» » » онлайн чтение - страница 16

Текст книги "Благородное сердце"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:56


Автор книги: Кэт Мартин


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 31

Последующие дни Криста провела словно под гипнозом.

Не проявляя интереса, она заказывала бальные наряды, дневные платья и дорожные костюмы, которые могли понадобиться в новой жизни с Мэтью Карлтоном.

По существу, ее нисколько не интересовала свадьба, которая предстояла, нисколько не волновало будущее, безрадостно простиравшееся впереди. Она старалась занимать мысли работой, сосредоточить внимание на подготовке выпусков «От сердца к сердцу», она никак не могла выйти из состояния апатии, окутывавшей ее, словно свинцовый плащ.

До свадьбы оставалось три дня, когда к ней в кабинет вошла Корали и тихо прикрыла за собой дверь.

– Мне хотелось бы поговорить с тобой.

Криста подняла голову от статьи, которую безуспешно пыталась сочинить:

– Что-то произошло?

– Криста, я волнуюсь за тебя. Ты уверена, что с тобой все в порядке? Я никогда не видела тебя такой.

– Со мной все в порядке. Я просто… просто немного нервничаю, наверное. Это ведь нормально для женщины, которая вот-вот выйдет замуж.

– Ты любишь Лейфа и едва ли готова выйти замуж за другого.

– Я всегда буду любить Лейфа. Но он уехал. Если я не могу выйти за него, не имеет значения, за кого я выйду.

Кори вздохнула:

– Я подозреваю, ты не первая женщина, которая выходит замуж по соображениям иным, нежели любовь.

– Нет, не первая. Это брак по расчету, и обе стороны прекрасно все осознают.

Кори обошла стол, наклонилась и обняла ее.

– Свадьба всего лишь через три дня. Если тебе понадобится что-нибудь… что угодно… просто дай мне знать.

– Мне нужна твоя дружба, Корали. Я никогда в ней столь сильно не нуждалась, как теперь.

Кори взяла ее руку.

– У тебя всегда была моя дружба, она никогда не была такой крепкой, как сейчас.

– Тогда я пройду через это с твоей помощью. Я выйду замуж за Мэтью и продолжу жить.


Свежий ветер надувал паруса «Морского дракона», толкая шхуну вперед по тяжелым волнам. Корабль накренялся, пробираясь сквозь пенные вершины, простиравшиеся до горизонта. Высокие мачты поскрипывали, когда Лейф стоял на палубе за большим штурвалом из тикового дерева.

Англию он покинул более трех дней назад и находился почти на полдороге к Драугру. Каждый день он ощущал притяжение Англии, словно большого магнита, звавшего обратно. Он никогда не ощущал ничего подобного, такую мощь, что почти верил в то, что это сами боги посылают ему знак.

Однако он напоминал себе о своем долге. Люди нуждались в нем, он дал клятву отцу. А боги никогда не предназначали для него Кристу.

Он говорил это себе три дня. Три дня он пытался убедить себя. Только пару мгновений назад, после еще одной долгой бессонной ночи, он вспомнил про шкатулку. Ту самую деревянную шкатулку, покрытую узором, которую дал ему дядя Зигурд в то утро, когда он отплыл с острова Драугр.

«Когда вернешься в Англию и у тебя еще будут сомнения насчет того, возвращаться ли на Драугр, открой это…»

Лейф взял шкатулку и положил ее под койку в каюте. Он не собирался открывать ее. Все же каждый день сомнения крепли, и теперь его тянуло узнать, что же находится внутри. Он достал шкатулку и открыл ее.

Внутри на куске тонкой шерстяной материи лежал амулет, вырезанный из клыка моржа. Лейф сразу же узнал эту вещь. Ее носил на кожаном ремешке отец, а до этого – его дед. В центр древнего амулета был вмонтирован серебряный молоточек, молот Тора, бога, защищавшего людей от зла. Рядом лежал свернутый кусок пергамента, выделанный из овечьей кожи.

У Лейфа тряслись руки, когда он потянулся к свитку и развернул его. Он узнал почерк дяди.


«Если ты читаешь это, значит, ты открыл шкатулку и ясно, что твое будущее больше не связано с Драугром. Перед смертью отец освободил тебя от клятвы, но только в том случае, если твоя судьба точно связана с чем-то иным. Он до самого конца верил в твое возвращение и просил меня передать тебе этот амулет, чтобы тот защитил тебя на жизненном пути. Не беспокойся за свой клан. Вместо тебя будет мудро править Олаф. Он принадлежит этому месту так, как ты никогда не принадлежал. Следуй голосу сердца, племянник, и пути, предназначенному тебе богами.

Зигурд».


Сердце Лейфа сильно забилось, когда он отложил свиток и взял амулет. Сколько он помнил, отец всегда носил молот Тора на шее как защиту от опасностей, которые могут встретиться в жизни.

Рагнар передал амулет ему как старшему сыну. Может быть, в конце концов он понял, почему Лейф был вынужден уехать.

Лейф поднял свиток над головой и прижал амулет к груди. Он будто ощущал присутствие отца в каюте.

– Благодарю тебя, отец, – мрачно произнес он, сжимая костяной амулет.

Повернувшись, он вышел из каюты, переполненный ощущением свободы и радости, каких никогда не испытывал. Боги все время были правы. Сердце его и судьба его принадлежали Англии, наконец-то он мог свободно объявить об этом.

– Приготовьтесь, капитан Туиг! Планы изменились. Мы возвращаемся в Англию!


Как только «Морской дракон» достиг лондонских доков и причалил, Лейф пошел вдоль пирса в поисках наемного экипажа. Ветер трепал его меховой плащ и широкие штанины, когда он нанимал экипаж, торопясь добраться до дома Кристы.

Казалось, поездка продлилась целую вечность. Широко шагая, он поднялся по ступенькам и постучал несколько раз, прежде чем дверь открыли.

– Доброе утро, Джайлз, мне нужно увидеться с Кристой.

Казалось, пожилой человек не сразу узнал его. Потом лицо его расплылось в улыбке.

– Мистер Драугр! Проходите, пожалуйста!

Старик вдруг стал смертельно бледен, и у Лейфа появилось нехорошее предчувствие. Он шагнул к дворецкому:

– Где она?

– Она… она…

– Выходит замуж, – по-исландски проговорил Тор, появляясь в прихожей в сопровождении Джимми Сатерса и Альфина, сидевшего у Джимми на плече.

– Замуж! Что такое ты говоришь?

– Все устроил ее дед, – объяснил Тор. – Он сказал, что у нее должен быть муж. Что-то насчет долга перед семьей. Профессор пытался объяснить, но я не все понял.

– Как зовут мужчину?

– Мэт-тью Карлтон.

Лейфа охватила ярость.

– Она выходит за этого хладнокровного мерзавца?

Тор кивнул.

– Где?

– Место называется Хэмптон-Хаус.

– Я знаю это место. Я был там с Кристой.

– Поместье лорда Хэмптона все знают, – заметил Джайлз. – Любой кучер знает, как туда проехать. Только вам лучше поторопиться. Свадьба вот-вот начнется.

– Удачи, сэр! – крикнул Джимми, когда Лейф побежал к двери.

За ним раздались шаги Тора, оба выбежали на улицу, чтобы взять экипаж. Пару минут спустя они уже ехали по Лондону, и сердце Лейфа стучало в ритме лошадиных копыт.

– Далеко еще? – спросил он кучера, когда, казалось, прошли часы.

– Еще совсем немного.

– Я прибавлю, если доберетесь туда как можно быстрее!

Кучер хлестнул лошадь, та перешла на рысь, карета понеслась, раскачиваясь, к предместьям. Наконец Лейф увидел впереди открытые поля, потом вдалеке – огромную трехэтажную усадьбу на холме.

– Вот она.

Лейф невольно дотронулся до амулета на шее. Он молил про себя богов снизойти к последнему его желанию – вовремя добраться до этого дома.

Глава 32

День был унылым и печальным, серые облака висели над равниной. Ветер раскачивал деревья, голые ветви царапали окна в стеклах зимнего сада с медной кровлей.

Кристе пришлось признать, что тетушка Абби и старый граф приложили немало усилий, чтобы оранжерея смотрелась как гостеприимный сад. Вместе с растениями и миниатюрными апельсиновыми деревьями там стояли огромные белые вазы, полные камелий и гардений. В одном конце была установлена белая садовая арка, украшенная такими же розовыми и белыми цветами, по обе стороны от нее располагались белые садовые стулья, каждый ряд которых украшала большая дуга из светло-голубой ленты.

На Кристе было светло-голубое платье из кружев и атласа с широкой юбкой, вышитой серебром, и кружевным шлейфом. На ногах были светло-голубые атласные туфли.

Орган заиграл, она вдохнула.

– Ты готова, дорогая моя? – спросил отец.

Дрожащей рукой она взяла его руку, и они пошли по проходу между рядами садовых стульев к алтарю перед аркой. Их сопровождала органная музыка, звуки парили над растениями и цветами зимнего сада.

Мэтью ожидал у алтаря. Высокий и красивый, он был одет в безукоризненный черный сюртук, серые брюки, вышитый серебром жилет. Светло-каштановые волосы были коротко подстрижены и разделены пробором по последней моде.

Здесь были его родные – отец, граф Лисмор, брат Филипп, барон Аргайл, супруга Филиппа Гретхен. Среди небольшого числа присутствовавших были и несколько друзей Мэтью, лорд и леди Уимби.

В числе приглашенных Кристы по другую сторону прохода со странно стоическим выражением лица сидела рядом с родителями, лордом и леди Селкерк, Корали. Присутствовали несколько друзей деда, включая маркиза и маркизу Линдорф, лорда и леди Пейсли. Архиепископ был близким другом семьи, и хотя церемонию проводил не он, он сидел в первом ряду рядом с графом.

Тетя Абби сидела слева от графа. Элегантная и привлекательная в платье из шелка цвета лаванды, она периодически подносила к глазам платок. В последнем ряду сидели сотрудники «От сердца к сердцу»: Бесси Бриггс, Джералд Боннер и юный Фредди Уилкс. В дальнем конце зимнего сада горничная Кристы Присцилла Доббс и несколько младших слуг наблюдали, как она движется по проходу.

Когда она подошла к Мэтью, улыбка его была мягкой и теплой и все же утешения не принесла. Криста попыталась улыбнуться в ответ, когда отец оставил ее на попечение Мэтью, и оба они повернулись к викарию, небольшому человечку с седыми волосами и мудрыми глазами.

Викарий Дженсен оглядел собравшихся, потом начал церемонию, лишь коротко взглянув на белую Библию в кожаном переплете, открытую на алтаре перед ним.

– Возлюбленные чада! Сегодня мы собрались перед лицом Господа и свидетелей, чтобы соединить этого мужчину и эту женщину узами священного брака согласно воле Господа.

Криста глубоко вздохнула, стараясь побороть внутреннюю дрожь.

– В брак нельзя вступать легкомысленно, но обдуманно и благоговейно, в страхе перед Господом. Поэтому если кто-либо может указать причину, по которой эти двое не могут быть обвенчаны законным образом, пусть откроет ее сейчас или замолчит о ней навсегда.

Ответом была тишина. Криста поймала себя на том, что жаждет, чтобы кто-нибудь заговорил, закричал со стропил, что эта свадьба – просто пародия, что ее надо остановить, пока не поздно.

Ни звука.

Грудь будто сдавило. Внутри все дрожало, когда викарий снова заговорил, произнося нараспев слова, которые должны были превратить ее в жену Мэтью.


Лейф заплатил кучеру, выскочил из кареты до того, как та остановилась перед усадьбой, и побежал к массивным парадным дверям. Подняв тяжелый медный молоток, он с яростью заколотил им и не останавливался до тех пор, пока одна из дверей не распахнулась и не появился худой дворецкий, одетый в черное. Он принялся разглядывать Лейфа через очки в серебряной оправе.

– Куда…

– Мы на свадьбу, – сказал Лейф. – Где она?

Дворецкий оглядел его с головы до пят, обратил внимание на шерстяную тунику, тяжелый меховой плащ и сапоги из мягкой кожи, чуть отросшие волосы и недельную щетину.

– Очень в этом сомневаюсь, сэр. – Он захлопнул дверь.

– Надо обойти с обратной стороны, – сказал Торолф.

Братья направились к высокой каменной стене, окружавшей поместье. Преодолев ее без особенных усилий, они спустились в сад.

Откуда-то слышались торжественные звуки органа. Лейф повернулся на звук, и внимание его привлекло здание с медной кровлей в дальней части сада.

– Там, – сказал он.

Поторопившись вперед, Лейф увидел через стекла хорошо одетых людей, сидевших на скамьях внутри.

А потом он увидел Кристу.

– Вот она! – разволновался Торолф.

Лейф кивнул:

– Надо поторопиться.

Добравшись до входа в оранжерею, он рывком открыл дверь и вбежал.

Криста стояла рядом с Мэтью Карлтоном, и священник произносил брачные обеты, Лейф это понял. Он видел лишь Кристу и то, как она была бледна. И как прекрасна.

Он заторопился по проходу, не обращая внимания на удивленные возгласы женщин и вскакивающих мужчин, смотря только на свою женщину – наконец-то он пришел предъявить на нее права.

Викарий начал произносить слова, которые должны были навсегда соединить ее с Мэтью.

– Криста Чапмен Харт, берешь ли ты этого мужчину…

Отец выкрикнул имя Лейфа, викарий замолчал, а Криста обернулась и увидела светловолосого гиганта, шагавшего к ней.

У нее перехватило дыхание. На мгновение ей показалось, что это сон. Криста моргнула, он не исчез, а подходил все ближе с решительным видом. Лейф был одет как викинг, она решила, что тот передумал и все-таки решил забрать ее на Драугр.

Если так, она с радостью уедет с ним. Ей не нравится этот брак, та жизнь, которая простирается перед ней. Больше это не имело значения. Имел значение только Лейф. Только Лейф.

Глаза ее наполнились слезами, когда Лейф проделал последние несколько шагов и встал перед ней, протянул руку и нежно коснулся ее щеки.

– Криста…

Мэтью встал между ними:

– Что это вы себе позволяете, Драугр?

Лейф выпрямился в полный рост:

– Я пришел за моей женщиной. Я намереваюсь сделать ее своей по английским законам, как и в глазах богов, которые живут на моей родине.

Мэтью повернулся к гостям, с удивлением взиравшим на разыгравшуюся сцену:

– Я хочу, чтобы этого человека выпроводили отсюда! Он не имеет права здесь находиться! Я хочу, чтобы его выпроводили сейчас же!

Ее дед встал, потрясенный, как и все остальные. Он торопливо подошел к группе у алтаря, сдвинув густые брови.

– Послушайте, молодой человек, вы мешаете свадьбе моей внучки!

– Она не может выйти за этого человека, – ответил Лейф. – Криста принадлежит мне, я здесь, чтобы предъявить на нее права.

На мгновение взгляды Лейфа и Кристы встретились, и в его глазах было столько любви, что ее глаза застлали новые слезы.

– Лейф, забери меня с собой. Мне все равно, куда ехать, лишь бы быть вместе с тобой.

Он повернулся к деду Кристы:

– Криста моя. Спросите ее, если не верите мне.

– Это смешно! – Мэтью покраснел от гнева.

– Мой сын прав. – Граф Лисмор поднялся с места и направился по проходу. – Мэтью помолвлен с этой женщиной. Имущественный брачный контракт уже был оплачен. Сейчас же удалите этого человека!

Дед буравил Кристу взглядом.

– Я хочу услышать объяснение, и сейчас же!

Она открыла рот, чтобы ответить, но вместо нее заговорила тетя Абби, осторожно двигаясь по проходу:

– Томас, я все объясню. Этого человека зовут Лейф Драугр. Мистер Драугр – тот, кого любит Криста. Он пришел за ней, и давно ясно, что она хочет выйти за него замуж.

Криста возблагодарила про себя тетю.

– Дедушка, Лейф – тот, о ком я тебе говорила… тот, кого я люблю. Он – единственный мужчина, за которого я хочу выйти замуж. – Она повернулась к жениху: – Прости, Мэтью. Я никак не хотела тебя обидеть.

Лицо Мэтью потемнело, губы сложились в кривую линию.

– Обидеть меня? Идиотка! Мне нужны были эти деньги. Все дело в деньгах. Ты стоишь целое состояние!

Лейф напрягся всем телом, лицо его окаменело. Схватив Мэтью за лацкан безукоризненного черного сюртука, он повернул его к себе, сжал кулак и ударил его в лицо. Несколько женщин вскрикнули, когда Мэтью ударился об арку, сбив ее и взметнув вверх камелии и гардении.

Брат Мэтью Филипп поднялся, готовый вмешаться в драку, Криста увидела, как по проходу к брату идет Торолф. Одетый по-английски, Тор походил на джентльмена гораздо больше, чем Лейф, и все же она ощущала в этом человеке силу и дух воина.

Напряжение, казавшееся нестерпимым, разрядил лорд Лисмор:

– Ну хватит! Мой сын выразился довольно ясно. Думаю, нам пора уходить. Помоги мне поднять твоего брата.

Филипп был в шоке.

– Но, отец…

– Твой брат помешан на игре, – объяснил граф сыну. – Он увяз в долгах, я же притворялся, будто ничего об этом не знаю. Я думал, что женитьба на мисс Харт поможет ему исправить положение.

Мэтью застонал, но не сделал попытки подняться с рассыпанных цветов. Отец и брат подошли к нему, подняли на ноги и потащили его, покачивающегося, к двери.

– Ну и ну, – проговорил викарий Дженсен, когда троица скрылась из виду.

– Да уж, – заметил профессор.

Лейф смотрел пронзительными синими глазами на графа.

– Криста говорит, что вам нужны внуки. Моя кровь сильна и горяча, я подарю ей сильных сыновей, которыми вы будет гордиться.

Граф обвел взглядом светлую голову Лейфа, мускулистую шею, сильные грудь и плечи.

– Да… Я вижу, у вас очень хорошая родословная. – Он потер подбородок. – Если вы женитесь на моей внучке, вы согласитесь жить здесь, в Англии?

– Когда-то я дал клятву отцу, что требовало моего отъезда. Теперь же я свободен от клятвы и выбираю домом Англию. Я останусь, если Криста согласится стать моей женой.

Слезы, застилавшие глаза Кристы, потекли по щекам. Лейф оставался. Этого она желала больше всего на свете.

Граф взглянул на улыбающегося профессора. Криста никогда не видела отца таким сияющим.

– Пакстон, что ты об этом думаешь?

Отец взглянул на Лейфа, Криста заметила в его взгляде любовь и облегчение.

– Думаю, придется перенести свадьбу на пару дней, пока не получим разрешение на брак.

– Глупости, – ответил граф.

Повернувшись, он подошел к своему другу архиепископу – худощавому изящному седовласому человеку, который с увлечением следил за происходящим с первого ряда.

– Что скажешь, Уильям? У нас есть разрешение, но, кажется, его выдали не на то имя. Ты можешь исправить эту ошибку?

Архиепископ улыбнулся и встал:

– Думаю, что могу. Хотя это не совсем законно и мне придется внести некоторые… изменения, когда я вернусь в Кентербери.

Он присоединился к группе у алтаря.

– Викарий Дженсен, дайте, пожалуйста, документ о разрешении.

– Да, ваше преосвященство.

Быстро нашлись перо и чернила, изменения были внесены.

– Как я и сказал, это незаконно. Томас, я ожидаю от тебя ощутимого пожертвования.

– Само собой разумеется, ваше преосвященство. – Дед повернулся к викарию Дженсену: – Думаю, пора продолжить церемонию.

– Отлично! – заявил профессор. – Только на этот раз у моей дочери будет более подходящий жених.

Лейф взглянул на Кристу. Взяв ее руки, он поднес их к губам.

– Сегодня ты выйдешь замуж за викинга, а утром твой муж снова превратится в джентльмена.

– Как бы ты ни одевался, в душе ты все равно викинг. И в том и в другом обличье ты мне нравишься, мне не хотелось бы ничего менять.

Лейф нежно улыбнулся, Криста улыбнулась в ответ.

– Продолжайте, – обратился граф к викарию, взглянув на Лейфа совершенно определенным образом. – Чем скорее эти двое будут женаты, тем скорее мой новый родственник отведет свою молодую супругу в постель. – Он повернулся к Кристе, щеки которой заливал румянец. – Я прикажу приготовить для вас комнату в восточном крыле. Утром я возвращаюсь в деревню. Вы можете оставаться здесь сколько пожелаете.

Криста смущенно улыбнулась Лейфу:

– По-моему, мой дед хочет, чтобы ты сдержал обещание насчет внуков.

Глаза Лейфа вспыхнули.

– Я сдержу обещание. Ничто не доставит мне большего удовольствия.

Криста покраснела еще гуще, дед весело хмыкнул. Через несколько минут церемония была окончена, и они были объявлены мужем и женой. Может быть, боги Лейфа были правы. Наверное, с самого начала ей было предначертано стать его супругой.

– Можете поцеловать невесту, – сказал викарий.

Лейф заключил ее в объятия. Как бы там ни было, ее сердце принадлежало ему точно так же, как его сердце – ей.

Когда Лейф завершил поцелуй, среди присутствующих не осталось ни одного человека, который сомневался бы в этом.

Эпилог

Шесть месяцев спустя


Лейф лежал рядом с Кристой в спальне городской усадьбы, которую дед подарил им на свадьбу. Они только что занимались любовью и отдыхали, удовлетворенные, на огромной кровати.

В комнате было тепло. Криста мирно дремала на его согнутой руке. Был май. Лунный свет освещал цветы в саду за домом. Между занавесками поблескивал тонкий луч, освещая золотистые волосы Кристы. Его жена была так прекрасна. Каждый день она казалась еще прекраснее.

У Лейфа перехватывало дыхание при одной мысли о том, что она – его жена. Временами он думал над тем, как близок был к тому, чтобы потерять ее. Надо было благодарить дядю Зигурда за дар свободы и жизнь, которая теперь простиралась перед ним.

Он рассеянно погладил шелковистые волосы Кристы, подумав, как много событий произошло за те месяцы, которые прошли с момента его возвращения в Англию. Он никогда не сидел сложа руки, поэтому первое, что он сделал, – навестил своих знакомых Александра Кейна и Дилана Вилларда, владельцев компании «Континентал шиппинг». Будучи потомком викингов, Лейф имел природный дар мореплавателя и любовь к морю.

Он решил создать с участием Кейна, Вилларда и своего брата Торолфа совместную мореходную компанию и открыть маршрут, который соединял бы острова в Северном море, по которому доставлялись бы туда и обратно товары. Он надеялся охватить сельские порты Англии и Шотландии, а со временем – Ирландии и Уэльса, может быть, и более отдаленных мест.

Кейн и Виллард с готовностью согласились, и таким образом была создана компания «Валгалла шиппинг».

«Морской дракон» стал их первым судном, потом к нему прибавилось еще четыре. Начала поступать прибыль, компания обещала стать успешной.

Лейф улыбнулся. Торолф быстро совершенствовался в английском языке, последнее время он редко говорил по-исландски, разве что был взволнован или нервничал. В быстро развивающейся компании у Лейфа и Торолфа было много дел.

Лейф почувствовал, как Криста шевельнулась, потом ее нежные губы снова прижались к его груди.

– Ты не спишь, – сказала она. – Я думала, ты устал после…

Она не договорила, и, несмотря на темноту, Лейф знал, что она покраснела.

Он поцеловал ее в макушку.

– Я думал о том, как мне повезло.

Она перевернулась на бок и облокотилась на локоть, подтянув простыню и прикрыв ею красивую грудь.

– Нам обоим повезло. – Криста нагнулась и поцеловала его, тело Лейфа охватило возбуждение. – Ты дал мне все, чего я когда-либо желала. У меня есть свобода и независимость, которые я всегда так высоко ценила. Я замужем за человеком, которого люблю, и…

– И?.. – потребовал он продолжения, приподнимаясь на локте.

– И скоро у меня будет нечто очень ценное.

Он вгляделся в нее:

– О чем это ты говоришь?

– Я… я собиралась еще немного подождать, прежде чем говорить тебе. Я хотела выбрать подходящий момент.

Лейф подвинулся и навис над ней. Он чувствовал, как ее сердце бьется рядом с его сердцем.

– Скажи. Скажи то, что я хочу услышать.

Криста улыбнулась ему, потянулась и коснулась его щеки.

– Я ношу твоего ребенка, любимый. Это – самый большой подарок, какой ты мне когда-либо сделал.

Глаза Лейфа вспыхнули.

– Это – лишь первый из множества таких подарков, какие я собираюсь тебе подарить.

А потом он поцеловал ее, Криста поцеловала его в ответ, обвив руками его шею. Это был самый сладкий из всех поцелуев, нежный и страстный, ставший глубоким, горячим и неистовым. Лейф вошел в нее снова, утверждая права и одновременно давая ощущение желанности.

Когда-то она боролась за свою независимость. Выйдя замуж за Лейфа, она предоставила будущее и душу заботам мужчины, который был так не похож на всех остальных.

Необыкновенного, особенного мужчины, как теперь понимала Криста.

Мужчины с благородным сердцем.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации