем, Арес. Сейчас будешь отрабатывать скормленные тебе сосиски. Помоги мне найти Доминика и Финли!

Пес повел ее по коридору, повернул за угол, и они оказались у входа в библиотеку. Хлоя подумала, что в доме могло быть гораздо больше тайных укрытий, чем ей показал Доминик.

Дверь в библиотеку была приоткрыта. Оттуда доносился запах старых кожаных переплетов. Внутри царил полумрак – тяжелые шторы на окнах не пропускали дневного света.

На полу разбросаны бумаги и перевернуто кресло.

– Доминик? – тихонько произнесла она.

Тишина. Хлоя огляделась вокруг.

– Финли! – сделала она еще одну попытку.

Арес уткнул нос в ковер, взял след.

– Ищи, ищи их! – Хлоя изо всех сил сжимала кочергу рукой, затянутой в перчатку.

Пес прошел мимо камина, даже не взглянув на него, подошел к угловому книжному шкафу – и исчез.

На месте одной из стенных панелей зияло отверстие, где исчез Арес. Хлоя последовала за псом.

– Доминик? – прошептала она, вглядываясь в темноту.

Кто-то схватил ее за лодыжку. Хлоя вскрикнула. Она бы упала, но наткнулась плечом на балку и только поэтому сохранила равновесие.

Арес жалобно заскулил. В следующее мгновение Хлоя услышала стон. Она опустилась на колени и вытащила кляп изо рта Финли. Это был он.

– Финли, – в ужасе прошептала она, когда егерь повернулся к ней.

Все его лицо было в синяках.

– Что случилось? Где лорд Стрэтфилд?

– Я связан по рукам и ногам. Мой нож валяется вон там в углу. Разрежьте веревки. Сэр Эдгар застал меня врасплох.

Хлоя принялась шарить в поисках ножа.

– Где лорд Стрэтфилд? – спросила она.

– В подземелье контрабандистов. Развяжите меня побыстрее. Лорд Стрэтфилд наверняка нуждается в помощи.

Глава 25

Дядя и племянник ходили кругами в кромешной тьме, полагаясь только на интуицию, выучку и инстинкт самосохранения. Более десяти лет минуло с тех пор, как они в последний раз сражались на шпагах, а иногда, чтобы поразвлечься, гоняли по улицам Сохо головорезов. В те времена Доминик из кожи вон лез, стремясь произвести на дядю впечатление усвоенными приемами, в надежде заслужить похвалу.

Но теперь он сражался с единственной целью: отомстить тому, кем некогда восхищался. За предательство и покушение на его жизнь.

Доминик скорее ощутил, чем заметил момент, когда дядя стал уставать. Когда сэр Эдгар сделал выпад, названный «завершающим ударом», Доминик ловко увернулся вправо.

– Неплохо, Доминик, – проговорил сэр Эдгар. – Но неужели это все, на что ты способен?

Неожиданно он полоснул Доминика по горлу. И если бы не пышное жабо разбойничьего маскарадного костюма, рана оказалась бы намного глубже.

Неожиданное препятствие в виде жабо привело сэра Эдгара в замешательство. Это дало Доминику возможность собраться с силами для решительного выпада.

Сэр Эдгар понял, что побежден.

– Ты всегда был моим любимым учеником, – проговорил он, прерывисто дыша.

– Благодаря вашей любви мне пришлось пройти через все круги ада.

Доминик выставил левую ногу вперед и нанес удар. Лезвие шпаги прорвало кожу, прорезало ткань мышцы и сухожилия плеча сэра Эдгара. Доминик отступил. По лбу его катился пот, заливая глаза. Он опустил руку.

– Это за Сэмюела. За Брэндона. Дальнейшую вашу судьбу будет решать суд. Вам придется ответить за все совершенные вами преступления. Радуйтесь, что я вас не убил. Я подумывал о такой возможности.

Доминик стоял совершенно неподвижно, пытаясь осмыслить произошедшее, он собирался убить сэра Эдгара, но в последний момент что-то остановило его – последняя крупица человечности, оставшаяся в его душе.

Тут он услышал какой-то тихий непонятный звук, какое-то шевеление тяжелых половиц нал головой. Сэр Эдгар уронил свою шпагу, попятился и рухнул прямо в костлявые объятия прикованного к стене скелета. Одна из цепей оторвалась.

Доминик зажег свечу и равнодушно посмотрел на представшее его взору жуткое зрелище: сэр Эдгар, стоящий на коленях в грязи, прижимающий к себе истлевший остов. Ничего, кроме отвращения, Доминик не испытывал. Он отомстил и теперь чувствовал себя опустошенным. Скорее бы уйти отсюда.

Доминик повернулся к лестнице, но странный звук, который он услышал, когда сэр Эдгар нечаянно освободил скелет из цепей, повторился, заставив его обернуться.

Внутри стены разматывалась цепь какого-то механизма. Ржавые петли заскрипели, что-то щелкнуло.

– Ловушка, – прошептал Доминик, в ужасе глядя на камни, посыпавшиеся на сэра Эдгара.

Облака цементной пыли заполнили подземелье, и Доминик побежал прочь, опасаясь, как бы от удара не рухнул весь свод.

Пыль осела, покрыв все подземелье, словно саваном. Балки, поддерживающие остальную часть свода, устояли.

Сэр Эдгар лежал на полу, раздавленный грудой камней. На последней ступеньке Доминик отвесил прощальный поклон своему молчаливому товарищу по заключению, Сиятельному Скелету:

– Что ж, дружище, мы с тобой теперь оба свободны. Но мне не хотелось бы оставить тебя в столь нелепом положении. Мы с тобой столько раз беседовали по душам. Ты заслужил пристойные похороны хотя бы потому, что терпеливо выслушивал историю моих бедствий. К тому же я обещал тебе это.

– Я иду! – Луч света ворвался в мрак подземелья.

Финли стоял в узкой щели в стене, с радостной улыбкой глядя на засыпанного цементной пылью хозяина.

– Похоже, милорд, у вас тут тушка, которую надо бы унести.

Доминик с благодарностью глянул на побитое лицо верного егеря.

– Финли! Ты появился весьма кстати. Пожалуйста, бережно обращайся со скелетом. Ладно? Бедняга достаточно настрадался при жизни. Что же до моего дяди, то он больше никому не причинит зла.

Глава 26

Хлоя с Финли только успели покинуть библиотеку, когда глухой рокочущий звук раздался где-то внутри стен дома. Казалось, это стонет дом, предупреждая их о том, что силы ада вырвались на свободу. Сердце у Хлои замерло. Она помчалась вверх по лестнице, ведущей на длинную галерею. Финли не отставал от нее, Арес бежал рядом.

Но они были уже не одни в поместье.

Стучали колеса бричек, въезжающих в ворота, – прислуга Стрэтфилд-Холла возвращалась из церкви. Через несколько мгновений слуги войдут в дом и приступят к исполнению своих обязанностей. Домоправительница наденет передник и отправится к сэру Эдгару узнать, куда подавать ленч – в столовую или в кабинет.

Впрочем, не исключено, что царствованию сэра Эдгара в доме Доминика уже наступил конец.

Когда Хлоя добежала до последней ступеньки, солнечный светлился в большие окна галереи. Но царившая здесь тишина казалась зловещей. Потайная дверь в подземелье была распахнута настежь и зияла чернотой.

Хлоя ринулась к двери.

Позади нее вся вышколенная прислуга Стрэтфилд-Холла, сразу заметившая, что в доме что-то не так, бежала вверх по лестнице. Неужели таинственный убийца снова нанес удар? В противном случае дверь привратницкой не была бы распахнула.

Неужели новый хозяин зарезан в той же постели, что и предыдущий? Дворецкий и старший лакей бежали впереди. Горничные бежали в арьергарде, держа на изготовку метелки и швабры. Но тут раздался властный голос леди Дьюхерст.

В шляпе с перьями и в шитой бисером пелерине, тетя Гвендолин протиснулась сквозь толпу слуг и направилась прямо к Хлое. Памела, запыхавшаяся от бега, едва поспевала за матерью. Рядом с Памелой рысью бежал предмет ее воздыханий, Чарлз. На лице его было написано изумление.

– Тетя Гвендолин! – воскликнула Хлоя. – Что вы здесь делаете?

Тетя Гвендолин вперила взор во тьму, царившую внутри открытого тайного хода.

– И тебе, и моему мужу я собираюсь задать один и тот же вопрос. Где этот негодяй?!

– Кого вы имеете в виду?

– Хватит изображать святую невинность, юная леди! Я не так уж глупа. Я спросила у Памелы, что именно от меня скрывают? И вот я здесь.

Хлоя беспомощно смотрела на Памелу, которая, как обычно, подавала кузине какие-то совершенно непонятные знаки из-за спины матери.

– Вы здесь потому, что я одолжила Памеле неприличный французский корсет?!

Тетя Гвендолин круто повернулась и окинула взглядом дочь:

– Какой еще корсет?

Памела недоуменно пожала плечами:

– Я вообще не понимаю, о чем речь.

Хлоя шагнула ко входу в подземелье. Конечно же, Эйдриан, Финли и дядя не стали бы так долго задерживаться внизу, если бы с Домиником что-то случилось.

Разве что им пришлось перевязывать его раны или нести его тело. Или вступить в сражение с сэром Эдгаром. Хлоя представляла себе картины, одна страшнее другой. Но гнала их прочь. Доминик несколько недель готовился к поединку. И конечно же, вышел из него победителем. К тому же он обещал ей вернуться. И не нарушит данного слова. Он чертовски целеустремленный парень, ее возлюбленный.

Хлоя замерла – из недр подземелья послышались тяжелые шаги. Она повернулась, не в силах отвести взгляд от того, кто появился из тьмы.

Хлоя не сразу узнала его.

Он весь, с головы до ног, был покрыт толстым слоем беловатой пыли. Точно призрак в саване! И густые черные волосы, и брови, и щеки. И плечи. И рукава рубашки от маскарадного костюма с кружевным жабо, и черные бриджи, и ботфорты.

Но это был он, целый и невредимый, и он шел прямо к ней.

– Боже всемогущий, смилуйся над нами! – завизжала одна из судомоек. – Это он. Стрэтфилдский Призрак!

Тетя Гвендолин обняла Памелу, и перья на ее шляпе задрожали. Хлоя выпустила из руки кочергу. На галерее воцарилась тишина. Все замерли. Хлоя расплылась в улыбке. Доминика и впрямь можно было принять за призрака.

Доминик, глядевший насмешливо, поймал наконец взгляд Хлои, и в глазах его вспыхнул огонь страсти. Она только сейчас осознала, что бежит ему навстречу. Он сдержал слово. Он вернулся. И мир вновь стал прекрасным. Но Хлоя тут же подумала, что ей придется расплачиваться за свои поступки.

Глядя на них, нетрудно догадаться, что они любовники. Легкомысленная барышня из Лондона вляпалась в новую скандальную историю и достойна осуждения. Что ж, справедливо.

Доминик и не думал скрывать их отношений. Он заключил ее в объятия. Она должна быть уверена, что он не нарушит слова. Выполнит свое обещание.

– Все кончено, – сказал Доминик, целуя ее. – Выходи за меня замуж, Хлоя Боскасл. Будь моей женой.

Леди Дьюхерст и Памела ахнули – дело принимало скандальный оборот. Прислуга Стрэтфилд-Холла, молча наблюдая за развитием событий, до сих пор не поняла, призрак перед ней или человек.

Для Доминика сейчас существовала только Хлоя. Она была для него источником силы, помогла сохранить рассудок. И выжить.

– Хлоя, – сказал он, взяв ее лицо в ладони.

Когда Финли рассказал ему, что это Хлоя нашла его связанным в библиотеке и освободила от пут, Доминик выразил восхищение ее сообразительностью и отвагой.

Доминик жалел лишь о том, что не встретил эту девушку много лет назад, когда мог произвести на ее семью значительно лучшее впечатление. Да, впереди предстояло совершить настоящий подвиг, завоевать доверие сплоченного клана Боскаслов.

– Доминик, – прошептала Хлоя, – ты заметил, что мы здесь не одни?

Он засмеялся, лукаво сверкнув глазами. Только сейчас Доминик осознал, в каком виде предстал перед изумленной толпой.

– Карсон, – обратился он к старшему лакею, – приготовь мне ванну и чистую одежду.

Ошеломленный лакей захлопал главами:

– Но… но… но…

– Они все еще думают, что ты призрак, – шепнула Хлоя на ухо Доминику, с трудом сдерживая смех.

– Полагаю, нельзя оставить их в этом заблуждении и убежать, ничего не объяснив.

Хлоя искоса посмотрела на тетю.

– Думаю, не стоит. А где мой дядя? И Эйдриан? – спросила она, поколебавшись.

Доминик снова обхватил ее лицо ладонями, с нежностью вглядываясь в него. Ради этого момента он и жил – чтобы вернуться в мир людей, к этой упрямой девице, его возлюбленной. Радость и облегчение, которые он читал в ее глазах, были для него самой желанной наградой и доказательством того, что страдал он не напрасно.

Теперь пришла пора защищать ее, ухаживать за ней, доказать ей, что он настоящий джентльмен.

– Хлоя, – заговорил он мягко, положив руки ей на плечи, – я мог бы целовать и целовать тебя до скончания века, но поскольку я больше не призрак, придется соблюдать приличия.

Хлоя вздохнула, когда Доминик разомкнул объятия.

Тетя Гвендолин с неодобрением поглядывала на него. В этот момент из тайного хода появились Эйдриан и сэр Хэмфри, отряхивая пыль и с живостью обсуждая – ну кто бы мог подумать! – политическую ситуацию в Китае. За ними следовал Финли, неся завернутый в плащ скелет, что повергло собравшихся в ужас.

Доминик подавил желание расхохотаться. Как он объяснит случившееся жителям деревни? Он прежде никогда не задумывался над этим. Легко себе представить, какие слухи поползут про Стрэтфилдского Призрака, его костлявого товарища по заключению и печально знаменитую барышню из Лондона.

– Прекрати, – прошептала Хлоя.

И закусила губу.

– Что прекратить?

– Прекрати улыбаться во весь рот.

– Я не улыбаюсь.

– Нет, улыбаешься.

– Я сдерживаю смех.

Тетя Гвендолин, оправившаяся от изумления, решительно подошла к Доминику:

– Что ж, милорд, наконец-то мы увидели вас, причем сейчас вы производите впечатление вполне земного существа, не то что во время нашей последней встречи.

– Поверьте, леди Дьюхерст, у меня была причина вести себя подобным образом.

– Эту причину вам придется объяснить.

Хлоя коснулась локтя тетки:

– Поверьте, тетя Гвендолин, мы не хотели вас обманывать.

– Обманывать меня? Что ты имеешь в виду?

Надо бы говорить потише, подумала Хлоя. Старший лакей уже настолько пришел в себя, что успел отправить большую часть прислуги заниматься делом, однако несколько человек все еще топтались на лестнице, в страхе поглядывая на скелет, который принес Финли.

– Я имею в виду, что мы с Доми…, то есть с лордом Стрэтфилдом, заставили вас поверить, будто вы и в самом деле повстречали призрака тогда ночью в саду.

– Заставили меня поверить в призрака? – фыркнула тетя. – Ошибаетесь.

– А чем я себя выдал? – с любопытством спросил Доминик.

Тетя Гвендолин прищурилась.

– По правде говоря, сначала я поверила. Но на следующее утро обнаружила чьи-то больше следы в моем садике с травами, возле грядки с мятой. Ни один человек в доме не посмел бы самовольно собирать мои травы. И тут, милорд, я вспомнила, что вы всегда любили сорвать листик мяты и жевать его.

Доминик еще шире улыбнулся.

– Я решила не выдавать вас, – продолжила тетя Гвендолин. – Хотя, знай я тогда, что вы крутите роман с моей племянницей, не дождаться б вам такой снисходительности с моей стороны.

Доминик одарил тетю чарующей улыбкой:

– Значит, вы простили мне эту маленькую проделку?

– Пока я ничего вам не простила. Мне предстоит разобраться в том, что именно я должна прощать. Но если даже я прощу, это не избавит вас от необходимости нести ответ перед семьей Хлои. Судя по тому, как на глазах у всех вы целовались с моей племянницей, им есть что прощать.

– О Боже, – проговорила Хлоя.

Она догадывалась, как отнесется к тому, что произошло, ее семья.

Доминик перестал улыбаться.

– Мадам, я не совсем понял, что вы сейчас сказали, но чувствую, что меня ждут большие неприятности.

Леди Дьюхерст вперила суровый взгляд в племянницу:

– Этот вопрос при посторонних не обсуждается. А сейчас, Хлоя, ты отправишься вместе с нами домой, где мы с дядей решим, как с тобой поступить.

Доминик выпрямился, глаза его потемнели.

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, что судьбу этой молодой особы будет решать ее семья, – отрезала тетя Гвендолин.

– Мне бы хотелось, чтобы это решение распространялось и на меня, – заявил Доминик.

– А можно, я выскажу свое мнение? – сдерживая досаду, спросила Хлоя.

– При посторонних нельзя, – отрезала тетя Гвендолин.

– Прошу простить меня, мадам, но я немного одичал за время моего вынужденного уединения и забыл правила хорошего тона. Нет сомнений, что в делах подобного рода следует придерживаться определенных правил.

Каких именно, Доминик понятия не имел. Он никогда не влюблялся. Не сходил с ума от любви к светской барышне, да еще из благородного семейства, такого как семейство Боскаслов. Страшно подумать, каковы могут оказаться последствия. Однако Доминик не собирался ускользнуть от ответственности за совершенный поступок.

Он вернулся к прежней жизни, и теперь уже нельзя было залезать к Хлое в окно или утаскивать ее с бала, чтобы любить до беспамятства.

Как он сможет это выдержать?

Он и мысли не допускал, что придется расстаться хотя бы на день.

Уж очень не хотелось Доминику, чтобы семья Хтои навела справки о его прежнем поведении. Чего доброго, сочтут его неподходящим женихом для Хлои. А ведь она вполне могла от него забеременеть. И ему хотелось защищать и лелеять ее, начать их совместную жизнь.

Оставалось лишь надеяться, что он сыграет роль жениха столь же успешно, что и роль призрака.

Хлоя так обрадовалась, увидев Доминика целым и невредимым, что даже не возроптала, когда тетя Гвендолин поспешила увести их с Памелой с галереи. Она бросила прощальный взгляд на возлюбленного как раз в тот момент, когда он вместе с Финли укладывал Сиятельный Скелет на обюссонский ковер. Ну кто, кроме человека, мертвого в глазах света, сумел бы завязать дружбу с останками другого, погибшего такой страшной смертью?

Вообще-то зрелище было пикантное и нелепое: Доминик, почтительно укладывающий скелет на ковре, – но тут он поднялся и подмигнул Хлое. И Хлоя, и Памела тут же принялись хихикать, может, и правда слегка некстати, но это дало тете Гвендолин основания предположить, что хихиканье их было происхождения истерического и спровоцировано видом закутанного в плащ скелета.

– Что за ужасное зрелище! Да еще в воскресное утро! – воскликнула тетя Гвендолин. – В мое время невозможно было даже вообразить нечто подобное.

Хлоя и Памела, спускавшиеся с лестницы, переглянулись. Хлоя, например, могла бы возразить, что сама тетя жаждала встретиться лицом к лицу с ужаснейшим привидением, и когда встретилась, даже глазом не моргнула. Видимо, кровь упрямых и отважных Боскаслов текла во всех отпрысках, как мужского, так и женского пола, в молодых и старых.

– Спасибо, тетя Гвендолин! – вырвалось у Хлои, когда они подошли к карете, ожидавшей у крыльца. Только сейчас она заметила, каким прекрасным было поместье Доминика при солнечном свете. Сад, полный уютных беседок и журчащих фонтанов, тенистые аллеи и даже лабиринт, где дети могли играть.

– За что спасибо? – с подозрением спросила тетя Гвендолин, вернув на место съехавшую набок шляпу.

– За ваше гостеприимство, за то, что вы пригласили меня погостить, дав мне шанс исправиться.

Тетя Гвендолин фыркнула:

– Прекрати, Хлоя. Я не так глупа, как полагаете ты и твой дядя. Ты не только не исправилась, но стала еще хуже, связавшись с этим дьяволом Стрэтфилдом.

– Вы сердитесь на меня, тетя Гвендолин? – осведомилась Хлоя с невинным видом.

Тетя Гвендолин нахмурилась.

– Пусть на тебя сердятся твои братья, которые вряд ли станут поддерживать со мной отношения после того, что произошло в моем доме.

Памела бросила на Хлою сочувственный взгляд и робко предложила:

– А может, не надо им ничего рассказывать?

– Это неизбежно, – мрачно ответила мать.

Хлоя тоже так полагала. Все очень скоро узнают, что Доминик не умирал, а также о том, какую роль сыграла Хлоя в этой истории. Разумеется, сплетен не избежать.

Полной неожиданностью для Хлои было появление ее брата Хита в тетиной гостиной.

Как она сразу не догадалась, что пожаловал один из ее братцев – все горничные собрались возле гостиной, делая вид, будто наводят чистоту вокруг ее брата, погрузившегося в чтение газеты. Хлоя не могла их винить. Хит – привлекательный мужчина: мускулистый, элегантный, безупречно вежливый. Чеканные черты лица, густые ресницы, осенявшие синие глаза, не оставляли женщин равнодушными.

Но для Хлои он был просто Хит, член семьи, для нее строгий судья, даже целый суд присяжных.

– Хлоя! – Хит отложил газету, поднялся с кресла и, сцепив за спиной руки, посмотрел на сестру.

Сердце у Хлои отчаянно забилось. Хит уже знает? Что именно? Сердится? По его виду трудно было что-нибудь определить. Кто-то из старшего командного состава сказал, что Хита хоть на горячие уголья ставь, ни единый мускул не дрогнет у него на лице. Хита ведь и правда пытали, когда он попал к французам в плен.

– Какой сюрприз, Хит!

– В последнее время сюрпризы вошли в моду. – Он повернулся и, улыбнувшись стайке горничных, сказал: – Ваше усердие выше всех похвал, но не могли бы вы заняться уборкой немного погодя? Мне нужно переговорить с леди Хлоей наедине.

Горничные вышли.

– Что еще за сюрпризы? – спросила Хлоя, твердо решив не сдаваться без боя.

– Я все знаю, Хлоя.

– Ты знаешь…

Он жестом указал ей на диван.

– Расскажи мне, как это произошло. – Хит произнес это таким спокойным тоном, что Хлое захотелось швырнуть в него чем-нибудь тяжелым.

– Хит что ты имеешь в виду?

Хит улыбнулся:

– Ах да, забыл упомянуть, что только что беседовал с одним моим хорошим другом, лордом Вулвертоном. Вы, кажется, знакомы. Вот он и просветил меня.

– Насколько мне известно, он очень любит Доминика.

Хит широко улыбнулся:

– О да. Кто же из нас не любит старину Доминика? Нашего дорогого друга, воскресшего из мертвых. Так расскажи, как это произошло? – Хит откинулся в кресле. – Присядь, Хлоя, и объясни мне все.

– Я приехала в деревню. Влюбилась в виконта и собираюсь выйти за него замуж. Если только Грейсон не сошлет меня еще куда-нибудь или не спугнет моего жениха. Вот, пожалуй, и все.

– Не все. Разве он не пробирался тайком к тебе в спальню? А еще ты забыла, что таинственный мужчина в маске увел тебя с бала, ты долго не возвращалась. Завести роман, и с кем! С призраком! – Хит закатил глаза.

– Ну… – начала Хлоя.

Она никогда еще не видела Хита таким взволнованным. И это встревожило ее.

– Ты сильно все преувеличиваешь. На самом деле ничего ужасного не произошло.

– Как тебя угораздило вляпаться в такую историю, Хлоя? – спросил Хит, вскинув бровь. – Хуже не придумаешь. Ты ведь уже достаточно скомпрометирована.

– Ничего ужасного я не сделала.

– Я серьезно, Хлоя!

– А когда ты шутил!

– Как ты ухитрилась погубить себя столь бесповоротно за такой короткий промежуток времени?

Хлоя плюхнулась в кресло.

– Хорошо. Я расскажу все. Моим единственным проступком было оставить окно открытым. Для Девона, чтобы он мог влезть в дом.

– И?

– И? Доминик влез вместо Девона.

– И?

– Мне стало его жаль.

– Тебе стало его жать, – медленно повторил Хит. – И это все?

– Гмм. Ну, может, еще кое-что по мелочи.

Хит снова закатил глаза:

– Боже всемогущий, дай мне сил. Теперь я понимаю, почему Грейсон постоянно жаловался до своей женитьбы. Наша семейка катится вниз. Ты, Девон, и неизвестно, какой сюрприз преподнесет Дрейк. Как далеко зашли ваши отношения со Стрэтфилдом?

– Не понимаю, о чем ты.

– Не притворяйся.

– Я действительно не понимаю.

– Возможно, на обратном пути в Лондон поймешь.

– Я не поеду в Лондон. Я нужна здесь. Я должна помочь тете Гвендолин собирать средства. У меня и платьев-то новых нет. – Почти все предлоги были исчерпаны. – Сезон в Лондоне закончится, пока я себе закажу новый гардероб.

– Дорогая моя, не исключено, что жизнь, которую ты привыкла вести, для тебя закончилась, – сообщил Хит.

– Как следует понимать твой мерзкий тон?

– Тебя отослали в Чизлбери, чтобы оградить от искусов.

Дверь приоткрылась, в щель просунулся нос Ареса. Он зашел, виляя хвостом, звать Хлою на прогулку.

– И оградили. «Заживо похороненная в Чизлбери». Все мои подруги так считают.

– Хлоя, прекрати!

Хит подался всем телом вперед. И стал наблюдать за псом, который, переваливаясь с боку на бок, вошел в гостиную и сел у ног Хлои.

– Я занял нейтральную позицию, когда решался вопрос о твоем изгнании. Полагал, ты всерьез решила исправиться.

– Так и было, Хит. Честное слово, я ничего плохого не сделала!

– Значит, во всем виноват Стрэтфилд? Может, вызвать его на дуэль? Друг он мне или нет, но если бесчестно обошелся с моей сестрой, должен заплатить за это.

Хлоя опустилась на колени и прижала Ареса к себе.

Может, Доминик согласится бежать с ней и обвенчаться тайно, дабы избежать необходимости объясняться с ее семьей.

– Хит, мне хотелось бы задержаться здесь хотя бы на неделю, чтобы нанести прощальные визиты всем, с кем успела подружиться.

– Об этом не может быть и речи, – заявил Хит.

– Почему?

– Потому что за неделю ты вляпаешься еще в какой-нибудь скандал.

– Это невозможно.

– Для тебя возможно. – Он помолчал и сменил тему: – Хлоя, этот пес чудовищно раскормлен. Его надо посадить на диету и почаще водить на прогулки.

– Мне надо собрать вещи, – прошептала Хлоя.

– Твои вещи уже пакуют. Карета за нами прибудет завтра.

Хлоя встала и подбоченилась.

– Я не могу уехать, не сообщив Доминику об этом и не оставив адреса.

– Доминик – взрослый мужчина, он знает, как наносить визиты. И если он захочет тебя найти, то найдет. Я сообщу ему о нашем решении.

– Эйдриан сказал тебе, что Доминик, рискуя жизнью, сражался с убийцей Брэндона и Сэмюела?

– Я бы помог ему. Любой из нас помог бы. Не стоило геройствовать в одиночку.

– Насколько я поняла, Доминик не сможет повидаться со мной без твоего разрешения?

– Совершенно верно, – подтвердил Хит. – Если ему плевать на мнение общества, то с мнением нашей семьи ему придется считаться.

Хлоя едва сдержала готовый вырваться стон.

– К твоему сведению, он уже сделал мне предложение, и я приняла его.

Хит откинулся в кресле.

– Очень мило с твоей стороны, Хлоя. А теперь посмотрим, примет ли Доминика твоя семья.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации