Электронная библиотека » Коллектив авторов » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 14 августа 2018, 14:21


Автор книги: Коллектив авторов


Жанр: Учебная литература, Детские книги


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +
3.5. Подготовка к бойне

Раскол Европы на две враждующие коалиции произошел отнюдь не сразу. Бисмарк видел главного противника во Франции. Было очевидно, что захват Эльзаса и Лотарингии и огромная контрибуция чреваты реваншем. Франция не успокоится, пока не нанесет ответного удара. И Бисмарк, который больше всего боялся войны на два фронта, стремился не допустить союза Франции с Россией, укреплять дружбу с восточным соседом. Не случайно именно Берлин был центром размещения российских внешних займов. По свидетельству одного из его приближенных, канцлер стремился восстановить Россию против Франции, «как страны Коммуны и красных вообще» [2, с. 404].

Плодом его усилий стал союз трех императоров – российского, австрийского и германского – заключенный в 1873 г. Поскольку между двумя участниками этого союза, Россией и Австрией, были противоречия на Балканах, Бисмарк мог выступать в качестве арбитра между ними.

И все же конечным итогом политики «железного канцлера» стало заключение тройственного союза Германии, Австрии и Италии в 1882 г.: к этому времени уже стали очевидными контуры будущей Антанты, и надо было собирать силы для противостояния ей.

Бисмарк не мог ужиться с новым кайзером Вильгельмом Ни в 1890 г. подал в отставку. Внешнеполитические действия нового кайзера были сумбурными и вносили сумятицу в европейские дела, ускоряя развязывание войны. С одной стороны, он стремился нейтрализовать Россию, повернув ее активность на Восток. В 1895 г. в послании Николаю Нон писал, что «для России великой задачей будущего является дело цивилизации Азиатского материка и защиты Европы от вторжения великой желтой расы» [2, с. 435]. С другой стороны, в 1898 г. в Палестине он объявил себя покровителем всех мусульман. Это высказывание было связано со строительством Багдадской железной дороги, которое затрагивало интересы как Англии, так и России.

Но кульминацией стала военно-морская программа Тирпица 1900 г., которая намечала построить за восемь лет второй по величине в мире военный флот. Главное было не в том, что этот флот должен был стать вторым по величине, а в том, что флот «владычицы морей» Англии сразу терял прежнее превосходство: построенные до этого корабли Англии оказывались морально устаревшими по своим техническим характеристикам. И было совершенно очевидно, что эта сила направлена именно против Англии: с Францией и Россией у Германии были сухопутные границы, и для войны с ними надо было укреплять сухопутные вооруженные силы.

3.6. Военная экономика

Бисмарк больше всего боялся войны на два фронта. Но к 1906 г. германский генеральный штаб разработал план Шлиффена, план войны на два фронта. Согласно этому плану германская армия должна была сначала нанести удар по Франции, стремительно разгромить ее вооруженные силы, а затем всю мощь направить против России. А так как на границах Франции находились сильные укрепления, которые было невозможно преодолеть одним броском, этот решающий удар намечалось нанести через территорию нейтральной Бельгии, во фланг французских войск. Этот план и был приведен в исполнение, только одним ударом Францию разгромить не удалось, а на Восточном фронте Германия завязла в длительной позиционной войне. Бисмарк был прав: война на два фронта оказалась гибельной для Германии.

Военно-морская программа Тирпица ослабила превосходство британского флота, но не ликвидировала его. К тому же в этой войне решающую роль играли не морские сражения, в которых могло проявиться техническое превосходство новых германских кораблей, а морская блокада, действия против мирных транспортов, доставляющих противнику хозяйственные грузы. Такой транспорт был беззащитен даже против устаревшего миноносца.

Перед войной Германия ввозила значительную часть продовольствия из России, но теперь этот источник закрылся. Морские порты были блокированы британским флотом, сосредоточенным у берегов Германии. Правда, Германия тоже топила морские суда, которые шли в Англию, но перекрыть все пути, ведущие в страны Антанты с востока и запада, она была не в состоянии. Германии не хватало собственного продовольствия. Началась «голодная блокада».

В 1915 г. была введена хлебная норма – 225 г муки в день на человека, а в 1916 г. – карточки на масло, мясо, картофель. Урожай зерна 1916 г. не обеспечивал даже этих голодных норм, поэтому в 1917 г. хлебная норма была сокращена до 170 г. В 1916 г. сбор картофеля упал вдвое. Картофель стали заменять брюквой, и голодная зима 1916/17 гг. получила название «брюквенной зимы».

Блокировался подвоз не только продовольствия, но и сырья, в том числе и сырья для военной промышленности. При Военном министерстве был создан «Военно-сырьевой отдел», который ввел реквизиции сырья на военные нужды. У населения забиралась металлическая утварь, посуда и даже дверные ручки. Естественно, это не могло спасти положения, и с 1916 г. началось падение промышленного производства, которое стало одним из факторов поражения Германии.

Во время войны главным покупателем и заказчиком промышленной продукции стало государство. В этих условиях роль государственной власти в экономике многократно увеличилась. В Германии был создан централизованный государственный аппарат управления хозяйством, который стал прообразом государственной системы управления экономикой в гитлеровской Германии.

В 1916 г. при правительстве было учреждено Военное управление, которому была подчинена вся промышленность. Оно распределяло военные заказы, сырье и топливо, проводило принудительное синдицирование. Главную роль в этом органе играли не столько чиновники, сколько представители ведущих монополий. В помощь «Военному управлению» были созданы «военные комитеты» в ведущих отраслях промышленности.

Введение карточной системы означало отказ от рыночного ценообразования, переход к государственному распределению. Сельскохозяйственная продукция теперь строго учитывалась и, кроме минимума, необходимого для самих крестьян, ее надлежало сдавать государству по твердым ценам.

В 1916 г. Законом «О вспомогательной службе Отечеству» была введена обязательная трудовая повинность для всех мужчин, не состоявших на военной службе.

Литература

1. Всемирная история. М., 1960. Т. 7.

2. Германская история в Новое и Новейшее время. М., 1970. Т. 1.

3. Зомбарт В. Народное хозяйство Германии в XIX и начале XX в. М., 1934.

4. История Европы. М., 2000. Т. 5.

5. Кучинский Ю. Очерки истории германского империализма. М., 1952. Т. 1.

6. Кульбакин В. Д. Очерки новейшей истории Германии. М., 1962.

7. Лукин Н. М. Очерки по новейшей истории Германии. 1900–1914. Л., М., 1925.

8. Норден А. Уроки германской истории. М., 1948.

9. Тарпе Е. В. Европа в эпоху империализма // Соч. Т. 5. М., 1958.

10. Экономическая история капиталистических стран. М., 1986.

4. Франция. Ростовщический империализм

4.1. Отставание промышленности

По темпам развития промышленности Франция в этот период отставала от США и Германии. Если мировое промышленное производство с 1870 по 1913 г. выросло в 5,3 раза, то французское – в 2,9 раза. Уже к 1880 г. по объему промышленного производства Франция отошла на четвертое место в мире. За весь период ее доля в мировой промышленности сократилась с 10 до 6 %. В 1913 г. в США был выплавлен 31 млн т стали, в Германии – 18 млн, а во Франции – только 5 млн. Выплавка стали в этот период была определяющим показателем развития промышленности.

Одной из причин отставания было поражение Франции во Франко-прусской войне. Франция должна была заплатить Германии контрибуцию в млрд франков. Для уплаты этой контрибуции правительство выпустило заем в 2 млрд франков. Подписка покрыла эту сумму в течение 6 часов. Тогда был выпущен второй заем – в 3 млрд франков. Подпиской на заем за короткий срок были собраны 42 млрд франков.

Но контрибуция составила только часть ущерба. К этому добавилась аннексия Эльзаса и Лотарингии и опустошение оккупированных районов. Общий ущерб от войны достиг 26 млрд франков.

Франция относилась к числу стран «старого» капитализма: ее производственные мощности к концу XIX в. уже морально устарели, да и просто износились и требовали обновления. Для этого требовались массовые инвестиции, для которых теперь не хватало денег.

Другой причиной отставания было то, что французская промышленность по-прежнему специализировалась на производстве предметов роскоши, модных товаров. Франция диктовала моду, и, несмотря на высокие цены, модные изделия Франции были вне конкуренции. Аристократы, да и просто богатые люди всех стран считали для себя обязательным носить одежду парижских портных, покупать французскую мебель. Но эти изделия тем и ценились, что изготовлялись индивидуально, с большой затратой ручного квалифицированного труда. Это не было массовое производство, поэтому техническое совершенствование и укрупнение подобных предприятий оказывались почти невозможными. В конце XIX в. 94 % промышленных предприятий Франции имели меньше 10 рабочих, т. е. это были предприятия кустарного, докапиталистического уровня. А среди капиталистических, относительно крупных предприятий преобладали мануфактуры.

Была еще и третья причина замедленных темпов развития промышленности – то обстоятельство, что Франция стала международным банкиром, мировым ростовщиком. Здесь было выгоднее и проще вкладывать деньги в облигации иностранных займов, в ценные бумаги, чем в свою промышленность. Типичной фигурой средних слоев здесь был рантье, а не предприниматель. 75 % накопленных во Франции капиталов вывозилось из страны, и только 25 % вкладывалось в хозяйство Франции.

И все же во Франции ускоренно развивались новые отрасли тяжелой промышленности – электроэнергетика, производство автомобилей и самолетов. По производству автомобилей и самолетов в начале XX в. Франция занимала второе место в мире, по мощности электростанций – первое место в Европе. Такой фактор, как техническая отсталость и износ фондов, здесь не действовал, потому что эти отрасли только еще создавались.

Раздробленность промышленности, мелкие размеры предприятий тормозили образование промышленных монополий. Но господствующая роль банковского капитала ускоряла процесс акционирования. К тому же в массовых отраслях концентрация производства шла довольно высокими темпами. Так, в металлургии число промышленных предприятий сократилось с 4,6 тыс. в 1892 г. до 2,2 тыс. в 1913 г., в бумажной и полиграфической – с 3,3 тыс. до 1 тыс.

Поэтому уже в 70–80 гг. возникают первые монополии, преимущественно в форме трестов и синдикатов: металлургический синдикат (1876 г.), сахарный картель (1883 г.), керосиновый (1885 г.).

Господство монополий устанавливается в начале XX в. Теперь картель «Комите де Форж» объединял 250 металлургических компаний, которые давали 3/4 чугуна и стали в стране. В химической промышленности господствовали компании «Сен-Гобен» и «Кюльман».

Особых успехов достигла военная промышленность. Франция одной из первых стала изготовлять военные самолеты, скорострельные пушки, пулеметы. Основную часть французского оружия производил концерн Шнейдера, одна из крупнейших военных монополий мира.

4.2. Парцеллярное крестьянство

Франция по-прежнему оставалась преимущественно аграрной страной. В 1876 г. сельские жители составляли 68 % населения, в 1911 г. – 56 %. В этом году непосредственно в сельском хозяйстве было занято 40 % активного населения, тогда как в промышленности – только 36 % [5, с. 517].

И по-прежнему главной фигурой в сельском хозяйстве оставался мелкий парцеллярный крестьянин. К началу мировой войны 40 % сельских хозяев Франции имели участки земли меньше одного гектара. Такой участок не мог обеспечить жизни семьи крестьянина, и крестьянин был вынужден искать дополнительный заработок на стороне.

Вместе с мелким крестьянским землевладением буржуазная революция закрепила и традиционную общинную чересполосность, при которой надел крестьянина состоял из мелких участков в разных полях. По данным переписи 1892 г., в среднем на хозяйство приходилось до 30 таких крошечных участков земли. Некоторые историки парцеллами называют именно такие участки [9, с. 389].

Следствием парцеллярности был замедленный рост населения. Чтобы не дробить и без того маленькое хозяйство, французский крестьянин старался не иметь много детей. Если население Германии с 1870 по 1913 г. выросло на 64 %, Англии – на 60 %, то население Франции за это время выросло только на 8 %.

Ипотечная задолженность крестьян в начале XX в. составляла 15 млрд франков; это была огромная сумма, сопоставимая с ущербом от поражения в 1871 г. Лишь 4 % сельских собственников не находились в кабале у ростовщиков.

Все это тормозило развитие сельского хозяйства Франции. По урожайности основных земледельческих культур она занимала 11-17-е места в мире. Например, по урожайности пшеницы накануне мировой войны Франция находилась на 10-м месте в Европе. В результате плохого урожая 1878 г. резко увеличился ввоз дешевой пшеницы из США. Цены на хлеб упали. Но только в 1885 г. были введены высокие пошлины на импорт зерна.

Страдала даже такая традиционная для Франции отрасль, как виноградарство и виноделие. Площадь виноградников сократилась с 2,4 млн га в 1875 г. до 1,5 млн га в 1913 г., а производство вина – с 83,8 до 44,3 млн гектолитров [9, с. 339].

Не лучше было и с животноводством, которое здесь, впрочем, играло второстепенную роль. Так, поголовье овец уменьшилось с 29 млн в 1860 г. до 16 млн в 1913 г.

Натуральный характер крестьянского хозяйства дополнительно тормозил развитие промышленности, сужая внутренний рынок сбыта промышленных товаров.

4.3. Банки и экспорт капитала

Отставая от других европейских стран по развитию промышленности и сельского хозяйства, Франция лидировала по развитию банковской системы, по концентрации финансового капитала. Анатоль Франс писал: «После того, как Франция освободилась от власти королей, императоров… она подпала под власть финансовых компаний, завладевших богатствами страны» [5, с. 520].

Во главе банковской системы стоял по-прежнему Французский акционерный банк, под контролем которого находилось не только хозяйство страны, но и государственные дела. Акционеры этого банка составляли верхушку финансовой олигархии. Это были банкиры и руководители монополий. Клемансо, правление которого отличалось крайней жесткостью и усилением государственной власти, на вопрос, кто правит Францией, отвечал: «Члены правления Французского банка» [5, с. 521].

Среди остальных банков на первые места выдвинулись три крупнейших: «Лионский кредит», «Генеральное общество» («Сосьете женераль») и «Национальная учетная контора». Совокупный капитал этих трех банков увеличился с 427 млн франков в 1907 г. до 5 млрд 250 млн в 1909 г. [5, с. 520], т. е. в 12 с лишним раз, что на порядок превышало рост промышленности и сельского хозяйства.

Это значило, что процветание французских банков базировалось не на развитии хозяйства страны. Как уже сказано, накануне мировой войны только четверть накопленных капиталов вкладывалась в хозяйство Франции, а три четверти уходили за границу [7, с. 259]. С 1870 по 1914 г. промышленное производство Франции выросло в 3 раза, а вывоз капитала – в 6 раз. Доходы от вывоза капитала были больше доходов от своего хозяйства.

Франция все же вывозила капиталов меньше, чем Англия, но не Англию, а Францию этого времени принято называть международным банкиром, мировым ростовщиком. Почему? Потому что Англия вывозила капитал преимущественно в производительной форме: англичане ехали в колонии и вкладывали там свои капиталы. Из Франции же капитал вывозился в основном в ростовщической форме: французские банкиры давали займы другим государствам. В частности, 80 % займов русского правительства было сделано во Франции. А в колонии направлялась лишь десятая часть вывозимых из Франции капиталов.

Следует, впрочем, оговориться, что до 90-х гг. XIX в. значительная часть капиталов вывозилась и в производительной форме. Французские капиталы вкладывались в угольную промышленность Донбасса, металлургические заводы Юга России, в железные дороги Испании, в строительство Суэцкого и Панамского каналов. Строительство Панамского канала сопровождалось таким массовым разорением мелких акционеров и такими масштабами подкупа членов правительства и парламентариев, что слово «панама» стало нарицательным для обозначения финансовых скандалов. Но к началу XX в. вывоз капиталов в чисто ростовщической форме займов начинает все более преобладать.

В 1908 г. во французское хозяйство было вложено 9,5 млрд франков, а в иностранные ценные бумаги – 104,4 млрд. Вложение денег в облигации и другие ценные бумаги обеспечивало беззаботное положение рантье. Рантье становится типичной фигурой французского общества. К началу мировой войны здесь насчитывалось 2 млн рантье. Ценные бумаги особенно охотно приобретали представители средних слоев населения, усиливая мелкобуржуазный характер французского общества.

4.4. Колонии

К началу мировой войны по величине колониальной империи Франция занимала второе место в мире после Англии. Территория французских колоний составляла 10,6 млн кв. км – в 21 раз больше территории самой Франции, а население колоний, 55,5 млн человек, – в полтора раза превышало население метрополии. Подавляющая часть этих колоний была захвачена в 80-90-х г. XIX в.

Ее основные колониальные владения находились в Северной и Западной Африке, чему способствовало географическое положение Франции: если английские колонии были за океанами от метрополии, то французам, чтобы добраться до Африки, было достаточно пересечь «домашнее» Средиземное море. Неудивительно, что Алжир стал французской колонией уже в 1830 г.

Колониальные захваты Франции, страны демократических и даже революционных традиций, особенно часто проводились под прикрытием «цивилизаторской» миссии. Как писала одна из оппозиционных газет, «Браза повез в Африку десять человек учителей французского языка и правописания; для охраны каждого учителя пришлось присоединить еще по одной небольшой батарее, а для охраны десяти батарей – 10 эскадронов кавалерии» [6, с. 248].

Цивилизаторская маскировка не смягчала жестокости колониальных войн. Можно было ожидать, что международный банкир Франция будет действовать преимущественно через финансовую сферу, путем закабаления местных властителей, или через частные компании, на защиту которых затем выдвигались государственные вооруженные силы. Но именно так действовали английские и германские колониалисты, а Франция преимущественно практиковала прямые вооруженные захваты.

Например, для захвата Туниса были направлены три французских дивизии, а французский флот вошел в гавань Бизерты. Тунисскому бею указали, что в обозе есть другой бей, более покладистый, и в 1881 г. бей был вынужден подписать договор о протекторате. Следует заметить, что к захвату Туниса Францию подталкивало английское правительство, чтобы отвлечь ее от других направлений экспансии, более опасных для Англии. Лорд Солсбери говорил французскому представителю: «Как долго будете вы терпеть Карфаген в руках варваров?» [3, с. 78].

Королева гавасов на Мадагаскаре не находилась в долгу у французских банкиров. Французские военные отряды, высадившись на острове, обстреляли дворец королевы, после чего она в 1895 г. подписала акт о протекторате.

В Африке Франция стремилась захватить все северное побережье между Гибралтарским проливом и Суэцким каналом, расширить и объединить владения в Западной Африке и соединить их железной дорогой с североафриканскими владениями. Но для выполнения этой задачи надо было потеснить Англию, и до поры до времени основные противоречия в Африке были между Францией и Англией. В 1898 г. фашодский инцидент привел к разграничению сфер влияния этих двух держав. В сущности, уже тогда были заложены основы будущей Антанты, а «прыжок Пантеры» продемонстрировал уже сложившийся союз Англии и Франции против Германии.

К началу XX в. закончилось оформление колониальных владений Франции и на Дальнем Востоке. В их состав вошли Лаос, Вьетнам, Камбоджа и Тонкин.

4.5. Монархисты, республиканцы, социалисты

Мелкобуржуазный состав населения Франции (парцеллярное крестьянство, мелкие промышленные заведения, обширная прослойка мелких рантье) наложил отпечаток и на политическую жизнь страны. Здесь было несколько монархических, несколько социалистических партий, а либеральные республиканские течения поражали пестротой и многообразием.

Парижская коммуна напугала французское общество, в результате чего произошел откат к реакции. Франция первой половины 70-х гг. – «республика без республиканцев» – без республиканских учреждений и конституции. Подавляющее большинство в Национальном собрании составили монархисты, целью которых была реставрация монархии. Но и они не были едины. Каждая из трех фракций монархистов (легитимисты, орлеанисты и бонапартисты) имела своего кандидата на престол. Только в 1873 г. они сошлись на единой кандидатуре – графе Шамборе, который должен был стать королем под именем Генриха V. Но Шамбор заявил, что он не желает стать «королем революции» и отказаться от белого знамени Бурбонов в пользу трехцветного знамени французской революции. Возвращение же к знамени Бурбонов было явно неприемлемо для французского общества.

К тому же Национальное собрание не было уверено, что оно должно стать учредительным: оно было созвано лишь для преодоления последствий страшного поражения в войне. «Собрание, избранное в нынешних печальных обстоятельствах, – писала газета «Univers», – не может стать Учредительным собранием» [4, с. 71].

Лишь в 1875 г. большинством в один голос собрание фактически признало Францию республикой. В новой конституции слово «республика» упоминалось лишь в статье о выборах президента. В ней не было вообще указания на форму государственной власти, не было ни декларации прав, ни провозглашения республиканских принципов.

К 1879 г. угроза реставрации монархии была ликвидирована. «Марсельеза» стала государственным гимном, а 14 июля, день взятия Бастилии, был объявлен национальным праздником.

Но и в среде республиканцев не было единства. Радикальные республиканцы называли умеренных «оппортунистами», потому что те тянули с обещанными социальными реформами, откладывая их до «подходящего» (opportun) времени. В 80-х гг. начинаются лишь некоторые демократические и социальные преобразования: разрешаются запрещенные до этого профсоюзы, вводится всеобщее бесплатное начальное образование, издается реформа об отделении школы от церкви, объявляются свобода собраний и печати.

В 1872 г. во Франции был издан закон о тюремном заключении за пропаганду социалистических идей. В тоталитарной

Германии социалистическая партия возникла в 1863 г., в демократической Франции – в 1880 г. Эта социалистическая рабочая партия сразу же раскололась на несколько течений, и в 90-х гг. существовало пять социалистических партий, не считая примыкавших к ним анархистов. В 1881 г. в рейхстаге социалистам принадлежало 13 мест, во французской Палате депутатов – только два места. И только в 1914 г. 132 социалиста в парламенте составляли 22 % от общего числа депутатов.

До 90-х гг. во Франции практически не было рабочего законодательства и социального страхования. Только в 1900 г. здесь был издан закон об ограничении рабочего дня 11 часами, а в 1906 г. установлен законом еженедельный выходной день.

Одной из причин этого была дробность профсоюзного движения. Здесь было два вида профсоюзов: синдикаты, которые объединяли рабочих по профессионально-отраслевому принципу, и биржи труда, которые действовали независимо от синдикатов в городах и регионах. Лишь в 1902 г. эти два вида профсоюзных организаций объединились во Всеобщую конфедерацию труда.

Эта дробность социалистических и рабочих организаций объяснялась особенностью экономики Франции, дробностью, многообразием слоев населения. Четкое разделение основной массы населения на индустриальный пролетариат и индустриальную буржуазию ускоряет консолидацию этих двух групп. Но во Франции оставался значительный слой мелкого крестьянства, сохранялся большой сектор мелкого полуремесленного производства, в котором отношения между предпринимателями и работниками были совсем иными, чем на фабриках. Интересы банкиров не совпадали с интересами промышленной буржуазии. Особыми были интересы значительной прослойки рантье. Все это и определяло особенности политической жизни французского общества.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации